Работа сыскного отдела при Нижегородском городском управлении полиции за 1896 г.

Криминальная хроника Нижегородской губернии за 1896 г., составленная на основе сообщений прессы.

ЯНВАРЬ


«Нижегородский Листок» опубликовал статью о раскрытии очередной кражи, а началось всё 13 октября 1895 года, когда проживающая в Саратове мещанка Гурьева получила из Воронежа письмо от мещанки Бурмистровой, с которой она проживала в номерах Перцевой на Нижегородской Ярмарке. В письме Бурмистрова сообщала, что её подруга, Наталья Лапина, проживавшая так же в номере Гурьевой, похитила деньги и бриллиантовый перстень стоимостью более 1000 рублей. На основании этого письма приставом, заведующим сыскным отделением Прозоровым было проведено расследование, оказалось, что эта кража совершена в банях Золотилова на Рождественской улице у одного из купцов, не пожелавших заявить о краже в полицию. По запросу сыскного отдела Лапина была задержана в Саратове и этапирована в Нижний Новгород. У неё были изъяты ценные вещи и денег 12 рублей. Лапина дала признательные показания, деньги, похищенные у купца, растратила, а кольцо продала в Воронеже содержателю меблированных комнат А. Порфирьеву. Дознание передано судебному следователю четвёртого участка.

Также в начале января агентами полиции у разных лиц, занимающихся покупкой и продажей краденых вещей, а также у воров-рецидивистов изъято большое количество вещей: драгоценности, золотые и серебряные часы и носильное платье. Все вещи находятся на хранении в сыскном отделении.

3 января 1896 года сыщики задержали горнозаводского мастера завода в Выксе Ардатовского уезда Александра Кремнёва, неоднократно судимого за кражи и состоящего под надзором полиции. Он был задержан при попытке продать пальто. По словам Кремнёва, пальто на продажу он получил в Канавино от переплётчика, мещанина Николая Иванова, которого сразу и задержали. Иванов упираться не стал и сознался, что данное пальто похитил у виленского мещанина Лазаря Гинзбурга в ночь на 1 января из запертой квартиры.

14 января 1896 года сыщики по подозрению в грабеже задержали Грошковского Якова Яковлевича, который оказался дезертиром, своё место службы он покинул в мае 1894 года в городе Ковно, бежав из восьмого Смоленского драгунского полка.

Вид с Нижнего базара на Кремль
Вид с Нижнего базара на Кремль

15 января 1896 года около 5 часов дня у крестьянина Страдина из села Лыскова из кармана похитили 70 рублей. Он познакомился с женщиной, вместе с которой отправился распивать водку на Нижний базар по различным трактирам. Затем они наняли извозчика, и в конце Большой Покровской улицы она его столкнула и скрылась. Страдин был отправлен городовым в часть для вытрезвления, а утром обнаружил пропажу 70 рублей. Агенты полиции задержали крестьянку Яруничеву, проживающую в селе Гордеевка, в краже она созналась и добровольно выдала 56 рублей.

23 января на Балчуге агенты полиции задержали крестьянина Пестова, у него изъяты весы и коловорот, украденный им у крестьянина Охлопкова.


ФЕВРАЛЬ



3 февраля 1896 года агенты полиции изъяли все вещи, которые были похищены Токаревым у господина Поддубенского. Поскольку задержанные Токарев и Шмелёв отрицали участие в краже, агенты полиции начали искать место нахождения похищенных ценностей. Сыщики взяли под негласное наблюдение дом Токарева. К сожалению, обыск квартиры и двора дома Токарева ничего не дал. Но поскольку появилась точная информация о наличии тайника во дворе дома Токарева, то 3 февраля в 8 утра сыщики и 17 человек с лопатами, в снегу, в саду, обнаружили два узла на глубине 2-3 аршина. В первом узле оказалась 20 старинных икон в серебряных резах и 30 деревянных старинных икон без риз, крестики из слоновой кости, финифтяные образа. Во втором узле обнаружено разное серебро, большей частью столовое, всего 50 предметов. Обнаруженные вещи господин Поддубенский опознал как свои.

10 марта 1896 года "Нижегородский Листок" сообщал, что 26 февраля, у запасного писаря Козина, проживающего по Болотову переулку, в доме Хохлова, была похищена чёрная каракулевая шапка в 5 рублей. Подозрение в краже Козиным заявлено на одного неизвестного человека, который был разыскан сыскной полицией и оказался мещанином Акимовым.

12 февраля 1896 года раскрыта кража, произошедшая 27 января 1896 года у крестьянина Пыхова на постоялом дворе Имакова на Зеленском съезде: вырезали карман у жилета с деньгами суммой 300 рублей. Сыскной полиции стало известно, что кража совершена крестьянином Косолаповым. Заведующий сыскной полицией В. А. Прозоров распорядился провести обыск в квартире Косолапова, там было изъято двое серебряных часов с цепочкой и серебряные ювелирные изделия, кожаное портмоне с деньгами суммой 33 рубля 43 копейки, а у сожительницы Косолапова, крестьянки Якановой - новая жакетка на кошачьем меху и портмоне с 3 рублями. К розыску Косолапова приняты меры.

28 октября 1896 года Нижегородский Листок сообщал, что в конце февраля и начале марта 1896 года, в Нижнем Новгороде был совершён ряд весьма дерзких краж, сопровождавшихся взломом.
Так 23 февраля, днём из квартиры И. А. Черняева в доме М. Е. Башкирова на Гребешке, были похищены различные вещи, и в числе их серебряные часы. 1 марта, из квартиры мещанки Фёдоровой, в доме Иорданского по Новой улице, было украдено всё приданное дочери Фёдоровой – Серафимы. В ночь на 3 марта из трактира «Г. П. Качалова», по Полевой улице, были похищены два меховых пальто, стоимостью до 150 рублей. Вскоре в Благовещенской слободе, в квартире крестьянина Лысанова, сыскною полицию были задержаны, двоюродный брат Лысанова, крестьянин села Большие Пицы, нижегородского уезда, Иван Дубинин 27 лет, уже лишённый по приговору военно – окружного суда, некоторых особенных прав и преимуществ и воинского звания, и крестьянин казанской губернии, Архип Бабаев 17 лет, служивший ранее официантом в трактире «Качалова». При этом от Дубинина были отобраны часы, похищенные у Черняева, и два пальто, украденных у Качалова. По дальнейшим розыскам было обнаружено, что часть вещей, похищенных у Фёдоровой, была сбыта Дубининым торговцам на Балчуге, Василию Иванову и Марье Калашниковой, а принадлежащая той же Фёдоровой, женская шуба, заложена Дубининым и крестьянином Рогановым, портному Золотарёву.

Вчера, в заседании Окружного суда, Дубинин и Бабаев, обвинявшиеся в кражах, Иванов, Калашников и Роганов, обвинявшиеся в приёме и сбыте заведомо краденного, не признали себя ни в чём виновными. В частности относительно кражи у Фёдоровой, Дубинин в последнем слове объяснил, что вещи дала ему сама дочь Фёдоровой – Серафима, с которой он был, будто в интимных отношениях.

Согласно вердикту присяжных заседателей, Дубинин приговорён к заключению в исправительное арестантское отделение на 2 года, все остальные, кроме Бабаева, который оправдан, к заключению в тюрьму на 4 месяца каждый.


МАРТ



В ночь на 6 марта у запасного рядового Емелина, по Канатной улицы в доме Крылышкина, из запертой нежилой его колбасной мастерской, было похищено 5 пудов копчёной колбасы, 2 новых ножа и коромысло от весов, всего на 50 рублей. В краже этой сознались так же Сенцов и Кузьмин, которые продали похищенное, содержателю бакалейной лавки, в доме Косолапова, по Живоносновской улице, мещанину Трофимову, где и была найдена часть похищенной колбасы.

8 марта, около 7 часов утра, в Живоносновской улице у ворот дома Распопова, сыскной полицией были задержаны кр. Свинцов и Кузьмин, с разными слесарными инструментами и железными ломами, оказавшимися похищенными из запертой кузницы в имении господина Шипова, при деревне Береговых Новинок, вещи возвращены по принадлежности.

10 марта 1896 года Нижегородский Листок сообщал, что 26 февраля, у запасного писаря Козина, проживающего по Болотову переулку, в доме Хохлова, была похищена чёрная каракулевая шапка в 5 рублей. Подозрение в краже Козиным заявлено на одного неизвестного человека, который был разыскан сыскной полицией и оказался мещанином Акимовым.

11 марта 1896 года у цехового Мереханова, когда он был в пьяном виде в гостинице «Каширцева» по Алексеевской улице, из бокового кармана пальто было похищено 150 рублей; поскольку потерпевший находился в состоянии алкогольного опьянения, он сразу кражу не почувствовал. Сыскной полицией добыты сведенья, что вместе с Мерехановым в названной гостинице кутила дочь причетника Николина и мещане Розанов и Проворов, которые после ухода от Мереханова пьянствовали в разных местах. Задержанные Николина, Розанов и Проворов, хотя в краже денег у Мереханова и не признали себя виновными, однако вполне уличены свидетельскими показаниями.

15 марта 1896 года, сыскная полиция нашла подозреваемого в убийстве Фёдора Абрамова 26 лет, крестьянина Макарьевского уезда, владимирской волости. Он выехал из дома ещё в пятницу в Нижний Новгород за покупками и по дороге был зарезан, судя по состоянию трупа, убит он был в понедельник. Агенты полиции задержали крестьянина Нижегородского уезда Каменской волости Фёдора Яковлевича Толкачёва, который в убийстве сознался, совершил он его якобы в драке.

15 марта 1896 года Нижегородский Листок сообщал о судебном процессе в Нижегородском Окружном суде.


Побег и кража



Татарин Курбан – Гилей Ибатуллин, обвинялся в побеге с места поселения и краже. 23 августа 1895 года в Нижнем Новгороде с галереи торгового дома «Прусаков и Ко», похищен был ящик с разною обувью на сумму 125 рублей. В тот же день, агентом сыскной полиции задержан был неизвестный татарин, назвавшийся Курбан – Гилеем Ибатуллиным, при котором оказалось несколько пар галош и другой обуви, похищенной из магазина «Прусаков и Ко».

Собранными о личности Ибатуллина справками было установлено, что он происходил из крестьян Казанского уезда, три раза был судим за кражи, и по приговору Казанского Окружного суда от 14 июня 1893 года лишён был всех особенных прав и преимуществ и заключён в исправительное арестанское отделение. По отбытии наказания Ибатуллин, как непринятый обществом, сослан был на водворение в Сибирь и приписан к крестьянам деревни Томиловой, Тобольского округа.
Привлечённый к следствию в качестве обвиняемого в побеге из Сибири и краже обуви, Ибатулин сознался только в первом преступлении, объяснив, что он только одну неделю пробыл на месте водворения, и затем ушёл в Нижний Новгород. В похищении же обуви из магазина «Прусаков и К0», виновным себя не признал, и объяснил, что ящик с обувью похитили в его присутствии двое неизвестных ему татар, он пошёл за похитителями в поле, где те распаковали ящик и подарили Ибатулину за молчание несколько пар галош и ботинок, и с этими вещами он был в тот же день задержан полицией.

На суде Ибатуллин объяснил, что бежать из Сибири побудило его желание повидаться со старой больной матерью, которой он уже не застал в живых. Затем явившись в Нижний Новгород, он стал искать работы, но везде спрашивали паспорт, ему удалось проработать только один день и получить за это 50 копеек, на которые он просуществовал три дня, а четвертый ходил голодный, и тогда только он решился украсть означенную обувь.

Защитник обвиняемого, Бессонов, просил о снисхождении, указывая на чистосердечное сознание обвиняемого, и ходатайствовал перед судом поставить господам присяжным дополнительный вопрос в том случае, если они признают Ибатуллина виновным в краже, «была ли эта кража совершена по крайности и неимению средств к пропитанию, и работе?».

Председательствующий господин Филиппов в своём резюме произнёс между прочим следующее: «подсудимый, как человек между прочим опасный, был водворён в Сибирь, откуда он самовольно бежал, и явившись в Нижний Новгород во время Ярмарки, занялся кражей. Был задержан с поличным. Довольно трудно говорить, что приобрёл законно, да и зачем такому человеку, как Ибатуллин. Скажите, какая цена этому сознанию? К работе честной, труду регулярному не имеет возможности тот, кто живёт преступлением. Всякий беглый каторжник, всякий бродяга не может легально зарабатывать. Была возможность пропитаться, стоило только явиться в полицию». Эти слова из резюме председателя, защитник просил занести в протокол.
На обсуждении присяжных было два вопроса: 1) виновен ли подсудимый в побеге из Сибири и 2) виновен ли он в краже. По первому вопросу вынесен ответ: «виновен, но заслуживает снисхождения», а на второй вопрос – тоже «виновен, но совершил кражу по крайности и неимению средств к пропитанию, и работе».

Суд приговорил заключить Ибатуллина в исправительное арестантское отделение на два года, а по истечению срока, отправить его в Тобольскую область на место прежнего водворения.


16 марта 1896 года сыщики задержали крестьянина Дубинина, который подозревается в краже вещей у Фёдоровой и Качалова. При аресте у него изъяли карманные серебряные часы с цепочкой, похищенные 23 февраля 1896 года у крестьянина Черняева, проживающего на Гребешке в доме Башкирова. Часы были предъявлены Черняеву и признаны им за свои.
Сыскной полицией, на Балчуге задержан крестьянин Баранов с разным бельём и вещами, по сомнению в принадлежности ему таковых. При задержании, Баранов объяснил, что все отобранные вещи принадлежат его умершей сестре, по справке оказалось, что упомянутые вещи Барановым похищены у его дяди, крестьянина Марахтанова из запертого чулана. Вещей похищено на 30 рублей.


16 марта 1896 года раскрыта кража, произошедшая в конце декабря 1895 года у мещанки Остроуховой, проживающей на Похвалинском съезде в доме Назаровой во время её отсутствия из незапертой квартиры через подбор ключа к замку сундука, похищены были золотые часы с цепочкой и 2 золотых кольца на сумму 130 рублей. Сыщики выяснили, что кражу совершила мещанка Боброва, проживающая в одной квартире с Остроуховой. В совершённой краже Боброва созналась и сообщила, кому продала украденные вещи. Часть вещей удалось вернуть.

17 марта 1896 года были задержаны подозреваемые в краже, совершённой 11 марта 1896 года у цехового Мереханова в гостинице Каширцева на Алексеевской улице: из бокового кармана пальто было похищено 150 рублей; поскольку потерпевший находился в состоянии алкогольного опьянения, он сразу кражу не почувствовал. По данному делу агенты полиции задержали дочь причетника Николину и мещанина Розанова. Своей вины они не признали, но их полностью изобличили показания свидетелей.

17 марта сыскною полицию на Балчуге задержан мещанин Львов по сомнению в принадлежности ему продававшихся им пальто на меху и лоскутов казинета. При задержании Львов объяснил, что вещи похищены им у служащего на заводе «Костина» в Канавине, Моисеева, который отобранное от Львова пальто и казинет признал за свои. Кроме того Моисеев заявил, что ещё ранее у него было неизвестно кем похищено ватное одеяло. Благодаря добытым данным установлено, что кражу одеяла совершил служащий на заводе «Костина», крестьянин Сабитов. Львов и Сабитов задержаны при части.

18 марта 1896 года крестьянин Курицын сознался в сыскной полиции, что присвоил 194 рубля крестьянина Мухина, которые тот утерял. Курицын указал место тайника с деньгами на набережной под лестницей пристани пароходства «Кавказ и Меркурий», где деньги и были изъяты в сумме 190 рублей.

МАЙ



3 мая 1896 года, в 11 вечера, агенты полиции задержали крестьянина Ферулёва, покушавшегося на ограбление мещанина Егорова, когда тот в состоянии опьянения сидел на тротуаре Живоносной улицы. Ферулёв схватил Егорова за горло, а свободной рукой вынул из кармана кошелёк, в котором находилось 1 рубль 45 копеек.

3 мая 1896 года дворянин Кампиони, проживающий в доме Горюнова на Нижнем базаре, заявил в полиции, что 29 апреля 1896 года, у него из письменного стола совершена кража 900 рублей. В этом преступлении он подозревает своего знакомого, крестьянина Кузнецова. Кузнецов был немедленно задержан, среди изъятых у него кредитных билетов Кампиони опознал свои. Затем был произведён обыск у знакомой Кузнецова, Калугиной, в кармане у которой было обнаружено56 рублей 35 копеек, из этой суммы два билета по 25 рублей Кампиони опознал как свои. В краже денег они не сознались, Кузнецов заявил, что получил эти деньги за работу, а Кулагина заявила, что за продажу дома. От Кузнецова было перехвачено письмо к жене в Пучеж Юрьевецкого уезда. В письме он предупреждал жену о возможности обыска и просил перепрятать деньги у матери. Агенты полиции, откомандированные в Пучеж, произвели обыск в доме Кузнецова и изъяли 600 рублей денег. Кузнецова заявила, что данные деньги она выручила за продажу железа. Дознание и деньги в качестве вещественного доказательства переданы судебному следователю третьего участка.

6 мая 1896 года полиция провела обход на Нижнем базаре в ночлежных квартирах и приютах Бугрова. Было задержано 115 человек, из которых 50 человек не имели документы. 30 человек выслали этапом из города, а остальных распределили по полицейским участкам для установления личности.

9 мая 1896 года, в ночь, на Нижнем базаре и в ночлежных домах и приютах Бугрова был произведён повторный обход, задержано 73 человека, из них 22 этапом направлены на родину, остальные распределены по полицейским частям до установления личности.
12 мая 1896 года полицмейстер Всероссийской торгово – промышленной и художественной выставки, барон фон Таубе вступил в должность. Его управление помещается в здании второго пожарного депо выставки. Там же выстроены бараки для городовых на 200 человек, которые вчера были переведены в них.

23 мая 1896 года была раскрыта кража, произошедшая в последних числах марта 1896 года в трактире Березина на Живоносной улице. У нижегородского мещанина Иннокентия Романова были похищены часы фабрики «Монарх» стоимостью 16 рублей. А 19 мая агенты полиции на Балчуге задержали мещанина Боровикова, проживающего в доме Попова в Нагорном переулке. Изъятые у Боровикова часы Романовым были опознаны. Задержанный пояснил, что часы он выкупил по квитанции из Нижегородской ссудной кассы госпожи Трифоновой, а саму квитанцию он приобрёл у мещанина Игнатьева. Дознание для привлечения Игнатьева к ответственности за кражу передано мировому судье третьего участка.

ИЮЛЬ



С 30 июня на 1 июля 1896 года в ночь, из магазина золотых и серебряных веще А. Н. Тихановского, помещающегося в доме Н. Х. Курепина, на Большой Покровке, совершена крупная кража золотых и серебряных вещей – всего на сумму около 15000 рублей. Злоумышленники проникли от парадного крыльца в подвал гастрономического магазина М. В. Разживина, находящийся под магазином господина Тихановского, откуда, проделав полуотверстие около аршина в длину и поларшина в ширину, проникли в магазин. Кроме кражи в магазин Тихановского, злоумышленники из подвала гастрономического магазина М. В. Разживина, проникли в самый магазин, где взломали кассу и похитили бывшие там в ней деньги, около 50 рублей, векселя же, бывшие вместе с деньгами в кассе, остались нетронутыми. При осмотре утром подвала, в последнем оказались несколько откупоренных и частью опорожнённых бутылок с дорогим вином, закуска, папиросы и свеча.

Дело о краже вчера передано судебному следователю первого участка, которым в 6 часов вечера, совместно с чинами полиции произведён был осмотр места происшествия. До вечера вчерашнего дня полиции не удалось напасть на след злоумышленников, которых по видимому было двое, большая часть похищенных драгоценных вещей состоит из разнообразных часов – более 200 штук.

26 июля 1896 агенты сыскной полиции на Самокатной площади задержали неизвестного. Он пояснил, что происходит из мещан города Сергача, зовут его Павел Михайлович Березин, а 14 лет назад по отбытию им срока наказания в арестантском исправительном отделении в городе Костроме, он как не принятый обществом был сослан в Сибирь. С мест ссылки Березин совершил четыре побега, за что и отбывал наказание. Найденный при нём паспорт он купил и вытравив чернила, занёс свои данные.

Аттракционы на Самокатной площади
Аттракционы на Самокатной площади

АВГУСТ



10 августа 1896 года мещанин города Царицына, Карп Евдокимович Щербаков, заявил в сыскной полиции, что у него во время распития спиртных напитков в трактире Кораблёва на Самокатной площади, похищено денег разными кредитными билетами 800 рублей. Дознание установило, что Щербаков утром 9 августа покинул номера Ермолаева, и отправился в трактир Кораблёва имея всего лишь 15 рублей. На этом основании пристав предположил, что Щербаков оставил деньги в квартире, куда отправил околоточного надзирателя сыскной полиции Орлова, который в номере Щербакова обнаружил 900 рублей, которые Щербакову и выдали.

11 августа 1896 года на крестьянина чебоксарского уезда, деревни Якгильдиной, Насыбулина Кодылева, напали трое мужчин и отняли денег 168 рублей. Агентами сыскной полиции обнаружено, что один из грабителей был крестьянин арзамасского уезда, села Щедровки, Алексей Фёдоров Белкин, последний разыскан и у него отобрано 21 рубль 10 копеек, остальные виновники разыскиваются.


СЕНТЯБРЬ



16 сентября 1896 года сыскной полицией задержан известный «громила», Железнов, который неоднократно высылался за пределы Ярмарки административным порядком.
21 сентября агентами полиции задержан сбежавший месяц назад из Ярославских арестантских рот крестьянин Нижегородской губернии Макарьевского уезда Мокеев.
22 сентября в сыскную полицию по этапу из Москвы доставлен Алексей Поскувитин, подозреваемый в краже вещей из магазина Тихановского, на сумму около 15000 рублей. Поскувитин был арестован во время попытки сбыта золотых и серебряных вещей, похищенных из магазина Тихановского.

ОКТЯБРЬ



13 октября 1896 года, газеты сообщили о задержании сыскной полицией шайки воров, совершивших 9 и 10 октября несколько дерзких краж. Задержаны следующие лица: Чернышёв, Кашин и Муромский «Сашка». У доверенного господина Зингера Дмитриева похитили две дорогие шубы и носильное платье, а в доме Винокурова также платье, а из Кулибинского училища – мужское пальто. Все задержанные в кражах сознались. Похищенные у Дмитриева шубы и пальто найдены на Балчуге у старьёвщика Павлова.

15 октября 1896 года по делу о растрате служащим ресторана «Альказар» Пановым сыскная полиция установила, что растрату вина Панов произвёл при соучастии купеческого сына, Сергея Андреевича Каширина, и крестьян Ивана Васина и Андрея Корчагина. Вино продано в ренсковые погреба Шустова и Вихирева на 700 рублей и уже изъято. Виновные в растрате все сознались, дело передано судебному следователю четвёртого участка.

В ночь на 18 октября, у крестьянина Моисеева в то время, когда он сидел на тротуаре против трактира «Березина», на набережной улице, похищено 35 рублей денег из кармана шаровар. Подозрение в краже заявлено на глухонемого, сидевшего с ним в трактире и скрывшегося затем оттуда. Сыскною полицией был задержан похититель, оказавшийся крестьянином Лепехиным, у которого по обыску найдено 25 рублей 12 копеек.

21 октября 1896 года агентами сыскной полиции обнаружена утерянная помощником заведующего азиатским отделом на выставке господином Губаревичем -Радобыльским золотая бухарская звезда. Бухарская звезда отослана владельцу в Петербург.

21 октября 1896 года раскрыта кража, совершённая в ночь на 18 октября у крестьянина Моисеева: из кармана шаровар было похищено 35 рублей. Эта кража произошла на Набережной улице, напротив трактира Березина, когда потерпевший сидел на тротуаре. Подозрение пало на глухонемого, сидевшего с ним рядом в трактире. Сыскная полиция задержала подозреваемого, им оказался крестьянин Лепехин, у него изъято 25 рублей 12 копеек.


НОЯБРЬ



5 ноября 1896 года Нижегородский Листок сообщал из камеры мирового судьи. 8 октября, в Кулибинском ремесленном училище, из коридора, было похищено осеннее пальто, принадлежащее надзирателю училища господину Невскому. Вскоре после того, при обыске, произведённым сыскною полицию в ночлежной квартире крестьянина Павлова, по Нагорному переулку, между другими краденными вещами было найдено спрятанным под дрова и пальто господина Невского. По объяснению Павлова, он купил это пальто на Балчуге у своего земляка, крестьянина Василия Евграфовича Чернышёва за 6 рублей и спрятал под дрова, как в единственное безопасное место в коридоре. Чернышов и Павлов были привлечены к суду – первый за кражу пальто, а второй за покупку заведомо краденного. Мировой судья 2 участка приговорил Чернышова к заключению в тюрьму на 4 месяца, Павлова же оправдал.

15 ноября 1896 года сыскной полицией задержаны на Нижнем базаре шесть несовершеннолетних, бежавших из колонии малолетних преступников: Дмитрий Козенков, Павел Петров из мещанских детей, Михаил Кочин, Николай Кожевников, Василий Яськов и Михаил Коган из крестьянских детей. Они переданы приставу первого стана Балахнинского уезда.

20 ноября 1896 года сыскной полицией задержан муромский мещанин «Сашка Муромский, по подозрению в краже у нижегородского мещанина Владимира Дмитриева.

17 ноября 1896 года Нижегородский Листок сообщал, что в фотографии господина Дмитриева, в доме Пальцева на Осыпной улице, обнаружена пропажа трёх фотографических аппаратов, стоимостью в 234 рубля. Аппараты эти находились в особом шкафу в гостиной квартиры господина Дмитриева. В этот шкаф имели доступ мальчики мастерской, которые подозреваются в краже. Похищенные следующие аппараты: групповой фирмы «Фохтлендер», ортоскоп старой конструкции, аппарат обыкновенный никелированный для волшебного фонаря и любительский – «Буше».

21 ноября 1896 года сыскной полицией задержан Иван Ремизов, который совершил кражу 15 августа 1896 года на Похвалинской улице в доме Пономарёва, где. разбив стекло и из запертой шкатулки, похитил 5 рублей и два серебряных подстаканника с надписью «на память».

22 ноября 1896 года сыскная полиция задержала Григория Владимировича Красильникова, который уехал из Княгинино, из-под надзора полиции, после возвращения из арестантских рот в Вязниках.

23 ноября 1896 года, раскрыта кража золотых часов с золотой цепочкой стоимостью 100 рублей, произошедшая в новом театре 19 ноября 1896 года у жены частного поверенного, Полины Васильевны Благовещенской. Похищенные часы агенты сыскной полиции изъяли у нижегородской мещанки Веры Васильевны Герасимовой, которая показала, что часы эти нашла на Осыпной улице.

28 ноября 1896 года агенты сыскной полиции задержали крестьянина Княгиниского уезда М. И. Ботова, ранее неоднократно судимого за кражи со взломом.

ДЕКАБРЬ



3 декабря 1896 года в трактире «Блинова» на Балчуге, была задержана сыскною полицию, кухарка священника Рождественской - Строгановской церкви отца Царевского, крестьянка Варвара Куликова, продававшая золотой крест на серебряной шейной цепи. Крест оказался принадлежащим отцу Царевскому, и вчера у мирового судьи 3 участка, Куликова объяснила, будто крест этот она нашла в помойной яме при церковном доме, но свидетели не подтвердили это объяснение. Судья приговорил Куликову за кражу к тюремному заключению на 3 месяца.

8 декабря 1896 года Нижегородский Листок сообщал, что уже о дерзкой краже, совершённой 30 ноября мнимым живописцам в церкви Вознесения на Ильинке. Воры похитили две бриллиантовые звезды, вделанные в ризы иконы св. Николая. Сыскной полицией были приняты меры, в результате которых обнаружены виновники похищения и найдена часть бриллиантов.

До сведенья полиции дошло, что один молодой человек, не имея определённых занятий и квартиры, широко кутит. В виду возникших сомнений, относительно средств, позволяющих этому неизвестному вести такой образ жизни, было установлено за ним наблюдение, в результате которого было дознано, что у него на руках имеются ценные вещи. Неизвестный был задержан и оказался крестьянином Княгининского уезда, потаповской волости села Песочного, Иваном Афиногеновичем Абдаловым (он же Борисов). При обыске у Абдалова было найдено 12 бриллиантовых камней, по приметам похожих на похищенные в церкви Вознесения. При первоначальном спросе, Абдалов заявил, что он летом ещё нашёл на пароходе Кашина брошь с бриллиантами, сломал её, а камни продавал. На вопрос о количестве камней, Абдалов отозвался, запамятовал.

По предъявлению старосте церкви Вознесения, Иконикову, камней, последним признаны за похищенные из церкви с иконы св. Николая Чудотворца. Тогда задержанный Абдалов в краже сознался и объяснил, что из числа похищенных им бриллиантов, самый большой и 3 малых, он отдал продать своему товарищу, сыну статского советника Петру Константиновичу Дедулову, но последний с вещами скрылся, один же бриллиант в оправе с 14 розочками Абдалов, по его признанию, продал в магазин Тихановского за 10 рублей. По распоряжению полиции, этот бриллиант был отобран в магазине Тихановского. Абдалов арестован при части, дознание передано следователю 3 участка.


15 декабря 1896 года из квартиры финляндского уроженца Карла Ивановича Хельберг путём взлома были похищены две шубы, золотые и серебряные вещи на сумму 700 рублей. Сыскная полиция получила сведенья, что эту кражу совершил вор-рецидивист, нижегородский мещанин, Александр Васильевич Тимофеев, на днях освободившийся из тюрьмы и бывший колонист из мещан, Михаил Иванович Эйко ( он же Чайко ). 16 декабря 1896 года оба подозреваемых были задержаны. Первоначально свою вину они отрицали, но были опознаны свидетелями, которым они продали украденное. Затем задержанные сознались и указали места, где прятали украденные вещи на кладбище Крестовоздвиженского женского монастыря. Найденные вещи Хельбергом опознаны. Кроме того установлено, что Эйко в группе с бывшими воспитанниками колонии Василием Ястребовым и Степаном Солуниным совершили кражу у поручика Маслова. По делу о краже из квартиры поручика Маслова на Мартыновской улице в доме Сосниной через взлом двух дверных замков украдено разных вещей и носильного платья на сумму 350 рублей. Агенты полиции установили, что кражу совершили бывшие воспитанники детской колонии для малолетних преступников крестьянин Нижегородского уезда села Маргуши Василий Михайлович Ястребов, деревни Изосимова Степан Дмитриевич Солунин и нижегородский мещанин Михаил Эйко.

Первоначально в виду отсутствия улик эти преступники были освобождены, но 14 декабря было установлена причастность к краже у поручика Маслова этих лиц. Под тяжестью улик все трое сознались и указали, где спрятаны украденные вещи. Большую часть вещей они хранили в Канавино на улице Набережной в доме Шабарина у Аграфины Сурковой, которая некоторые вещи перевезла в Катызы и оставила проживающему там Бадину. Кроме того установлено, что Ястребов, Солунин и Эйко совершили кражу у крестьянина нижегородского уезда села Старые Ключи Василия Шульпанова в доме Белянина на Ошарской улице через взлом дверных замков. Там были похищены овчиный тулуп, пиджак, брюки, медный самовар и серебряные часы. Дело передано судебному следователю.

19 и 20 декабря1896 года нижегородские газеты сообщали подробности о похождениях шайки трёх известных в городе воров.

Так 15 декабря 1896 года из квартиры финляндского уроженца Карла Ивановича Хельберг путём взлома были похищены две шубы, золотые и серебряные вещи на сумму 700 рублей. Сыскная полиция получила сведенья, что эту кражу совершил вор-рецидивист, нижегородский мещанин, Александр Васильевич Тимофеев, на днях освободившийся из тюрьмы и бывший колонист из мещан, Михаил Иванович Эйко ( он же Чайко ).

16 декабря 1896 года оба подозреваемых были задержаны. Первоначально свою вину они отрицали, но были опознаны свидетелями, которым они продали украденное. Затем задержанные сознались и указали места, где прятали украденные вещи на кладбище Крестовоздвиженского женского монастыря. Тимофеев и Эйко привели полицейских на монастырское кладбище к одной из могил, где в ограде в снегу, была зарыта енотовая шуба, а недалеко от неё и шуба на куньих лапках. Но и там похитители отказывались указать остальные вещи. Новые убеждения повели к тому, что похитители в третьем месте указали золото и серебро, и в четвёртом револьвер. Найденные вещи Хельбергом опознаны за свои, нехватало лишь несколько десятков рублей. Дознание передано судебному следователю 1 участка, а виновные арестованы при части.

По делу о краже из квартиры поручика Маслова на Мартыновской улице в доме Сосниной через взлом двух дверных замков украдено разных вещей и носильного платья на сумму 350 рублей, агенты полиции установили, что кражу у Маслова совершили бывшие воспитанники детской колонии для малолетних преступников крестьянин Нижегородского уезда села Маргуши Василий Михайлович Ястребов, деревни Изосимова, Степан Дмитриевич Солунин и нижегородский мещанин Михаил Эйко. Первоначально в виду отсутствия улик эти преступники были освобождены, но 14 декабря было установлена причастность к краже у поручика этих лиц. Под тяжестью улик все трое сознались и указали, где спрятаны украденные вещи. Большую часть вещей они хранили в Канавино на улице Набережной в доме Шабарина у Аграфины Сурковой, которая некоторые вещи перевезла в Катызы и оставила проживающему там Бадину. У последнего вещи были так же отобраны. Золотые часы, браслет и серебряные часы, похитителями были проданы в селе Гордеевке, Фёдору Степанович Арбузову, у которого по обыску вещей не оказалось.

Кроме того, Ястребов, Солунин и Эйко совершили кражу у крестьянина нижегородского уезда села Старые Ключищь, Василия Шульпанова, проживавшего в доме Белянина на Ошарской улице через взлом дверных замков. Там были похищены овчинный тулуп, пиджак, брюки, медный самовар и серебряные часы. Часы оказались проданными Осипу Головачу, живущему по Солдатскому переулку в доме Потопаева.

Раскрыта кражи из кухни протоиерея кафедрального собора Серебровского в соборном доме, совершена кража со взломом, похищены самовар и шубы на 30 рублей и из коридора дома Бубнова на Лыковом съезде у домовладелицы похищен женский дипломат на козьем меху и пальто на сумму 60 рублей. Дознание показало, что данные кражи совершили те же рецидивисты: Княгиниский мещанин Александр Тмофеев и нижегородский мещанин Михаил Эйко, которые в краже не сознались, но указали место, где похищенные вещи неизвестные зарывали в снег. Из вещей, пропавших у Серебровского, самовар найден около лестницы, ведущей в отделение государственного банка на Зеленском съезде, а шуба найдена в Болотовом переулке, зарытой в снегу, между домом Сожаленова и еврейской молельней. Меховое пальто из похищенных вещей Бубновой найдено на крыше сарая дома Власова на Варварской улице, а пальто заложено в ссудную кассу Трифоновой.



Читайте далее:


Просмотров: 4428



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X