История развития виноделия в Крыму

Истоки крымского виноделия, по мнению историка Кондораки, уходят во времена греческих колоний. Об этом говорят археологические находки древних винных сосудов в окрестностях Ялты. Начиная с 1280 г., когда генуэзцы захватили юго-восточное побережье Черного моря и через сто лет по договору с крымским ханом к ним отошла вся Готфиль от Балаклавы до Судака, и вплоть до падения Константинополя в XV в. этот период стал одним из цветущих для средневекового крымского виноделия72. С 1365 г. присоединенный к генуэзским владениям Судак стал главным центром виноделия Крыма73. Судакские сады были обложены особой податью, а виноградники, которые уже в то время поливались, находились под особым присмотром генуэзских властей, которые в свою очередь постоянно заботились о равномерных запасах воды. После того как в 1475 г. турки разорили Кафу (Феодосию) и овладели всем крымским полуостровом, генуэзские виноградники в Судаке, Алупке, Ялте, Симеизе и других местах были брошены и запущены до той поры, пока возвращающееся христианское и татарское население не стали снова возрождать былую славу крымских садов74.

Французский путешественник Де-ла-Монтрей, посетивший Крым в 1711 г., с большой похвалой отзывался о судакских винах, сравнивая их по цвету и вкусу с бургундскими75. Дипломат Пейсопель, бывший консулом в 1762 г. при крымском хане, восторгался крепкими, ликерными винами в Судаке, а также указывал на реки Бельбек, Качу и Альму, где были сосредоточены крупные центры винного производства в XVIII в.76 Основными потребителями крымского вина в то время являлись кроме местных жителей запорожские казаки, вывозившие ежегодно из Крыма до 10000 ведер вина77. Очередной удар по крымскому виноделию был нанесен в 1778 г., когда турки выселили часть славянского населения в пределы Екатеринославской губернии78.

После присоединения Крыма к России в 1783 г. и путешествия Екатерины II на полуостров в 1787 г. начались новые преобразования как во всей экономике края, так и виноделии в частности79. Князь Г.А.Потемкин обратил особое внимание на развитие виноделия. Благодаря покровительству австро-венгерского императора Иосифа II, он поручил токайскому помещику, виноградарю и виноделу Бамбалазярю в 1785 г. посадить привезенные им токайские лозы при деревне Фундуклы вблизи Старого Крыма, на р. Каче и в Судаке, а также на горе, отделяющею Судакскую долину от Таракташской и Айсавской. Первым директором садов в Судакской долине был назначен в 1784 г. Иосиф Банк80.

В своем сочинении «Путешествие по Крыму в 1793 и 1794 гг.» русский ученый и путешественник Петр Симон Паллас указывает на ряд причин, мешавших в конце XVIII в. развитию крымского виноделия, среди которых низкое качество приемов обработки виноградников, чрезмерная их поливка, небрежный уход за выделкою вина, дороговизна рабочей силы при малой населенности края, бедность сельских собственников, стремление разводить виноградники лишь в местах удобных для поливки, неоднократное появление саранчи в конце XVIII в.81 К тому же сильными конкурентами крымским винам выступали более качественные иностранные и дешевые приднестровские вина. П.С.Паллас предлагал для изменения ситуации повысить пошлины на ввоз иностранных вин в черноморские порты.

Петр Симон Паллас
Петр Симон Паллас

Лучшие вина в этот период производились в долинах Судакской и Козской до 30000 ведер, которые сбывались в Херсон и в черноземные губернии России вплоть до Курска по цене 1 руб. 50 коп. - 1 руб. 80 коп. за ведро82. Затем шли вина Токлукские и Кутлакские в Судакском районе.

Учитывая заслуги П. С. Палласа в области географии, ботаники, зоологии, а также в практическом изучении виноделия и виноградарства на территории Тавриды, Екатерина II пожаловала ученому сад в Судакской долине, «хан» (дворец) в Симферополе и 10 тыс. рублей на обзаведение хозяйством83. При этом императрица повелела П.С.Палласу «продолжить тамо ученые труды» с сохранением академического жалования.

Озабоченное дальнейшей судьбой отечественного виноделия правительство в 1798 г. организовало Экспедицию Государственного Хозяйства, которая по ее окончанию предоставила доклад о мерах к распространению виноделия в России84. Из доклада Экспедиции видно, что она «признала полезным» устроить казенное училище виноделия в Крыму. Также в этом документе говорилось о необходимости в виду сходства климата Тавриды с итальянским выписывать на полуостров лучшие сорта итальянских и французских лоз для производства ликерных вин. В 1802 г. французский винодел генерал Рувье предложил русскому правительству для осуществления этого плана заселить долину Текие в Крыму французскими виноградарями, которые наподобие жителей окрестностей Марселя могли бы заниматься разведением виноградников, а также оливкового дерева и рыболовством85. Вскоре эти идеи начали осуществляться. В 1804 г. в Судакской долине в урочище Ачиклар, у подножия горы Св. Георгия, было открыто первое крымское училище виноделия86. Директором его был назначен П.С.Паллас. Первыми учениками заведения были воспитанники военно-сиротских отделений воспитательного дома 16-17-летнего возраста с жалованием по 80 руб. в год87. Рабочих для виноградников набирали из рекрут.

Почти одновременно (1805 г.) с открытием в Судаке училища виноделия в Крыму В. Рувье организовал частный виноградный рассадник. Согласно заключенному с правительством договору Рувье была предоставлена ссуда на 12 тыс. руб.88 Он же в свою очередь был обязан ежегодно раздавать до 20 тыс. выписанных из Франции лоз по 25 коп. за сотню всем желающим землевладельцам, а также обучать винному ремеслу ежегодно отдаваемых ему учеников в течение шести лет89. Однако все эти начинания не приносили ощутимых результатов. Пока в 1811 г. наместник края герцог Дюк Де-Ришелье не решил на даче помещика Соколова возле деревень Никита и Магарач, в 7 км от Ялты, устроить Императорский Ботанический сад90. В 1812 г. сад был торжественно открыт91. Первым директором был назначен русский ботаник, действительный статский советник Х.Х.Стевен. Кроме этого герцог Ришелье «изходотайствовал» в 1811 г. у Александра I ежегодные субсидии в 10 тыс. руб. на расширение и улучшение крымского виноделия, а также на беспроцентные ссуды 100 тыс. руб. на 8 лет для потерпевших убытки во время страшного наводнения альминских, качинских и бельбекских виноделов, что спасло их от полного разорения92.


Новый этап развития виноградарства и виноделия в Крыму начался после назначения в 1823 г. князя М.С.Воронцова генерал-губернатором Новороссии. По примеру Воронцова (имения Масандра близ Ялты, Гурзуф, Алупка и Айданиль) на южном берегу Крыма виноградники стали разводить все крупные землевладельцы, которым еще во времена Екатерины II раздавались земли Таврии. Среди них Н. Н. Демидов в имении Кастропуло, в Артеке - граф Густав Олизар, Г.А.Потемкин, А.И.Казначеев и П.И.Сумароков - в Партените. «С 1823 г., - писал М.С.Воронцов, - примерами, одобрениями и доставкою хороших лоз, при постоянных милостях Монарха, ... посажено на южном берегу Крыма более 4 миллионов самых лучших французских, рейнских, испанских и греческих виноградных лоз»93. К 1837 г. число русских помещиков, возделывающих виноградники и производящих вино, возросло до 105 человек94. К ним принадлежали наиболее богатые: императрица Елизавета Алексеевна, для которой Александр I купил поместье Ореанду, княгиня А.С.Голицына в Хореизе, Нарышкины - в Фаросе, Симеизе и Мисхоре, Г.А.Потемкин и А. И. Казначеев - в Артеке, Д. Е. Башмаков - в Мшатке и другие. Современники отмечали, что Анна Сергеевна Голицына в 20-х годах начала в своем имении энергично разводить виноградные и фруктовые сады. Княгиня поощряла «людей своих к разведению виноградных школ лучшего разбора», разрешая продавать им лозу по 2 1/2 коп. за штуку95. В 1831 г. Голицына отправила на продажу в Харьков 120 ведер вина урожая 1829 г.96 В это время уже действовал указ Сената от 1810 г., предоставлявший право Новороссийскому краю беспошлинно торговать местными винами оптом и в розницу97. Однако в 1825 г. это право было ограничено разрешением торговли лишь одним ренсковым погребом в розницу98. Зато другое распоряжение правительства 1821 г. - о повышении пошлин на иностранные вина с целью «поощрения к разведению виноградных садов в южных губерниях Империи» - сказалось самым благоприятным образом на развитии всего крымского виноделия99.

В 1828 г. винодел Н.А.Гартвис организовал на земле Магарачского урочища особое заведение для опытов выделки вина и посадки лучших сортиментов Никитского сада100.

Николай Андреевич Гартвис
Николай Андреевич Гартвис

В октябре 1825 г. учреждается компания для продажи крымских вин во главе с французом Ларгис101. Основная ее деятельность началась в 1830 г. В Судаке было устроено большое депо и погреб, а в Симферополе открыты магазины. К 1834 г. компания достигла значительных оборотов102. Однако, скупая дешевые вина и продавая их по высокой цене, она не могла упрочить таким образом репутацию крымских вин.

Кроме разведения южнобережных виноградников, виноградные сады в 30-х годах стали разводить и в степных землях Крыма. Так, граф Сен-При, генерал К.И.Потье (зять генерала В.Рувье) и P.O.Вассаль (также зять В.Рувье) несколько лет проводили опыты по разведению винограда на песчаных почвах своих имений в Днепровском уезде. К концу 1832 г. общее число виноградных садов в Крыму увеличилось до 1219, засаженных 5 846200 виноградными лозами с ежегодным производством около 483000 ведер вина103. В 1848 г. количество садов увеличилось до 2801, а производство вина до 822300 ведер104.

К концу 40-х годов XIX века в Таврической губернии сложились несколько вполне самостоятельных винодельческих районов. В Симферопольском уезде важнейшие виноградники и винодельческие хозяйства были расположены в плодоносных долинах по течению рек Качи, Альмы и Бельбека. Из 636 виноградников наиболее значительные принадлежали немецкому виноделу Мейеру, грекам Кази, наследникам Папалаксы, Бардак, Какораки, Алексиано, итальянцу Ривилиоти, русским помещикам наследникам Чернова, Валису и Мозганы105. В северо-западном районе от Севастополя до Балаклавы лучшими виноградниками владели: наследники Лоренцова, известный московский купец Крич (сбывал свое вино в Москве под иностранными марками), Х.Х.Стевен, Хрущев, Метакса, Лулудаки, Караим Аврам и другие. Южнобережный район, расположенный в Ялтинском уезде, о котором упоминалось выше, простирался между горным хребтом Ялты и морем от Фороса до Алушты, считался в винодельческом отношении лучшим во всей Южной России. Другой район от Алушты до Судака и далее к Феодосии мало чем уступал южному берегу. Однако отсутствие шоссейных проселочных дорог затрудняло развитие виноделия более быстрыми темпами. Благодаря Воронцовским вложениям более одного миллиона рублей в виноделие южного берега, а также хозяйствам Рувье, Сабурова, графа Гурьева, Ревилиоти, Токарева, Мальцева, князя Долгорукова, Голицыной, Фундуклея, Сафонова, Джаксона, Булгакова, Т. Т. Гартвиса, Казначеева, Потемкина, Бороздина, Петриченко, Браилко, Арендта Пржегодского, султана Крым-Гирея южнобережное виноделие могло вполне конкурировать с лучшими сортами отечественных и зарубежных вин.

В северной части губернии, в Мелитопольском уезде, разведением винограда занимались в обширных старообрядческих селениях, основанных Г.А.Потемкиным по нижнему Днепру, в колониях менонистов, а также в имениях графа А.Г.Орлова, у графа Н.С.Мордвинова, на ферме Министерства Государственных Имуществ вблизи Бердянска. По некоторым официальным данным, за период с 1841 по 1851 гг. в одних только Ялтинском, Симферопольском и отчасти Феодосийском уездах было произведено 5021047 ведер вина106. В 40-50 годы XIX в. по качеству лучшими считались южнобережные вина, за ними шли банковские, севастопольские и судакские. Худшими из крымских вин специалисты называли альминские и качинские. В 1846 г. на выставке сельскохозяйственных произведений в Симферополе первые награды за превосходное качество получили вина, представленные из Алупского, Масандровского и Айданильского хозяйств князя М.С.Воронцова107. Вслед за ними по своему достоинству были оценены вина из винодельческих экономий дер. Мухалатки, генерала И.В.Шатилова. Затем шли вина, выделанные в Магараче под руководством Н.А.Гартвиса и его собственные вина из южнобережного хозяйства, пенистые и столовые вина купца Крича из Судакской долины, южнобережные Ф. А.Зоммерфельда и Браилки. Заканчивали список награжденных вина Взметнева из Бурульчинской долины и Киста из Булганакской - те местности, в которых на этот период крайне слабо было развито виноделие.

Заботясь об открытии рынков сбыта для крымского вина, Министерство Государственных Имуществ поручило в 1843 г. своему комиссионеру Шварцкопфу распродать небольшую партию вина Магарача (188 вед.) в Петербурге. Попытка эта удалась, и вино разошлось быстро по 3-8 руб. за ведро108. Затем подобная попытка прошла удачно и в Харькове. В 1849 г., при содействии Департамента Государственных Имуществ, крымские вина продавались в С.-Петербурге, Оренбурге, Саратове109. Благодаря устойчивому спросу пришлось даже учредить постоянные торговые представительства крымских вин в Самаре, Казани и Нижнем Новгороде. Единственным препятствием для распространения крымских вин продолжало оставаться дешевизна иностранных вин, привозимых в Одессу морским сообщением порто-франко.

Довольно успешное развитие крымского виноделия в конце 40-х - начале 50-х годов было приостановлено целым рядом бедствий, обрушившихся на полуостров. Суровая зима 1849-1850 гг., набеги саранчи в 1852-53 гг. на виноградники Симферопольского и Феодосийского уездов, эпидемия «оидиума» в 1852-1854 гг., долго не поддававшаяся лечению, и, наконец, разразившаяся Крымская война 1854-1856 гг., которые надолго подорвали виноделие в окрестностях Севастополя, Балаклавы, в долинах рек Качи, Альмы, в Булганаке и Бельбеке (виноградники здесь были вырублены), - все это нанесло огромный ущерб винодельческой отрасли всего края110. Уничтожение черноморского флота отняло у хозяев-виноделов дешевых рабочих-матросов, а падение Севастополя лишило Крым крупного местного рынка потребления. Если к этому добавить начавшееся после войны и усилившееся с начала 60-х годов выселение татар, то станет понятно, почему развитие крымского виноделия было приостановлено на довольно продолжительное время. Производство вин в 1852 г. с 607 800 ведер упало в 1859 г. до 171 293 вед.111 К этим внешним неблагоприятным условиям необходимо добавить также внутренние - отсутствие всяческого кредита и крайнюю затруднительность путей сообщения. Несмотря на возросшую репутацию крымских вин, виноделы края были поставлены в тяжелую зависимость от харьковских и таганрогских скупщиков вина, которые порой диктовали неприемлемые условия виноделам.

В такой сложной ситуации виноделы должны были сами искать пути выхода из затянувшегося кризиса. Одним из первых, кто стал налаживать торговлю крымским вином в этот период, был землевладелец А. Д.Княжевич, хозяин виноградников в урочище Куру-Узень близ Алушты. С помощью предприимчивого симферопольского купца Ивана Санютина Княжевич отправил морем, вокруг Европы, первую партию вина в Кронштадт и Петербург, где в Галерной гавани был открыт ренсковый склад. На следующий год Княжевич снова отправил партию вина в Петербург, и все снова прошло успешно. После неудавшейся попытки открыть винную торговлю в Харькове, Княжевич отправил партию вина в Одессу. Здесь при содействии Русского Общества Пароходства и Торговли Княжевич обязался с 1856 по 1861 гг. поставлять на пароходы общества свои вина по довольно низкой пене - 2 руб. за ведро112. Дела у Княжевича и Общества пошли в гору, и в 60-е гг. XIX в. Общество кроме вин этого винодела стало закупать вина и других южнобережных владельцев, открыв свой постоянный склад в Одессе. Весной 1863 г. Княжевич отправил вино в Ростов, затем в Саратов, а в 1864 г. на Нижегородскую ярмарку, где он лично знакомил публику с лучшими сортами крымский вин113. Отсюда в дальнейшем он организовал транспорты с вином в Омск, Тобольск, Красноярск, Пермь, Уральск, Оренбург, Уфу и Минусинск.

Ознакомление российских купцов с крымскими винами на ярмарке побудило их устремиться на южный берег Крыма. Здесь, благодаря Русскому Обществу Пароходства и Торговли, а также князю М.С.Воронцову, купцы стали закупать большие партии вина как у крупных владельцев, так и у мелких хозяев-татар. Вскоре Общество и Воронцов открыли свои постоянные склады в Одессе, а с 1865 г. в Петербурге, Москве и других городах114. Их примеру последовал южнобережный помещик полковник Н.Н.Раевский, открыв постоянную продажу собственных вин в Петербурге, Елисаветграде и Кременчуге.

К этому времени виноторговец и чиновник А.Д.Княжевич не без оснований пользовался авторитетом у власти. Поэтому в мае 1867 г. Министр Государственных Имуществ Зеленой А.А. поручил состоящему при Министре Императорского Двора чиновником для особых поручений, камергеру, д.с.с. А. Д.Княжевичу собрать сведения о состоянии виноделия в Крыму, которые могли бы служить материалом предполагаемой экспедиции для исследования отечественного виноделия115. Сама программа исследований была разработана в Ученом Комитете министерства и передана Княжевичу. После проведенных работ 5 апреля 1868 г. Княжевич предоставил в Департамент Земледелия и сельской промышленности отчет, который затем был передан в Ученый Комитет116. Там избранной Комиссии во главе с Н.Я.Данилевским было поручено дать оценку этого отчета. Комиссия сочла, что отчет этот «заключает в себе много новых, до сего времени мало известных сведений о положении этой промышленности во всех ее подробностях, и в этом отношении почтенный исследователь, известный уже своими трудами по виноделию, заслуживает полной признательности как виноделов, так и правительства»117. «По мнению Княжевича (отмечала Комиссия), недосток южнобережского виноделия заключается в том, что тамошние виноделы разводят слишком много сортов винограда и приготовляют из них очень много сортов вина, давая им разнообразные названия иностранных вин. Между тем потребители привыкли под этими названиями употреблять совершенно другие вина, которые не подходят южнобережским под теми же названиями»118. Эти данные привели Княжевича к заключению, «что средство к скорейшему распространению южнобережского вина заключается в том, чтобы эти вина по своему вкусу и букету сколько возможно приблизились к тем винам, к которым привыкли наши потребители. Поэтому правильный уход за винами и смешение их, по мнению Княжевича, необходимость для усовершенствования их. Княжевич уверен, что вина судакской долины, и в особенности хорошие бессарабские, при смешении их с винами южного берега дадут великолепный результат»119. «При этом Княжевич оговаривал, что «применение наших вин к иностранным, вошедшим во всеобщее употребление, он считает только временною мерою для того, чтобы увеличением сбыта крымских вин дать владельцам средства усовершенствовать и увеличить свои виноградники и приложить более старания к выдержке вина».



В мнении Комиссии говорилось также, что «если может быть допущено при виноделии употребление алкоголя и сахара для улучшения в известных случаях вин, то, напротив, не только не следует содействовать, как думает Княжевич, приготовлению из одного и того же сорта вина разных вин с помощью различных специй, но следует препятствовать развитию такой подделке»120.

Комиссия считала, что причиной ухудшения сбыта крымского вина и возможности российского потребителя иметь доступ к русским винам «заключается, с одной стороны, в затруднительной доставке вин с места производства к местам потребления, а с другой - в недостатке добросовестности посредников. Первая из этих причин должна устраняться отчасти открытием южных железных дорог, но до продолжения железной дороги в Крым, провоз вина из Крыма до Таганрога и Одессы, где начинаются ныне южные дороги, весьма стеснителен. Русское Общество Пароходства, которое почти одно содержит сообщение между Крымом и означенными городами, само занимается торговлей винами и весьма небрежно производит перевозку вина ему не принадлежащего. Весьма желательно, чтобы на это дело обратило внимание правительство, дающее пособие Обществу и помогло своим посредничеством южнобережским виноделам»121. В заключение Комиссия высказалась вполне ясно по поводу виноторговцев, что «если бы вели свое дело добросовестно, то появились бы настоящие вина по каждой местности под своими названиями»122.

Никитский императорский сад
Никитский императорский сад


Впрочем, Ученый Комитет Министерства Государственных Имуществ и Земледелия не со всеми выводами Комиссии был согласен. По мнению Ученого Комитета, Комиссия «слишком строго отнеслась... на приготовление виноградного вина разных сортов». По их мнению, «Комиссия полагает, что промышленности виноградной, как и всякой другой, следует предоставить полную свободу до тех пор, пока она не прибегает к каким-либо вредных для народного здоровья средствам»123. В заключение этого разбирательства в Ученом Комитете член комитета С.П.Щепкин возражал, что «комиссия предлагала стеснять виноградное дело, но признал выдавку вин иностранных сортов из русских вин при помощи разных специй за такое производство, которое правительство не должно поддерживать. Что касается облегчения торговли русскими винами, то если южнобережские и крымские виноделы встречают затруднения при перевозке своих вин на пароходах Русского Общества Пароходства и Торговли, то лучше им самим обращаться в Правление Сообщества с их требованиями. Относительно поощрения Правительства торговли русскими виноградными винами, Ученый Комитет полагал бы оказать полное содействие Правительству в выдаче ссуд, освобождение от разных сборов в пользу Правительства, по крайней мере на первые годы деятельности той компании, которая обращается для продажи русских виноградных вин. Ученый Комитет полагал бы весьма полезным иметь в Министерстве особого специалиста по виноделию вообще и в особенности по выдержке вин, который, получая содержание от правительства, обязан был бы объявлять частные виноградники для поддержания советов и указаний»124.

Из этой полемики можно сделать вывод, что в среде чиновников Ученого Комитета и Департамента Земледелия МГИ не было общей, ясно выверенной позиции по мнению, каким образом должно развиваться русское виноделие в Крыму в период реформирования в середине XIX в. всего сельского хозяйства. Возможно поэтому виноделие на полуострове находилось не в лучшем своем состоянии. Быстрее всего расходились вина более низкого качества. Самым значительным центром по производству дешевых вин в Крыму считался Судакский район. Однако эти вина из Судака приходилось отправлять старинным способом на парусных судах в Херсон и Таганрог, а оттуда в Харьков и Москву. Естественно, их цена увеличивалась, а качество при этом оставалось прежним. Общее неудовлетворительное состояние крымского виноделия характеризовалось слабой населенностью края, частыми неурожаями, плохими дорогами (вино с полуострова перевозилось главным образом сухопутным путем через Перекоп, Чонгарский мост и Арабатскую стрелку), а также почти исключительным спросом на дешевые вина. Для выделки действительно лучших вин не хватало хорошо оборудованных погребных хозяйств, а также знающих и опытных кавистов. Несмотря на это в количественном плане крымское виноделие все-таки сумело достигнуть в 1864-1865 гг. довоенного уровня - 600000 вед. в год125. Благодаря соединению Крыма в конце 60-х - начале 70-х гг. с общей сетью железных дорог России и устранению начиная с 1867 г. одного из главных бечей крымских виноградников - оидиума, при помощи обсыпки кустов серою, открытию целого ряда ипотечных и коммерческих банков, предоставлявших ссуды виноделам, были расширены площади виноградников для промышленного виноделия. Производство вина в начале 70-х гг. составило: в Ялтинском, Феодосийском уезде и в Судакской долине - 524000 вед., в Симферопольском уезде - от 172031 до 361641 ведра, в Евпаторийском уезде - 730 ведер. Общая производительность крымских виноградников колебалась от 815053 до 1111371 ведер вина126. На Парижской всемирной выставке 1866 г. среди выставленных русских вин крымские были признаны выдержанными наиболее усовершенствованным способом127. Позднее на Венской всемирной выставке 1873 г. первыми среди русских вин были отмечены вина Императорского Никитского сада, которые за триминер и мускат получили высшую награду - почетный диплом128. Затем в равной степени вина князя М.С.Воронцова, А.Д.Княжечива и И.И.Фундуклея, а также Судакские вина И. Паскевича и Ланского. В это же время в Магарачском училище были применены новые способы и приемы рациональной культуры виноделия с помощью нагревания вина аппаратом системы Лейбенфроста, которые впоследствии распространились во всем крае. Этому способствовала инспекционная поездка инспектора сельского хозяйства коллежского советника С. А.Скворцова по осмотру им в 1867 г. Императорского Никитского сада и Магарачского училища виноделия129. Его отчет от 26 апреля 1868 г. смог помочь Ученому Комитету Министерства Государственных Имуществ выработать правильные меры по рационализации образовательного процесса в училище и в итоге к улучшению винодельческих кадров в Крыму.

Магарачское училищие виноградарства и виноделия
Магарачское училищие виноградарства и виноделия

С конца 70-х - начала 80-х гг. в винодельческой отрасли Крыма наступил период, связанный с приходом новых имен землевладельцев, представителей новой волны промышленников и предпринимателей. Московский строитель и банкир П.И.Губонин приобрел имение Гурзуфа от наследников Фундуклея. В начале 1889 г. имения Массандра, Айданиль и торговая фирма князя М.С.Воронцова со смертью учредителя и уходом известного винодела Шеврие перешли в ведение Департамента Уделов, которое изменило условия спроса и сбыта южнобережных вин130. Удельное ведомство стало одним из главных скупщиков, устанавливая цены на вино, и совместно с вновь возникающими торговыми домами Таюрского, Христофорова, Такопуло, Шептулина и др. открыло правильный сбыт для южнобережных вин.

В Алуштинском районе чайные торговцы И.Ф.Токмаков и О.Я.Молотков в 1889 г. приобрели запущенное имение наследников Д.Р.Петриченко с. Рожаново (винодельческое предприятие Петриченко основано в 1830 г.), где сразу же принялись за реконструкцию хозяйства131. На виноградных плантациях были разведены новые сорта: Рислинг, Семинъон (Сотерн), Педро-Хименес (Херес), Занд, Шасла, Кларет, Каберне (Лафит), Гренаш, Пино-флери, Саперави, Мальбек, Мускаты и др. Для орошения и снабжения водой был построен бассейн, устроен новый подвал на сводах, а также организованы технические службы, склады, бондарни и т.д. Для производства купажа была устроена специальная цистерна, сплошь выложенная стеклом, как у кавказской фирмы «Бр. Форер», что давало возможность перед новым купажом устранять до конца все остатки прежнего купажа, снижая риск заболевания вин. Виноторговлю фирма «Токманова и Молоткова в Алуште» осуществляла только в бутылках во избежание всяческих подделок и злоупотреблений. На всех выставках, где участвовала фирма, в Бордо, Казани, Н. Новгороде, Ростове-на-Дону, ее вина занимали золотые и большие серебряные медали. На 1 января 1913 г. в хозяйстве фирмы значилось запасов 118000 ведер вина132.

В 1878 г. князь Лев Сергеевич Голицын выкупил вначале часть, а затем и полностью у наследников З.С.Херхеулидзева имение «Новый свет» близ Судака133. Путем прививки он заменил старые сорта винограда новыми. С 1879 г. Голицын значительно увеличил посадки винограда сортов Каберне-фран, Каберне-Совиньон, План-Доре, План-Вердо, Траманто, Семильон-блан, Совиньон-жон, Траминер, Рислинг, Мускат-блан, Мускат-роз, Педро-Хименес, Серсиаль де Мадер134. С десятины виноградника у него получалось 150 ведер вина различных сортов, в том числе и шампанского135. Кроме того, Голицын организовывал питомник, насчитывающий несколько тысяч разновидностей сортов. Его опытные посадки и винодельческие эксперименты дали свои плоды. Голицын стал инициатором изготовления портвейнов из Каберне, в частности ливадийский портвейн № 80136. Из токайских сортов и сорта Педро-Хименес он смог получить ликерные вина не хуже, а чаще и лучше, чем на родине этих сортов. Его опыты доказали, что район «Нового света» с особыми климатическими условиями является прекрасным местом для выделки десертных и крепких вин. Виноградники же в его имении в окрестностях Феодосии являлись высококачественным материалом для столовых и шампанских вин. Все владения Л.С.Голицына в Феодосийском уезде, по данным за 1903 г., превышали 709 дес.137 К июлю 1915 г. в таких районах Крыма, как Феодосия, Токлук, Кутлак и Судаке, Голицын имел 579 дес. земли с виноградниками138. Крупные поставки виноматериалов Голицын также получал с его хозяйств на Кавказе и в Елизаветпольской губернии.

Опытные и экспериментальные исследования Л.С.Голицына в области виноградарства и виноделия получили широкую известность как в России, так и за ее пределами. Неслучайно, Главное Управление Уделов по Высочайшему повелению назначило Л.С.Голицына заведующим виноделием и виноградарством в удельных имениях. Рекомендации Голицына для многих чиновников, специатистов-виноде- лов, предпринимателей и купцов служили надежным ориентиром в области винодельческой культуры. В 1904 г. Голицын в одном ответе на запрос из Министерства Земледелия писал: «В Крыму же на основании моих 25-летних опытов, которые я могу доказать на основании коллекции моих вин, лучшее вино получается от тех кустов, которые были посажены недавно, и вино от 4-5-летних кустов самое лучшее столовое вино. От всех старых кустов без исключения получается вино грубое, из каких лоз оно ни было бы сделано, и это вино скоро модеризуется...»139.

Современников Л. С. Голицына поражали грандиозные подвалы в «Новом Свете» у подножия горы Коба-Кая и в окрестностях горы Караул-Оба, протяженностью 3 версты140. Техник по межевой части при Таврическом губернаторе В.Пипастов по просьбе Управляющего Ливадийско-Массандровским Удельным управлением в Крыму В. Качалова в Описи зданий и сооружений в Судакском имении Его Величества «Новый Свет», составленной 24 января 1913 г., подробно перечислил помещения винных подвалов, некогда принадлежавших Голицыну, показав их общее техническое описание: «Сооружение состоит из двух каменных виноделен, соединенных каменным фасадом главного входа, сложенного из дикого камня, одна из виноделен с двухэтажным подвалом; каменной упаковочной; ряда тоннелей, вырытых в глинистом фунте по разным направлениям и горизонтам, соединенными между собой проходами; часть тоннелей с отдельными входами и входом в нижний этаж»141.

Для поддержания определенных температур для каждого сорта вина подвалы сооружались на разных горизонтальных уровнях и в разных направлениях. Из всех вин, выделываемых в хозяйствах Голицына (более 60 наименований), самую широкую известность получили игристые вина под марками «Парадиз» и «Новый свет», с которых начались первые разливы шампанского в «Новом Свете». Впоследствии игристому вину «Новый свет» было придано название «Коронационное», т. к. оно участвовало в парадном обеде во время коронационных торжеств в 1896 г. в Москве142.

Для российской и мировой винодельческой науки и практики большое значение имеет коллекция Л.С.Голицына, которую он собирал более 30 лет, насчитывающая свыше 32000 бутылок лучших образцов вин со всего мира143. В 1912 г. вместе с землей и «обширными подвалами» эта коллекция была передана в дар Николаю II144. Даже после передачи такого огромного количества редких вин, возраст которых в то время составлял 150-180 лет, Голицын не переставал продолжать участие в их дальнейшей судьбе145.

Весной 1896 г. газета «Крымский вестник» писала: «...благодаря ей пришлось познакомиться с общепризнанными лучшими винами, теми идеалами, к которым виноделы должны стремиться, и увидеть, что в лице Л. С. Голицына мы подошли к этому идеалу. Это дает большую нравственную поддержку, это заставляет думать, что мы не только можем готовить «материал для вина» (как называют французы наши вина), но также можем выступить на всемирный рынок с вполне готовым продуктом. Места для виноделия у нас очень много, и надо только пролить в эту отрасль сельского хозяйства больше знания и энергии, чтобы наступили для нее более светлые дни»146. В 1922-1923 гг. знаменитую голицынскую коллекцию вместе с винами царских погребов Ливадийского дворца, винами из подвалов Губони- на, Христофорова, Токмакова, Княжевича и некоторых других бывших владельцев винодельческих хозяйств Крыма передали в «Массандру»147.

К началу XX века крымское виноделие, сосредоточенное в восьми уездах: Ялтинском, Феодосийском, Симферопольском, Евпаторийском, Перекопском, Мелитопольском, Берлинском и Днепровском, производило свыше 1 млн ведер вина на сумму более 2,4 млн руб.148 Как и в начале XIX в. главным поставщиком на основные российские рынки крымских вин являлись южнобережные районы Ялтинского и Феодосийского уездов.



72 Баллас М.К. Указ. соч. Ч. 1. - СПб., 1895. С. 6.
73 Там же.
74 Там же. С. 7.
75 Там же. С. 8.
76 Там же.
77 Там же.
78 Там же. С. 10.
79 Там же. С. 11.
80 Кеппен П. О. Указ. соч. С. 78, 233.
81 Pallas. Second voyage de Pallas, ou voyages entrepris dans les gouverments meridionaux de 1'Empire de Russie pendant les annees 1793-1794. - Paris, 1811. V. IV. S. 141-191; v. III. S. 45-46, 293-294.
82 Ibidem. V. III. S. 45-46; v. IV. S. 188.
83 Ibidem.
84 1ПСЗ. T. 25. № 18375. - 13 февраля 1798 г. Высочайше утвержденный доклад Экспедиции Государственного Хозяйства, Опекунства Иностранных и Сельского домоводства. - Об умножении и совершении виноградного садоводства.
85 Кеппен П.О. Указ. соч. С. 87.
86 Там же. С. 89-92.
87 «С.-Петербургский журнал», СПб., 1806, № 1. С. 68-69; ЖМВД, СПб., 1832. С. 10-12; Прибавление к аналитическому Каталогу Московской сельскохозяйственной выставки в 1852 г. - М., 1854. С. 44.
88 Кеппен П.О. Указ. соч. С. 92-93.
89 Там же.
90 Баллас М.К. Указ. соч. Ч. 1. С. 15.
91 Скальковский А. А. Указ. соч. С. 114.
92 Кеппен П.О. Указ. соч. С. 98-99.
93 Скальковский А.А. Указ. соч. С. 128- 129.
94 Там же.
95 Кеппен П.О. Указ. соч. С. 165.
96 Там же.
97 1ПСЗ. Т. 31. № 24299. - 18 июля 1810 г. Именный, данный Сенату. - О условиях на винный откуп в Новороссийских губерниях.
98 Баллас М.К. Указ. соч. Ч. 1. С. 18.
99 1ПСЗ. Т. 37. № 28552. - 10 февраля (5 марта) 1821 г. Именный, данный Сенату. - О возвышении пошлин с иностранных напитков для поощрения к разведению виноградных садов в южных Губерниях.
100 Гартвис Н.А. Обзор действий Имп. Никитского сада и Магарачского училища виноделия. - СПб., 1855. С. 1, 47.
101 Кеппен П.О. Указ. соч. С. 107.
102 Там же.
103 Обзор действий Департамента Сельского Хозяйства... С. 194.
104 Из обзора Департамента Сельского Хозяйства // «Земледельческая газета», СПб., 1849, № 76. С. 604.
105 Баллас М.К. Указ. соч. Ч. 1. С. 22.
106 ЖМВД, СПб., 1853, т. 41, № 1. С. 16.
107 Обзор действий Департамента Сельского Хозяйства... С. 197; Извлечение из Всеподданнейшего отчета МГИ за 1846 г. - СПб., 1847. С. 91.
108 Извлечение из всеподданнейших отчетов г. Министра Государственных Иму- ществ... за 1843 г. - СПб., 1844.
109 Извлечение из всеподданнейших отчетов г. Министра Государственных Иму- ществ... заа 1850 г. - СПб., 1851 С. 22.
110 Базинер. Из донесения старшего помощника инспектора Сельского Хозяйства // «Земледельческая газета», СПб., 1851, № 58. С. 458; Бутовский. Из донесения агента Министерства Финансов в Париже от 16 сент. 1851 г. // «Записки ИОСХ Южной России», СПб., 1852, № 2; Записка о болезни винограда // там же; тоже // «Земледельческая газета», СПб., 1852, № 82.
111 Баллас М.К. Указ. соч. Ч. 1. С. 32.
112 Княжевич А.Д. О состоянии виноградарства и виноделия на южном берегу Крыма. -СПб., 1868. С. 59-64; «Таврические губ. ведом.», Одесса, 1864, № 39.
113 Баллас М.К. Указ. соч. Ч. 1. С. 33.
114 Там же.
115 РГИА. Ф. 382. On. 1. Д. 80. Л. 1-2.
116 Там же. Л. 2.
117 Там же. Л. 8-10.
118 Там же.
119 Там же.
120 Там же. Л. 10-14.
121 Там же.
122 Там же.
123 Там же. Л. 13-14.
124 Там же. Л. 14.
125 «Земледельческая газета», СПб., 1864. № 21. С. 334.
126 Саломон А.Е. Статистические записи об Астраханской губернии // ЖМВД. СПб., 1839, т. 33, № 8. С. 31; Ермолов А. С. Сельскохозяйственное дело Европы и Америки на Венской всемирной Выставке 1873 года и в эпоху ее. СПб., 1875. С. 421.
127 Баллас М.К. Указ. соч. Ч. 1. С. 40.
128 Ермолов А.С. Указ. соч. С. 421.
129 РГИА. Ф. 382. On. 1. Д. 80. Л. 5.
130 Отчет по выставке виноградарства и виноделия в Одессе в 1870 г. Одесса. 1870 // «Сельское хозяйство и лесоводство», СПб., 1870, № 12. С. 269-299 (Описание частных хозяйств); Всероссийская сельскохозяйственная выставка в г. Харькове в 1887 г. - Харьков, 1890. Описание... (Отд. IV. Отделение V. № 10, 17, 22, 35, 39, 50, 53, 55, 64, 65, 68, 74, 82, 88 и 99.
131 Виноделие и виноторговля Токмакова и Молоткова в Алуште. Южный берег
Крыма. 1889-1913 гг. - М., 1913. С. 13.
132 Там же. С. 29.
133 М.Л. На празднике русского виноделия // МВедом, 1903, № 252, 15 сент.; Z. (Скандовский). Русский винодел князь Л.С.Голицын // МВедом, 1903, № 247, 8 (21) сент.
134 Описание Всероссийской сельскохозяйственной выставки в г. Харькове 1887 г. - Харьков: Харьковское общество сельского хозяйства, 1890. С. 349.
135 Там же.
136 Промтов И.А. Прошлое завода «Новый Свет» // «Виноделие и виноградарство СССР», Одесса, 1940, № 5. С. 33.
137 Список лиц, имеющих право быть избранными в члены Государственного Совета по Феодосийскому уезду // «Таврические губ. ведом.», 1915, № 57, 28 июля. С. 237.
138 Там же.
139 Промтов И.А. Указ. соч. С. 34-35.
140 Z. (Скандовский). Указ. соч.; М.Л. На празднике русского виноделия.
141 РГИА. Ф. 515. Оп. 81. Д. 48. Л. 92- 96об.
142 Иванов А. Крымское шампанское. Исторический очерк // «Вестник виноделия Украины», Киев, 1927, № 12. С. 730.
143 Полканов А.И. Судак. - Симферополь: «Таврия», 1985. С. 50.
144 РГИА. Ф. 515. Оп. 81. Д. 48. Л. 34об„ 82.
145 Там же. Л. 218; ГАРФ. Ф. 601. On. 1. Д. 260. Л. 183 (Дневники Николая И); Д. 261. Л. 77.
146 Экскурсия воспитанников Имп. Никитского сада в имение «Новый Свет» князя Л.С.Голицына // «Крымский вестник», 1896, № 118. С. 2.
147 Соболева Е. Коллекционные вина «Массандры» // «Виноделие и виноградарство СССР», Одесса, 1944, № 3. С. 36.


Просмотров: 2246

Источник: Рогатко С.А. История продовольствия России с древних времён до 1917 г. М.: Русская панорама, 2014. С. 559 - 568



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X