Пожар городского Николаевского театра в Нижнем Новгороде в 1905 г.

Нижегородская газета "Волгарь" о пожаре в городском Николаевском театре в 1905 г.

Нижегородская ежедневная газета «Волгарь» 1 марта 1905 года №58



Пожар городского Николаевского театра составляет в Нижнем Новгороде злобу дня.
В продолжении целого дня вчера у здания театра стояла толпа любопытных, пришедших взглянуть на погоревшее здание. В само здание публику не допускали, так как на сцене шла уборка обгорелых остатков, да вначале ещё опасались обвалов штукатурки и лепных работ над зрительным залом.

Снаружи здание театра не даёт ни малейшего представления о тех разрушениях, которые произведены пожаром внутри здания. Передний фасад театра не пострадал, и о большом пожаре свидетельствует лишь выбитые стёкла у входных дверей. Разрушению подверглась часть здания, где находилась сцена. Крыша здесь провалилась, и вся верхняя часть сильно обгорела и закоптела снаружи.

Но когда вы пройдёте обледенелым боковым входом в зрительный зал (главный вход заколочен досками), то поражаетесь картиной разрушения.

Сцена представляет груды развалин. От неё остались одни стены, на полу образовались провалы, здесь нагромождены обгорелые декорации и обломки дерева. Изредка утром вспыхивал кое – где огонь, который тотчас же заливали пожарные. Кроме них, работало на пожарище днём 40 человек нанятых рабочих.

Зрительный зал (партер и амфитеатр) уцелел, благодаря хорошим огнетушительным средствам в здании, сети водопроводных труб над сценой (дождь) и пожарным кранам в партере и на верхних ярусах. Главной задачей пожарной команды, когда она прибыла на пожар, (прибыла она поздно, когда сцена вся была в огне, так как пожар с каланчи замечен был только тогда, когда огонь выбросился наружу) было желание спасти патер. Пожары в театрах дают на этот счёт неутешительные данные: при широко развывшемся огне на сцене, обыкновенно, внутренность театральных зданий выгорает до тла. На этот раз пущенный вначале пожара дождь на сцене и открытые пожарные краны дали такую массу воды, что при умелом пользовании е, явилась возможность отстоять партер и уборные артистов, расположенные по обеим сторонам сцены.

Тем не менее партер и амфитеатр сильно пострадали от жара и воды. В продолжении почти часа партер был закупорен, наполнен дымом и нестерпимым жаром. Все стены закоптели и выглядывают чёрными. Штукатурка во многих местах на стенах и потолке, а также под лестницами в коридорах обрушилась, лепные работы потрескались и обваливаются, стёкла лопнули, драпировка в ложах истлела. Жар был настолько силён, что большая электрическая люстра в зрительном зале расплавилась и мелкие её части отпали, а в амфитеатре окраска на стенах и на нумерованных местах вздулась и почернела.

Губернаторская ложа обгорела, точно также частью обгорели снаружи остальные три литерные ложи. Искры летели в партер и зажигали плюшевую отделку в нескольких ложах, но огню здесь не давали распространяться, так что ложи не пострадали. Мебель из театра вся вынесена и почти наполовину изломана. Помещение для оркестра обгорело, внизу под сценой повреждения от огня не очень разрушительны.


городской Николаевский театр в Нижнем Новгороде

Несмотря на то, что все ложи были закрыты, дым проник в коридоры. Здесь те же закопчённые стены и потрескавшиеся отделка. Фойе из уютного помещения превратилось в какой – то мрачный склеп, всё почернело, на полу груды полуизломанной мебели, осколки стёкол.
Разрушения, произведённые пожаром, таковы, что восстановить здание в полном виде будет возможно лишь к сентябрю месяцу.

Потребуется капитальный ремонт и полная отделка всего театра внутри. Сцену нужно устраивать заново, писать все декорации и т. д. Необходимо, чтобы городское общественное управление возможно скорее приступило к работам по восстановлению театра, в противном случае город может остаться на половину будущего сезона без театра.

Театр, как оказывается, застрахован несколько в меньшей сумме, чем мы сообщали. До 1902 года его страховали действительно в 200000 рублей, но затем из экономических соображений уменьшили страхование до 150000 рублей (в том числе 20000 рублей движимое имущество города). В это последней сумме театр и застрахован в настоящее время в 1 Российском обществе. Убытки города определить трудно, но они очень велики, не меньше 75000 рублей.

Работами при тушении пожара руководил начальник городской пожарной команды г. Васильев. К нему мы обратились за некоторыми сведеньями о тушении огня.

Как мы сообщали, большую пользу принесли противопожарные устройства в театре.
- Без дождя на сцене и без внутренних кранов едва – ли удалось бы спасти партер, говорил нам начальник команды.

Чувствовался большой недостаток – это отсутствие железного занавеса на сцене. Об этом городскому управлению г. Васильевым было заявлено несколько времени назад, но указание его осталось безрезультатным. Точно также не исполнена была просьба о периодическом испытании дождевых труб, которые действовали не так исправно, как могли бы работать. На сцене было слишком много горючего материала и дерева.

- Что было бы, если бы пожар случился во время спектакля, при полном театр, как было в этот вечер? спросили мы.
- Было бы, вероятно, очень плохо, особенно наверху, в амфитеатре. Плохо не от огня, пожар, может быть, удалось бы предотвратить, а от паники, овладевающей публикой.

Выходы из верхних рядов амфитеатра узкие, лестница с узенькими ступеньками. Выходы были бы забиты народом. Запасной выход на площадку (на крыши) оказался плохо содержимым, двери едва открываются, и в них с трудом можно пройти даже в спокойном состоянии. Двери, ведущие на верхний балкон, оказались замазанными, и их едва ли можно было открыть.

Причина пожара. На этот счёт и теперь никаких определённых указаний нет. Несомненно, одно, что огонь возник на сцене и за тем по декорациям проник наверх. Вероятно, была чья – ни будь неосторожность. Дежурный брандмейстер г. Лосев, когда кончилась злополучная «Кармен», обошёл сцену, осмотрел её и ничего не заметил. Смотритель театра г. Каменский лёг уже спать (он помещался в комнате 2 этажа, где уборные артистов), спали оба дворника и сторож. Бодрствовали только двое в костюмерной, служащие оперной труппы, муж и жена, разбиравшие костюмы.

Смотритель, услыхав сильный треск, похожий на взрыв. Огонь бушевал с каким – то воем на сцене. Пришлось г. Каменскому и его жене спасаться через окно, к которому извозчики, стоявшие около театра, принесли лестницу. По ней и спаслись смотритель и его жена. Заведующий костюмами страшно перепугался, бросился прямо в окно и расшибся. Его отвезли в больницу. Жена его спаслась благополучно.

Относительно взрыва в театре говорят многие. Что это такое, сказать трудно. Можно предположить, что в театре хранились какие – ни будь легковоспламеняющиеся вещества, употребляемые при постановке феерий.

После полудня вчера были вызваны пожарные машины для откачивания воды из подвальных помещений: буфета и других, залитых водой. Во время тушения пожара водопровод работал прекрасно, так, что подано было воды более 100000 вёдер.

Нижегородская ежедневная газета «Нижегородский Листок» 1 марта 1905 года №58
Причина возникновения пожара в городском театре является загадочной. Возникает масса всевозможных предположений, которые, за невозможностью фактической проверки, так и остаются гадательными. На наш взгляд, наибольшего доверия заслуживает предположение, что пожар произошёл от провода электрического освещения «дежурных» лампочек.

Пожар, благодаря обилию горючего материала, быстро охватил кулисы и начал свирепствовать на всём пространстве, заполнив дымом самые отдалённые уголки большого здания. Чёрные клубы дыма и огненные языки, вырывавшиеся из окон купола театра привлекли массу публики и полицию. Кто – то бросился бежать в городское полицейское управление, чтобы известить по телефону о пожаре городское пожарное депо. Как у нас во вчерашнем отчёте сообщалось, пожарные запоздали и прибыли уже в самый разгар, когда борьба с огненной стихией являлась весьма затруднительной. До появления пожарных частей, некоторые из обывателей стали проявлять чрезвычайное усердие по локализации пожара. Усердие это, между прочим, выразилось в разбитии окон в дверях подъезда. С прибытием пожарных со всех сторон были направлены водяные струи на пылающие «колосники». Пожарные проникли в ложи и оттуда поливали кулисы.

Вскоре после отправки упавшего с окна костюмера оперной труппы г. Громова в губернскую земскую больницу, кто – то крикнул, что в костюмерной женщина. Немедленно начальником команды г. Васильевым отдано было приказание развернуть складную лестницу и приставить к окну. Благодаря тесноте театрального дворика, процедура эта затянулась. Когда, наконец, цель была достигнута, оказалось, что костюмерша успела уже спастись. Тогда принялись извлекать костюмы оперной труппы г. Басманова. У дворика на снегу вскоре образовалась целая груда театрального тряпья, наполовину приведённого в негодность. Много возни с сундуками г. Басманова, наполненными костюмами. Сундуки оказались чересчур большими и не пролезали в окна. Пришлось их изламывать и содержимое выбрасывать на волю.
Одновременно спасали театральную библиотеку, находившеюся в комнате с правой стороны, близ фойе. Книги выбрасывались в брезент, растянутый под окнами, при чём много книг было изорвано и затеряно. По злой иронии судьбы, помещение библиотеки осталось нетронутым огнём.

По словам костюмерши, прежде чем почувствовать запах гари, она услышала какой – то треск со стороны кулис и барабанную дробь, как бы от сильного града. Она поспешила зажечь электричество и тогда только видела, что костюмерная наполняется дымом. Когда г. Громов бросился к окну, и оборвавшись, полетел вниз, костюмерша побежала к выходу, и столкнувшись в коридоре с каким–то молодым человеком, при его помощи пробралась вниз и благополучно избавилась от опасности.

Пожар врасплох захватил театрального смотрителя г. Каменского, квартировавшего с семейством в одной из дамских уборных во втором этаже Увидя клубы дыма, врывавшегося в щели двери, он поспешил на сцену и открыл краны дождя, затем вернулся обратно и принялся спасать семью через окно, так, как выход был в огне. Почти все его имущество стало жертвой пожара.

Около 4 часов утра вспомнили про котлы в кочегарке в подвальном помещении. Опасаясь взрыва, немедленно командировали туда пожарного, чтобы выпустить пары. К счастью, огонь в кочегарку не поник.

В 3 часу начали падать перегоревшие декорации. До 6 часов утра ещё не были уверены, что пожар ограничиться только кулисами. Весьма опасались, чтобы огонь не проник в чердачное помещение над партером. Опасения эти имели солидное основание, так как, вероятно по какому – то странному недоразумению со стороны архитектора, строившего театр, чердак над зрительным залом почему – то оказался отделённым от колосников деревянным брандмауэром. По счастливой случайности, деревянная перегородка лишь обгорела. В противном – же случае едва – ли удалось – бы отстоять остальную часть театра.

Насколько велика была жара от горевших кулис, можно судить по тому, что металлическая арматура на люстре в зрительном зале распаялась и попадала на пол, штукатурка и лепные украшения на потолке потрескались, краска на барьерах свернулась, несколько электрических лампочек полопались.

Во время пожара не обошлось без хулиганских проделок. Так, например, кто – то оторвал от телефона в вестибюле слуховую трубку и разбил окна по бокам партера и в кассе.
В локализации пожара принимали участие и дружинники. Но помощь их нельзя назвать продуктивной. За неимением необходимых пожарных принадлежностей, как – то лестниц, пожарных насосов и другого, часть дружинников была утилизирована в качестве охранителей имущества. Охраняли впоследствии выходы в театр полицейские чины и чины военно – полицейской дружины.

В деле тушения пожара не малую пользу принёс городской архитектор Н. М. Вешняков, который руководил пожарными главным образом внутри здания.

Вчера днём из ярмарочного пожарного депо была вызвана паровая машина, с помощью которой в течении нескольких часов занимались выкачиванием из нижнего помещения театра воды. Было извлечено несколько тысяч вёдер. С помощью нанятых рабочих вчера очищали пожарище от обуглившихся декораций и стропил.

Пол сцены сильно прогорел и в некоторых местах провалился. Совершенно приведены в негодность и все технические приспособления под сценой. Каким – то чудом уцелела реквизитная комната. Только часть реквизитных принадлежностей попорчена водой, просочившейся чрез потолок.

Значительный ущерб понесли антрепренёры оперной труппы, но несравненно больше пострадал г. Басманов, лишившийся новых декораций, костюмов и другого театрального имущества приблизительно на 10000 рублей. Таким образом, сезон этот стоил ему около 20000 рублей, считая 12000 рублей недобора за спектакли. Сгоревшее имущество застраховано не было.
Пострадавший театр, выстроенный к выставке 1896 года, застрахован в «Первом Российском Обществе» в сумме 150000 рублей и 130000 рублей здание и 20000 рублей имущество. По оценке здание стоит 200000 рублей и обстановка 20000 рублей. По приблизительному подсчёту убыток от пожара определён в сумме до 100000 рублей.

Как мы слышали, к ремонту театра будет преступлено в самое непродолжительное время с таких расчётов, чтобы работы закончены к предстоящему зимнему сезону. Затем предложено сделать пол на сцене бетонный и устроить железный занавес. Будет исправление, конечно, оплошность строителя, допустившего деревянный брандмауэр.

Нижегородская ежедневная газета «Нижегородский Листок» 2 марта 1905 года №59



Во время пожара городского театра и на другой день в публике циркулировал слух о взрыве внутри театрального здания пред самым началом пожара, при чём взрыв этот ставили в тесную связь с возникшем пожаром. Слух этот пустили легковые извозчики с театральной извозчичьей биржи, отчетливо слышавшие раздавшийся в горящем здании театра какой – то оглушительный грохот, который был принят ими за взрыв. Передаваемый из уст в уста слух о взрыве в конце концов принял определенную тенденциозною окраску, которая легко принималась многими на веру.

Но ларчик просто открывался, и вчера только выяснилась причина «взрыва». Из расспросов оказалось, что на «Пиковую даму» был заготовлен «гром», который по забывчивости не использовали и зарядные ящики остались нетронутыми. Во время пожара, когда перегорел аппарата канат, последовало при сотрясении «разряжение» театрального «грома». Раздались 4 оглушительных раската, которые и приняты были извозчиками за взрыв.

Пожар городского театра, причинил большое горе художнику – декоратору драматической труппы г. Гартье, при этом наказав его рублей на 700. У г. Гартье в декораторской мастерской, как известно, совершенно уничтоженной огнём, хранились ценные альбомы всевозможный декораций. Некоторые альбомы, по словам потерпевшего, составляли археологическую ценность. Сгорели труды его 25 летней деятельности в театральной области.

Городской театральный комитет, при участии архитектора Н. М. Вешнякова, приступил к подсчёту убытков от пожара театра. Предполагается, что убытков будет более 80000 рублей. По условиям страхования театра в «1 Российском страховом Обществе», 3/4риска относятся на счёт этого Общества и 1/4на счёт города.


городской Николаевский театр в Нижнем Новгороде

Нижегородская ежедневная газета «Нижегородский Листок» 7 марта 1905 года №64



Начальник городской пожарной команды донёс городской управе, что дым над театром был замечен с каланчи при пожарном депо в 1 час ночи и тотчас же был дан сигнал. Пожарные команды прибыли к месту пожара, в зависимости от расстояния: 3 части через 7 минут, 1 части через 8 минут и 2 части через 10 минут. Дождь левой стороны кулис был приведён в действие ещё до прибытия команды, дождь же правой стороны кулис не было возможности пустить, так как проникнуть через горящею сцену было нельзя, а входная дверь театра была заперта. В виду этого правая входная дверь была взломана и дождь был пущен.

Так как огонь со сцены угрожал перейти чрез деревянный щит арки и чердачное помещение в зрительный зал, то была вскрыта крыша у брандмауэра, перерублен подрешетник и разобран накат. Чрез образовавшееся отверстие щит поливался водой.

Внутренние краны театра были использованы по мере возможности, а именно 2 крана амфитеатра, 2 крана уборных второго яруса, левый и правый краны задней стороны сцены. По миновании надобности в этих кранах, театральный водопровод был разъединён. Дождевые краны были заперты несколько раньше вслед за порчей дождевых труб.

Особенно трудна и опасна была работа на крыше театра и по приведению в действие дождевых кранов, тяжела была вначале и работа и со стороны зрительного зала.

По мнению г. начальника пожарной команды, пожар театра ещё раз подтверждает неотложную необходимость в устройстве электрической сигнализации, в приобретении механической лестницы и других приспособлений.

Нижегородская ежедневная газета «Нижегородский Листок» 20 марта 1905 года №76
Представители «1- го Российского страхового Общества», заявили городской управе, что они покончили подсчёт убытков от пожара театра и просят назначить окончательный срок для переговоров с управой по этому предмету. Как мы слышали, представители страхового Общества исчисляли убытки в сумме 75000 рублей считая в том числе 16000 рублей за движимость. Город же, как известно, считать убытки вместе с движимостью в 145000 рублей.

Нижегородская ежедневная газета «Нижегородский Листок» 29 марта 1905 года №785
Ликвидационная городская комиссия до сих пор не может прийти к соглашению с «1-вым Российским страховым Обществом» относительно суммы убытков от пожара театра. Комиссия определяет эту сумму в 89000 рублей, а представители страхового общества в 63000 рублей.


===

Анализ Андрея Радькова:

Одним из главных факторов, помешавших пожару превратить нижегородский городской театр в пепелище, было наличие системы пожаротушения внутри здания. К большому сожалению она не была спринклерной системой (автоматическая активация во время пожара), как это было в больших театрах Европы и Америки в начале 20 века. Несмотря на то, что на Нижегородскую ярмарку технологи приходили одними из первых в мире, на жизни самого Нижнего Новгорода - это особо не сказывалось. Более того в театре отсутствовала и противопожарная сигнализация, у города на неё просто не хватало денег. А у театра не хватало денег провести параллельные телефоны внутри помещения, ведь если бы находящиеся внутри горящего здания театра люди, сразу бы вызвали пожарных, то ущерб был бы гораздо менее ощутим. К сожалению, пожарные узнали о пожаре в театре только от наблюдателя с пожарной каланчи, то есть, когда он уже разгорелся и вышел за пределы крыши. Имеющиеся система пожаротушения театра была, судя по описанию в газетах, обычным набором трубок с отверстиями для распыления воды на очаг пожара. Данная система, сравниваемая журналистами с «дождём», к сожалению, приводилась в работу только в ручном режиме. Героическую роль в деле предотвращения распространения пожара сыграл театральный смотритель г. Каменский, проживавший с семейством на втором этаже театра. Увидев дым, он кинулся на сцену и открыл краны системы пожаротушения, и только после этого приступил к спасению своей семью через окно. Система пожаротушения сработала над левой частью кулис. Эту же систему над правой стороной кулис запустили уже пожарные после взлома правой входной двери театра. Сами пожарные использовали противопожарные краны, размещавшиеся внутри театра, что говорит, что содержали их в рабочем состоянии и расположение их можно считать правильным. По мнению. Васильева, только наличие пожарных кранов и системы «дождя» спасло партер от уничтожения огнём.

Время приезда пожарных от начала получения сигнала можно считать по тем временам вполне удовлетворительным, учитывая наличия снега на дорогах и других трудностей.

Поскольку огонь со сцены мог перейти на чердак и зрительный зал, пожарными вскрывалась крыша с целью водяными струями предотвратить распространение пожара. Работа на крыше – наиболее опасный момент в тушении пожара, который может привести к гибели пожарных, но профессионализм сработал в этот раз в их сторону и обошлось без жертв. Во время тушения открылось очень негативное обстоятельство, рабочие соорудили деревянный брандмауэр, хотя противопожарная стена должна быть выполнена из негорючих материалов. Так же сэкономили на железном занавесе на сцене, он просто отсутствовал.

Особо в газетах отмечен городской архитектор Н. М. Вешняков, который руководил пожарными внутри здания театра, но к сожалению, без подробностей.

Теперь рассмотрим ущерб: пол сцены хорошо прогорел и поэтому в некоторых местах провалился. Повреждены или уничтожены все технические приспособления под сценой. Чудом уцелела реквизитная комната и только часть реквизитных принадлежностей попорчена водой.
Уничтожены новые декорации, часть костюмов и другое театральное имущество.
По мнению Васильева, пожарной команде не хватало и раздвижных лестниц и другого современного и самого обычного пожарного оборудования и инструмента. Но последствия мирового экономического кризиса и проблемы, вызванные ведением русско – японской войны не позволяли городской думе выделять деньги даже на столь нужные и важные вещи.

Подготовил Радьков Андрей Георгиевич. Зам. директора Нижегородского музея холодной войны и истории города Горького 1946 – 1991 г. г. по научной работе.


Просмотров: 571



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X