О попытках внедрения пуленепробиваемых панцирей в русской армии и полиции в период русско–японской войны и первой русской революции

Подборка материалов из российских газет о попытках внедрения пуленепробиваемых панцирей в русской армии и полиции в период русско–японской войны и первой русской революции.

Нижегородская ежедневная газета «Волгарь» 18 июля 1905 года №190



В «Temps» находим следующую интересную статью.

Суд исправительной полиции в Милане занят разбором одного исключительного мошенничества, автор которого вдохновился русско – японской войной и надул было и русское, и японское правительство.

Эрнест Бенедетти, бывший содержатель кафе в Риме, давно славился, как изобретатель. Самым последним и в то же время самым замечательным было изобретение непроницаемого для пуль панциря.

Последнее было предложено русскому правительству, которое поручило своему посольству в Италии произвести опыт. Атташе посольства одобрил изобретение и представил русскому правительству доклад о необходимости приобрести эти панцири для русской армии на Дальнем Востоке.

Несмотря на то, что Бенедетти на всех испытаниях не допускал никого на близкое расстояние к своему панцирю, полковник барон Миллер получил предписание подписать с Бенедетти договор о поставке последним 100000 панцирей, из которых 10000 должны были быть доставлены в августе 1904 года. Благодаря этому договору, «Бенедетти и Ко» получил авансом 70000 франков из одного миланского банка. Дело это получило огласку.

Вездесущие японцы узнали про заключение договора, и японские посольство в Риме заявило протест пред итальянским правительством, по поводу готовящегося нарушения нейтралитета. Манцони, компаньон Бенедетти, был вызван к миланскому префекту, который заявил, что итальянское правительство не допустит выдачу России панцирей Компании Бенедетти не растерялась и нашла достойный выход, она предложила панцири Японии.

Об этом узнало русское посольство, и так, как оно уже произвело кое – какие денежные выдачи Бенедетти, оно протестовало. В свою очередь, запротестовал и миланский банк, ссудивший Бенедетти 70000 франков, и потребовал эту сумму обратно судебным порядком. Во время судебного разбирательства была произведена тщательная военная экспертиза панциря.
Оказалось, что Бенедетти не напрасно не допускал никого во время «блестящих» испытаний. Эти испытания были грубым обманом, а все присутствовавшие на них были жертвами ловкого мошенничества.

Теперь заявило жалобу и русское правительство. Эти процессы и разбираются теперь миланским судом. («Бирж. Вед.»)

Нижегородская ежедневная газета «Волгарь» 22 июля 1905 года №194



«Рус. Слову» пишут из Варшавы:

В четвёртом этаже большого дома на улице Лешно с месяц тому назад открылась единственная в своём роде фабрика.

На ней выделываются из плотной шёлковой ткани - панцири. Выделкой их заняты десять ткачей, выписанных из Лодзи.

Дело новое, и многие относятся к нему скептически.

Здесь, в этом огромном промышленном центре, где вокруг каждой доже самой маленькой фабрики «вертятся» десятки разного рода посредников, комиссионеров и вояжеров. Одна фабрика стоит, как бы в стороне от промышленного оживления.

Это не мешает ей, однако, прекрасно работать.

Спрос на сиё изделие в нынешнее время огромный. Фабрика едва успевает исполнять заказы.
Работают на ней с раннего утра и до позднего вечера.

В настоящею минуту фабрика всецело поглощена исполнением одного крупного заказа, и мелким заказов пока не принимает.

Единственное исключение имеется в виду сделать для полицейской команды одного из больших городов. Шеф полиции этого города выразил желание снабдить своих подчинённых панцирями, изготовленными на фабрике. Ему предоставлен образец для испытания. Если опыт удастся, а владелец фабрики в этом уверен, то сделан будет заказ.

Устройство фабрики не отличается сложностью. Нет ни каких – либо особых машин, ни «невиданных» приспособлений. В большой комнате установлены 4 обыкновенных ткацких станка, за ней другая такая же комната, где также несколько ткацких станков, усовершенствованных по способу изобретателя. На этих станках из шёлковых ниток выделывается мягкая белая ткань в палец толщиной. Для револьверных пуль, по словам изобретателя, вполне достаточно и этой ткани, для ружейных же необходимо снабдить панцири ещё стальной пластинкой, прикрепляемой для защиты груди на передней стороне панциря.

Привилегию свою изобретатель переуступил за 30000 рублей одному из офицеров варшавского гарнизона, на средства которого и оборудована фабрика. Изобретатель руководит работами.
Изобретатель – г. Шеглен, родом русский, но натурализован в Америке. По его словам, ему были сделаны очень выгодные предложения продать своё изобретение в Америку и Англию, но он предпочёл получить меньшую плату, лишь бы его изобретение могла воспользоваться Россия.
Пулеупорность его ткани испытывалась, по словам г. Шеглена, в Петербурге в присутствии высокопоставленных лиц, и результаты получились хорошие. Говорят, что вскоре с панцирями Шеглена здесь будут произведены новые опыты.

Нижегородская ежедневная газета «Волгарь» 9 ноября 1906 года №306



В селе Безводном местным крестьянином – кустарём А. Шепелевым изобретён непроницаемый для холодного оружия панцирь. Панцирь сделан из проволоки на особом станке и имеет форму жилета, ничуть не стесняющего движения. Он также непроницаем для огнестрельного оружия не сильного боя, тогда, как пули Браунинга пронизывают его оболочку, как показал опыт. Вес панциря от 7 до 12 фунтов.

Заявивший об этом изобретении, как о своём, местный крестьянин А. Гладков вовсе не является изобретателем этого панциря, как сообщено в печати.
- Гладков купил панцирь у Шепелева, изобретшего его ещё в 1905 году.

Подготовил Радьков Андрей Георгиевич. Зам. директора Нижегородского музея холодной войны и истории города Горького 1946 – 1991 г. г. по научной работе.


Просмотров: 578



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X