Монополизация российской угольной промышленности в 1900—1913 гг. (по материалам финансовой статистики акционерных предприятий)

Синдикатское соглашение «Продуголь» — одно из хорошо изученных монополистических объединений дореволюционной России. Однако до сих пор предметом специального изучения не стал вопрос о том, каким образом процесс монополизации воздействовал на величину и характер прибылей монополизированных предприятий в контексте более широкого вопроса о величине доходности российских каменноугольных предприятий вообще.

Возможность подобного исследования определяется условиями функционирования российских акционерных компаний, обязанных ежегодно публиковать извлечения из своих отчетов, в том числе и ежегодные операционные балансы1.

Представительность для всей отрасли данных, полученных в результате изучения лишь акционерных предприятий, определяется тем общеизвестным фактом, что на рубеже XIX—XX вв. акционерная форма предпринимательства становится ведущей. Определению удельного веса акционерных предприятий в народном хозяйстве России в целом и в отдельных его отраслях уделялось довольно много места и в дореволюционной экономической публицистике, и в советской исторической литературе. По последним данным, к 1900 г. доля акционерно-паевых предприятий в валовом производстве каменноугольной промышленности составила в целом по России 75,3%, а по двум основным ее бассейнам — Донецкому и Домбровскому — соответственно 71,1 и 93,9%2.

Источниковой базой настоящей работы послужили материалы отчетов акционерных компаний, помещенных в еженедельном приложении к «Вестнику финансов, промышленности и торговли», — «Отчеты предприятий, обязанных публичною отчетностью» за 1900—1913 годы. К сожалению, отсутствие балансов за 1913/14 операционный год целого ряда каменноугольных акционерных предприятий не позволило включить в рамки исследования последний предвоенный год, что требует специальных разысканий в этой области. На данном этапе объектом изучения стали чисто каменноугольные акционерные общества, без учета комбинированных металлургических предприятий. Для исследуемого периода 1900/01—1912/13 гг. было выявлено 105 чисто каменноугольных акционерных предприятий, функционировавших в разные годы и публиковавших свои отчеты3.

Особый интерес представляет исследование капиталов и прибылей каменноугольных акционерных предприятий Донецкого бассейна, занимавшего в этой отрасли народного хозяйства дореволюционной России, как известно, ключевое положение, где производилось в течение интересующего нас периода 2/3 общероссийской добычи угля (см. табл. 1). Аналогичное положение каменноугольные акционерные общества Донбасса занимают и по сосредоточенным там капиталам. Причем, в отличие от показателя добычи, который на протяжении периода практически неизменен (68,1% в 1900 г. и 68,5% в 1912 г.), удельный вес в капиталах несколько падает: в акционерном капитале — с 75 до 70%, в собственных капиталах — с 74 до 70% (см. табл. 2—3). Существенно иная картина складывается в отношении прибылей и дивидендов отрасли. Удельный вес предприятий Донбасса в прибылях составил в 1900 г. 48%, а в 1912 г. — 44%, в дивидендах, соответственно по годам, 41 и 39%.

Напомним, что не учитывались комбинированные металлургические предприятия, сосредоточившие в концу изучаемого периода в своих руках до 30% добычи Донбасса, обладавшие громадными капиталами и получавшими высокие прибыли.

Характеризуя развитие каменноугольных предприятий Донбасса, можно отметить прирост акционерных капиталов на 26,6% (см. табл. 1). При этом не отмечается концентрации капиталов в чисто каменноугольных предприятиях: в 1900 г. они составляли 2,6, в 1912 г. — 2,4 млн. руб. на одно акционерное общество. То же самое можно сказать о собственных капиталах (соответственно 2,9 и 2,6 млн. руб.). Опережающими темпами сравнительно с собственными происходит рост заемных капиталов. Сумма облигационных капиталов выросла с 27,9 до 43,2 млн. руб. (рост на 54,8%). Рост кредиторской задолженности по пассиву балансов за вычетом дебиторской по активу, показатель достаточно приближенно характеризующий задолженность банкам, составил 183,9% (с 11,2 до 31,8 млн. руб. — см. табл. 1). Опережающий рост последнего показателя представляется весьма важным для характеристики роста участия в акционерных обществах банковского капитала.

В результате отмеченных процессов заметно возрос удельный вес заемных капиталов в структуре капиталов отрасли — с 28 до 35%4.

Значительный интерес представляет анализ динамики показателей прибыльности предприятий Донбасса (см. табл. 2, рис. 1). Величина промышленной прибыли5 в течение периода выросла на 75,9% (с 5,4 до 9,5 млн. руб.), дивиденда — 72,2% (с 1,8 до 3,1 млн. руб.), нормы промышленной прибыли — 42,6% (с 5,4% до 7,7%).

В течение периода донецкая каменноугольная промышленность дважды испытывает серьезные затруднения, причем налицо взаимосвязь динамики показателей прибыльности с показателями, характеризующими объемы добычи и вывоза донецкого угля на рынок, движение цен (см. табл. 1, рис. I). Минимальная величина получаемых прибылей приходится на 1905 г. — год общеэкономического спада6, которого не миновала и донецкая углепромышленность. Величина промышленной прибыли в этот год составила лишь 17% от уровня 1900 г., дивиденда — 14%. На этот же год приходится падение как добычи, так и вывоза донецкого угля. Правда, это падение происходит на уровне, превышающем соответствующие показатели 1900 г. Индекс добычи составляет 115, вывоза — 112 (в предыдущем 1904 г. — соответственно 119 и 117).

Таблица 1. Добыча угля в основных угольных бассейнах России в 1900—1912 гг.*
Таблица 1. Добыча угля в основных угольных бассейнах России в 1900—1912 гг.*

Таблица 1а. Вывоз донецкого угля на рынок в 1900—1912 гг.*
Таблица 1а. Вывоз донецкого угля на рынок в 1900—1912 гг.*

Таблица 2. Элементы сводного баланса чисто угольных предприятий Донецкого бассейна в 1900/01—1912/13 гг. (в млн. руб.)
Таблица 2. Элементы сводного баланса чисто угольных предприятий Донецкого бассейна в 1900/01—1912/13 гг. (в млн. руб.)

Рисунок 1. Динамика роста показателей добычи и вывоза угля Донбасса, цен на донецкий уголь, прибыли и дивиденда чисто угольных акционерных предприятий в 1900—1912 гг.
Рисунок 1. Динамика роста показателей добычи и вывоза угля Донбасса, цен на донецкий уголь, прибыли и дивиденда чисто угольных акционерных предприятий в 1900—1912 гг.

Различия в тенденциях движения показателей добычи и вывоза (повышательное), с одной стороны, и показателей прибыльности (понижательное) — с другой, в этот отрезок времени объясняются, по всей видимости, падением цен на донецкий уголь, продолжавшимся вплоть до 1904 г. включительно. По данным «Свода товарных цен» цены на донецкий уголь (и каменный, и антрацит) упали на всех рынках страны, независимо от сортности угля. На произвольно отобранных рынках донецкого каменного угля в Ростове на Дону и Москве (см. рис. 1) индекс цен составил: на первом из них в 1904 г. 69 от уровня 1900 г., на втором 76. Некоторое повышение цен отмечается для 1905 г., но на этот год приходится существенное по своей величине падение добычи и вывоза угля. По данным Харьковского комитета по перевозке горнозаводских грузов на 1905 г. приходится значительное сокращение потребления донецкого угля основными категориями его потребителей — железными дорогами, металлургическими и машиностроительными заводами, пароходствами, рядом других отраслей фабрично-заводской промышленности России.

Таблица 3. Элементы сводного баланса чисто каменноугольных акционерных предприятий-контрагентов «Продугля» в 1906/7—1912/13 гг. (в млн. руб.)
Таблица 3. Элементы сводного баланса чисто каменноугольных акционерных предприятий-контрагентов «Продугля» в 1906/7—1912/13 гг. (в млн. руб.)

В 1906/07 гг. под влиянием сокращения добычи нефти и вывоза нефтяных остатков начинается замена нефти углем, особенно на железных дорогах7 и производительность Донбасса, несмотря на продолжавшийся промышленный застой, растет, перешагнув на I млрд. пуд. Рост потребления донецкого угля, совпавший с повышением цен, привел к резкому росту прибылей и дивидендов каменноугольных акционерных предприятий Донбасса. Размер промышленной прибыли в 1906 г. вырос по сравнению с 1905 г. в 2,8 раза, а дивиденда — в 3,6 раза.

Таблица 4. Элементы сводного баланса независимых чисто каменноугольных предприятий в 1906/07—1912/13 гг. (в млн. руб.)
Таблица 4. Элементы сводного баланса независимых чисто каменноугольных предприятий в 1906/07—1912/13 гг. (в млн. руб.)

Пик добычи и вывоза на этом хронологическом отрезке приходится на 1908 г., после которого в течение двух лет происходит падение обоих показателей. В 1910 г. добыча угля упала по сравнению с 1908 г. более чем на 70 млн. пуд. (см. табл. 5).

Таблица 5. Концентрация добычи угля и прибыли различными группами чисто угольных акционерных предприятий в Донецком бассейне (в %)*
Таблица 5. Концентрация добычи угля и прибыли различными группами чисто угольных акционерных предприятий в Донецком бассейне (в %)*

В 1909—1910 гг. происходит существенное падение цен практически на всех рынках страны, причем на рудниках Донбасса понижение обозначилось уже в 1908 г., что совпадает с наблюдениями современников. В одной из статей «Горнозаводского дела» за 1910 г. одним из факторов ухудшения конъюнктуры назывался как раз тот факт, что «уже 2 года назад наступил перелом в ценах на Донецкое топливо в сторону понижения»8. Ухудшение конъюнктуры не могло не отразиться на показателях прибыльности. Начиная с 1907 г., на который приходится пик движения прибылей, дивидендов, нормы прибыли, в течение ряда лет наблюдается падение величины этих показателей и затем малозаметный рост. Минимум промышленной прибыли приходится на 1909/10 и 1910/11 операционные годы (с некоторым повышением в последнем случае — на 0,4 млн. руб.).

В ряду причин, обусловивших частичный кризис донецкой углепромышленности и падение ее прибыльности, следует назвать и усиление конкуренции на топливном рынке России со стороны нефти, что отмечалось современникам^ в ряде обзоров9. Причем, важнейшее место отводилось сокращению потребления донецкого угля железными дорогами.

Действительно, в эти годы происходит значительное увеличение добычи нефти, некоторое увеличение вывоза нефтяных остатков, а главное, весьма существенное снижение цен на нефтепродукты, что и обусловило их высокую конкурентоспособность на рынке топлива. Цены на нефтяные остатки в Москве в 1910 г. составили 65% от уровня 1906 г. (с 56,5 до 36,9 коп. за пуд)10. Что касается категорий потребителей донецкого угля, то в отличие от 1905 г. снижение потребления произошло лишь двумя из них — частными потребителями и железными дорогами. По первой категории падение приходится на 1909 и 1910 гг., для второй — снижение начинается на год раньше — с 1908 г. и достигает нижнего предела в 1910 г. Причем, это снижение по железным дорогам составило значительную цифру — около 100 млн. пуд.11 Одним из факторов, приведших к ухудшению положения в донецкой каменноугольной промышленности в 1909—1910 гг., называлась современниками и холерная эпидемия 1910 г., которая привела к оттоку рабочей силы из района12. По данным статистического бюро Совета съездов горнопромышленников юга России, численность рабочих на шахтах и рудниках Донбасса в 1909—1911 гг. составила соответственно по годам:. 111404, 85504, 121339 человек. В 1910 г. недоставало 18650 рабочих13.

Новый промышленный подъем создал увеличенный спрос на твердое минеральное топливо, которому сопутствовал рост цен, начавшийся в 1909—1910 гг. Предприятия Донбасса наращивают добычу и вывоз (в 1912 г. рост сравнительно с 1910 г. на 27,9 и 31,0%). Сочетание этих факторов в контексте общего промышленного оживления приводит к еще более резкому росту прибылей и дивидендов. Прирост прибыли для 1912 г. сравнительно с 1910 г. составляет 150,0%, дивиденда — 132,1%.

В целом, как видим, динамика капиталов и прибылей акционерных каменноугольных предприятий Донецкого бассейна достаточно приближенно отражает движение общеэкономической конъюнктуры, действие которой в отрасли проявляется через изменение показателей, характеризующих добычу и вывоз угля, а также цены.

Обратимся теперь к характеристике «Продугля» — одной из крупнейших монополистических организаций России. Как было показано выше, в 1905 г. каменноугольная промышленность Донецкого бассейна испытала сильное падение производства и, как следствие, — прибылей. Причем, кризисные явления 1905 г. тяжелее перенесли крупные и крупнейшие предприятия. Так, в группе предприятий с акционерным капиталом более 3 млн. руб. величина промышленной прибыли уменьшилась с 4,5 млн. руб. в 1900/01 г. до 0,5 млн. руб. в 1905/06 и составила всего 11,1% от уровня 1900/01 г. Прибыли в группе обществ с акционерным капиталом 1—3 млн. руб. понизились с 0,6 млн. до 0,2 млн. руб. (33,3% от уровня 1900/01 г.), а в группе мелких обществ с капиталом до 1 млн. руб. — с 0,25 млн. до 0,2 млн. руб. (80,0%). Следует также отметить, что в 1905 г. положение будущих контрагентов «Продугля» выглядело несколько хуже, чем у будущих аутсайдеров — норма прибыли составила соответственно 1,0% и 1,1% (масса прибыли 0,47 и 0,45 млн. руб.). Таким образом, очевидно ускоряющее влияние кризиса и депрессии на образование «Продугля», что отмечалось и современниками, и в советской исторической литературе14.

В первый год своего существования — 1906/07 г., — по данным опубликованных отчетов 11 его контрагентов (чисто каменноугольные общества), синдикат сконцентрировал 60,4% собственных капиталов акционерных обществ Донбасса (59,1% акционерных, 82,7% запасных); 66,8% заемных капиталов. В 1912/13 г. концентрация собственных достигла 70,8% (акционерных — 69,6%, запасных 92,6%), заемных — 65,5%. В целом, концентрация функционирующих капиталов (собственные плюс заемные) выросла с 63,6% до 68,2%. Налицо существенный рост концентрации акционированной каменноугольной промышленности в руках «Продугля». При этом опережающими темпами росла концентрация контрагентами «Продугля» совокупной прибыли отрасли — с 65,1 до 77,5%. Соответственно росла и норма прибыли — с 2,9 до 8,4% (см. табл. 2—3).

По данным динамики капиталов и прибылей прослеживаются два основных этапа в развитии «Продугля», что, в целом, подтверждает имеющуюся в историографии точку зрения на этот счет.

Первый этап, примерно 1906—1910 гг., характеризуется преобладающим положением продугольских фирм. Наличие синдикатской организации позволило контрагентам «Продугля» в условиях пониженной конъюнктуры развиваться более высокими темпами. В 1909/10 г. рост показателей продугольских фирм относительно 1906/07 г. составил: массы прибыли — 41,2%, дивиденда — 68,8. Для аутсайдеров эти показатели составили соответственно 20,0% и 16,3%. Совокупная масса прибыли продугольских фирм в два раза превысила аутсайдерский показатель. Причем, отметим, что для продугольских фирм 1909/10 г. является на этом отрезке годом наибольшего ухудшения положения после 1905 г., тогда как для аутсайдерских фирм таким годом станет лишь следующий 1910/11 г. (особенно эти данные показательны в связи с приводившимися несколько выше примерно равными показателями будущих контрагентов и аутсайдеров для 1905/06 г.). Увеличение наметившегося разрыва происходит в следующем 1910/11 г. Если в предыдущем 1909/10 г. показатели массы прибыли и дивиденда продугольских фирм превышали показатели аутсайдеров на 100,8% и 62,0%, то в 1910/11 г. уже на 222,2% и 505,3%. Преобладание синдиката подтверждается и данными о концентрации добычи и вывоза в руках «Продугля». На годы частичного кризиса (1909—1910) приходится наивысший процент концентрации добычи (66,7 и 67,0%) и один из пиков концентрации вывоза (60,1%)15.

При этом, однако, обращают на себя внимание показатели нормы прибыли группы монополизированных и аутсайдерских предприятий (см. табл. 3, 4). Лишь в 1906/07 г. норма прибыли по «Продуглю» несколько выше. В 1907/08 г. эти показатели равны, а в 1908/09—1909/10 гг. норма прибыли аутсайдеров выше средней продугольской. Прирост нормы прибыли аустсайдеров в 1909/10 г. составил (относительно 1906/07 г.) 56,5%, по «Продуглю» — 10,4%.

Видимо, именно в эти годы была заложена основа сохранения и развития аутсайдерских фирм в годы подъема, поскольку мера самовозрастания капитала, каковой является норма прибыли, обеспечила, в целом, сохранение позиций немонополизированных предприятий.

Частичный кризис 1909—1910 гг. послужил объективной основой для нового этапа монополизации угольной промышленности юга России. Это привело к увеличению числа контрагентов синдиката и к возрастанию его роли в добыче и поставках донецкого угля на рынок16.

1909—1910 гг. становятся, таким образом, в определенном смысле водоразделом. Темпы роста продугольских фирм резко увеличиваются и существенно превышают аутсайдерские показатели. Уже в 1910/11 г. норма прибыли продугольских фирм превышает аутсайдерский показатель. Прирост нормы прибыли в 1912/13 г. (сравнительно с 1909/10 г.) составил по «Продуглю» 162,5%, по аутсайдерам — 50,0%. Еще более сильные различия в динамике роста массы прибыли — соответственно 204,2% и 75,5%. В расчете на одно предприятие масса прибыли по «Продуглю» в 3,5—6,3 раза превышает аутсайдерские показатели (см. рис. 3). Представляется, однако, что отмеченное ускоренное развитие продугольских фирм в 1910—1913 гг. все-таки не более чем тенденция. Величина нормы прибыли продугольских фирм не намного превышает отраслевые и продугольские показатели. Превышение средней над отраслевой величиной составляет всего 0,2—0,7%, несколько больше превышение над аутсайдерским показателем — на 0,7—3,0% (см. рис. 2).

Рисунок 2. Динамика средних показателей нормы прибыли различных групп углепромышленных акционерных предприятий России в 1900—1912 годах (в %)
Рисунок 2. Динамика средних показателей нормы прибыли различных групп углепромышленных акционерных предприятий России в 1900—1912 годах (в %)

Рисунок 3. Динамика массы прибыли в расчета на одно предприятие в различных группах донецких углепромышленных акционерных компаний в 1906—1912 гг. (в млн. руб.)
Рисунок 3. Динамика массы прибыли в расчета на одно предприятие в различных группах донецких углепромышленных акционерных компаний в 1906—1912 гг. (в млн. руб.)

К сожалению, на сегодня нет возможности проанализировать в сравнительном плане развитие продугольских и аутсайдерских фирм в последние предвоенные годы (1913—1914 гг.). Можно лишь констатировать, что развитие аутсайдеров в этот отрезок времени характеризуется высокими показателями. По сравнению с 1910/11 г. сумма акционерных капиталов в 1913/14 г. выросла на 66,9%, запасных — почти в 2 раза, масса прибыли — в 4,5 раза, норма прибыли — с 3,2 до 8,5%, сумма выплаченного дивиденда — в 9,6 раза (!). На эти же годы приходится падение концентрации добычи «Продуглем», достигшая в 1914 г. 47,4%, а также, хотя и непоследовательного, но и вывоза до 57,3%17. Несмотря на преимущества синдикатской организации, позволившие по-прежнему сосредоточивать в руках «Продугля» несколько более половины общедонецкого вывоза, они были явно недостаточны для того, чтобы в условиях повышающейся экономической конъюнктуры ограничить рост аутсайдеров18.

Показатели, характеризующие высокие темпы развития этой группы фирм, достигнуты, в общем, за счет ускоренного развития группы ведущих фирм. Так, в 1910/11 г. лишь 4 общества получили прибыли порядка 0,1 млн. руб., в 1913/14 г. обществ, значительно превысивших этот рубеж, было уже 11. Причем, это высокорентабельные предприятия — лишь 2 общества имеют норму прибыли в 1913/14 г. несколько выше 10%. Средняя же ее величина у этой группы фирм составляет порядка 17%. Несколько обществ этой группы показали высокую массу прибыли, мало уступающую ведущим продугольским фирмам: у Донецко-Грушевского общества — 0,87 млн. руб. (норма прибыли 17,0%), у Петро-Марьевского общества — 0,71 млн. руб. (норма — 15,5%), у общества Екатерининских копей — 0,45 млн. руб. (29,0%), у «Ртутное дело Ауэрбаха» — 0,37 млн. руб. (10,1%) и др.

Все это, в общем, подтверждает высказывавшуюся в советской исторической литературе точку зрения, согласно которой независимые углепромышленные общества не были разорены синдикатом, но постоянно развивали свое производство и, добавим, увеличивали свои доходы и рентабельность19.

Для понимания существа происходивших процессов, результирующих в величине прибылей, весьма существенно уяснение факторов, определяющих ее динамику в различных группах акционерных предприятий. Решение этого вопроса в полном объеме значительно затруднено состоянием источниковой базы.

Есть возможность рассмотреть некоторые из них.

Одним из важнейших в этом ряду является показатель годовой выработки угля на одного рабочего характеризующий производительность труда и, таким образом, состояние производственно-технической базы.

Говоря о динамике нормы выработки, необходимо отметить, что ее увеличение происходило вплоть до 1904 г., когда ее величина достигла в среднем по Донбассу 9600 пуд. в год на одного рабочего. Начиная с 1904 г. происходит падение этого покзателя. В 1912 г. она составила 8100 пудов20. Как уже отмечалось, крупные предприятия Донбасса тяжелее перенесли кризис 1905 г. Об этом свидетельствует и сопоставление величин нормы выработки по контрагентам «Продугля» и средней отраслевой величины, которые составили соответственно 8300 и 8800 пудов.

Однако уже в 1909 г. норма выработки на предприятиях «Продугля» составила 8700 против 8200 пуд. у аутсайдеров. Превышение составило 6,1% — примерно столько же, на сколько (4,3%). в 1903 г. Норма выработки на предприятиях — будущих контрагентах синдиката обгоняла тот же показатель будущих аутсайдеров (9700 против 9300 пуд.). В последующие несколько лет происходит развитие наметившейся тенденции. В 1912 г. норма выработки на продугольских фирмах составила уже 118,5% от среднего отраслевого (9600 против 8100 пуд.). Однако, в целом, различие по-прежнему не очень велики. Необходимо учесть также, что при исчислении средней отраслевой величины в расчет принимались помимо каменноугольных и антрацитовые фирмы, где производительность была меньше. В среднем же по каменноугольным предприятиям производительность составляла в 1903 г. — 9500, в 1906 и 1912 гг. примерно равную величину — ок. 9000 пуд. Превышение на продугольских фирмах составило всего в 1903 г. 2,1%, в 1912 г. — 6,7%. При этом следует иметь в виду, что производительность в продугольских фирмах не является рекордной. При группировке фирм по величине добычи оказывается, что в целом на протяжении периода наиболее производительна группа фирмы с добычей 5—10 млн. пуд. в год (контрагенты синдиката входят, в основном, в группу с добычей св. 10 млн. пуд.). Норма выработки на предприятиях этой группы составила в 1903 г. 108 000 пуд., в 1912 г. — 9800 пуд.

Таким образом, можно говорить лишь о наметившейся в последние годы существования «Продугля» тенденции к относительному повышению производительности труда на предприятиях-контрагентах, однако нет особых оснований усматривать в этом показателе фактор, определивший стремительный рост прибылей участников синдиката.

Интересный материал дают имеющиеся данные о затратах на заработную плату рабочих. К сожалению, эти данные относятся лишь к 1912, 1913 гг. Проследить динамику на протяжении исследуемого периода для различных по величине групп предприятий не представляется возможным. Можно лишь отметить, что в группе крупных каменноугольных предприятий в 1912 г. расходы на зарплату относительно меньше, чем в группе мелких21.



То же касается антрацитовых фирм, где расходы на зарплату по первой группе составляют 5,23 коп., а в среднем 5.47 коп. Следует отметить также, что в 1913 г. этот показатель по группе крупных каменноугольных фирм составляет 4,35 коп. и уже меньше среднего (4,41 коп.)22.

Таким образом, и в данном случае можно, видимо, говорить о наметившейся в последние предвоенные годы тенденции к формированию относительно более высоких прибылей крупных предприятий за счет экономии переменного капитала.

Рамки группировки, использованной статистиками Совета съездов, слишком неопределенны, чтобы делать категоричные утверждения. Этот вопрос требует дальнейших разысканий. Во всяком случае, П.И.Фомин, по определению П.В.Волобуева, — автор, «наиболее близко стоявший к кругам "Продугля" и знавший, несомненно, его тайны»23, — на основании приведенных данных считал возможным безо всяких оговорок констатировать, что крупные предприятия отличаются и низкой денежной заработной платой, и низким ее коэффициентом, приходящимся на пуд добычи24.

Не меньше трудностей вызывает определение себестоимости производства. Один из видов этого рода расходов — стоимость потребляемых металлов и сырых материалов в расчете на 1 пуд добываемого топлива. К сожалению, рассчитать продугольские показатели, сопоставить их с отраслевыми на основании опубликованных материалов возможности нет. Однако, пользуясь группировкой предприятий по величине добычи, применявшейся Статистическим бюро Совета съездов, можно констатировать следующее. В целом, расходы по этой статье растут. Если в 1907 г. их величина составила 2,156 коп. на пуд, то в 1913 г. — 2,350 коп. (рост на 9,0%). Растут эти расходы как у группы крупных, так и у мелких фирм, но растут неравномерно. Если по группе крупных фирм (с добычей свыше 5 млн. пуд.) рост этого вида издержек составил 14,7% (2,604 коп. в 1913 г. против 2,270 коп. в 1907 г.), то по группе мелких фирм (с добычей менее 5 млн. пуд.) — 26,9% (2,055 против 1,62 коп.). В результате более быстрого роста этого вида издержек у мелких фирм сокращается величина превышения расходов по группе крупных фирм над мелкими. В 1907 г. расходы по группе крупных фирм превышали расходы мелких на 40,1% (2,270 коп. против 1,620 коп.). В 1913 г. это превышение составило уже 26,7% (2,604 против 2,055 коп.). Таким образом, не приходится говорить об экономии в применении основного капитала у более крупных и, видимо, у монополизированных предприятий, однако определенные тенденции налицо.

Таким образом, охарактеризованное движение отдельных элементов себестоимости производства рисует общую картину ее увеличения, что подтверждает высказываемую в историографии точку зрения. Так, по данным, приводимым С.В. Кушнируком, себестоимость добычи выросла с 3,8 коп. за пуд в 1906 г. до 7,32 коп. в 1912 г.25 При этом, по данным анкетной комиссии Н.Н. Курмакова, приводимым в одной из работ П.И.Фомина, себестоимость рядового угля в Донбассе в 1908 г. на копях с годовой добычей до 5 млн. пуд. равнялась 7,67 коп. с пуда, на копях с добычей 5—10 млн. пуд. — 7,38 коп., свыше 10 млн. пуд. — 8,23 коп.26

В условиях роста себестоимости, очевидно, не могла не изменяться и цена. К сожалению, динамика цен на уголь Донбасса, изучена недостаточно. Приводимые в литературе данные свидетельствуют о конкурентной борьбе между «Продуглем» и аутсайдерами, ведшейся различными методами, в том числе и методами ценовой конкуренции. Однако можно сказать, что в целом систематического исследования ценовой политики, проводившейся «Продуглем», до сих пор нет. На наш взгляд, приводившиеся выше данные о динамике цен дают основания полагать, что, в целом, в течение 1900—1912 гг. движение цен вполне объясняется развитием общеэкономической конъюнктуры и не обнаруживает на себе следов искажающего влияния политики монополистического ценообразования. Ценовая конкуренция в целом в течение периода занимала, видимо, подчиненное место и сильно зависела от циклических колебаний конъюнктуры, конкуренции со стороны других видов топлива. Знакомство с динамикой цен свидетельствует о том, что в целом цены на донецкий уголь в течение периода оставались ниже уровня 1900 г. Согласно «Своду товарных цен» лишь в 1913—1914 гг. происходит превышение, причем достаточно существенное, уровня 1900 года27.



На наш взгляд, основным методом достижения прибылей выше средних являлась концентрация добычи и вывоза угля. Тогда становятся понятными подробно описанные в исторической литературе борьба синдикатских фирм за вовлечение в синдикат новых участников, ожесточенная борьба контрагентов «Продугля» за квантумы и реальный вывоз28. Одной из попыток проследить зависимость между этими показателями является сопоставление показателей концентрации добычи и прибылей различными по величине акционерными цредприятиями29. Данные, приводимые в таблице 5, свидетельствуют о существенной близости указанных показателей. В ряде случаев происходит практическое их совпадение. Так, для 1912 г. для группы крупных предприятий с добычей 10—20 млн. пуд. разность между показателями концентрации добычи и прибыли составила всего 0,3%; для неприведенной в данной таблице группы крупнейших предприятий с добычей свыше 30 млн. пуд. для 1901 г. она составила 0,02% и др. При обнаруживаемой визуально близости данных, приведенных в таблице, подобное совпадение показателей в ряде случаев, видимо, не является случайным.

Приводимые данные позволяют констатировать, что для большинства лет периода концентрация прибылей группой крупнейших предприятий (1 гр.) превосходит концентрацию добычи угля (от 4,4 до 13,5 пунктов). Причем, в начале периода (1900 г.) концентрация прибыли превышает концентрацию добычи существеннее, чем в конце (1912 г.), когда более зрелые организационные формы, которые принял к этому времени монополистический капитал, и, значит, расширение арсенала средств извлечения монопольной прибыли должны были позволить монополизированным предприятиям концентрировать больший процент прибылей сравнительно с концентрацией производства. Во всяком случае, в конце периода больше оснований ожидать увеличения разрыва между показателями концентрации, чем в его начале, что ставит вопрос о факторах, обусловивших такое положение. Следует, видимо, иметь в виду и возможность наличия определенных элементов монопольное™ в положении крупнейших фирм Донбасса не только в конце, но и в начале периода.

Как явствует из таблицы, ситуация в отрасли в этом отношении развивалась. Так, наибольшее превышение концентрации прибыли над концентрацией добычи в группе крупнейших фирм приходится на предкризисный 1904 г. Причем, достигнуто это путем перераспределения совокупной прибыли отрасли как за счет средних предприятий, так и прежде всего за счет мелких. Однако годы депрессии легче перенесли не крупнейшие предприятия, уровень потерь которых в прибыли (отрицательная разность с концентрацией добычи) примерно равен потерям мелких фирм. Быстрее других справились с кризисными явлениями наиболее рентабельные средние предприятия, концентрация прибыли которыми в годы депрессии превышает концентрацию добычи. В определенной мере поворотным явился 1910 г., год частичного кризиса, когда в группе крупнейших предприятий отрицательная разность исследуемых показателей сменяется положительной; в группе средних предприятий она хотя еще и положительна, но уже значительно меньше, чем в предыдущие годы, а в группе мелких фирм резко увеличивается отрицательная разность.

В дальнейшем, в годы подъема этот процесс развертывается таким образом, что развитие группы средних предприятий сравнительно с предшествующими годами депрессии тормозится, а наибольшие выгоды из оживления экономической конъюктуры начинают извлекать крупнейшие фирмы. Хотя очевидно, что процесс активно динамичен и исследования требует вопрос, каким образом он развивался в последующие годы. На существование зависимости между величиной доходности и концентрации производства обращали внимание и современники. Так, Ф.А. Расинский, посвятивший в 1900-х годах ряд статей изучению статистики доходности русских акционерных предприятий и предложивший оригинальный метод исследования финансового положения предприятия, обратившись к отчетам горных, горнозаводских и механических предприятий, в том числе и каменноугольной промышленности, отмечал, что «более шансов на прибыль даст сосредоточение капитала в крупных предприятиях»30.

Перейдем к непосредственной характеристике внутренней структуры синдиката. С точки зрения размеров функционирующих капиталов контрагенты «Предприятия» могут быть разбиты на две группы: крупных предприятий с размером баланса свыше 10 млн. руб. и группы с размером баланса менее 10 млн. руб.31 Для крупных обществ рост основных показателей баланса составил в 1912/13 г. относительно 1906/07 г.:



Как видим, налицо опережающий рост группы крупных обществ. Преимущества синдикатской организации были использованы прежде всего именно крупными фирмами за счет ущемления интересов менее сильных фирм. В приведенных выше цифрах обращают на себя внимание почти равные показатели массы прибыли обеих групп в 1906/07 г. — 1,08 против 0,99 млн. руб. В пересчете на 1 предприятие по группе крупных фирм этот показатель составит 0,154 млн. руб., для мелких — 0,198 млн. руб. В 1912/13 г. для обеих групп эти показатели составили соответственно 0,595 против 0,275 млн. руб., что подчеркивает отмеченную выше тенденцию. Причем, необходимо сказать, что процесс приоритетного развития крупнейших фирм-контрагентов «Продугля» разворачивается главным образом на втором этапе его существования — начиная с 1910 г. Если в течение 1906—1909 гг. прибыли 6 крупнейших (по величине функционирующих капиталов) обществ выросли на 13,0% (с 1,08 до 1,22 млн. руб.), то за тот же период прибыли 5 средних и мелких обществ (вошедших в синдикат в 1906 г.) увеличились на 51,9% (с 0,54 до 0,82 млн. руб.). За 1909—1912 гг. соотношение темпов роста прибыли обратное. Для тех же 6 крупнейших обществ прирост составил 238,5% (с 1,22 по 4,13 млн. руб.) (без учета присоединившегося к синдикату в 1909 г. Алексеевского общества и высокоприбыльного Вознесенского общества, преобразованного в акционерное и опубликовавшее впервые отчет в 1912/13 г.). Те же 5 средних и мелких обществ практически сохранили прежние темпы роста — 58,5% (с 0,82 до 1,30 млн. руб.). Темп роста для всех вошедших в разные годы в синдикат мелких фирм (9 без Николо-Михайловского, присоединившегося в 1910 г.) составил 29,2% (с 1,2 до 2,75 млн. руб.).

При этом важно отметить, что известным рубежом стал 1910 г., когда мелкие и средние общества-контрагенты «Продугля» как и аутсайдеры, испытали падение прибылей, хотя сравнительно с ними небольшие — всего на 5,3% (1,20—1,14 млн. руб.). В то же время прибыли крупных обществ существенно (на 44,3%) выросли (с 1,22 до 1,75 млн. руб.). Таким образом, в годы депрессии участие в синдикате обеспечивало всем контрагентам «нормальные» прибыли (сравнительно с вышеприведенными — в 1906/07 г. масса прибыли в расчете на 1 общество среди аутсайдерских фирм составила всего 0,04 млн. руб.). В условиях же промышленного подъема с постоянно увеличивающимся спросом на уголь и ростом цен на него для мелких и средних фирм участие в синдикате с его политикой на приоритетное развитие крупнейших фирм за счет более слабых не могло не вызвать у последних стремления высвободиться из-под ставших стеснительными условий синдиката и обеспечить себе тем самым большие прибыли. Эту мысль, высказывавшуюся в советской литературе32, подтверждает и сопоставление динамики развития второй группы продугольских фирм и ведущих аутсайдерских. Мы уже видели высокие темпы роста ведущих аутсайдерских фирм в годы промышленного подъема. В нижеследующей таблице приведены в расчете на 1 предприятие цифры, характеризующие развитие в 1911/12—1913/14 гг. этих двух групп фирм (в млн. руб.)



Как видим, лишь наращивание амортизационных капиталов происходит примерно в равной степени. Рост собственных капиталов, массы и нормы прибыли у ведущих аутсайдерских фирм происходит быстрее, чем у контрагентов «Продугля». Особенно это заметно в отношении величины массы и нормы прибыли. В этой связи стоит упомянуть приводимые В.С. Зивом высказывания руководителей ведущих компаний второй продугольской группы — компаний Прохоровских копей, Берест-Крынских копей, в Государевом-Байраке, относящиеся к 1913 г. и характеризующие распределение синдикатом заказов таким образом, что оказывалось сдерживающее влияние на развитие их добычи, а значит, добавим, и прибылей33. В этой связи, правомерна постановка вопроса об одном из источников формирования повышенной прибыли крупнейших предприятий как результате перераспределения совокупного дохода синдикатских предприятий.

В заключение рассмотрим динамику заемных капиталов. С этой точки зрения весь период можно разбить на 3 этапа. В течение первого, 1900/01—1902/03 гг., происходит рост кредиторской задолженности, причем резкий ее прирост приходится на 1901/02 г., непосредственно следующий за наиболее успешным по финансовым показателям 1900 г. Прирост составил 7,1 млн. руб. (24%). В течение следующего периода, приходящегося на годы кризиса, участие заемного капитала в донецких каменноугольных предприятиях остается неизменным — на уровне 1902/03 г. — порядка 36—37 млн. руб. Дальнейший равномерный рост кредиторской задолженности начинается с 1906/07 г. и вплоть до конца периода. Обращает на себя внимание лишь скачок, приходящийся на 1908/09 г., когда прирост составил 8,4 млн. руб. (по сравнению с предыдущим годом — более 19%), что достигнуто главным образом за счет увеличения этого показателя по «Продуглю». На долю контрагентов синдиката приходится 7,4 млн. руб. из общего отраслевого увеличения этого показателя. По всей видимости, этот год является в определенном смысле поворотным во взаимоотношениях промышленного и банковского капитала. Эти данные подтверждают сложившееся в литературе мнение об усилении участия банков в это время в делах монополистических объединений. В литературе отмечается, что в конце 1907 — начале 1908 гг. было заключено соглашение между «Продуглем» и тремя русскими банками — Северным, Азовско-Донским, Волжско-Камским34.

Преимущественное финансирование банками крупнейших предприятий характерно не только для 1908/09 г. Рост кредиторской задолженности продугольских фирм характеризуется значительно большими цифрами, чем аутсайдерских. Рост данного показателя у аутсайдеров «Продугля» в 1912/13 г. сравнительно с 1906/07 составляет 6,8% (25,2 против 23,6 млн. руб.). В среднем по «Продуглю» эта величина составляет 24,0% (33,48 против 14,95 млн. руб.). Происходит и рост сумм, выплаченных продугольскими фирмами банкам в виде процентов. Если в 1906/07 г. эта величина составила немногим более полумиллиона рублей (0,51), то к 1912/13 г. она выросла более чем в 3 раза (1,62 млн. руб.). Для сравнения скажем, что сумма, выплаченная в виде процентов актсайдерами, составила в 1912/13 г. немногим более 200 тыс.руб. (0,21 млн.). Причем, надо отметить, что основная часть и кредиторской задолженности, и, соответственно, выплаченных процентов приходится на долю немногих крупнейших фирм. Четыре крупнейших контрагента «Продугля» (Рутченковское, Алексеевское, Голубовское, Русско-Донецкое общества) в 1912/13 г. сосредоточили 69,2% задолженности (23,15 млн. руб.) и 84,6% всей суммы выплаченных процентов (1,37 млн. руб.). Не случайно, именно эти общества (за исключением Голубовского) становятся объектом финансовых операций. Рутченковское предприятие переходит в собственность общества Брянских заводов, копи Русско-Донецкого общества арендуются обществом «Русский горный и металлургический унион», копи Алексеевского — Донецко-Юрьевским и Криворожским обществами.

Процесс увеличения заемных капиталов в структуре капиталов донецкой углепромышленности определенным образом воздействует на динамику показателя промышленной прибыли различных групп акционерных предприятий. Так, тенденция к Понижению величины промышленной прибыли оказалась характерной для группы предприятий (12 обществ) с величиной заемных капиталов более 1/3 от акционерного и с тенденцией к их увеличению либо постоянной величиной. Сюда вошли практически все крупные фирмы: Рутченковское, Голубовское, Алексеевское, Екатериновское общества, «Ртутное дело Ауэрбаха» и др.

Изучение динамики заемных капиталов, таким образом, позволит сделать ряд существенных выводов, что определяет необходимость продолжения исследований в этой области с целью установления более точных масштабов того влияния, которое оказывало на развитие угольной промышленности усиление участия в ее делах банковского капитала.

Хорошие возможности для уточнения представлений о состоянии дел в углепромышленности Донбасса дает изучение капиталов и прибылей каменноугольных предприятий Домбровского бассейна, являвшегося вторым в дореволюционной России по величине и значению (см. табл. 6). Добыча угля здесь в течение исследуемого периода увеличилась с 251,83 млн.пуд. в 1900 г. до 394,53 млн. пуд. в 1912 г. (рост на 56,7%). Темпы роста добычи уступали темпам, достигнутым в Донбассе (94,2%). Удельный вес Домбровского бассейна в общероссийской добыче сократился с 25,5% в 1900 г. до 20,7% в 1912 г. С этими цифрами контрастируют показатели удельного веса капиталов и прибылей. На начало периода на долю Домбровских предприятий приходилось 51,3% прибылей, 56,5% дивиденда всех каменноугольных предприятий России. К 1912/13 г. эти показатели увеличились соответственно до 55,1% и 59,9%. В 1900/01 г. масса прибыли 9 акционерных предприятий бассейна составила 5,8 млн. руб., дивиденда — 2,43 млн. руб., норма прибыли — 18,5% (по 35 донецким предприятиям масса прибыли — 5,4, дивиденд — 1,75 млн. руб., норма прибыли — 5,4%). К 1912/13 г. эти показатели возросли соответственно на 103,5%, 94,7%, 24,9% от уровня 1900/01 г. и составили 11,8 млн. руб., 4,73 млн. руб., 24,9% (!). В Донбассе те же показатели выросли на 75,6%, 77,7%, 42,6% (9,48 млн. руб., 3,11 млн. руб., 7,7%). Налицо весьма существенные различия в размерах получаемых доходов, что отмечалось еще современниками35.

Чем же определялись столь высокие показатели доходности предприятий Домбровского бассейна? Прежде всего, обращает на себя внимание хорошо известный факт необычайно высокого уровня концентрации производства: 9—10 акционерных предприятий бассейна в течение периода концентрировали более 90% добычи36. Наличие практически полностью монополизированного стабильного регионального рынка, свободного от конкуренции со стороны других монополистических образований и видов топлива, не могло не иметь решающего значения на величину и характер получаемых прибылей.

В этой связи обращают на себя внимание сообщения современников о существовании синдиката домбровских углепромышленников, мнение, которое получило распространение в советской исторической литературе. Писали современники и о процессах комбинирования, происходивших в этом регионе, вовлечении в него ряда углепромышленных фирм37.

Таблица 6. Элементы сводного баланса чисто угольных акционерных предприятий Домбровского бассейна в 1900/01—1912/13 гг. (в млн. руб.)
Таблица 6. Элементы сводного баланса чисто угольных акционерных предприятий Домбровского бассейна в 1900/01—1912/13 гг. (в млн. руб.)

Рисунок 4. Динамика роста показателей добычи угля в Домбровском бассейне, цен на него, прибыли и дивиденда угольных акционерных предприятий Домбровского бассейна в 1900—1912 годах (в %)
Рисунок 4. Динамика роста показателей добычи угля в Домбровском бассейне, цен на него, прибыли и дивиденда угольных акционерных предприятий Домбровского бассейна в 1900—1912 годах (в %)

В числе других факторов, обеспечивших предприятиям Домбровского бассейна значительно большие прибыли, чем у фирм Донбасса, является более высокое состояние техники угледобычи и как следствие — производительности труда в Домбровском бассейне, что единодушно отмечалось и современниками. По данным, приводимым В.Э. Деном, к началу исследуемого периода средняя годичная выработка на одного рабочего в среднем за последнее пятилетие XIX в. составила в Домбровском бассейне 17225 пудов, в Донецком — 903638.

Нельзя не отметить и тот факт, что Домбровские предприятия работали в основном за счет собственных капиталов — в 1900/01 г. заемные средства в аетгивах составили 25,2%, в 1912/13 г. — 11,0% (в Донбассе, соответственно, — 28,1 и 37,9%). К концу периода предприятия Донецкого бассейна значительно большую часть своей валовой прибыли должны были выплачивать в виде ссудного процента.

Устойчиво высокие абсолютные и относительные размеры дохода, получаемого акционерными предприятиями Домбровского бассейна, со всей определенностью ставят вопрос о наличии значительных черт монополистического дохода. В то же время, данные, характеризующие развитие польских предприятий, корректируют наши представления об уровне доходности донецких угледобывающих фирм, оттеняют процессы, происходившие в Донецком углепромышленном районе.

* * *

Опыт изучения капиталов и прибылей, предприятий на основе материалов публичной отчетности акционерных предприятий Донбасса за 1900/01—1912/13 операционные годы позволяет сделать ряд выводов. Прежде всего, можно констатировать, что динамика капиталов и прибылей, в целом, верно отражает движение общеэкономической конъюнктуры (в первую очередь таких ее параметров, как изменение объемов производства, динамика цен), что положительно характеризует информативные возможности балансов как источника.

Изучение финансовых показателей отдельных групп предприятий позволяет выделить в истории крупнейшей монополистической организации этой отрасли народного хозяйства — синдиката «Продуголь» — два этапа как с точки зрения развития взаимоотношений с аутсайдерами, так и внутреннего его развития. На первом этапе, в годы депрессии 1906/07—1909/10 гг., наличие синдикатской организации обеспечило контрагентам «Продугля» более высокие темпы развития сравнительно с аутсайдерскими предприятиями, однако не в той степени, которая позволила бы обеспечить полное господство монополизированных фирм. Степень самовозрастания капитала аутсайдерских фирм в годы депрессии обеспечила их выживание и подготовила почву для быстрого роста в годы промышленного подъема.

С точки зрения внутреннего развития этот период характеризуется сравнительной устойчивостью. Участие в синдикате приносит выгоды всем своим участникам, причем прибыльность средних и мелких обществ расчет более высокими темпами, чем крупных.

Второй этап характеризуется развитием противоречивых тенденций. Очевидным становится более быстрое развитие продугольских фирм. Темпы роста прибыли, нормы прибыли, дивиденды значительно опережают показатели роста независимых фирм. Однако при этом норма самовозрастания совокупного монополистического капитала незначительно превосходит показатель монополизированных предприятий. Более того, последние предвоенные годы характеризуются высокими темпами развития ведущих аутсайдерских фирм.

Значительно изменяется положение внутри синдиката. Налицо приоритетное развитие крупнейших контрагентов за счет мелких и средних фирм. Синдикат становится орудием перераспределения совокупного дохода в их интересах. Темпы развития доходности группы средних и мелких фирм — участников синдиката замедляются и отстают от темпов роста ведущих аутсайдеров, что явилось, видимо, основой центробежных тенденций и одной из главных причин развала синдиката. Такой итог представляется закономерным. Возникновение синдиката в годы депрессии и распад в годы подъема свидетельствует об определенной близости его к монополистическим объединениям картельного типа более раннего периода39. Однако значительно большая устойчивость «Продугля» свидетельствовала и о новых чертах, знаменовавших более высокий уровень монополизации.

Предварительное изучение источников получения сравнительно высоких по массе прибылей монополизированными предприятиями позволяет ставить вопрос о преимущественном значении концентрации производства в обеспечении сравнительно более высоких прибылей. Этот фактор в совокупности с незначительным показателем превышения нормы прибыли монополизированных предприятий над независимыми фирмами (что лишний раз подчеркивается высокими показателями прибыльности каменноугольных предприятий Домбровского бассейна) позволяет ставить вопрос о начальном этапе функционирования монополистического капитала, не обеспечившего еще развернутой формы монопольной прибыли. Дальнейшего изучения требует вопрос о том, насколько значительный рост цен в 1913—1914 гг. деформировал зависимость величины получаемых прибылей от уровня концентрации производства, какова в продажной цене величина монополистической надбавки, насколько продажная цена отклонялась от цены производства.

Изучение динамики заемных капиталов позволяет определить 1908—1909 гг. как поворотные во взаимоотношениях промышленного и банковского капитала, знаменовавшие значительный рост участия последнего в донецкой каменноугольной промышленности.

Автор — Сорокин Андрей Константинович — кандидат исторических наук.




1 Публично-правовая природа акционерных компаний, условия их функционирования, делопроизводства и пр. достаточно хорошо изучены в советской исторической литературе: см.: Гиндин И.Ф. Балансы акционерных предприятий как исторический источник // Малоисследованные источники по истории СССР XIX—XX вв. М., 1964; Голиков А.Г., Наумова Г.Р. Источники по истории акционирования промышленности // Массовые источники по социально-экономической истории России периода капитализма. М., 1979; Шепелев Л.E. Акционерная статистика в дореволюционной России // Монополии и иностранный капитал в России. М.—Л., 1962; Шепелев Л.E. Акционерные компании в России. Л., 1973.
2 Бовыкин В.И. Формирование финансового капитала в России. Конец XIX в. — 1908 г. М., 1984. С. 115—117. Поданным, приводившимся В.С.Зивом, в 1907 г. на долю акционерных предприятий приходилось 86,0% добычи угля Донбасса, в 1912 г. — 74,3%. Зив B.C. Иностранные капиталы в русской горнозаводской промышленности. Пг., 1917. С. 57.
3 Выявление проведено на основе следующих изданий: Акционернопаевые предприятия России. М., 1912—1913; Дмитриевы-Мамоновы А.И. и В.А. Указатель действующих в империи акционерных предприятий. Спб., 1903, 1905; Пушкин Н.Е. Статистика акционерного дела в России. Спб., 1900; Оль П.В. Статистика акционерных обществ и паевых товариществ, обязанных публичною отчетностью за 1911/12 год. Пг., 1915; отраслевые сводки «Ежегодника Министерства финансов».
4 Здесь — сумма акционерного, запасного, облигационного капиталов плюс разность кредиторской задолженности по пассиву и дебиторской по активу баланса.
5 Под промышленной прибылью здесь и далее понимается показатель балансовой прибыли отчетного года до отчислений из нее в амортизационные, запасные капиталы, на погашение убытков прежних лет, на уплату процентного сбора с прибыли, на благотворительность. Причисленные по балансу к прибылям отчетного года остатки прибылей прежних лет или отчисления из запасных капиталов вычитались из общей суммы полученной за отчетный год прибыли.
6 См.: Бовыкин В.И. Формирование финансового капитала. С. 54—55.
7 По данным Харьковского комитета по перевозке горнозаводских грузов, потребление угля железными дорогами выросло к 1907 г. сравнительно с 1905 г. почти в 2 раза (163,9—319,7 млн. пуд.). В целом, по всем категориям потребителей потребление увеличилось в 1,5 раза. Цит. по: Фомин П.И. Горная и горнозаводская промышленность юга России. Т.Н. Харьков, 1924. С. 149.
8 Горнозаводское дело, 1910, N°47.
9 Там же; Общий обзор главных отраслей горной и горнозаводской промышленности России. Пг., 1915. С. 241 и др.
10 Свод товарных цен на главных русских и иностранных рынках за 1914 год. Пг., 1916. Табл. V.
11 Фомин П.И. Горная и горнозаводская промышленность. Т. II. С. 149.
12 Общий обзор. С. 241—242; Горнозаводское дело. 1910. № 47.
13 Каменноугольная промышленность России в 1909 г., 1910 г., 1911 г. Вып. I. Табл. 1. С. 3. Харьков, 1910, 1911, 1912.
14 См.: Фомин П.И. Украина. Экономическая характеристика. Харьков, 1923. С. 115; Волобуев П.В. Из истории синдиката «Продуголь» // Исторические записки. Т. 58. М., 1956. С. 111.
15 Кушнирук С.В. Синдикат «Продуголь» и рынки сбыта донецкого минерального топлива // История СССР. 1986. N° 4. С. 166.
16 Волобуев П.В. Указ. соч. С. 118; Кушнирук С.В. О некоторых формах конкурентной борьбы внутри синдиката «Продуголь» // История СССР. 1984. № 4. С. 131-133.
17 Кушнирук С.В. Синдикат «Продуголь». С. 166.
18 Там же. С. 164, 167.
19 Там же; Шполянский Д.И. Монополии угольно-металлургической промышленности юга России в начале XX в. М., 1956. С. 89, 94—95.
20 Аналогичная динамика приводится С.Г. Струмилиным за 1903—1913 гг.:

Цит. по: Бакулев Г.Д. Развитие угольной промышленности Донецкого бассейна. М., 1955. С. 165.
21 Каменноугольная промышленность России в 1912 г. Вып. II. С. XXXI. Эти же данные, видимо, использованы П.И. Фоминым. Украина. С. 126.
22 Каменноугольная промышленность России в 1913 г. Вып. И. Табл. 22. С. XL.
23 Волобуев П.В. Указ. соч. С. 108, прим. 4.
24 Фомин П.И. Украина. С. 126.
25 Кушнирук С.В. Синдикат «Продуголь». С. 161.
26 Фомин П.И. Горная и горнозаводская промышленность. С. 133.
27 Свод товарных цен за 1914 г. С. 62—63.
28 См.: Указ. соч. Волобуева П.В., Кушнирука С.В., Шполянского Д.И.
29 Группировка произведена на основании данных, представлявшихся углепромышленниками статистическому бюро Совета съезда горнопромышленников юга России и помещавшихся в сб. «Каменноугольная промышленность России». Показатели концентрации прибыли рассчитаны по тем же предприятиям, что и концентрация добычи.
30 «Вестник финансов, промышленности и торговли». 1906. № 44. С. 183.
31 Для некоторых обществ в тот или иной отрезок времени одного лишь этого показателя оказывалось недостаточно. Так, в 1906/07 гг. Голубовское, в 1912/13 г. Алексеевское имели баланс величиной соответственно 9,5 и 8,2 млн. руб. Являясь одними из крупнейших по размерам добычи, отнесены к I группе. Общество Берест-Крынских копей имело в 1912/13 г. баланс в 11,7 млн. руб., по размерам добычи и вывоза отнесено ко второй группе.
В группировку вошли все контрагенты «Продугля», независимо от времени вступления в синдикат.
32 Волобуев П.В. Указ. соч. С. 122.
33 Зив B.C. Указ. соч. С. 68-69.
34 Бовыкин В.И. Формирование финансового капитала. С. 244—245; см. также: Волобуев П.В. Указ. соч. С. 123, 138—139.
35 Вестник финансов. 1906. № 44. С. 183; Оль П.В. Статистика акционерных обществ и паевых товариществ, обязанных публичною отчетностью за 1911/12 год. Пг., 1915. С. 103.
36 Бовыкин В.И. Формирование финансового капитала. С. 116; см. также: Труды VI съезда горнопромышленников Царства Польского. Домброва, 1903. Каменноугольная промышленность в Царстве Польском. С. 130-139.
37 См., например: Кемпнер С. Промышленные синдикаты // «Русское экономическое обозрение. 1898. N°8. С. 49; Расинский Ф.А. Доходность русских горных, горнозаводских и металлургических предприятий // Вестник финансов. 1906. № 44. С. 183—184; Цыперович Г. Синдикаты и тресты. JI., 1927. С. 167, 177, 232; Лященко П.И. История народного хозяйства СССР. Т. II. М., 1952. С. 332; Шполянский Д.И. Указ. соч. С. 92; Бовыкин В.И. Зарождение финансового капитала в России. М., 1967. С. 149.
38 Труды VII съезда горнопромышленников Царства Польского. Домброва, 1910, ч. 1. Каменноугольная промышленность Царства Польского. С. 15.
39 См.: Бовыкин В.И. Зарождение финансового капитала. С. 192—193.


Просмотров: 568

Источник: Сорокин А.К. Монополизация российской угольной промышленности в 1900—1913 гг. (по материалам финансовой статистики акционерных предприятий) // Экономическая история. Ежегодник, 1999. С. 262-288



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X