Развитие торговли виноградным вином в Российской империи

Текст взят из книги С.А. Рогатко "История продовольствия России с древних времён до 1917 г." (М.: Русская панорама, 2014. С. 616-628).

---

В начале главы мы приводили факты торговли винами между греками и русичами в X в. В основном это были эпизодические торговые сделки, носившие ограниченный характер. Относительно регулярный ввоз виноградного вина в Московское государство относится ко 2-й половине XIV в., когда генуэзские купцы старались закрепиться со своими товарами на Новгородском, Псковском, Московском рынках. Хотя некоторые историки отмечают, что еще во времена правления Ивана Калиты в 1-й четверти XIV в. на знаменитых Моложских торгах (ярмарки холопьего торга в Тверском княжестве) продавались иноземные виноградные вина. Имея свое торговое представительство в Новгороде, Ганза (торгово-политический союз северонемецких городов в XIV-XVI вв.) доставляла в республику многие европейские вина. Летописцы повествуют, что в 1475 г. новгородские знатнейшие сановники, выезжая навстречу великому князю Иоанну III, везли к нему в дар бочки белого и красного вина и во время его пребывания в Новгороде снова дарили ему бочки вина и другие драгоценные предметы475. Однако в истории развития торговли виноградным вином были и периоды, когда в XV в. ввоз иностранных вин в Московское и другие русские княжества прекращался. Так, в 1431 г. из-за разногласий между Новгородом и Москвой прекратился ввоз бургундских и рейнских вин из Новгорода в Московское княжество476. В 1460-1465 гг. прекратило существование генуэзская колония Кафа, которая была захвачена крымским ханом477. В результате венецианские и генуэзские купцы прекратили подвоз французских, итальянских, греческих и испанских вин, предназначенных для торговли с Московским княжеством.

Новый путь виноторговли открылся для России, когда с 1553 г. иностранные купцы, в основном английские, под покровительством Иоанна Грозного пришли к устью Двины и стали там создавать свои торговые фактории478. В 1587 г., в царствование Федора Иоанновича, Борис Годунов даровал англичанам право торговли виноградными винами в России с одним условием, чтобы купцы продавали вина только «куфами», т. е. оптом, а не в розницу: «не ведрами, не стопами, не чарами»479. Это условие было подтверждено вторично жалованной грамотой в 1603 г.480 По некоторым сведениям, бочка французского вина в конце XVI в. в Архангельском порту стоила 4 руб. (20 руб. сереб. по курсу 1830-х гг.)481. В Уложении царя Алексея Михайловича определялось, что «винных погребов никому, кроме государевых тягловых людей, не держать, вотчинным и помещичьим крестьянам в погребах не сидеть (не торговать), а также не владеть им в городах тяглыми погребами, а покупать и владеть ими только государевым торговым людям»482.

В XVII в. вина в основном фряжские и шпанские, которые продавались бочками, куфами, пипами и оксофтами, покупались торговыми людьми гостиной сотни у иностранцев и содержались в погребах в бочках. Затем их продавали раздробительно галенками (посуда из луженой меди) и кружками. В Москве погреба всегда находились с тавернами, где покупателю предлагали вино в скляницах и рюмках.

Путешественник Йохан Кильбургер, побывавший в Москве в 1674 г., описывал, как на базарном рынке перед Кремлем стояли погреба частные и казенные, в которых продавались фряжские и шпанские вина483. По росписи немецких товаров, которую приводит Кильбургер, в 1671 г. в Архангельск было привезено484:

130 пип испанского вина, 1
09 оксофтов белого французского вина,
720 того же красного, 2 бота мальвазии,
6 бочек мускателя, 2 бота аликанта,
5 ботов вина тинта,
1 бот бастерта,
8 пив петер-сцемена, 28 оксофтов винного уксуса.

В 1672 г. Архангельская роспись винного товара выглядела следующим образом485:
130 пип испанского вина, 53 оксофта французского белого вина, 562 оксофта того же красного.
2 бота мальвазии,
3 пипы вина тинта,
3 пипы вина бастерта,
3 пипы того же красного, 1 пипа мускатного вина,
1 оксофт винного уксуса.

В 1673 г. в Архангельск было доставлено всего:
96 оксофтов белого французского вина,
932 оксофта того же красного486.

В тот же год на 13 кораблях, а именно 8 гамбургских, 3 бременских и 2 голландских было привезено еще:

96 оксофтов белого французского вина,
347 оксофтов того же красного487.

На 14 кораблях из Голландии, пришедших 28 сентября 1673 г., еще: 53 пипы испанского вина, 206 оксофтов красного французского вина488.

На 2 голландских кораблях - 27 сентября всего:
6 пип испанского вина,
4 оксофта красного французского вина489.

Цены, по которым иностранные купцы торговали вином: белое французское вино (1 оксофт) - 18-25 руб.; то же красное - 10-14 руб., то же испанское - (1 пипа) 50-65 руб.

Как видно из этих данных, привоз изменялся как в количественном плане, так и в ассортименте вин. Уменьшение привоза главным образом зависело от спроса населения, которое в XVII в. все-таки предпочитало русское хлебное вино, т. е. все виды изготовленной на местах водки. Что касается увеличения в 1673 г. привоза красного французского вина, то, скорее всего, это объясняется популярностью его в церковных кругах. Как известно, красное вино шло для совершения на литургии таинства евхаристии.

В связи с распространившимся употреблением виноградных вин в Новоторговом уставе 1667 г. правительство решило, чтобы не было убытка и недобора на государевых кружечных дворах, где продавалось одно хлебное вино, взять вдвое больше пошлин: «с беременных бочек алкана, бастра, мальвазий, мушкатели по 60 ефимков с бочки, с романеи такой же меры 40 ефимков, с полубеременных бочек ренского по 20 ефимков»490. (Ефимки имели ценность от 12 до 14 алтын.)



В царствовании Алексея Михайловича (1645-1676 гг.) за право содержания погреба в Москве торговцы платили до 9 руб. годового оброка491.

При правлении Петра I правительство решило отменить государственную монополию на торговлю виноградными винами и заменила ее откупной системой. В Новгородской провинции, считавшейся по-прежнему одним из центров торговли иностранными винами, фряжские (французские) вина были сданы на откуп с 1721 по 1725 гг. и продавались они в астериях (трактирах)492. Казна должна была получать от отдачи фряжского питья и французских вин по 525 руб. в год.493 Эти же вина и астраханский чихирь были также отданы на откуп в Нижнем Новгороде, на Макарьевской ярмарке, в Архангельске, в Арзамасской губернии и Тамбовском уезде. Позднее в петровской резолюции на докладе Кабинета Министров Сенату по поводу вольной торговли фряжскими винами было определено: «быть фряжским питьям в вольной продаже, а пошлину с оных брать, где и какая надлежит по указу и откуп из оклада выложить». В 1735 г., в царствование Анны Ивановны, вольная продажа фряжских питей была подтверждена, «быть фряжским питьям в вольной продаже», где и какая надлежит по указу, и откуп из оклада выложить494. Такая резолюция Кабинета Министров была не удивительна, так как фаворит императрицы Э.И.Бирон всячески покровительствовал иностранцам и их деятельности в России. В законе 1735 г. говорилось, что «со всех вин, нетокмо в Санктпетербурге продажных, но и откупных в Россию, сверх портовых и внутренних пошлин брать не велено, а вместо того на виноградные вина учинена в пошлинах прибавка»495.

Заметим, что иностранные купцы, завозившие в Россию европейские виноградные вина, в это время всячески старались обойти закон и провести как можно больше контрабандного вина. Так, по сведениям Коммерц-коллегии в ноябре 1736 г. некий голландский мещанин Арнольд Бейерман на корабле Дефроу Клара со шкипером Эверт Брорсен отправил из Ротердама в Петербург партию ренского белого вина в 54 оксофта496. На таможне вскрылось, что коносамента на товар для пребывавшего в Петербурге купца Георга Линберха у капитана Брорсена не оказалось. Кстати, до этого случая А.Бейерман также на комиссию присылал вино без документов голландскому купцу Иямесу Кунихаму, как отмечено в документе, «плутовским образом тому немалую партию вин»497. На таможне товар, предназначенный для Линберха, «выше объявленной Линберх не токмо то же давно о себе объявил, что де платив не в состоянии...», т. е. отказное вино могло спокойно уйти с публичных торгов в доход казны. Поэтому вино было по указу Коммерц-коллегии 18 ноября арестовано до особого указа Анны Иоановны, а пошлину было решено взыскать с голландского резидента де Шварца, который в своем мемориале на имя Императрицы всячески ходатайствовал за своих соотечественников, чтобы товар был как можно быстрее выпущен из Петербургской таможни.

Мы уже упоминали, что Новоторговым уставом 1667 г. и наказом, данным в 669 г. Архангельским таможенным головам, было разрешено иностранным купим торговать вином только куфами (т. е. оптовая продажа)498. С 1673 г. эта мера распространилась и на русских купцов, которые вывозили из Европы и Малой Азии вина в Россию499. Стаканная продажа вина в 1750 г. была разрешена в гербергах (трактирах), но запрещалась в погребах500. Иностранцам, которые не были записаны в российское купечество, разрешалось продавать не менее 50 бутылок (ящик)501. Однако такое положение при довольно высоких ценах и ввозных пошлинах не способствовало расширению торговли виноградными винами в столичных и других крупных городах страны.

В конце 1754 г. санкт-петербургские купцы и содержатели винных погребов Андрей Виков, Карл Цигинбейн и Юрий Шлиттер и некоторые другие виноторговцы обратились в Сенат с просьбой разрешить им торговать виноградными винами в розницу в бутылках. Указом Сената в 1755 г. их просьба была удовлетворена с условием торговли бутылками в погребах «на вынос», без распивания напитков на месте. Уличенные в последнем подлежали наказанию, как за кормчество502. В указе февраля 1755 г. приведен подробный перечень напитков, которые разрешалось для продажи в погребах С.-Петербурга, Москвы и других городах: виноградные вина бутылками, а также водки вейновыя, английскую, эскабу, американскую, острова Корфу, Барбады и французские, итальянские и другие ликеры, дистиллированные из французского горячего и прочего виноградного вина врознь штофами, полуштофами и склянками для тех, кто в доме купить пожелает503. В последующем указе от 20 марта того же года было определено, чтобы погреба для продажи бутылочного вина были каменные и чтобы в разное время в их запасах было не менее 15-20 оксфортов (270-360 ведер) вина504. В деревянных же погребах торговля вином вообще запрещалась. В 1770 г. чарочная или стаканная продажа вина в погребах была вновь запрещена Указом о кондициях питейного откупа505.

Здесь хотелось бы остановиться на тех виноградных винах, которые собственно и составляли предмет внешней торговли начиная с XIV в. В первую очередь русские знатные особы, князья, вельможи и купцы познакомились с греческими винами. Некоторые утверждают, что это произошло еще во времена варягов в конце IX в., когда те в составе древнерусского войска из походов на Византию возвращались в Киевскую Русь с виноградными винами в качестве трофеев или покупали их у византийских торговцев.

В XV-XVI вв. греческие, или как их называли Беломорские (Эгейское море русичи называли Белым морем), вина встречались на великокняжеских обедах Курбского и других сановников под названием «Малвазия». Критское вино под названием «Мушкатель» любил употреблять великий князь Иоанн III и его сын Василий Иоанович. Алонское и Санторийское (Беломорское) с XVIII в. привозилось в Таганрог и распространялось в Слободско-Украинской, Воронежской и других южных губерниях, а также в Нижнем Новгороде506. В 1770 г. полтавский купец И.Сушков привез в Санкт-Петербургский порт вино из Турецких областей507. Впоследствии оказалось, что это было вино греческое беломорское, похожее с греческим Сиракузским и Кипрским. Вскоре подобные вина стали привозить смирнские купцы греки М.Е.Суглури и К.Е.Пачури.

Немецкие вина в XIV-XV вв. поставлял в Великий Новгород Ганзейский Союз, а оттуда они ввозились в Московское и другие княжества. В XVIII в. немецкие вина под общим названием «рейнские» привозились в Россию через Ригу, Ревель, Нарву и Архангельск508. Среди них самыми распространенными были: Лейсгейнвейн, Мозельское, Штейнвейн, Австрийское белое и красное, Бемское, Эльзасское, Некервейн, Нестерейгское-рейнское, Рейншблехер, Рейншвейн (пряное рейнское), Франкенвейн.

Н.М.Карамзин, говоря о винах, употреблявшихся в России с 1462 по 1533 гг., справедливо упоминает о Романее, как о самом популярном французском вине509. В XVII-XVIII вв. в Россию привозилось белых французских вин более 31 сорта510. Из них самые известные Барзак, Эрмитаж, Лангоран, Пикардан, Серон и др. Красных вин насчитывалось более 26 сортов511. Из них наиболее популярные Бургундское, Као-де-Вужо, Латаш, Помар, Романе, Вейндегри, Бейжерак, Кадильяк, Мушкатель, Понтак, а также лучшее белое ликерное вино во Франции Ривесальт. Среди шампанских вин особенно выделялись Силлери, Аи, Эль-де-Перди, А-ла-Куронь. В 1824-1828 гг. привоз шампанских вин составил 250-400 тыс. бутылок. Около 80% вина, ввозимого в бутылках, было именно шампанское512. Даже когда с 1808 по 1814 гг. ввоз иностранных вин был практически запрещен, иностранные купцы умудрялись привозить большие партии французских вин на нейтральных судах513.

Еще в рукописях XVI в. упоминается о испанском вине Аликант (Алкана), которое поставлялось ко двору знатных русских князей и вельмож. Так, историки повествуют, что испанское вино было послано Борисом Годуновым в дар великому князю Тверскому Симеону Бекбулатовичу, который, по мнению многих современников, от примешанного к «оному зелия через несколько дней ослеп»514. В XIX в. на столичных рынках и в крупных городах наиболее ценились следующие сорта испанских вин: Беникарло, Ксерес (или Херес), Малага, Пахаретта, Педро-Ксименес, Тинто, Испанское горькое вино. Португальские вина в России: Портвейн, Каркавелло, лиссабонское вино (основной предмет виноторговли на российских рынках), также появились с начала XIX в.



К более, так сказать, экзотическим винам относились атлантические и африканские вина. Канарское вино Бастур упоминалось в 1568 г. учеником Максима Грека иноком Зиновием в ответе на послание ему инока Вассиана515. Об этом же сорте вина говорит Карамзин, которое у поляков именовалось Бастард и употреблялось в келиях монахов и в местах заточения. В XVIII в. среди многих атлантических и африканских виноградных вин большей известностью у русских пользовались Канарский Сект, Тенерифское вино, Пальм-Сект, мадера и вино Азорских островов.

В тарифах погребных хозяйств с 1754 по 1810 гг. упоминается несколько сортов итальянских вин: Калабрское вино и Мускатель Калабр, Киарелло, Лакрима-Кри- сти, Мальвазир, Мускатель, Флорентийские вина516. Однако надо заметить, что итальянские вина никогда не были большим предметом торговли.

Наряду с французскими винами особое значение во внешней торговле имели венгерские вина. Первые известия о ценности венгерских вин датированы 1606 г., когда воевода Сандомирский Мнишек привез в Москву 30 бочек одного венгерского вина к свадьбе своей дочери Марии с Лжедмитрием517.

Позднее в своих записках о дворцах и городах Петр I писал о венгерском вине следующее: «Из сухих ягод Антал ровной цены с бочкою доброго вина венгерского, а бочка доброго вина от 40 до 50 ефимков, а ежели до семи лет, то вдвое дороже. А эссенция, что сама течет из ягод, то за деньги не достанешь, но у знатных и богатых людей дружбою»518. Таким образом, венгерское вино или как его еще в России называли «унгарское» стало наиболее популярным среди двора и верховной знати. При императрице Анне Иоановне в начале 1733 г. полковник Ф. С. Вишневский поставлял через Малороссию на казенных подводах по 150 анталов венгерского вина двух сортов519. С 1743 г. грек Дмитрий Параскевич в качестве комиссионера поставлял ко двору ежегодно по 150 анталов венгерского вина520. Его предприятие имело даже двор (контору) в одном из венгерских городов. Потребности венгерских вин расширялись и поэтому с 1745 по 1798 гг. в Токае была устроена постоянная комиссия (представительство), которая поставляла в Россию следующие сорта: Токайское, Талчвянское, Тальянское, Машлаш, Токай, Аусбрух, Менешское, Венгерское полынное, Будское, Ерлавское521. Кроме государственной торговой компании венгерские вина поставляли польские виноторговцы Турунский и Павел Келлер. Некоторые иностранные особы, посещавшие Россию в первой половине XIX в., утверждали, что на празднествах у знатных людей подавалось одно только венгерское вино. Даже если это наблюдение и было преувеличением, то в середине XIX в. венгерские вина наряду с французскими и немецкими составляли основную часть нашей внешней торговли иностранными виноградными винами.

Среди прочих иностранных вин в Россию также привозились персидские вина (после указа 1779 г. о свободном ввозе виноградных вин из Персии в Астрахань астраханского генерал-губернатора Г.А.Потемкина и губернатора генерала-поручика Якоби)522. На Сибирские рынки с 1761 г. привозились китайские вина под названием Тарасуно, которые продавались по цене 16 руб. за корчагу (3 ведра), как и крепкая китайская рисовая водка523. Однако вина русскими купцами ценились хуже, чем рисовая водка, и поэтому к XIX в. китайские вина привозились в небольшом количестве. Под Волошскими (Молдавскими винами) в России продавались болгарские вина, которые в 1760-е гг. через южную сухопутную границу поставлялись по 5-6 тыс. подвод524. В основном эти вина продавались в Молдавии и Малороссии.

Всего в первой четверти XIX в. годовое количество иностранного вина, ввозимого в Россию, составляло от 650292 ведер до 1091052 ведер525. Только на одной Нижегородской ярмарке товарооборот иностранного вина и рома в 1829 г. составил 2,5 млн руб., между тем как русских виноградных вин привоз на ярмарку составил всего на 700 тыс. руб., кизлярской водки 110 тыс. вед. на сумму 1 200000 руб. и прочих алкогольных напитков на 300 тыс. руб.526 Все это лишний раз подтверждает, что на всероссийском продовольственном рынке в первой половине XIX в. господствовала торговля иностранными винами, которые в основной своей массе превосходили русские виноградные вина по качеству и сортименту.

Вернемся снова к тем условиям, в которых находилась виноторговля в начале XIX в. В 1806 г. вышел закон, согласно которого погреба, торгующие виноградным вином, стали называться ренсковыми527. Их число не было ограниченным. На основании указа 1795 г. владельцам погребов было разрешено самим разливать вина в штофы и бутылки, но при этом представлять их в казенную палату для опечатывания казенной печатью528. В столицах возросло количество погребов. В 1815 г. в Москве было 122 погреба529. В период приостановления ввоза иностранных вин в 1808-1814 гг., из-за Наполеоновского нашествия в Европе и Россию, правительство указом 1810 г. объявило о беспошлинной продаже оптом и в розницу русского виноградного вина530. Поощряя отечественное виноделие, в 1821 г. была повышена пошлина на иностранные вина531. С 1834 г. в ренсковых погребах разрешалась торговля как иностранными, так и русскими виноградными винами, а также хлебной и виноградной водкой всех сортов532. Торговые обороты еще больше возросли, и местные власти в 1835 г. стали в пользу городской казны брать акциз в размере 10 коп. с половины платы за помещение533.



Реформы в начале 60-х годов XIX вв. не могли не сказаться и на виноторговле. Положением 1863 г. были отменены свидетельства, выдававшиеся на право содержания ренсковых погребов. Взамен их были установлены патенты на торговлю спиртными напитками на вынос в местностях 1 разряда (столицах) - 200 руб., второго разряда (в крупных городах) - 100 руб. и третьего разряда (в уездах) - 35 рублей. Погреба, которые до 1863 г. торговали беспошлинно русскими виноградными винами, теперь стали брать патенты на право торговли в 25, 15 и 5 руб., в зависимости от местности534.

Рост числа погребов, торгующих виноградными винами, возросшая конкуренция как иностранных вин, особенно французских и греческих, а также некоторых крымских с другими алкогольными напитками, в том числе с хлебным вином, способствовали тому, что в 1868 г. погребам было запрещено продавать вино более трех ведер за один раз535. Правительство подняло вопрос о сокращении числа погребов с распивочной торговлей, так как они все больше и больше превращались в обычные кабаки. При откупной системе их насчитывалось 169, а в 1866 г. - уже 315536.

Реформа 1873 г. с помощью целой серией законодательных положений вместо свободной торговли питиями начала сокращать число распивочных заведений537. В результате к 1874 г. число их сократилось в С.-Петербурге до 14, а в Москве до 18538. К концу 80-х гг. увеличился патент за право погребной торговли, а также процентный сбор в казну города. Несмотря на все это число погребов, увеличивалось с каждым годом и в 1881 г. в С.-Петербурге их насчитывалось 654, а в 1887 г. - уже 875539. 70 погребов при этом торговали исключительно русскими виноградными винами540. По закону 1885 г. раздробительная торговля в погребах разрешалась только на вынос541. О выгодности открытия ренсковых погребов говорит тот факт, что за 1887 г. только 767 заведений С.-Петербурга имели годовой оборот в 11 275 500 руб.542 Конечно, многие погребщики умышленно занижали статистические данные о своем деле, видя в этом покушение на их карман. Однако даже приблизительные данные о городской торговле виноградными винами наводят на мысль, что к концу XIX в. в России все больше возрастала потребность в этих напитках, несмотря на то что хлебное вино в этот же период все-таки главенствовало на потребительском рынке.

Возросшие погребные торговые обороты в столицах и других крупных городах в 80-90-е гг. говорят также и о другой тенденции, проявившейся к этому времени. Русские виноделы и виноторговцы поняли, что за XVIII - первую половину XIX в. потребитель настолько успел привыкнуть к иностранному вину, что и от отечественного он стал требовать тех же качеств. Однако достигнуть подобного качества в русской винодельческой промышленности за такой период оказалось не так-то просто. Поэтому на смену качественным категориям пришли количественные. Торговцы для увеличения сбыта стали фабриковать русские вина по иностранным типам, а продавать дешевле, чем настоящее иностранное вино. Такое положение наблюдалось еще со времен Макарьевской, впоследствии Нижегородской ярмарки, куда со всех винодельческих районов России стекался товар для подделки его под иностранные сорта вин. С Северного Кавказа доставлялось по дешевому водному пути недорогое молодое кизлярское вино (чихирь), которое московские и ярославские виноторговцы скупали и фабриковали из него дешевые сорта, так называемых мадер, сотернов, жульенов и т.д. Донские казаки, которые привозили на ярмарку молодое вино, также продавали его виноторговцам, которые выделывали из него шипучее вино наподобие Цимлянского, хотя далеко уступавшее ему в качестве543. Лучшие южнобережные крымские вина под разными названиями продавались за французские, а вина керченские, бельбекские, альминские и судакские низшего качества сбывались за лучшие крымские. Среди торговцев особенно славились южнобережные вина, как превосходный материал для купажа (смешения), и продавались после прессования по 2-4 руб. за ведро, а выдержанное 6-8 руб., ликерное вино из Пино-Гри - по 3 руб. за бутылку544. Слабые вина в бочках замораживались, а выморозки продавались на вес. Покупатель, делая из них вино, мог судить о качестве виноматериала, по уровню замерзания жидкости, то есть сколько спиртовых частей в объеме вина. В середине бочки собирался весь алкоголь, который, естественно, не замерзал. Именно эту жидкость продавали за мадеру.

В «Сведениях о торговле виноградным вином» за 1895 г. Департамента Неокладных Сборов Министерства Финансов по поводу подобной фальсификации говорилось: «Производители вина находят, что со слабыми и молодыми винами легче производить манипуляцию превращения их в высокодобротные хереса и мадеры, и потому из винодельческих районов чаще всего идет слабое вино, которое переделывается в больших городах. Нижний Новгород, например, получает в год около 400000 ведер вина, в том числе 30000 иностранного, 70000 ведер фабрикованных вин отечественного происхождения и 300000 ведер натурального кизлярского, дербентского, шемахинского, крымского, донского, астраханского и бессарабского вина, подлежащего еще переделке»545.

Осмотр различных погребов и других мест продажи виноградного вина в столице комиссией Департамента дал некоторые интересные результаты. Было выявлено, что для приготовления портвейна, хереса и мадеры на 50 ведер русского вина прибавляли около 1/2 ведра спирта, от 5 до 10 ведер иностранного вина соответствующего названия (в зависимости от будущей продажной цены)546. Этой смесью выполаскивали бочки из-под иностранного вина и выливали прямо на друф. Сладость придавала экстрактом из вина вяленого винограда мускатель до 1 бутылки на ведро смеси547. Подобным методом фабриковали и другие популярные европейские сорта вин. Кроме чисто качественных категорий фальсификации виноторговцы использовали количественные. При проверке 28 петербургских заведений, в которых производилась разливка вина, только в одном бутылка имела нормальные размеры, то есть 16 бутылок составляли одно ведро. Во всех же других погребах в большинстве случаев в ведро входило 18-19 бутылок548.

С самого начала развития русского виноделия Москва играла особую роль во всей виноторговле. Из года в год по направлению почти всех железных дорог, входящих в Москву, повторялось одно и то же явление - превышение вывоза виноградного вина над ввозом. Об этом говорят следующие цифры. За 4 года (1890-1893 гг.) в Москву было ввезено 2208000 пудов вина, а вывезено - 2820000 пудов549. И это при потреблении вина в это время почти миллионным населением. Из этого Департамент Железнодорожных дел Министерства Финансов сделал далеко идущие выводы: «Москва является главным центром фальсификации русского вина. Закупленное, преимущественно в Нижнем Новгороде, сусло сдабривается здесь спиртом, сахаром и различными специями, иногда разбавляется водою. Насколько качество сусла играет ничтожную роль в фабрикованных в Москве винах можно судить по тому, что у московских виноторговцев бочки с чихирем оставляются иногда на дворе даже при 20° С мороза. Сбыту такого вина много способствует его дешевизна при относительной крепости (14-16°). Наливка или настойка не может стоить менее 5-6 руб. за ведро, а фабрикованное в 14° крепости вино продается в Москве по 2 руб. 50 коп. - 3 руб. за ведро. Такие вина охотно покупаются крестьянами, вытесняя более дорогие наливки...»550.

После Москвы на втором месте по фабрикации виноградных вин стоял Нижний Новгород. В первой половине XIX в. и после строительства в 1861-1862 гг. Московско-Нижегородской железной дороги между двумя центрами шел интенсивный обмен поставками виноградного вина551. Однако к началу 90-х гг. нижегородские виноторговцы поняли, что в приемах фабрикации под иностранные вина ничего сложного нет. При значительной дешевизне по Волге поставок виноматериала из Северного Кавказа, Дона и Крыма это натолкнуло их на мысль самим фабриковать и продавать большие партии вина как в центрально-европейские промышленные центры, так и в Сибирь и Дальний Восток. При этом иностранные вина Н.Новгород получал из Одесского порта. Москва же иностранные вина получала из С.-Петербурга и прибалтийских портов. В Петербург русское вино поставлялось по Николаевской ж. д. частью из Царицына, а часть приходила из Владикавказа и Симферополя. Таким образом, к началу XX в. во внутренней торговле виноградными винами сложились три вполне самостоятельных торговых центра со своими рынками потребления и сбыта.

Затрагивая тему торговли иностранными винами, не безынтересно проследить хотя бы в общих чертах состояние мирового производства вина и место России в этой отрасли. Это имеет здесь смысл, так как наша внешняя виноторговля так или иначе в конце XIX - начале XX в. весьма сильно зависела от международной рыночной конъюнктуры. Следующая таблица составлена по данным Ст. Гулишам- барова и по сведениям Office de Statistique universalle d Anvers, сообщенным в статье «Мировое производство виноградного вина»552:

КОЛИЧЕСТВО ПРОИЗВЕДЕННОГО ВИНА В ОКРУГЛЕННЫХ ЦИФРАХ, выражающих тысячи гектолитров (1 гектолитр=8,13 вед.)




Как видно из этих данных, общее среднестатистическое производство вина всех винодельческих стран определялось в 144882000 гектолитров или 1 177992000 ведер вина. На первом месте в этом списке стояла Франция, которая давала 2/3 всего количества производимого вина. Затем следовали Италия и Испания. Эти три страны вместе выделывали более 2/3 всего приготовляемого в мире вина. На долю остальных 26 стран приходилось всего лишь 39171000 гектолитров553. Россия, по этим данным, занимала восьмое место, производя примерно столько же, сколько Румыния, но меньше, чем, например, такая винодельческая держава, как Португалия. (Впрочем, есть и другие данные, которые приводятся далее об общем производстве вина в России и его месте в общемировом производстве.)

Все это количество вина поступало как на внутренние рынки своих стран, так и на внешние. Ст. Гулишамбаров, исследовав движение вина на международных рынках по данным «Bolletino Legislazione е Statistica doganale е commerciale» 1900 г., дает картину ввоза и вывоза вина в различных государствах (в тыс. гектолитров)554:



Из этих данных видно, что наибольшее количество вина в конце XIX в. вывозилось из Испании, затем следовали Алжир, Франция, Италия и другие страны. По ввозу первое место занимали Франция, затем шли Швейцария, Австро-Венгрия, Германия и др. Россия же в этом списке стояла примерно на 11 месте. Таким образом, в это время российский рынок для виноделов всего мира считался весьма перспективным.

С расширением развития виноделия в России в 80-е годы XIX в. было замечено не только уменьшение ввоза иностранных вин, но и начало вывоза русского виноградного вина за рубеж. Так, в 1885 г. поставки лучшей продукции русских виноделов исчислялись на 71538 руб., а в 1893 г. вывоз дошел до 167933 руб.555 Экспорт русского вина, по официальным сведениям в конце XIX в., составлял 21000 пудов556. Основная масса вина вывозилась из России в Финляндию. В конце 1890-х годов через Туркестан наши вина вывозились в страны Азии. Среди импортеров лучших Крымских и Кавказских вин значатся Германия, Франция, Китай, Турция, Австро-Венгрия, Великобритания и т.д. Кстати говоря, лучшие шипучие российские вина имели сбыт в такие страны, как Франция, куда в 1892 г. было отправлено 2968 бутылок и Великобританию - 1920 бут.557

Что касается ввоза иностранных вин, о котором мы уже говорили ранее в связи с торговлей вином в XVI-XVIII вв., хочется некоторые моменты добавить. На протяжении всего XIX - начала XX в. основными поставщиками для России продолжали оставаться: Франция, Германия, Испания, Португалия, а также Греция и Турция. В основном иностранные вина поставлялись на русские рынки в бочках и бутылках, шипучие вина только в бутылках. На все эти категории вин с начала XIX в. предусматривалась своя ввозная пошлина.

В 1816-1819 гг. правительственная тарифная комиссия сочла необходимым понизить ввозные пошлины на греческие и молдавские (волошские) вина558. Затем были уменьшены пошлины и на австрийские, и венгерские вина. Такая двойственная политика не замедлила сказаться на различного рода подлогах и злоупотреблениях. Дело доходило даже до того, что в отчетах по таможням под названиями греческих вин фигурировало около половины общего привоза иностранных вин. Покровительство греческим винам объяснялось в то время тем, что правительство хотело облегчить сбыт в Грецию и на острова архипелага русского хлеба, икры, железа, канатов и других товаров. В случае с венгерскими винами вступала в силу их высокая конкурентоспособность с французскими и испанскими винами.

В 1857 г. тарифная комиссия установила общие одинаковые пошлины для всех стран, дабы устранить злоупотребления иностранных компаний, а также для поощрения набиравшего силы отечественного виноделия559. Эта мера также была вызвана ходатайством Франции об увеличении сбыта своих вин.

В 1868 г. правительство снова сочло нужным уменьшить тарифы на ввозимые вина из-за рубежа560. Это объяснялось, прежде всего, упадком во Франции и других странах производства вина в связи с болезнью виноградных лоз, развитием отечественного виноделия в Бессарабии, Крыму и на Кавказе, фабрикацией под иностранные сорта с помощью дешевого русского вина, а также кизлярской водки и спирта, развитием рынка ягодных настоек, ратафий (пряных водок, ликеров) и пр. после отмены откупной системы в 1862 г., а также общим сокращением потребления предметов роскоши после Крымской войны вследствие уменьшения денежных средств у населения. Общая тенденция ввоза различных иностранных вин говорит о том, что с начала 50-х годов до конца XIX в. таможенный доход увеличился в 2 Чг раза561. С 1877 г. пошлину стали взимать в золотой валюте, что отразилось на таможенных доходах с шипучих вин, которые стали сокращаться562.

Наряду с другими странами, производящими виноградное вино, Россия к концу XIX в. занимало шестое место, производя в 10 раз меньше Франции, стоявшей на первом месте. Такое положение естественно сказывалось в пользу привоза иностранного вина. С 1801 по 1891 гг. в Россию было поставлено 773000 пудов вина в деревянной посуде (бочках и бочонках), в стеклянной посуде не шипучего вина 225000 бутылок и шипучего 781 000 бутылок, стоимость около 9 млн руб. в год563. Уменьшение ввоза в 80-90-е годы XIX в. до 640 тыс. пудов в оптовой таре, даже при естественном приросте населения, говорит о том, что в России к началу XX в. увеличилось потребление русского виноградного вина, заменившее более дешевые иностранные вина. При этом ввоз дорогого вина в стеклянной посуде практически оставался неизменным. Хотя в 1912 г. была попытка изменить условия торговли иностранными винами. Для этого Министерство Торговли и Промышленности, которое по представлению Совета Съездов представителей промышленности и торговли, Совета съездов Биржевой торговли и сельского хозяйства, Особой комиссии по пересмотру торговых договоров разработали проект по пересмотру таможенных пошлин на ввозимые вина. Решено было изменить тарифы в таком порядке564:



Хотя эта мера и была своевременная, помогая хозяевам ренсковых погребов и винных магазинов, торгующих колониальными товарами и иностранными винами, разделить торговлю сухими и креплеными винами и таким образом на этом выиграть. Однако этот шаг правительства уже не мог повлиять на общую ситуацию в торговле вином. Начавшаяся в августе 1914 г. Первая мировая война самым неблагоприятным, а затем и катастрофическим образом повлияла на все продовольственные отрасли экономики России, в том числе и на русское виноделие, а также торговлю иностранными винами. Сокращение производства вина в Бессарабии, на Кавказе и в Крыму отрицательным образом сказалось и на винной торговле. Число винодельческих заводов с 3791 в 1913 г. сократилось в 1916 г. до 863, а количество выработанной продукции (в пересчете на 40%-й винный напиток) с 1 318200 вед. упало до 218000 ведер565.

Читайте также:

1. Сергей Рогатко. Развитие виноделия в мире и на Руси с древних времен до конца XVII в.

2. Сергей Рогатко. История развития виноделия в Бессарабской губернии Российской империи

3. Сергей Рогатко. История развития виноделия в Крыму

4. Сергей Рогатко. История развития виноделия в низовьях Дона в Российской империи

5. Сергей Рогатко. История развития виноделия в Астраханской губернии Российской империи

6. Сергей Рогатко. История развития виноделия в Предкавказье (Кубанская, Терская, Дагестанская обл. и Ставропольская губ.)

7. Сергей Рогатко. История развития виноделия в Закавказье Российской империи

8. Сергей Рогатко. История развития виноделия в Туркестане (Закаспийская, Самаркандская, Сыр-Дарьинская, Ферганская обл.)

9. Сергей Рогатко. Решение некоторых технологических проблем в виноделии в Российской империи

10. Сергей Рогатко. Влияние общественных организаций (комитетов и съездов) виноградарей и виноделов на развитие отрасли в начале XX в.

11. Сергей Рогатко. Развитие торговли виноградным вином в Российской империи



475 Карамзин Н.М. ПСС. Т. VI. -Пг., 1915. С. 45.
476Похлебкин В.В. История водки. - М., 2000. С. 140.
477 Там же.
478 Кеппен П.О. Указ. соч. С. 6.
479 Там же; Бочагов А.Д. Указ. соч. С. 19.
480 Кеппен П.О. Указ. соч. С. 6.
481 Там же. С. 7.
482 1ПСЗ. Т. I. № 1. - 29 Генваря 1649 г. Уложение. Гл. XIX. Ст. 5, 15.
483 Курц Б. Г. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича // Сб. студенческого историко-этнографического кружка при Имп. Университете Св. Владимира. Вып. VI. - Киев, 1915. С. 178-179.
484 Там же. С. 216.
485 Там же. С. 130.
486 Там же. С. 132.
487 Там же. С. 134-135.
488 Там же. С. 139.
489 Там же. С. 140.
490 1ПСЗ. Т. I. № 408. - 22 апреля 1667 года. Новоторговый устав.
491 Бочагов А.Д. Указ. соч. С. 20.
492 Кеппен П.О. Указ. соч. С. 9.
493 1ПСЗ. Т. IX. № 6823. - Октября 15. Резолюция Кабинета Министров на Доклад Сената. - О вольной торговле фряжскими винами.
494 Там же.
495 Там же.
496 РГАДА. Ф. 276. Оп. 2. Д. 18. Л. 1-1об.
497 Там же.
498 Кеппен П.О. Указ. соч. С. 11.
499 Там же.
500 Там же.
501 Там же.
502 1ПСЗ. Т. XIV. № 10344. - Декабря 28. (1754) Сенатский. - О не продаже вин и Французской водки в погребах стаканами и рюмками.
503 1ПСЗ. Т. XIV. № 10363. - Февраля 17. (1755) Сенатский. - Об уничтожении гербергов, кроме тех содержателей, коим даны особыя привиллегии.
504 1ПСЗ. Т. XIV № 10375. - Марта 20. Сенатский. - О продаже виноградных вин в каменных погребах и об уничтожении деревянных.
505 1ПСЗ. Т. XIX. № 13505. - Сентября 2. Сенатский. - О кондициях питейного откупа.
506 Кеппен П.О. Указ. соч. С. 15-16.
507 Там же. С. 18.
508 Там же. С. 20-21.
509 Там же. С. 23.
510 Там же. С. 24-31.
511 Там же.
512 Там же.
513 Там же. С. 12, 31.
514 Там же. С. 34-36.
515 Там же. С. 36.
516 Там же. С. 39-40.
517 Там же. С. 40.
518 Там же. С. 40-41.
519 Там же.
520 Там же. С. 42.
521 Там же. С. 43.
522 1ПСЗ. Т. XX. № 14893. - 3 июля 1779 г. Именной, данный Сенату. - О дозволении свободного ввоза виноградных вин из Персии в Астрахань с платежом пошлин по 6 рублей с каждого оксофта.
523 Кеппен П О. Указ. соч. С. 54-55.
524 Там же. С. 53.
525 Там же. С. 14-15.
526 Там же.
527 1ПСЗ. Т. XXIX. № 22109. - Апреля 30 (опубл. в декабре) 1806 г. Высочайше утвержденные правила и условия для содержания питейного откупа с 1807 по 1811 г. Гл. VI. §§102-108. - О ренсковых погребах.
528 1ПСЗ. Т. XXIII. № 17367. - 1 августа (1795 г.) Сенатский. - О неослабном смотрении Губернским Правлениям и Казенным Палатам, дабы не происходило злоупотреблений по части питейной
продажи в трактирах и гербергах, также в погребах и на водочных заводах.
529 Бочагов А.Д. Указ. соч. С. 22.
530 1ПСЗ. Т. XXXI. № 24361. - 29 сентября 1810 г. Манифест. - Об установлении пошлины с вина в привилегированных Губерниях.
531 1ПСЗ. Т. XXXVII. № 28533. - 28 января (распубликовано 21 февраля) 1821 г. Именной, данный Сенату. - О прибавке пошлин с вина, продаваемого в губерниях, на особых правах состоящих, по 1 р. с каждого ведра.
532 Бочагов А.Д. Указ. соч. С. 22.
533 Там же.
534 2ПСЗ. Т. XXXVIII. Ч. 1. № 39118. - 1 января (распубликовано 11 января) 1863 г. Высочайше утвержденное Положение о пошлинах за право торговли и других промыслов.
535 2ПСЗ. Т. XLIII. Ч. 1. № 45485. - 12 февраля (распубликовано 5 марта) 1868 г. Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета. - Об изменении и дополнении правил о взысканиях за нарушение постановлений питейного Устава.
536 Бочагов А.Д. Указ. соч. С. 24.
537 2ПСЗ. Т. XLVIII. Ч. 1. № 52394. - 16 (28) июня (13 июля) 1873 г. Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета. - О правилах ограничения раздробительной продажи крепких напитков в С.-Петербурге и пригородных участках и о возвышении патентного сбора с водочных заводов и заведений для продажи крепких напитков.
538 Бочагов А.Д. Указ. соч. С. 24.
539 Там же. С. 24-25.
540 Там же. С. 25.
541 ЗПСЗ. Т. V. № 2946. - 14 мая 1885 г. Высочайше утвержденные Правила о раздробительной продаже напитков. § 71.
542 Бочагов А.Д. Указ. соч. С. 25.
543 Небольсин II «Коммерческая газета», 1847, № 136.
544 Производительные силы России. Краткая характеристика различных отраслей труда - соответственно классификация выставки. Отдел IX. Фабрично-заводс- кия производства. Виноделие. (Составил А.И.Базаров). - СПб., 1896. С. 83.
545 Сведения о торговле виноградным вином. -СПб., 1895. С. 32; Гулишамбаров С. И. Виноградное вино в России в XIX столетии. - Одесса, 18%. С. 13.
546 Гулишамбаров С. И. Виноградное вино в России... С. 14-15.
547 Там же.
548 Там же. С. 15.
549 Там же. С. 30.
550 Там же. С. 29-30.
551 Там же. С. 31.
552 Гулишамбаров Ст. Виноградное вино на всемирном рынке // ВВин, Одесса, 1901, № 3. С. 131-138; Мировое производство виноградного вина // ВВин, 1908, № 7. С. 3%-399.
553 Ховренко М.А. Указ. соч. С. 9, 11.
554 Там же. С. 11-12.
55S Гулишамбаров С. И. Виноградное вино в России... С. 15.
556 Там же.
557 Там же.
558 Сб. сведений по истории и статистике внешней торговли России. Т. I. С. 114.
559 Там же.
560 2ПСЗ. Т. XLIII. № 46079. - 5 июля 1868 г. Именной, данный Сенату, распубликованный 13 июля. - О новом общем тарифе по Европейской торговле для таможен Российской Империи и Царства Польского.
561 Сб. сведений по истории и статистике... С. 114.
562 Там же.
563 Соломон А.Е. Основы виноделия. С. 5.
564 РГИА. Ф. 32. On. 1. Д. 370. Л. 104.
565 ЦСУ СССР. Статистический сб. за 1913-1917 гг. Вып. I.T. VII. -М.,1922. С. 46-49, 52, 83, 85.


Просмотров: 246

Источник: Рогатко С.А. История продовольствия России с древних времён до 1917 г. М.: Русская панорама, 2014. С. 616-628



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 1
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
Винодел 2020-01-07 01:07:19
Спасибо, интересно!
X