Работа сыскного отдела при Нижегородском городском управлении полиции за 1909 г.

Криминальная хроника Нижегородской губернии за 1909 г., составленная на основе сообщений прессы.

ЯНВАРЬ



1 января 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что 29 декабря 1908 года на имя И. Д. начальника сыскного отделения В. И. Вознесенского от пристава села Ковернино Макарьевского уезда Костромской губернии была получена телеграмма: «Сегодня ночью прибудет в Нижний Новгород из заштатного города Кадыя, Дмитриева – Гавриил Антонов или Антипов, 30 лет, рост средний, русый, хромой на левую ногу. Телеграфируйте в Макарьев». Вознесенский сразу распорядился об учреждении наблюдательного поста около Красных казарм, по Набережной улице. В засаде участвовали надзиратель Лазарев и агент сыскной полиции Гуляков, которому удалось задержать подозреваемого. При задержании Антипов предъявил паспорт на имя крестьянина Виленской губернии Дисненского уезда, Иодской волости деревни Инова Гавриила Антоновича Козюренка. При обыске у него найдено 616 рублей 46 копеек, кинжал со свежими следами запёкшейся крови, несколько картин и книг различного содержания. По предъявлению ему обвинений Антипов – Козюренок в убийстве старика – фельдшера Дмитриева сознался, пояснив, что его он убил с целью присвоения денег, которые у него были найдены при обыске. Козюренок отправлен этапным порядком в расположение макарьевского исправника.

1 января 1909 года И. Д. начальника сыскного отделения В. И. Вознесенский получил негласные сведения, что сбежавший из Меленковской тюрьмы арестант, крестьянин Меленковского уезда Константин Кащеев, находится в Нижнем Новгороде. Ввиду этого были приняты меры к его розыску. Надзирателю Куклеву, совместно с агентом полиции Гуляковым в ночь на 31 декабря 1908 года удалось задержать Кащеева в квартире Дашевой в доме Углова в Канавине. Кащеев обвиняется в совершении крупной кражи.

1 января 1909 года газета Волгарь сообщала, что агентом полиции на Почаинском балчуге задержана арзамасская мещанка Екатерина Сынкова за кражу у портнихи Якимовой вещей на 10 рублей. Одна шкурка куницы, похищенная Сынковой, добровольно выдана торговцем на Балчуге, Гнидиным. Кроме того, на Балчуге, по сомнению в принадлежности, отобраны: соболий воротник с семью хвостами, лисья ротонда, кенгуровая ротонда и другие вещи.

1 января 1909 года И. Д. начальник сыскного отделения В. И. Воскресенский получил негласные сведения, что 555 рублей у Плохуто похитил содержатель ночлежной квартиры и бакалейной лавки в доме Распопова по Живоносновской улице (Миллионке) Ф. А. Семёнов. Данные деньги Плохуто получил в Сормовском заводоуправлении за полученные увечья. По словам Плохуто, он пришел в лавку купить хлеба и селёдки, но лавочник стал угощать его водкой. Он опьянел и затем очнулся в камере при Макарьевской части. При освобождении из части у Плохуто денег не было. Задержанный Семёнов сознался в преступлении, но заявил, что присвоил только 300 рублей.

1 января 1909 года на Балчуге один из торговцев указал постовому городовому Шустанову на проходящего по Балчугу вора – рецидивиста Щенникова, продававшего пальто на кенгуровом меху. Городовой, потеряв в толпе вора, задержал по ошибке сына бывшего мирового судьи Кейзера и отправил его в Рождественскую часть, там ошибка и обнаружилась. Вскоре агентом полиции был задержан Щенников, но пальто он уже успел заложить.

2 января 1909 года, И. Д. начальник сыскного отделения Вознесенский в трактире Ефимовой на Немецкой площади задержал вора – рецидивиста Василия Николаевича Коноводова, который накануне рождества бежал из 1-го корпуса Нижегородской тюрьмы. Беглец снова водворён в тюремный замок.

2 января 1909 года в 1-м корпусе Нижегородской тюрьмы содержалось 527 заключённых, следственных – 197, срочных – 110, пересыльных – 36, ссыльных – 143, долговых – 3, военных – 6, политических – 32.

Во 2-м корпусе Нижегородской тюрьмы содержалось 316 человек, в том числе женщин: политических – 8, подсудимых – 26, срочных – 44, каторжан – 23, пересыльных – 6; мужчин административных – 59, срочных – 133, в больнице – 17 человек.

4 января 1909 года газета Волгарь сообщала, что агентом сыскного отделения задержаны Степан Чалков и Константин Махнин с суконным чапаном, похищенным с воза на Набережой у какого то крестьянина.

6 января 1909 года чинами и агентами полиции на Крещенской ярмарке воров и подозрительных лиц задержано до 40 человек.

7 января 1909 года, помощник начальника сыскного отдела А. С. Колесов в Канавине, на Песочной улице, задержал вора – рецидивиста, крестьянина Горбатовского уезда, деревни Чечкина ,Василия Ивановича Бабина за кражу вещей на сумму 31 рубль 50 копеек. Вещи были похищены у крестьянки Вязниковского уезда, деревни Головастова, Марии Устиновой, проживающей в доме Головенкова по Песочной улице. Кража была совершена из чулана через взлом замка.

7 января 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в июне 1908 года на Савёловской пристани пароходства М. К. Кашина путём предъявления подложных документов неизвестными злоумышленниками было получено 1 500 мешков муки. Тут же эта мука была продана в Кимрах за 7 720 рублей. Начальник сыскного отделения получил сведения, что данное преступление совершил крестьянин Семёновского уезда С. М. Муравьёв, проживающий в Молитовке. Его помощником был багажный приказчик пристани, крестьянин Макарьевского уезда Нижегородской губернии Маврин, канавинская домовладелица А. Г. Холина, васильсурский мещанин М. Н. Мартанов, крестьянин Юрьевецкого уезда М. А. Кузнецов и его жена. 4 января 1909 года начальник сыскного отделения В. И. Вознесенский провёл арест Муравьева и Маврина и канавинской домовладелицы Холиной. На допросе выяснилось, что Маврин подделал квитанции на получение муки, по которым мешки с мукой и получил Муравьёв. Дележ денег происходил в Москве, в номерах Белова, где в нём приняли участие остальные члены шайки - Михаил Кузнецов и Михаил Мартынов. Затем вся эта компания отправилась на Нижегородскую ярмарку.
9 января 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что у домовладелицы по Большой Покровке А. С. Альбертовой в период времени с 30 декабря и по 3 января была совершена кража разного имущества на сумму 315 рублей. Чинами сыскной полиции в доме Белова по Полевой улице, в ночь на 6 января был задержан крестьянин Иван Павлов, у которого, кроме мужского пальто, все похищенные у ,Альбертова вещи были найдены в наличности. Павлов в краже сознался. Относительно отсутствующего пальто он объяснил, что продал его на Балчуге приказчику Мовше Шлем, за 10 рублей. Последний, однако, это обстоятельство отрицает и пальто при обыске у него не найдено.

Купеческим сыном С. М. Карповым было заявлено в сыскном отделении о краже неизвестно кем 7 января из незапертой прихожей, с вешалки, мужского пальто на норковом американском меху с хвостиками с котиковыми воротниками, крытое драпом, стоющее 250 рублей. Чинам отделения удалось раскрыть эту кражу, ими было дознано, что пальто это было похищено крестьянином Иваном А. Павловым при помощи приказчика торговца на Балчуге Ротшильда – Мовши Шлем, продано Давыдову Карлик, живущему в де. Варихе, у которого таковое и найдено. Задержанный Павлов в краже сознался, пояснив, что пальто продано было за 15 рублей Шлем.

11 января 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в сыскном отделении скопилась масса вещей, отобранные в воровских притонах: соболий воротник с 7 хвостами и меткой «Н. Т. Колодников», лисья ротонда с песцовой шалью, крытая трико шоколадного цвета, в «рубчик», с меткой «Куржутову», кенгуровая ротонда, крытая сукном песочного цвета, чёрная тибетская ротонда, крытая клетчатым манчестером и кенгуровый сак, с кроликовым чёрным воротником, крытый чёрным сукном.

13 января 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что 3 июля 1908 года у проживающего по Мистровской улице в собственном доме нижегородского купца Александра Васильевича Коломенского была совершена кража золотых, серебряных и бриллиантовых вещей на сумму 717 рублей 15 копеек, совершенная посредством взлома. По получению начальником сыскного отделения негласных сведений о совершении этой кражи вором – рецидивистом Николаем Павловичем Марковым было произведено его задержание. Часть похищенного он сбыл сожительнице казака – Марии Павловне Козловой. Проведённый у Козловой обыск выявил четыре серебряных ремня разного размера, которые Коломенский опознал, как украденные у него.
13 января 1909 года агентом сыскной полиции Лисом в районе Рождественской части вечером был задержан уроженец деревни Лукерьино Нижегородского уезда, Николай Александрович Митрофанов, 12-ти лет, с украденным у неизвестного мужчины чапаном. В совершении кражи он не сознался.

В ночь на 14 января 1909 года чины Рождественской части провели облаву в районе «Миллионки» в приюте Бугрова. В результате было задержано 100 подозрительных лиц, из них 52 человека были этапированы на родину этапным порядком.

14 января 1909 года чин уголовно – сыскного отделения, производя розыски имущества, похищенного за последнее время у разных лиц, провели обыск в доме Белова по Полевой улице в квартире содержательницы проституток Коротиной и нашли там небольшое количество галантерейного товара. По словам Коротиной, вещи она получила от своего сожителя Н. А. Викулова, служащего конторщиком в галантерейном магазине И. В. Безпалова. Владелец признал товар, похищаемый систематически из его магазина. Викулов объяснил, что товар получил за укрывательство от приказчиков сослуживцев: П. А. Морозов, М. М. Киселёва, Ф. В. Петрова, В. С. Моисеева, Н. А. Берцева, И. В. Полубабкина, А. К. Воронкова, А. Д. Москвина, И. И. Казанкина и В. Д. Смирнова. При обыске найдено: у Викулова товара на сумму около 70 рублей, у Киселёва, Петрова, Моисеева, Полубабкина, Воронова и Москвина - на сумму около 400 рублей. У других приказчиков, на которых указал Викулов при обыске, товара не найдено.
17 января 1909 года при производстве чинами сыскного отделения розыска украденного имущества у разных лиц, был произведён обыск в квартире известных воров – рецидивистов: Аполлона Семёнова и Ивана Щетинкина, живущих в слободе Печёры Нижегородского уезда. В результате были найдены сомнительные вещи: женский сак на кошачьем меху и шелковая, вышитая золотом головка (женское украшение). Вещи, как видно из отношений пристава 3 стана Нижегородского уезда, по описанию подходят к похищенным 4 января в деревни Большое – Куликово у крестьянки Е. А. Новосельцевой. Семёнов и Щетинкин вместе с вещами были препровождены в Нижегородское уездное полицейское управление. В той же слободе в квартире сожительницы вора-рецидивиста Фёдора Лебедева, известной воровки Александры Фёдоровны Захарычевой, было найдены и изъяты разные вещи, в частности, носильное платье, которое было перевезено в сыскное отделение. Женский сак на белом меху с котиковым воротником оказался похищенным у проживающей по Крутиковской улице в доме Щурова Ф. А. Горяевой. Сожитель Захарычевой, Лебедев, задержан.

18 января 1909 года чинами сыскного отделения у крестьянина Костромской губернии домовладельца, проживающего близ Сормовского затона С. М. Коркина был произведён обыск.

Отобрано на значительную суму золотых и серебряных вещей, носильного платья и разного мануфактурного и галантерейного товара, две иконы и два револьвера. Коркин объяснил, что он человек зажиточный, занимается честной торговлей. По поводу отобранных вещей Коркин заявил, что вещи им приобретены в разное время от разных лиц для своей семьи. У Коркина бывали случая обысков, отбирали вещи, которые оказывались краденными. За хранение револьверов Коркин был привлечён к ответственности.

18 января 1909 года чинами сыскного отделения в Сормове в местности Дарьинское болото, в доме Бардакова был обнаружен воровской притон. Там были задержаны известные воры: Михаил Кузьмин, Дмитрий Капканов и воровки – Василиса Царёва и Евдокия Чернышова. При обыске у них в квартире в разных секретных местах были найдены орудия взлома.

24 января 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что околоточный надзиратель Григорий Лазарев перемещён на должность полицейского надзирателя сыскного отделения в Нижнем Новгороде. Ярославский мещанин Николай Шепелев и запасной унтер – офицер Пётр Куклев, согласно прошению, определены: Шепелев на должность полицейского надзирателя, а Куклев – околоточного надзирателя сыскного отделения.

При городском полицейском управлении в настоящее время образовано сыскное отделение 2 разряда в составе начальника отделения г. Вознесенского, его помощника г. Колесова и надзирателей г. Лазарева, Куклева и Шепелева. Г. полицмейстер просит городскую управу о выдаче этим лицам квартирных денег от города: начальнику – 400 рублей, помощнику – 300 рублей и надзирателям по 200 рублей в год. Нужно сказать, что вопрос этот спорный, так как в законе не указано, от какого, от казны или города, должны получать квартирные деньги чины нового сыскного отделения.

26 января 1909 года агентом полиции было замечено, что к лавки торговца готовым платьем на Балчуге, Бреймана подъехал на лихаче какой то оборванец, а из лавки вышел одетым в новый костюм. Агенту полиции это подозрительно и он задержал неизвестного. Неизвестный назвался крестьянином спасского уезда Фёдором Балашевым. Вида на жительство Балашев не предоставил, заявив, что скрылся от родителей. Балашев высылается этапным порядком на родину.

28 января 1909 года во Владимирском реальном училище были украдены стенные часы, которые ещё до заявления о краже были изъяты агентами сыскного отделения. Удалось также арестовать вора, крестьянина села Ряхово Ковровского уезда, Ивана Александровича Павлова, вора-рецидивиста. На другой день после ареста Павлов заболел сыпным тифом и был отправлен в больницу.

28 января 1909 года проживающий в Сормовском затоне на барже Чернонебова крестьянин Сырескин, заявил, что 25 января в почтово – телеграфной конторе №1 у него из кармана пиджака похитили кошелёк с деньгами в сумме 13 рублей 35 копеек и почтовую расписку об отсылке 5 рублей. В совершении этой кражи потерпевший заявил подозрение на двоих неизвестных ему молодых людей, бывших тогда на почте. По описанию агенты полиции задержали известных воров-рецидивистов Щетинникова и Арефьева, которые потерпевшим были опознаны. Щетинников и Арефьев в краже не сознались, и похищенного у них найдено не было, но они уличаются свидетельскими показаниями.

28 января 1909 года, вечером, агенты полиции задержали в Канавино, в бакалейной лавке Ворониой, назвавшегося крестьянином Васильсурского уезда Владимира Баринова с ящиком железных гаек для винтов. Ящик был похищен из вагона станции Нижний Новгород Московско – Нижегородской железной дороги.

31 января 1909 года агентами сыскного отдела на набережной Волги задержан у Красных казарм вор-рецидивист Степан Чалков с шапкой и платком, похищенными из саней проезжавшего крестьянина Семёновского уезда А. С. Проничева.

31 января 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в Нижегородское сыскное отделение поступила новая партия вещей, изъятая в квартирах подозрительных лиц.


ФЕВРАЛЬ



6 февраля 1909 года чинами сыскной полиции были отобраны у Мовши Капелюша серебряные и золотые вещи, оказавшиеся похищенными 1 октября 1908 года у проживающей по Монастырскому переулку домовладелицы П. К. Приваловой. Выяснено, что кражу совершили нижегородский мещанин Л. А. Смирнов, крестьянин Нижегородского уезда М. И. Фёдоров и сын священника Б. И. Гурьев. Но Привалова эти вещи за свои не признала.

10 февраля 1909 года кучером доктора П. Н. Михалкина крестьянином Трофимюком заявлено в нижегородском сыскном отделении об обмане, жертвой которого он сделался. 5 февраля к нему явились двое неизвестных, познакомились, «угостили», и в конце – концов, стали уговаривать кучера приобрести через них выигрышный билет, узнав откуда – то, что у Трофимюка скоплено на чёрный день 230 рублей. Трофимюк поддался уверениям обманщиков, что в первый тираж на билет падёт выигрыш в 200 т. рублей и вручил деньги, после чего они, как в воду канули. Прождав напрасно неделю, кучер решил поведать о случившимся полиции.

11 февраля 1909 года чинами сыскного отдела у торговки на Балчуге, нижегородской мещанки Елизаветы Степановны Гетманской был отобран по сомнению в принадлежности стереоскоп, оказавшийся похищенным у владельца фотографического магазина на Большой Покровской улице, в доме Фролова, П. М. Терентьева. Гетманская объяснила, что стереоскоп купила в октябре месяце у торговца Матвея Ефимова за 3 рубля. А последний объяснил, что купил его у неизвестного татарина за 2 рубля 50 копеек.

12 февраля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что 3 февраля между Канавиным и Молитовкой был ограблен крестьянин Дубков. Один из грабителей вскоре был задержан околоточным надзирателем Окуневым. Другой соучастник преступления, оказавшийся крестьянином Нижегородского уезда Михаилом Халиловым, был задержан 11 февраля агентами сыскной полиции.

В ночь на 18 февраля 1909 года чинами полиции Рождественской части была произведена облава в районе «Миллионки» в ночлежных домах, приютах и, в частности, в ночлежном приюте купца Бугрова. Было задержано подозрительных и беспаспортных 102 человека, из них 80 не имели паспортов и права жительства в Нижнем Новгороде. Эти лица высланы этапным порядком на родину.

21 февраля1909 года газета Волгарь сообщала, что чинами сыскного отделения были получены сведенья, что в помещении ярмарочного склада З.С. Морозова совершена кража разного имущества – столового белья, посуды и разных вещей, оставшихся от Ярмарки – всего на сумму около 1000 рублей. По наружному осмотру замков лавки, всё оказалось в целости и факт кражи установили тогда, когда взломали одно из окон и проверили хранившиеся в складе вещи.
Часть похищенных вещей в ночь на 2 февраля у семёновской мещанки П. Б. Ерыкаловой чинами сыскного отделения найдены в квартире крестьянки тарусского уезда М. Я. Смирновой, проживающей в Канавине по Песочной улице в доме Лебедева. Смирнова объяснила, что вещи купила у неизвестного молодого человека.

22 февраля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что доверенный нижегородского купца Н. Г. Кокорева заявил сыскной полиции, что из магазина Кокорева, кем - то из приказчиков совершаются кражи товара. Наблюдением агентов было установлено, что кражи совершаются крестьянином Сергачского уезда, Петром Юшенковым и крестьянином Сергачского уезда, Н. Г. Горячевым. Оба они в краже сознались.

25 февраля 1909 года, агентом полиции на Рождественской улице были задержаны двое мальчиков, назвавшихся пошехонским мещанином Дмитрием Павловым и крестьянином Клинского уезда А. И. Кутузовым. Задержанные объяснили, что служили в магазине готового платья Боген, где похитили несколько вещей, продали и скрылись из Москвы.

28 февраля 1909 года в Нижегородском окружном суде проходило заседание по делу фальшивомонетчиков. А началось всё 13 августа 1908 года, когда к помощнику полицмейстера Ф. А. Добровольскому явился крестьянин Александр Нестеров и заявил, что в селе Дарьино Гордеевской волости, в квартире неизвестного ему человека, он видел формы для приготовления серебряных рублей и мелких серебряных монет. Так как у полиции имелись уже сведения о фабрикации монет, Добровольский отправился на указанную Нестеровым квартиру, как оказалось, принадлежавшую крестьянину села Шапкино Горбатовского уезда, Ивану Махланову. Там он застал самого Махланова и его жену, Анну Васильевну, возле печки, где на шестке на жаровне в тигеле плавился какой-то белый металл. При обыске в квартире Махлановых были найдены металлическая форма и разные инструменты, пригодные по сообщению Петербургского монетного двора, для выделки фальшивых монет, а так же семь серебряных фальшивых рублей, из которых один найден в кармане у Ивана Махланова, а шесть за зеркалом, куда во время обыска сунула их Анна Махланова.

На предварительном следствии Александр Нестеров объяснил, что 13 августа в Нижнем Новгороде он встретил своего знакомого, Ивана Махланова, фамилии которого раньше не знал, и тот пригласил его в пивную, где дал служащему два серебряных рубля. Служащий принёс бутылку пива и сдал сдачи лишь 50 копеек. Из пивной они отправились на квартиру Махланова. Здесь Махланов стал уговаривать его заняться вместе с ним выделкой фальшивых монет и в его присутствии отлил семь рублёвых монет, в чём ему помогла его жена Анна. Пивная, в которую заходили Махланов и Нестеров, оказалась принадлежащей Ивану Бургалову. Последний удостоверил, что как – то в половине августа, его служащий, крестьянин Владимирской губернии Иван Васильевич Горбатов показывал ему фальшивый рубль, который, по его словам, он получил от одного из посетителей, а затем рассказал, что сбыл этот рубль за полтинник. По удостоверению свидетеля, Ивана Баскакова, Горбатов предложил ему купить у него фальшивый купон и мелкой серебряной монеты, а также продал ему два фальшивых рубля по полтиннику за каждый. Свидетель предоставил эти рубли в сыскное отделение. Супруги Махлановы и Горбатов были переданы суду. Махлановы - за подделку, а Горбатов - за сбыт фальшивой монеты.

На суде обвиняемые не признали себя виновными, причём Махлановы объяснили, что фальшивые рубли и инструменты для подделки принёс к ним сам Нестеров и, пользуясь их опьянением, оставил их у них на квартире, а потом сам же и заявил на них в полицию. Нестеров неоднократно судился и таким представительством, вероятно, думал очистить себя в глазах полиции.

После допроса свидетелей присяжные заседатели вынесли подсудимым, которых защищал помощник присяжного поверенного Заходер, оправдательный вердикт.


МАРТ



5 марта 1909 года газета Волгарь сообщала, что чинами сыскного отделения был задержан нижегородский мещанин Никифоров, намеревавшийся через крестьянина Семёна Дунаева сбыть на Балчуге церковных вещей – серебряный вызолоченный наперсный крест, 5 серебряных обломков от дарохранительницы, серебряную чашу для запасных даров и серебряную ложицу. Никифоров объяснил, что вещи им найдены в старом диване, взятом для починки у г. Цейтлина. Последний заявил, что в диване вещей не клал.

В ночь, приставом Рождественской части Н. Ф. Высоковским была произведена облава в районе «Миллионки». Задержано воров, беспаспортных и подозрительных лиц 95 человек, из них 50 человек высланы из города этапным порядком на родину.

8 марта 1909 года чинами сыскного отдела были задержаны воры-рецидивисты Александр Сатунин, Николай Карякин и Михаил Васильев за кражи совершённые ими: 1) 26 февраля в доме Лемке по Канатной улице из квартиры Шаверина двух эмалированных тазов, 2) 22 февраля у А. А. Стенина, проживающего в доме Лапотникова, трёх серебряных ложек. Задержанные в кражах сознались, объяснив, что краденое продали содержателю трактирного заведения на Большой Ямской, Садовникову. Вещи у него были отобраны и возвращены потерпевшим.

9 марта 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в Нижегородском сыскном отделении на Мытном дворе хранятся на днях отобранные вещи по сомнению в принадлежности.

11 марта 1909 года газета Волгарь сообщала, что у нижегородского мещанина М. П. Уткина несколько дней тому назад была похищена шапка. Случайно Уткин увидел свою шапку на проходившем по улице нижегородском мещанине П. А. Семёнове. Уткин с помощью подвернувшегося агента полиции Семёнова задержал. Последний заявил, что шапку получил от зятя И. С. Танина.

11 марта 1909 года, во 2-м корпусе Нижегородской тюрьмы состояло заключенных – 349 человек, мужчин административных – 24, подсудимых – 26, срочных – 170 и в больнице – 17. Женщин: политических – 7, подсудимых – 28, срочных – 36, каторжных – 24 и пересыльных – 17.

12 марта 1909 года домовладелец на Гребешке, господин Волков, заявил о краже двух выигрышных билетов, причём он высказал подозрение на двоих лиц. Произведённое помощником начальника сыскного отдела А. С. Колесовым по этому делу расследование установило, что никакой кражи совершено не было, и билеты найдены у самого Волкова в квартире, завёрнутыми в газетную бумагу под массой разных футляров от золотых вещей. Ложное заявление господин Волков мотивирует болезненным состоянием и расстройством по случаю смерти жены, благодаря чему он не мог тщательно пересмотреть все вещи и найти билет.

12 марта 1909 года чины сыскного отдела отобрали у крестьянина Нижегородского уезда А. Д. Садовникова, проживающего на Большой Ямской улице в доме Ефимова, золотой браслет, оказавшийся похищенным у нижегородской мещанки С. В. Котловой.

19 марта 1909 года «Нижегородский Листок» сообщал, что на днях с товарной станции «Нижний Новгород» Ромодановской железной дороги была похищена большая партия сарпинок на сумму около 8 000 рублей. Товар этот, как стало известно, был получен путём подложного дубликата накладной. По телеграмме начальника сыскного отделения В. И. Вознесенского в селе Городце были задержаны извозчики, перевозившие сарпинку. Извозчики показали, что на станцию они были подряжены двумя купцами, которые отвезли сарпинку в Иваново-Вознесенск. Тогда в Иваново – Вознесенск были командированы из Нижнего Новгорода опытные агенты, которые и задержали «купцов», оказавшихся известными полиции аферистами, Кузнецовым и Мартыновым. Был наложен арест на сарпинку; аферисты высланы в Нижний Новгород.

21 марта 1909 года агентами сыскной полиции отобраны у квартирующих в доме Анохина, по Похвалинской улице крестьянина Ив. Сем. Ефимова столовое бельё и другие вещи. Часть последних оказалась похищенной у содержателя пароходных буфетов Ив. Л. Уваров и Л. И. Макова.

21 марта 1909 года, содержатель часового магазина Фридлянд заявил в сыскное отделение о систематической краже часов. В тот же день агентами в магазине золотых вещей Михельсон был задержан с часовым механизмом татарин Камалетдин Фейзуллин. Путём расспросов выяснилось, что часы ему передал для продажи служащий у Фридлянд мальчик Николай Березин. Подвергнутый допросу мальчуган сознался в краже часов у своего хозяина. Делу дан законный ход.

22 марта 1909 года на станции Нижний Московско – Казанской железной дороги стали говорить, что несколько дней тому назад двое каких-то мужчин из числа железнодорожников продают свидетельство наложного платежа в 2 000 рублей за 200 рублей. Свидетельство, как было установлено начальником станции Сергеевым – подложное, составленное кем-либо из служащих станции 25 февраля 1909 года. Вскоре чинами уголовно – сыскного отделения было установлено, что свидетельство было продано могилёвскому мещанину Моисею Хахцел-Гузику за 200 рублей таксировщиком станции Нижний Московско – Казанской железной дороги Егорьевский мещанином И. А. Пашкеевым и служащим по вольному найму на той же станции ковровским мещанином К. С. Кузнецовым. Оба они были задержаны. Кузнецов сознался, что подложное свидетельство продавал, но кто его составил, не знает. Пашкеев также сознался, при этом указал и участников –составителей подложного документа: весовщика, крестьянина А. Г. Жулидова, кассира товарной станции Нижний И. Д. Семёнова и М. Ф. Калашникова. Все они виновными себя не признали.

23 марта 1909 года газета Нижегородский Листок сообщала, что в нижегородском сыскном отделении находятся отобранные 20 марта, краденные вещи: ценный норковый мех и бобровый воротник. Означенные предметы похищены в прошлом году.

24 марта 1909 года газета Волгарь сообщала, что в нижегородском уголовно – сыскном отделении имеется много вещей, отобранных от разных лиц. В числе последних имеется ценный норковый мех и бобровый воротник.

27 марта 1909 года в обоих корпусах Нижегородской тюрьмы было 927 человек, в том числе в первом корпусе – 587 мужчин и во 2 корпусе – 340 мужчин и женщин.

В 1-м корпусе: следственных – 159, срочных – 138, пересыльных – 111, ссыльных – 147, долговых – 4, военных – 6 и политических – 22. Во 2-м корпусе: мужчин – административных – 3, срочных – 162 и в больнице – 30. Женщин: политических – 7, подсудимых – 28, срочных – 40, каторжных – 24 и пересыльных – 18.

28 марта 1909 года газета Волгарь сообщала, что во вчерашнем номере сообщалось, что с мещанки Князевой неизвестный молодой человек по имени Александр, сорвал на улице шаль и скрылся. Чинами уголовно – сыскного отделения он был задержан. Он оказался вором – рецидивистом крестьянином нижегородского уезда Александром Чуверновым.

Агентом полиции в отделении СПБ столичного ломбарда был задержан с плюшевой ротондой на козьем меху и другими вещами крестьянин макарьевского уезда, костромской губернии М. Я. Петров, по сомнению в принадлежности вещей. Петров объяснил, что в Нижнем Новгороде приехал 11 марта из Пучежа «погулять» с одной знакомой. Отобранную ротонду купил накануне отъезда в Пучеже у содержательницы проституток Татьяны Тюриной за 35 рублей.
Ротонда оказалась похищенной у проживающей по Прядильной улице в доме Ахапкина крестьянки Е. Д. Мухиной.


АПРЕЛЬ



1 апреля 1909 года у крестьянина Сызранского уезда М. П. Вырова, проживавшего в доме Герасимова на Большой Покровской улице, неизвестной женщиной, ночевавшей у него, было похищено драповое пальто стоимостью 20 рублей. Женщина была разыскана агентами полиции; она назвалась крестьянкой Сергачского уезда, Надеждой Трякиной и в краже пальто созналась.

1 апреля 1909 года надзиратель сыскного отделения Лазарев получил сведения о краже вещей у проживающей по Старо – Солдатскому переулку госпожи Павловой. Проверяя эти сведения, Лазареву удалось задержать крестьянку Сибирской губернии, Евдокию Плаксину. По её словам, кражу совершил Александр Цингель. Часть вещей Плаксина продала на Балчуге: шубу - неизвестному торговцу, а жакет - торговке Анастасии Порошенковой. У последней жакет и был отобран.

5 апреля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что во второй половине февраля 1909 года у крестьянина В. С. Степанова, проживающего в доме Дёмина на Варварской улице, была совершена кража вещей на сумму 20 рублей. Подозрение было заявлено на прислугу, крестьянку Дордунову. Как выяснили агенты полиции, по паспорту Дордуновой работала неизвестная женщина с похищенным у Дордуновой паспортом. Женщина была разыскана и её личность установлена. Она оказалась крестьянкой Макарьевского уезда, Елизаветой Красновой. Часть вещей у неё была изъята.

8 апреля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что у крестьянина Нижегородского уезда А. П. Хиринова, проживающего на Новой стройке в доме Лысякова, была совершена кража разных вещей на сумму 65 рублей. Уже 6 апреля помощником начальника сыскного отделения Колесовым, в доме Извольского, на Телячьей улице, у крестьянина Княгининского уезда И. П. Мазанова, часть похищенного у Хиринова вещей была отобрана.

8 апреля 1909 года, в ночь, чины полиции Рождественской части по распоряжению пристава Н. Ф. Высоковского, в районе Миллионки произвели внезапную проверку жильцов, ютящихся в ночлежках и притонах. Полицией было задержано подозрительных и беспаспортных 100 человек, из них 70 задержанных высылаются этапным порядком за пределы Нижнего Новгорода.
9 апреля 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в ночь на 5 апреля у господина Стульчинского, в доме Блинова на Ильинской улице, была совершена кража разного имущества его прислугой на сумму 200 рублей. Чины сыскного отделения задержали служившую у него женщину и на поверку оказалось, что это воровка-рецидивистка, крестьянка Кадниковского уезда Вологодской губернии, деревни Ваялихи, Александра Васильевна Гурьева. При ней был найден и ещё один паспорт на чужую фамилию. Кражу Гурьева совершила у своих хозяев при участии балчужного торговца и скупщика краденого, крестьянина Василия Дмитриевича Ковалёва. Все украденные вещи также были разысканы, часть из них была зарыта во дворе дома Ремизова на Лыковой дамбе в навозе. Гурьева и Ковалёв сознались в совершении кражи.

9 апреля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что в субботу, 4 апреля, у местного торговца пропала 13-ти летняя дочь. Девочка ушла из дома, оставив записку, в которой просила на неё не сердиться и писать ей письма на почту до востребования. Родители разыскивали девочку путём публикаций в газетах. А 8 апреля агенты полиции задержали девочку в почтовой конторе, когда она пришла получать письма до востребования от своих родителей. Беглянка всё это время жила на Мызе у старика - сторожа, объяснив ему, что она приехала из Арзамаса, случайно отстала от родственников и теперь не знает, куда ей деваться. Старик сжалился над девочкой и временно приютил её.

10 апреля 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что 6 апреля из запертой квартиры жены коллежского советника А. Н. Голубинской в доме Углова на Полевой улице была совершена кража разных домашних вещей. Агенты сыскной полиции эту кражу раскрыли; они задержали вора-рецидивиста, сына священника села Никифорово Вологодской губернии, В. И. Гурьева, у которого была найдена часть похищенных у Голубинской вещей. Гурьев в совершении кражи сознался.

12 апреля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что из общежития духовной семинарии была совершена кража одеяла на сумму 94 рубля, хранившихся в кладовой общежития. Кража была совершена через выставленную оконную раму. Подозрение в совершении кражи смотритель общежития заявил на дворника, крестьянина Ядринского уезда, Николая Клементьева. Дворник агентами полиции был задержан. В краже Клементьев не сознался и при обыске похищенных одеял у него не нашли. Но было установлено, что одно из похищенных одеял дворник Клементьев продал торговцу на Балчуге, Абраму Бороба. Одеяло было отобрано и возвращено по принадлежности.

13 апреля 1909 года газета Нижегородский Листок сообщила, что в окружном суде слушалось дело о фальшивомонетчике. 22 августа 1905 года в селе Сормове околоточным надзирателем нижегородского сыскного отделения Старцевым, был произведён обыск у крестьянина села Богоявление, нижегородского уезда, Николая Ивановича Потапова, квартировавшего в доме Мальцева. На чердаке, где спал Потапов, были найдены: медная форма для отливки серебряных полтинников, небольшой железный ковш, шерстяная перчатка и блюдце, запачканные гипсом, 16 слитков и куски белого металла, прут олова, порошок толчёного стекла, бензиновая лампочка, безмен, аптекарьская гирька, медный стакан с 2рыльцем», на дне которого был белый металл, и металлическая гарь. Во дворе того же дома, в железной тряпке 4 гипсовых формы с оттисками серебряных гривенников, пятиалтынных и двугривенных.

Спрошенный по этому поводу Николай Потапов объяснил, что гипсовые формы он сделал сам и в недавнее время уже отлил на них 15 двугривенных, относительно же медной формы заявил, что получил её от своего односельца – Степана Васильевича Мохова.

24 августа в квартире Мохова, проживающего в доме Чигориной в Дарьинском выселке, также был произведён обыск и у него в сундуке, в кожаном портсигаре, были найдены две медных формы для отливки серебряных рублей и двугривенных и две фальшивых монеты в руюль и в двугривенный. При этом первая из них соответствовала найденной форме, вторая же отличалась тем, что а ней был отлит 1901 год вместо 1902 года, вырезанного на форме. В сенях квартиры Мохова был найден железный сундук, а в нём 30 кусков разного металла, три железных ложки с остатками какого - то металла, два куска красной и зелёной меди, три паяльника и другие предметы.

Мохов объяснил, что найденные у него медные формы сделаны им самим, и что он отлив для пробы лишь один отобранный от него фальшивый рубль, фальшивый двугривенный, он получил от Потапова, отлившего его в своей форме.

Потапов во время производства следствия скрылся и остался неразысканым. По этому делу слушалось об одном Мохове. Защищал его присяжный поверенный г. Яковлев.
На суде Мохов показал, что он и сделал формы, но отлил совместно с Потаповым только один рубль. Ни этого рубля, ни других монет никому не сбывал и отлил рубль только из любопытства.

Присяжные заседатели оправдали Мохова.

16 апреля 1909 года газета «Волгарь» сообщила, что дело о необыкновенных явлениях в доме Холквист по Плотничному переулку перешло к мировому судье 3 участка. Вчера оно рассматривалось.

Обвиняемыми зачаться домовладелица Холмквист, двое её детей – мальчик Геннадий, 12 лет, девочка Мария в том же возрасте и их прислуга крестьянка села Павлово, Александра Козлова, 18 лет. Всем им предъявлено обвинение по 37 ст. уст. о наказ, предусматривающее распространение ложных слухов, хотя не имеющих политической цели, но возбуждающих беспокойство в умах. Г. Холмквист, кроме того, предъявлено обвинение в неприятии мер предосторожности.

Дело, как известно, заключается в том, что в начале февраля месяца в квартире г. Холмквист, стали по её словам и других обвиняемых, срываться с разных мест предметы, они летели на пол и разбивались. Рассказывали и другие курьёзы. Всё это относилось к «непонятным явлениям». Между тем, начальник сыскного отделения В. И. Вознесенский от прислуги Козловой добился, что «явления» - дело рук мальчика Геннадия и девочки Марии. Последние сами бросали предметы, разбивали посуду и т. д. Детям нравилась шалость, они заставляли тоже самое проделывать и Козлову. С какой целью дети Холмквист делали всё это, прислуга не знает, но полагает, что им было лень ходить учиться.

Мальчик Геннадий объяснил, что делал необыкновенные явления по наущению прислуги Козловой. Он потихоньку от других, бросал разные предметы: бутылки с керосином, дрова из печки, сапоги, корзиночки, разные игрушки, стекло с лампы и другие вещи. По словам мальчика, явления исходили главным образом от прислуги и сестры Марии. В окна стучала и давала звонки прислуга, она же бросала более тяжёлые предметы. Сказать о проделках прислуги матери мальчик боялся, так как она говорила, что его посадят.
Девочка Мария отрицает, что бросала предметы.

Так дело обстоит по протоколу полиции. На суд прислуга Александра Козлова не явилась и обратно повестки от нёё не получено. Г. Холмквист заявила, что она не распространяла ложных слухов. Явления такого рода происходили в комнатах, где детей и прислуги не было. На её глазах например, разбилась посуда. Г. Холмквист сослалась на свидетелей – священника и дьякона Мироносицкой церкви и просила вызвать в качестве свидетелей начальника сыскного отделения В. И. Вознесенского и жену дворника дома.

Мировой судья постановил допросить указанных г . Холмквист свидетелей.
Дело отложено.

17 апреля 1909 года чины сыскного отделения раскрыли крупную кражу, совершённую 8 января текущего года в галантерейном магазине И. В. Тякина, в доме Акифьева на Большой Покровской улице, где было похищено товара на 1 500 рублей. В состав шайки совершившей кражу входил рецидивист (Сергей) Сем. Гр. Вознесенский, содержатель слесарной мастерской расположенной под магазином Тякина. Также был задержан макарьевский мещанин Михель Насонович Островский и его компаньон Изралья Янкелевича Пяйсель, рецидивист, крестьянин Кузьма Семёнович Ухов, приезжавший за краденым на лошади и отвёзший товар в Гордеевку. Большая часть похищенного товара была продана крестьянину княгиниского уезда села Григорова Ивану Фёдоровичу Тёмному и канавинскому торговцу, вязниковскому мещанину Григорию Евсеевечу Муравьёву, а остатки товара воры разделили между собой. Все участники кражи задержаны. У Белова, Муравьёва и Темнова часть товара разыскана.

17 апреля 1909 года газеты сообщали, что несколько дней назад из лавки торговца на Софроновской площади Чистякова, через взлом доски у лавки, была совершена кража товара на сумму 1 400 рублей. По делу об этой краже околоточным надзирателем сыскного отдела Лазаревым, совместно с агентами полиции был задержан вор-рецидивист, крестьянин Нижегородского уезда Фёдор Иванович Андреев. По словам задержанного, товар он продал содержателю ночлежной квартиры в доме Плотникова по Живоносновской улице, крестьянину Алексею Васильевичу Левушкину. Другая часть товара была отобрана у торговки на Балчуге, Анны Фёдоровны Грязновой, купившей его у Лёвушкина.

17 апреля 1909 года, газета «Нижегородский Листок» сообщала, что нижегородская купеческая жена А. В. Князева заявила сыскной полиции о систематической краже в течение последних трёх лет её бывшей прислугой, Елизаветой Ксенофонтовой Беляковой. Всего, по словам Князевой, было похищено разных вещей на сумму 202 рубля с копейками. Задержанная в доме Селиванова на Телячьей улице Белякова созналась в краже. Часть украденных вещей у неё было изъято.

17 апреля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что в ночь на 18 февраля 1909 года из бакалейной лавки нижегородского мещанина А. И. Костылева, торгующего на 3 линии в Канавино, через подбор ключа к висячему замку, была совершена кража 258 фунтов чаю, 25 рублей и будильник, всего на сумму 350 рублей. Чинами сыскного отделения было установлено, что кражу совершили воры-рецидивисты, крестьяне Нижегородского уезда И. Н. Вилков и М. В. Белов. У Белова были найден похищенный у Костылева будильник.

22 апреля 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщила, что в «Нижегородском Листке» 17 апреля была помещена заметка «Раскрытая кража», в которой между прочим, говорилось, что содержатель слесарной мастерской, М. Островский принимал участие в совершении кражи в магазине «Тякина», в доме Акифьева на Большой Покровке. М. Островский письмом в редакцию просит напечатать, что он никакого участия в означенной краже не принимал, что по его словам, установлено и следствием, и он находиться на свободе.


МАЙ



3 мая 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что 1 мая 1909 года у госпожи Коноваловой из незапертого сарая в доме Киршбаум по Мартыновской улице, через взлом замка у сундука, была совершена кража вещей на сумму до 150 рублей. Чинами сыскного отделения по делу об этой краже были задержаны воры-рецидивисты, крестьянин Алексей Гришаков и Фёдор Капканов, часть вещей похищенных у Коноваловой у преступников была изъята.

6 мая 1909 года, газета «Волгарь» сообщала, что по делу об ограблении за Красными казармами крестьянина Башмакова, чинами сыскного отделения было установлено, что грабёж этот совершили воры-рецидивисты Аввакум Белов и Михаил Серианов при участии проститутки крестьянки Макарьевского уезда, Пелагеи Климовой. Задержанный по этому делу крестьянин Никифор Косаткин, как выяснилось в грабеже участия не принимал и из под стражи был освобождён.

6 мая 1909 года агентами полиции на Миллионке был задержан по подозрению в личности мужчина, назвавшийся крестьянином Нижегородского уезда О. И. Малковым. При дальнейших расспросах, мужчина заявил, что назвался ложным именем, а в действительности он крестьянин Горбатовского уезда, Василий Мизинов и скрывается от отбытия воинской повинности.
9 мая 1909 года мировой судья 3 участка Нижнего Новгорода рассмотрел в последний раз дело по обвинению крестьянки Александры Ивановны Козловой, Елизаветы, Геннадия и Марии Холмквист по 39 статье и Елизаветы Холмквист ещё по 129 статьи устава о наказаниях.
Суть дела состояла в том, что 13 февраля 1909 года в Плотничном переулке, в доме Холмквист проходили необыкновенные явления (полтергейст), по поводу чего полицией был составлен обширный протокол.

А 5 мая на суде свидетель, начальник Нижегородского сыскного отделения В. И. Вознесенский дал показания. Приставом Рождественской части было сообщено, что в доме Холмквист происходят необычные явления. Я пошёл туда. При мне, что то упало, но в другой комнате; был кто в этой комнате или нет, - он не знает. После этого я следил 11/2 часа, но ни чего не заметил. Вечером пришлось сидеть в столовой: видел, как игрушечное корытце, шарик и ещё что – то снялись с окна и полетели на пол; корытца несколько раз в воздухе повернулось и упало. Дальше Вознесенский обратил внимание на сундук, стоящий у окна, где под одеялом (около сундука) лежали две девочки – 7 и 9 лет. Момент поднятия предметов в воздух Вознесенский пропустил или не заметил, а потому и заподозрил в проделке присутствующих. Когда прислуга Козлова и мальчик Геннадий были изолированы, то все необычные явления исчезли. При дальнейшем допросе прислуга созналась, что бросала предметы совместно с мальчиком.

Судья оправдал обвиняемых.

10 мая 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что в ночь на 7 мая 1909 года у вдовы коллежского секретаря М. А. Мальцевой была совершена кража пальто стоимостью 25 рублей. Чинами сыскного отделения с похищенным пальто были задержаны воры-рецидивисты: мещанин Иссер Чижик и крестьянин Нижегородского уезда Фёдор Солнцев.

10 мая 1909 года ковенский мещанин Л. Г. Гликман, заявил в сыскном отделении о систематической краже у него кожевенного товара на сумму около 200 рублей. В хищении был заподозрен приказчик из крестьян Воронежской губернии, бобровского уезда, Степан Тимофеевич Бондаренко, который был задержан и в совершённой краже сознался. Задержаный объяснил, что товар сбывал сапожникам: Леонтию Хазкову, Ивану Семёнов, Аржанову, Резникову и пивнику Ивану Афанасьеву. Из похищенного товара, две пары сапожных голенищ отобраны у Бондаренко и часть найдена у сапожника Хазкова.

11 мая 1909 года чинами сыскного отделения в доме Шубинского на Полевой улице был задержан по сомнению в личности, гулявший с проститутками молодой человек, который назвался крестьянином Московской губернии, рузского уезда села Рождества, Иваном Григорьевичем Андреевым, причём в удостоверении своей личности он предъявил паспорт от 7 июля 1908 года. При нём было найдено 43 рубля, о способе приобретения которых Андреев первоначально говорил, что деньги эти его собственные, а затем сознался и объяснил следующее: он состоял на службе у московского присяжного поверенного Гр. Дав. Рындзюнского, который на днях послал его в банк с 235 рублями для внесения на текущий счёт. Но Андреев не устоял от соблазна, захватил деньги и скрылся, очутился в Нижнем Новгороде. Дознание о задержанном направлено приставу 1 участка Пречистинской части Москвы, а Андреев отослан в его распоряжение этапным порядком.

12 мая 1909 года чинами сыскного отделения в Канавине, в трактире Матюнина, был задержан молодой человек, назвавшийся крестьянином Горбатовского уезда Зуевым. В действительности же он горбатовский мещанин Александр Григорьевич Семёнов, он давно уже разыскивается горбатовской полицией по делу о совершении кражи бриллиантов и золотых вещей на сумму 1390 рублей у крестьянки Евдокии Ефимовны Одинцовой. Семёнов сознался в этой краже и 13 мая был отправлен этапным порядком в распоряжение горбатовского уездного исправника.

13 мая 1909 года, газета «Волгарь» сообщала, что в одном из заседания городской Думы ещё в конце прошлого года сделан был управе запрос о времени освобождения городского здания на Алексеевской улице, где ранее помещалось городское полицейское управление. Последнее было переведено в дом бывшего общества «Дружины», но сыскное отделение осталось в прежнем помещении. Городская управа решила обсудить этот вопрос в своём совещании.

14 мая 1909 года, агентом уголовно – сыскного отделения в пивной Бобиковой в Канавино, был задержан мужчина, при обыске у него было найдено 1935 рублей. Задержанный назвался крестьянином Вязниковского уезда, В. П. Каниным. Документов удостоверяющих его личность у него не оказалось.

15 мая 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что надзиратель сыскного отделения Лазарев в Канавине задержал по сомнению в личности неизвестного молодого человека, который после долгих запирательств назвался крестьянином ижегородского уезда Иваном Королёвым, бежавшим из военной службы. Королёв объяснил, что он принят на военную службу в 1906 году в 4 восточно – сибирский полк, расположенный в Чите. Из полка Королёв бежал в 1908 году и скрывался в разных местах. Перед побегом он совершил кражу из цейхгауза 18 штук семизарядных револьверов. При обыске у Королёва найден паспорт на имя крестьянина казанской губернии, ядринского уезда, чувашскооргинской волости, Виктора Егорова.

19 мая 1909 года, по делу об ограблении крестьянина арзамасского уезда В. Н. Худякова (около вагонного депо) чинами сыскного отдела был задержан крестьянин Сергачского уезда, Яков Дёгтев.

19 мая 1909 года газета «Нижегородский Листок» опубликовала объявление о скопление в сыскном отделении отобраных у подозрительных лиц разнообразных вещей.

24 мая 1909 года агенты сыскного отделения в отделении столичного ломбарда задержали мужчину, явившегося за выкупом хорьковского меха, похищенного 19 февраля 1909 года у Гец. По доставлении в сыскное отделение неизвестный назвался крестьянином Муромского уезда, села Новошина, Ильёй Алексеевичем Егоровым и объяснил, что квитанцию купил в городе Муроме у некоего Павла Вакунина за 5 рублей и в краже меха не сознался. Делу дан законный ход.
27 мая 1909 года вечером, полицейский надзиратель сыскного отдела Куклев, совместно с агентами полиции задержал бежавшего из тюрьмы города Шуя рецидивиста Кудряшева. Первоначально представившего подложный паспорт, Кудряшев был препровождён в тюремный корпус для отправки в город Шую этапным порядком.

28 мая 1909 год в магазине обуви «Антонова» на улице Большой Покровской была совершена кража со взломом обуви на сумму 50 рублей. Чинами сыскного отделения у торговца на Балчуге, нижегородского мещанина М. Е. Добровольского было отобрано несколько пар резиновых галош и 3 пары женских башмаков. Эти вещи Антоновым были опознаны за похищенные у него. Добровольский заявил, что обувь он купил у неизвестного молодого человека.
29 мая 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что Губернский пробирер А. И. Андрюшенко заявил в сыскном отделении, что нижегородский мещанин В. П. Николаев, проживающий по Большой Покровской в доме Каменева, занимается сбытом по магазинам золотых колец с фальшивым пробирным клеймом. При обыске у Николаева было найдено пять стальных имянников, при коих три с буквами «В. Н.», один с фамилией «Николаев» и один с буквами Н. А. Фальшивого пробирного клейма не найдено.

31 мая 1909 года, газета «Волгарь» сообщала, что в ночь на 26 мая в селе Городец, балахнинского уезда из кладовой местного жителя Дюжакова была совершена кража имущества на сумму 1596 рублей. Надзирателем сыскного отделения Куклевым совместно с агентами полиции в доме Брылина на Живоносновской улице были задержаны только что приехавшие из Городца воры-рецидивисты, крестьяне Зиновий Павлович Глазунов и Матвей Семёнович Рябков. Прибывшие из Городца стражники Смирнов и Кабаев объяснили, что задержанные подозреваются в совершении кражи у Дюжакова. При обыске у задержанных была найдена «фомка» - железный ломик и другие орудия взлома.

ИЮНЬ



2 июня 1909 год агентами сыскного отделения был задержан на Почаинском балчуге, бежавший из Козмодемьянской тюрьмы, арестант из крестьян Ядринского уезда, деревни Бурман – Косы, Иван Фёдоров, при котором было найдено 13 рублей 43 копейки. Фёдорова выслали этапным порядком в распоряжение козьмодемьянского уездного полицейского управления.

11 июня 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что крестьянин села Катунок, балахнинского уезда, Василий Пирожкин, приехав в Нижний Новгород зашёл на Алексеевской улице в пивную, где познакомился с неизвестной проституткой. Часов около 10 вечера Пирожкин направился с ней по Чернопрудскому переулку. В этот момент проходившие мимо четверо мужчин набросились на Пирожкина, а один из них толкнул проститутку, затем они схватили Пирожкина за горло, вытащили у него серебряные часы, кошелёк с 40 копейками и на 500 рублей протестованных векселей. Чинами сыскного отделения были задержаны воры рецидивисты, кошелёк и векселя потерпевшего у них были отобраны.

13 июня 1909 года сыскная полиция выяснила, что сообщение 12 июля о крупной краже, сделанное канавинским обывателем, нижегородским мещанином Василием Михайловичем Шишкиным, проживающим в доме Яишницына, ложное. При производстве осмотра места преступления, чины сыскного отделения обнаружили, на окне, через которое, по словам Шишкина преступники проникли в дом, отсутствуют следы ног, хотя погода была в тот день дождливой. Ещё больше усилилось сомнение сыщиков поведением Шишкина, он был хладнокровен и совершенно спокоен. Тогда чины сыскного отделения решили ещё и осмотреть комнату где находился сундук. В кровати, между матрацами ими было найдено 3000 рублей билетами Государственной 4% ренты. Обнаружение этих денег, а так же и первоначальное объяснение Шишкина при досмотре, что у него других денег нет, кроме украденных, дало повод подозревать, что заявление о краже сделано ложно с целью лишить возможности получить причитающеюся долю денег его сестре Екатерине Шишкиной, так как деньги у них были общие. Сам якобы потерпевший заявил, что найденные 3000 рублей рентами так же находились в той же шкатулке из которой злоумышленники похитили 3000 рублей, но почему то их не взяли. Дополнительное дознание отослано судебному следователю 4 участка.

13 июня 1909 года, газета «Нижегородский Листок» сообщала, что на днях у священника Тихоновской церкви, отца Николая Фоминского из квартиры была похищена швейная машинка стоимостью 55 рублей. Чинами сыскного отделения, похищенная машинка была найдена на Миллионке у бакалейного торговца Аверьянова. Задержанный по этой краже крестьянин балахнинского уезда деревни Ступиной, Николай Лазаревич Родионов в краже сознался.
16 июня 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что нижегородский купец М. С. Холодов заявил в сыскное отделение, что 8 июня 1909 года из его магазина мошенническим путём был отправлен товар по накладным за №1970 и 2706 на пристань «Любимова» для отправки в село Работки на сумму 129 рублей и на пристань «братьев Николаевых» на сумму 238 рублей. Он заявил подозрение на своего приказчика, писавшего накладные И. Ц. Юрина. Чинами сыскного отделения весь украденный товар был найден у торговцев бакалейным товаром крестьян Нижегородского уезда деревни Букина, Ивана и Николая Савельевых. По словам Савельевых, этот товар ими был получен по квитанциям купленным у сына домовладельца, где проживает конторщик Холодова, Юрин. Задержанный Юрин показал, что действовал по уговору с Савельевым.

16 июня 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что мещанин Е. Б. Магалиф, покупая у торговца Гришакова около Качковской пристани булку, забыл на прилавке саквояж с 175 рублями. Агентами полиции выяснено, что оставленный саквояж взял торговец Гришаков. Он объяснил, что деньги истратил на свои надобности.

21 июня 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в Нижнем Новгороде появилась шайка «кукольников», обирающая простодушных людей, покупающих по дешёвке фальшивые деньги. Сыскной полицией уже задержан Муравьёв со значительной суммой денег, полученной им от какого – то нижегородского капиталиста, который видимо боится заявить об обмане в полицию. У жены другого «кукольника» , внезапно уехавшего из Нижнего Новгорода была обнаружена сберегательная книжка, по которой 10 июня 1909 года было внесено на хранение 600 рублей. Жертвой этой шайки стал развозчик дрожжей Игнатьевой, крестьянин Хонин, который первоначально заявил, что подвергся у Красных казарм ограблению. Затем о чистосердечно сознался, что 95 рублей он потратил на покупку фальшивых денег, вместо которых внутри оказались обыкновенные бумажки. В газете «Волгарь» по поводу этих происшествий так же сообщалось, что в сыскном отделении стало известно, что занимающийся таким мошенничеством крестьянин Семёновского уезда Муравьёв, обманул какого – то человека на 4000 рублей. Чинами сыскного отделения Муравьёв был задержан, при нём было найдена крупная сумма денег. Хонин признал в задержанном Муравьёве одного из мошенников.

17 июня 1909 года газета Нижегородский Листок сообщала, что украденный у П. А. Пеклер котёл, стоющий 100 рублей, чинами сыскного отделения найден у торговца на Балчуге Ильи Цейтман, который объяснил, что купил его у неизвестных ему лиц за 23 рубля.

22 июня 1909 года крестьянин Лаишевского уезда деревни Рогозиной, Василий Григорьевич Нестеров заявил полиции об ограблении его на Варварской улице. Произведённые сыскным отделом расследование показало, что Нестеров пропил деньги и затем заявил о грабеже. Нестеров был привлечён к ответственности.

23 июня 1909 года в ночь чинами сыскного отделения произведён осмотр ночлежных приютов в районе Миллионки и ночлежных приютов Бугрова и Красного креста. Задержано беспаспортных и подозрительных 104 человека.

23 июня благодаря энергичным действиям со стороны чинов Нижегородского сыскного отделения, все насильники были ранним утром задержаны на Откосе, за Красным казармами, где они продолжали потешаться над плененной ими женщиной. Все арестованы: главарь – Сергей Борисович Дмитриев, воры-рецидивисты – Василий Яковлевич Крюков, Андрей Николаевич Солодов, Хаим Янкелевич Липштейн и Никодим Александрович Митрофанов, пока не разысканный, как выяснилось участие в дикой оргии не принимал, будучи взят на лодку с Миллионки в качестве рулевого. По словам несчастной женщины Ш. первым на неё наскочил Дмитриев с ножом в руках и потребовал под угрозой смерти, что бы та отдалась ему добровольно. В сыскном отделе, задержанные сознались в учиненном ими насилии и земно кланялись Ш., взывая о помиловании. Насильники заключены под стражу. Дознание передано судебной власти.

25 июня 1909 года надзиратель сыскного отделения Куклев задержал в Печёрах воровку – рецидивистку, крестьянку Муромского уезда Екатерину Мокееву. У неё при обыске оказались чёрные часы.

25 июня 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что на днях у проживающего в доме Заплатина на улице Большой Покровской господина Таланова, сыном была совершена кража двух рент по 100 рублей и 40 рублей деньгами. Агенты полиции сына Таланова разыскали.

26 июня 1909 года на днях, проездом из Сибири в Канавино кутил германский подданный Михаил Михайлович Бакир, его обобрали. Бакир попал в лапы к местной проститутке, которая привела его к Доханову, где тот переоделся в неприметные вещи хозяина и направился в трактир Пеклера. Там к нему подошёл вор-рецидивист Василий Беляев, выслеживавший жертву ещё ранее, и поздоровался «с дядей Мишелем». Началась попойка и Беляев обобрал пьяного иностранца. Бакир после этого покинул Нижний Новгород не заявляя в полицию. Чины сыскной полиции натолкнулись на Беляева в одном из магазинов, где он закупал для сопровождающих его проституток разные подарки. Наличие большой суммы денег показалось подозрительным агентам сыскной полиции и они задержали вора – рецидивиста. При нём оказалось 115 рублей. После долгих запирательств Беляев рассказал всю историю, произошедшею с сибирским коммерсантом, во время сна он с сожительницей часть денег у иностранца похитил. Теперь предпринят розыск самого Бакира для вручения ему отобранных у Беляева денег и цилиндра ос смокингом изъятых у Доханова.

27 июня 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что крестьянин лаишевского уезда Нестеров, как сообщалось, заявил полиции, что его во дворе, какого - то дома на Варварке ограбили двое неизвестных мужчин. Чинами сыскного отделения было выяснено, что никакого грабежа не было. Оказалось, что Нестеров сам продал всю свою одежду, а деньги пропил.

29 июня 1909 года газета Нижегородский Листок сообщала, что на днях сообщалось о «закрутившемся» в Канавине иностранце М. М. Бакир. Третьего дня он объявился в камере канавинского мирового судьи, где в то время разбиралось дело обобравшего его вора – рецидивиста Беляева. Иностранец, чистосердечно поведавший судье о всех своих злоключениях, тут же получил принадлежащие ему вещи и деньги, фигурировавшая в качестве вещественных доказательств, и в тот же день покинул Нижний. О результатах своих похождении он узнал из газет. Рецидивист приговорён к 8 месячному тюремному заключению.



ИЮЛЬ



4 июля 1909 года надзирателем сыскного отделения Шепелевым в Канавино на вокзальной площади был задержан неизвестный, назвавшийся крестьянином Симбирской губернии, сенгилеевского уезда, села Климовки, Василий Иванович Фирстовым. При нём были обнаружены разные материалы для выделки фальшивых монет. По словам Фирстова, материал этот, он приобрёл для фабрикации фальшивых монет по поручению бакалейного торговца и содержателя постоялого двора в селении Главари близ станции «Курлово» и завода «Нечаева – Мальцева» в Касимовском уезде. Бакалейный торговец по имени «Василий» дал ему на приобретение этих материалов 42 рубля. Фирстов по его словам в 1908 году уже привлекался за подделку монет астраханским окружным судом, но был оправдан.

5 июля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что по сомнению в принадлежности двух отрезов шёлковой и шерстяной материи надзирателем сыскного отделения Шепелевым задержан в Канавине татарин крестьянин сергачского уезда Жаббаров. Опросом другого татарина Садекова выяснилось, что отобранный от Жаббарова товар похищен в г. Нарве у родственника Садекова.
8 июля 1909 года агентами сыскного отделения были задержаны воры-рецидивисты: крестьянин Фёдор Ефремов и ссыльно – поселенец острова Сахалин, Василий Шкуров. Они совершили кражу гвоздей у торговца Каменева. Похищенные гвозди разысканы у торговца Чадаева.

10 июля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что с сегодняшнего дня городское полицейское управление переводится в Ярмарку в помещение Главного дома. Кадр городовых ярмарочной полиции сформирован и с сегодняшнего дня начнёт постовую службу на Ярмарке.

11 июля 1909 года сообщалось, что по делу об ограблении на Живоносновской улице М. А. Травина, чинами сыскного отделения были задержаны воры-рецидивисты: Михаил Иванов, Александр Ястребов, Михаил Серионов и Никодим Митрофанов. Двое из них дали признательные показания.

11 июля 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что на днях до сведения сыскного отделения было доведено о совершенной из палатки братьев Поповых на Московском шоссе, крупной краже мануфактурного товара на сумму 1000 рублей. Хищение это было совершено 6 июля 1909 года раскрыто сыскным отделением. Выяснилось, что товар был похищен ворами – рецидивистами Василием Медведевым, Иваном Бабиным и Фёдором Балябиным при участии некоей Ольги Фёдоровны Беляевой. Мануфактура у воров была приобретена Могилевским мещанином Лейбой Абрамовичем Гилькиным и спрятана им у Нижегородского мещанина Б. Д. Заславского, который хранил её в палатке в Шорном ряду. Часть похитителей была арестована.

Крестьянин слободы Печёр Н. Ф. Китаев заявил в сыскном отделении о краже у него с баржи против Печёр якорной цепи, длиною около 60 сажен. Чинами сыскного отделения цепь была найдена в лодке, стоящей ниже Печёрской слободы. Лодка, в которой лежала цепь, оказалась тоже украдена у одного из жителей села Бор, семёновского уезда.

12 июля 1909 года чинами сыскного отделения был задержан в Канавине по сомнению в принадлежности медной стружки крестьянин Курмышского уезда Юсупов.

Надзирателем сыскного отделения Шепелевым совместно с агентами полиции были задержаны по сомнению в принадлежности железа крестьянин Муромского уезда, Николай Кулеметов и нижегородский мещанин Иван Ананьев. Задержанные объяснили, что железо похитили у Ефима Васичева, проживающего около Молитовки.

При обысках в воровских притонах чинами сыскного отделения отобраны неизвестно у кого украденные серебряные столовые и чайные ложки, серебряное и бисерное портмоне, дамские золотые часы, браслет, двое мужских серебряных часов, новый брезент, два ридикюля и чёрные часы.

12 июля 1909 года крестьянин Сергачского уезда, Алятдин Азизов, торгующий старьём, около вывозного парка, вблизи Молитовки, по дороге сел отдохнуть. Тогда же на него набросились несколько мимо проходящих человек и ударили Азизова по голове чем – то острым и он потерял сознание. Неизвестные забрали его сумку с вещами на сумму 19 рублей 75 копеек. Надзиратель сыскного отделения Шепелев произвёл задержание крестьянина Нижегородского уезда Ивана Козлова и крестьянина Сергачского уезда Ахмеизина Азизова. Оба они сознались в продаже сумки потерпевшего.

14 июля 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что произошло увеличение дел у мирового судьи 1 участка Нижнего Новгорода. В прошлом году за первое полугодие было всего уголовных и гражданских дел 1783, а в этом году в нынешнем полугодие с 1 января рассмотрено 1900 дел. Из которых гражданских - 949 дел, а уголовных – 951 дело.
14 июля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что месяц назад у прачки Жидковой на Архангельской улице было похищено бельё разных заказчиков. Чинами сыскного отделения было установлено, что кражу совершила крестьянка Семёновского уезда Анна Бусыгина и с похищенным уехала в Казань, там она бельё продала и вернулась в Нижний Новгород, где её и задержали.

16 июля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что 13 июля 1909 года на пристани общества по Волге приехавший в Н. Новгород из Рыбинска купец г. Б – в обнаружил пропажу 1150 рублей, паспорта и разных документов. Потерпевший отправился с заявлением в сыскное отделение, где подозрение в краже заявил на неизвестную женщину.

Чинами сыскного отделения было установлено, что кражу совершила крестьянка села Городца Е. А. Калёнова. В ночь на 15 июля она была задержана. Похищенные у г. Б – в деньги были найдены в рукавах суконной кофты.

16 июля 1909 года надзирателем сыскного отделения Куклевым на Почаинском базаре был задержан с двумя кусками красной меди крестьянин Юрьевецкого уезда, Василий Коротков. Он объяснил, что медь похитили с парохода «Унжан», на котором он будто бы служил машинистам.
18 июля 1909 года, газета «Волгарь» сообщала, что сыскное отделение на Нижегородской ярмарке заняло помещение в старых казармах городовых за новым собором. Штат агентов на время проведения Ярмарки увеличен, имеется для фотографирования задержанных преступников и подозрительных лиц фотографический аппарат.

Приказчик торгового дома «И. Г. Стахеева» заявил, что при приёме с пристани пароходства «Качкова» 85 кип мануфактурного товара был обнаружен недостаток одной кипы в 200 рублей. Во время расследования чинами сыскного отделения было установлено, что с пристани «Качкова» товар сдавал и отправлял багажный приказчик, елатомский мещанин Василий Иванович Забазлаев. Он не признал себя виновным в краже кипы товара и объяснил, что весь товар сдал приказчику Стахеева Александру Простневу. Но в конце концов Забазлаев сознался, что мануфактуру отправил на предъявителя квитанции в Касимов.

19 июля 1909 года чинами сыскного отделения на Ново – Самокатской площади был задержаны сормовские жители, крестьянин покровского уезда, села Парнихи, Андрей Павлович Панков и крестьянин Балахнинского уезда деревни Смысова Александр Иванович Салтыков. Оба они подозреваются в сбыте фальшивых монет. При задержании Панков выбросил из кармана свёрток, в котором оказались 48 фальшивых монет по 15 копеек, чекана 1906 года и 26 монет по 25 копеек. У Салтыкова при обыске ни чего не найдено. Панков объяснил, что отобранные у него монеты сфабрикованы им лично, а Салтыков принимал участие лишь в сбыте.

22 июля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что несколько дней назад в Н. Новгороде чинами сыскного отделения был задержан неизвестный субъект, намерившийся в почтово – телеграфной конторе №2 получить заказное письмо на имя директора казанского земледельческого училища г. Ильинского. Местная полиция была предупреждена телеграммой казанского уездного исправника.

В почтовую контору пришёл сначала мальчик с запиской за получением письма, но предупреждённый почтовой чиновник письма не выдал, предложив за письмом явиться самому адресату с паспортом. Мальчик ушёл, за ним было установлено наблюдение, и когда он подошёл к неизвестному мужчине и сказал, что письмо не дают, в это время оба они были задержаны.
Мальчик назвался нижегородским цеховым Беляковым и объяснил, что за письмом ходил по поручению задерженного вместе с ним неизвестного, обещавшего Белякову заплатить за это. Неизвестный назвался учителем кармолинской земской школы М. А. Поповым и предъявил билет, выданный инспектором народных училищ мензелинского уезда. При обыске в вещах у него найдено ещё два билета на имя личных почётных граждан, билеты выдан владимирской семинарией и казанским земледельческим училищем. После долгих запирательств неизвестный заявил, что он – священник Знаменской церкви в селе Ново – Михайловской, мензелинского уезда Пётр Евграфович Доброцветов. Звание своё он скрывал будто бы для того, что о нём имеется необнаруженное дело о составлении в 1908 году подложных документов от имени притча села Алексеевского, свияжского уезда на покупку церковной утвари и прочего, всего свыше 4000 рублей. Таким же путём Доброцветов хотел получить в Н. Новгороде товар, выписанный на 12000 рублей на имя директора казанского земледельческого училища Ильинского, но этого сделать не удалось, так как его задержали.

Все документы Доброцветов фабриковал сам. В настоящее время неизвестный, назвавшийся священником, находиться под стражей для точного установления личности.

23 июля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что чинами сыскного отделения в районе Рождественской части был задержан неизвестный мужчина, назвавшийся первоначально крестьянином сергачского уезда Петром Чининым, затем сознался, что он крестьянин бежецкого уезда Петухов, при обыске у него найдено два подложных паспорта. По справкам оказалось, что Петухов разыскивается петербургским окружным судом, где о Петухове имеется дело по обвинению в нанесении тяжких ран.

24 июля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что 21 июля, на берегу Мещерского озера при задержании воров – рецидивистов был ранен агент полиции Перминов. Агент сыскного отделения, проходя по Оренбургской улице, на берегу Мещерского озера заметил воров – рецидивистов: крестьянина Нижегородского уезда Ивана Васильевича Фёдорова и крестьянина Василь – Сурского уезда Харетдина Фекретдинова, не имеющих в Нижнем Новгороде права на жительства. С ворами были ещё двое неизвестных. Агент не решаясь один задерживать данных лиц, позвал городового Зайцева. При задержании воры оказали сопротивление. Городовой дал свисток, на помощь подъехал конный стражник. Когда городовые хотели задержать воров, Фёдоров схватил камень и ударил им Перминова по голове, так сильно, что камень раскололся. У агента сыскного отделения оказалась рассечена голова. Один из неизвестных мужчин успел спрятаться, остальные задержанные были отправлены в сыскной отдел.

Агенты сыскного отдела на Самокатной площади задержали троих мальчиков, но уже состоявшихся воров – рецидивистов: Александра Синцева, Николая Голых и Николая Иванова. У Синцева были найдены карманные воронёные, стальные часы с металлической цепочкой. Эти часы оказались похищенными на Самокатной площади у крестьянина Макарьевского уезда Ивана Белова.

25 июля 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что рассмотрено дело по обвинению в мошенничестве Шиянова и крестьянина семёновского уезда Муравьва. По словам крестьянина Ханина, в Блиновском садике ему встретились двое неизвестных и предложили за 95 рублей – 300 рублей фальшивых 3 рублёвыми бумажками. Ханин согласился и вместе с незнакомцами отправился в глухой Казарменный переулок, где неизвестные передали ему «деньги», завёрнутые в бумагу и скрылись. Оказалось вместо денег нарезанная в формате трешниц – бумага.

Мировой судья приговорил Шиянова к тюремному заключению на 4 месяца, Муравьёв оправдан.
26 июля 1909 года, газеты сообщали, что 23 июля, на Рождественской улице, около дома Гейнце, начальником сыскного отделения В. И. Вознесенским и агентами полиции был задержан крестьянин Семёновского уезда, деревни Долгова, Алексей Александрович Корнилов, за которым ранее было установлено наблюдение, как за человеком занимающимся подделкой и сбытом фальшивых золотых пяти рублёвых монет и серебряных денег разного достоинства. При осмотре у Корнилова было найдено 22 фальшивых двугривенных. На допросе, задержанный не признал себя виновным. Вскоре после этого В. И. Вознесенским совместно с Семёновским уездным исправником Е. И. Петровым на родине у Корнилова был произведён обыск. На чердаке дома и на мельнице в подполье было найдено до 20 золотых и серебряных фальшивых монет и гипсовая форма для выделки монет рублёвого достоинства, а на мельнице в подполье – 6 пятирублёвых и 6 двадцатикопеечных фальшивых монет. Кроме того, по указанию матери Корнилова, в двух верстах от деревни в картофельном поле, был откопан металлический штамп. После обыска Корнилов заявил, что фальшивыми монетами его снабдил крестьянин села Межуйки, Агафон Иванович Кашин. Исправник Петров командировал в деревню Межуйку станового пристава Эглита. Вскоре туда же прибыл Вознесенский и сам лично раскопал весь двор Кашина, что бы найти штампы. У Кашина во дворе были найдены приспособления и штампы для фабрикации монет в 5 рублей и 20 копеек. Относительно Корнилова он заявил, что это и его отец занималось лишь сбытом фальшивых денег. Все трое арестованы и дело передано судебному следователю 2 участка семёновского уезда.

28 июля 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что 26 июля в 12 часов дня, в ярмарочном почтово – телеграфном отделении, чинами сыскной полиции был задержан неизвестный мужчина, получивший телеграмму на имя Якова Зарывнова «до востребования», следующего содержания: переведем банком, понедельник. Зарывнов. По доставлении в сыскную полицию, неизвестный назвался оренбургским мещанином Василием Алексеевичем Лебедевым и в удостоверении свой личности предоставил паспорт. Дознанием было установлено, что назвавшийся Лебедевым, был в Оренбурге и узнав, что владелец торгового дома в Оренбурге, Яков Зарывнов уехал на Нижегородскою ярмарку, тоже выбыл в след за ним. По прибытию в нижний Новгород, он от имени Якова Зарывнова, подписавшись его фамилией послал телеграмму с просьбой прислать ему переводом через банк 2500 рублей с тем, что бы ответная телеграмм была ему адресована до востребования». Для мошеннического получения этой суммы, Лебедев сам сфабриковал фальшивый паспорт на имя Зарывнова и приложил им же подделанною печать. Подделанный паспорт оказался при задержанном. Лебедев в представленном ему обвинении сознался. Дело передано судебному следователю по Нижегородской ярмарке.

27 июля 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что по официальным данным ярмарочной врачебно - полицейского комитета с открытия ярмарки по 25 июля всех проституток на ярмарочной территории зарегистрировано – 419 человек, из них 42 женщины отправлены в больницу.

29 июля 1909 года в ночь, в районе Миллионки, чинами Рождественской полицейской части была произведена облава. Было задержано подозрительных и беспаспортных лиц 80 человек, из которых 30 высланы этапным порядком на родину.

31 июля 1909 года И. Д. помощника начальника сыскного отделения Колесов перемещён согласно прошению на должность пристава 3 стана Горбатовского уезда.

31 июля 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что число ярмарочных проституток, начиная с 1897 года неуклонно падало и в 1904 году дошло до минимума – 332 проститутки, тогда, как в 1897 году их было зарегистрировано – 573. За последние годы число их начинает снова увеличиваться и в нынешнем году их уже зарегистрировано – 419.



АВГУСТ



3 августа 1909 года агентом сыскного отделения, около Мещерского озера был задержан вор-рецидивист, крестьянин Иван Сергеевич Охотин, по сомнению в принадлежности 30 аршин ситца. Отобранный ситец оказался похищенным у торговца на Балчуге, костромского мещанина В. Д. Смыслова.

3 августа 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в нынешнею ярмарку на гауптвахте арестованных было значительно меньше, нежели в прошлом году за тоже время (около 400 человек). Такое положение объясняется тем, что до половины провинившихся попадает в арестантскую камеру при ярмарочном сыскном отделении располагающимся за Александро – Невским собором. Как известно, в прежние годы сыскное отделение помещалось в Главном доме, где нет камер для арестуемых.

В текущую ярмарку сыскным отделением производиться деятельная высылка разных тёмных личностей, привлекаемых «всероссийским торжищем» со всех концов России. Благодаря особой системе, о каждом подозрительном становиться известно сыскному отделению, которое и предлагает немедленно покинуть пределы Ярмарки. Всех выслано с начала работы нынешней ярмарки свыше 50 человек.

6 августа 1909 года чинам ярмарочного сыскного отделения удалось задержать двоих братьев аферистов, крестьян деревни Новой Пунери, Семёновского уезда, Петра Яковлевича и Фёдора Андреевича Зыриных. При них оказалось 92 рубля денег. В их квартире были найдены бутыли и пузырьки с разными жидкостями и мазями. Выяснилось, что эти «дурманщики» обокрали в начале текущей ярмарки крестьянина Афанасия Ивановича Дудина, предложив ему приобрести у них партию заячьих шкур. Затем приведя Дудина в бессознательное состояние, они похитили 283 рубля. На очной ставке потерпевший узнал в Зыриных тех самых лиц, которые предлагали ему шкурки. Зырины в садеяном преступлении не сознались. Дело передано судебной власти.
7 августа 1909 года у крестьянина Жаравина были украдены вещи на сумму 404 рубля неизвестным лицом, ехавшим с потерпевшим из Казани. По телеграмме начальника сыскного отделения В. И. Вознесенского, подозреваемый был задержан в Казани и этапирован в Нижний Новгород. Он назвался казанским мещанином В. Ф. Павловским и в краже сознался.

8 августа 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что 5 августа 1909 года в деревне Сосновке княгининского уезда у крестьянина М. И. Кузнецова из кладовой была совершена кража вещей на сумму 300 рублей. Чинами сыскного отдела на Почаинском балчуге был задержан с частью украденных вещей однодеревенец потерпевшего, Иван Калачёв. Задержанный в краже сознался и указал на своего сообщника Андрея Качерина.

11 августа 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что приказчик прусского подданного Г. Г. Баркандт, заявил, что его приказчик ковровский мещанин А. С. Потехин взял 300 рублей и скрылся. Чинами уголовно – сыскного отделения Потехин был разыскан у проституток в Канавинских номерах Побединского. Денег при нём оказалось только 146 рублей. Часть денег было пропито, а на 60 рублей куплено разных вещей.

13 августа 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что в меховом магазин казанского мещанина Максумзяна Ахметзянова по Нижегородской улице пришли трое неизвестных татар и похитили два меха в 100 рублей. Чинами полиции задержаны татары, назвавшиеся крестьянином пензенской губернии Абдулом Азизовым Абашевым, крестьянином курмышского уезда Сейфельмилюком Деяновым, крестьянином сергачского уезда Дияном Сайдашевым. При обыске у Деянова и Сайдашева меха были найдены.

14 августа 1909 года чинами сыскного отделения по сомнению в личности были задержаны крестьянин Вятской губернии, котельнического уезда, деревни Починок Спиридон Андреевич Тарасов со своей женой Татьяной Васильевной и вятский мещанин Матвей Афанасьевич Токарев, так же со своей женой Алексанлорой, Васильевной. По справкам оказалось, что задержанные представляют из себя шайку воров – «городушников». Они высланы за пределы Нижнего Новгорода.

15 августа 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что несколько дней назад у ярмарочного торговца Атонова, скрылся с 650 рублями приказчик Бурнаев. Чинами сыскного отделения было дознано, что Бурнаев выехал в Казань, где он по телеграмме начальника сыскного отделения В. И. Вознесенского был задержан. При задержании у Бурнаева оказалось всего денег на сумму 135 рублей 55 копеек. При допросе задержанный объяснил, что он действительно получил от Антонова 650 рублей, из них 400 рублей он отдал пароходству «Ив. Любимова» за отпраку груза, а оставшиеся деньги присвоил.

17 августа 1909 года служащие в магазине игольных и галантерейных товаров «Гиршман и сын в Москве», из магазина, помещающегося по Мануфактурной набережной в Ярмарке, Тимофей Трофимович Кузнецов и Михаил Парфёнович Башманов систематически крали товары и сбывали таковые торговцам на ярмарке Шурыгину и Жаравину. О похищении этом ни кого заявления не было и об этом случайно, по агентурным сведениям стало известно надзирателям сыскного отделения Заргарову и Куклеву. Ими обнаружено и отобрано разного товара от Шурыгина на сумму 206 рублей 80 копеек и от Жаравина на сумму 44 рубля. Задержанные Кузнецов и Башмаков в приписываемом им обвинении сознались. Дознание по этому делу передано по подсудности.

18 августа 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что у персидского подданного Халифа Сафарова при выходе из вагона электрического трамвая на Ярмарке была совершена кража 1250 рублей и на 6000 рублей векселей. Сафаров заметил вора и хотел его задержать, но он скрылся в толпе. Вскоре чинами сыскного отделения по подозрению в личности были задержаны прилично одетый тамбовский мещанин Григорий Фёдорович Ильин со своей сожительницей, крестьянкой щигровского уезда, мелехинской волости, Еленой Кирилловной Сергеевой. При обыске у них найдено 83 рубля. Ильин на вопрос о занятии в Нижнем Новгороде и Ярмарке объяснил, что «поигрывает в картишки». Явилось подозрение о совершении им кражи у Сафарова. Подозрение это подтвердилось свидетельскими показаниями и дело передано следователю.

18 августа 1909 года мировым судьей 5 участка Нижнего Новгорода рассматривалось дело по обвинению бывшего агента сыскной полиции, Михаила Васильевича Германа в стрельбе из браунинга 9 июля 1909 года в отдельном кабинете ресторана «Пеклера». По этому поводу полицией был составлен протокол. На суде обвиняемый заявил, что из револьвера он не стрелял, а лишь нечаянно взвёл курок и произвёл спуск и получился хлопок, так, как патроны из револьвера были вынуты. Допрошенные четверо свидетелей объяснили, что выстрела они не слышали. Судья поставил считать М. В. Германа оправданным.

19 августа 1909 года газеты сообщали, что вечером 16 августа, городовыми временного штата ярмарочной полиции Смольяновым и Фейсхановым были доставлены в сыскное отделение за сбыт фальшивых серебряных монет нижегородские мещане, Сергей Федорович Лаптев и его жена Надежда Андреевна, проживающие в селе Сормово. Чинами сыскного отделения было установлено наблюдение за конторщиком на Сормовских заводах, нижегородским мещанином С. Ф. Лаптевым, по подозрению в подделке фальшивых монет. Вечером 16 августа в садике около Бразильского пассажа на Ярмарке Лаптев с женой был задержан. При обыске у задержанных было обнаружено несколько фальшивых монет. Произведённым обыском в квартире Лаптевых в селе Сормово, помощником начальника сыскного отделения Лазаревым было найдено 11 кусков разбитых гипсовых форм, 9 маленьких кусочков композиции, небольшой кусочек олова, ковши и два подпилка, служащие материалом и приспособлением к фабрикации фальшивых монет. Лаптевы в подделке и сбыте фальшивых денег сознались. Дознание передано приставу села Сормово.
19 августа мещанин города Весьегонска Кузьма Андреевич Глинский заявил в сыскном отделении следующее: Он был в номерах Дмитриева на Ново – Самокатской площади, и с девицами пил пиво. Затем, оставшись один в номере, уснул. Вскоре его разбудила девица Анна, которая закричала «Горим!!!». Пришедший в себя купец тут же обнаружил у себя кражу денег, около 800 рублей и вместе с деньгами, квитанцию Носенкова на сумму 500 рублей и карточки Короткова о получении с Глинского 25 рублей задатку. Произведённым обыском в номерах Дмитриева, в номере, занимаемым девицами Анной Петровной Левичевой и Аксиньей Никитичной Колочевой, на полу, под кроватью, было найдено 25 рублей разными кредитными билетами, счёт Носенкова и карточка Короткова, а затем в сундуке Колочеговой обнаружено 155 рублей. Девицы арестованы.

20 августа 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в Ярмарочный мировой суд за истекший месяц с 16 июля по 17 августа поступило 568 дел; из них 250 дел гражданских и 318 уголовных дел; из уголовных дел больше половины – 169 дел по кражам. В ярмарку 1909 года дел в мировой суд поступило несколько меньше, чем в прошлом 1908 году.
По резолюции губернского правителя, Тифлисский гражданин Абрам Заргаров вчерашним приказом полицмейстера определён на должность надзирателя нижегородского сыскного отделения.
21 августа 1909 года чинами сыскного отделения в Азиатском переулке задержан неизвестный молодой человек по подозрению в принадлежности ему разных вещей. В сыскном отделе он назвался мещанином Смоленской губернии, Фёдором Алексеевичем Ефремовым и объяснил, что вещи он похитил из магазина «Ивановского» расположенного на Главной линии, где он и служил. Составлен протокол.

24 августа 1909 года чинами уголовно – сыскного отделения в течение нескольких дней было задержана шайка малолетних преступников 12 – 15 лет, занимавшихся систематическими мелкими кражами преимущественно из магазинов ярмарочных торговцев. Воришки эти: дети нижегородских цеховых Константин Фёдорович Леонтьев, Алексей Алексеевич Кучин и дети крестьян села Румянцева Нижегородского уезда Иван Николаевич Жирков, крестьянин села Лопатина Макарьевского уезда, Михаил Васильевич Ефимычев и крестьянин деревни Старое Тепелева Фёдор Дмитриевич Козлов. Из их показаний выяснилось, что ими совершено краж на несколько сотен рублей. Вещи стоившие 40 – 50 рублей, они продавали по 5 – 6 рублей, торговцам на Ярмарочном балчуге и затем на эти средства кутили. Дети эти являлись постоянными посетителями притонов Азиатского переулка и некоторых из них даже имели постоянных любовниц – проституток. Например Леотьев оказался заражён сифилисом. Дети – преступники отданы под наблюдение их родителей. Почти все они проживают в селе Гордеевка. По указанию задержанных, товар почти весь найден и возвращён потерпевшим.

24 августа 1909 года агентом сыскного отделения Большаковым в районе Миллионки были задержан по сомнению в личности, мужчина, назвавшийся крестьянином судогодского уезда, Ефимом Ивановичем Афанасьевым (он же Голубев). На допросе Афанасьев объяснил, что за совершённую им кражу в селе Писцова, нерехтского уезда, он содержался в местной тюрьме, из которой более года тому назад бежал, после побега, он с товарищем своим Фуфаевым, в городе Нерехте у Долинина совершил кражу денег на сумму 8000 рублей. Оказалось, что Афанасьев разыскивается Судогодским уездным полицейским управлением по делу о вооружённом ограблении крестьянина Усова совершённого в Судогодском уезде. Задержанный выслан этапным порядком в распоряжение означенного полицейского управления.

27 августа 1909 года, в ночь в районе Рождественской части, чинами полиции была произведена облава на беспаспортных и разных тёмных личностей. Было задержано 45 человек, которых выслали по этапу.

Этой же ночью чинами ярмарочного сыскного отделения была устроена облава, на территории Нижегородской ярмарки, было задержано 169 беспаспортных и разных лиц без определённого занятия, все высланы этапным порядком.

30 августа 1909 года чинами сыскного отделения по сомнению в личности был задержан мужчина. Назвавшийся крестьянином Владимирской губернии, Муромского уезда, деревни Саксина, Василием Кузминичем Мольковым. При обыске у него было найдено 488 рублей 45 копеек, из них 9 серий по 50 рублей. Вскоре в сыскное отделение пришёл крестьянин Ковровского уезда И. П. Астафьев с заявлением, что у него в Кинешме, в номерах «Россия» было похищено 650 рублей. При предъявлении отобранных от Молькова денег, Астафьев признал их за похищенные у него.

30 августа 1909 года чинами ярмарочной полиции под руководством начальника сыскного отделения В. И. Вознесенского была произведена облава в ярмарочных ночлежных пунктах и подозрительных ночлежках. Задержано было беспаспортных 169 человек. Из них 54 человека были высланы этапным порядком.


СЕНТЯБРЬ



1 сентября 1909 года агентами полиции в ярмарочном пассаже Главного дома, за покушение на карманную кражу был задержаны воры-рецидивисты, крестьянин княгининского уезда Н. А. Иванов и крестьянин горбатовского уезда А. В. Козырев, а так же нижегородский мещанин Н. Б. Дмитриев.

2 сентября 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что заведующий Сибирской пристани «Паевого общества» Ал. Петр. Лялиным была заявлено о краже пушного товара на сумму 500 рублей. Чинами сыскного отделения по этому делу были задержаны служащие пристани Паевого товарищества, нижегородский мещанин Александр Иванович Быстровидов; крестьянин села Гнилиц, балахнинского уезда Алексей Васильевич Красильников; крестьянин села Бор, Семёновского уезда, Николай Александрович Пряхов и крестьянин Свияжского уезда Иван Карпович Дмитриев. Все они в краже сознались, заявив, что украденный товар сбыли торговцу Александру Ивановичу Воронову. При обыске у Воронова ни чего найдено не было. Дальнейшее дознание производиться.

4 сентября 1909 года чинами сыскного отделения на Миллионке был задержан вор-рецидивист, крестьянин курмышского уезда, деревни Кошкиндель, Алексей Кириллович Пудикин. При обыске у него оказались три серебряных медали с надписью «За умение и успех». Пудикин похитил медали вместе с пальто на Кашинском пароходе «Матвей».

5 сентября 1909 года тифлиский гражданин Абрам Заргаров определён на должность надзирателя сыскного отделения.

7 сентября 1909 года агент полиции на Ново – Самокатной площади по сомнению в личности задержал неизвестного мужчину, который по доставлению в сыскное отделение предъявил паспорт на имя крестьянина княгининского уезда С. Д. Луконина, но затем объяснил, что он, не помнящий родства бродяга, Иван Иванович Иванов, а паспорт он приобрёл на Миллионке.
Канавинским обывателем из крестьян можайского уезда Пет. Троф. Блиновым было заявлено на днях, что во время его сна, на берегу Мещерского озера, у него неизвестно кто похитил денег 12 рублей и с ног снял сапоги в 7 рублей. Чинами сыскного отделения по этому делу задержан нижегородский мещанин Ник. Вас. Голых, который сознался и объяснил, что сапоги передал неизвестному мужчине. Делу дан законный ход.

8 сентября 1909 года в ночь, чинами полиции Рождественской части, под руководством пристава Н. Ф. Высоковского в ночлежном приюте Бугрова и в ночлежках в районе Миллионки была произведена облава. Было задержано подозрительных и беспаспортных 105 человек, из них 70 человек высылаются этапным порядком.

Агент Сибирской пристани пароходства «Ив. Любимова» С. П. Невструев заявил в сыскном отделении следующее: 5 сентября в контору явился неизвестный татарин, назвашийся Рахимом Мусиным, и сдал для отправки до города Чистополя семь мест медных изделий, всего на сумму 706 рублей 35 копеек на каковые и представил счета от торговца медными изделиями И. М. Трошина. На другой день кладчик вновь явился в контору и стал просить за отправленный товар ссуду в размере 350 рублей, но ему было предложено 250 рублей, на что тот довольно охотно и согласился. Г. Неуструеву поведение Мусина показалось подозрительным и он отправился в лабаз осмотреть товар. Здесь он заметил в одном из ящиков гляняные горшки и плошки, в виду чего и задержал Мусина. Пи вскрытии семи мест товара, во всех обнаружено глиняной посуды всего лишь на сумму 4 рубля 20 копеек. На допросе Мусин объяснил, что он в действительности крестьянин казанского уезда, деревни Ташкича, Ахметзан Хакимзянов и что с означенными счетами его послал проживающий в номерах Пальникова казанский мещанин Ислам Аксакович Искандеров. Он же послал его и за ссудой. Задержанный Искандеров виновным себя ни в чём не пизнал, объяснив, что Хакимзянова он совершенно не знает. Дальнеёшее дознание по сему делу производиться.

10 сентября 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что в текущем году арестованных при ярмарочной гауптвахте было 1300 человек, а в прошлом году аж 2500 человек.
Из Ярмарки переведено обратно в город Нижегородское сыскное отделение и адресный стол.
11 сентября 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что по делу о кражах из магазинов «Гузеева» и «Холодкова», чинами сыскного отделения был задержан крестьянский сын, Алексей Барышев 13 лет. Он в краже сознался, объяснив, что кражу он совершил с товарищем.

Надзиратель сыскного отделения Куклев на Живоносновской улице по сомнению в принадлежности ящика с жестяными изделиями задержал крестьянина нижегородского уезда, Федора Васильевича Гусева. Ящик оказался похищенным от лавки торговца гармониками на Рождественской улице С. С. Староверова.

Надзирателем сыскного отделения Заргаровым от торговцев П. И. Степихова и И. С. Фёдорова по сомнению в принадлежности отобраны: от Степихова 12 пачек вязаных платков, от Фёдорова – плюшевое одеяло и 6 вязаных платков. Отобранные вещи оказались похищенными из магазинов «Попова» и «Вермель». Кражу данных вещей совершили воры – подростки Константин Леонтьев и Алексей Кучин, они были задержаны и в приписываемом им обвинении сознались.

12 сентября 1909 года, на городской пристани товарищества «Вятско – Волжского» пароходства, совершена кража 125 кулей овса. Кража совершена при участии служащего пристани Лубина, он сумел скрыться. Часть овса нашли у торговцев Степана Дмитриева Киселёва и Семёна Михайловича Полетаева. Помощником начальника сыскного отделения Лазаревым 64 куля овса были разысканы.

15 сентября 1909 года газеты сообщали, что нижегородский уездный исправник, отобрал от проживающей по Всесвятскому переулку в доме Доброзракова у крестьянки Варнавинского уезда, деревни Починок, А. В. Тихоновой, ящик, предполагая, что последний служит для фабрикации фальшивых кредиток трёх рублёвого достоинства. При осмотре ящика в сыскном отделении, оказалось, что внутри , в барабане лежат 168 листов почтовой бумаги, положенной туда с целью обмана доверчивых людей, покупающих по дешёвой цене аппараты для изготовления фальшивых кредитных билетов. Тихонова привлечена к законной отвественности.

15 сентября 1909 года, газета «Волгарь» сообщала, что в ночь на 12 сентября с городской пристани Паевого товарищества был похищен ящик с разными вещами крестьянина Дикова. Чинами сыскного отделения вещи были найдены у торговца на Балчуге А. В. Тихонова.

17 сентября 1909 года в ночь, агенты сыскного отделения, проходя по Александровскому улице в Канавино, в пивной «Тамонова» заметили воров – рецидивистов: Александра Мурашева, нижегородского мещанина Василия Конюхова, Якова Бредникова и татарина по кличке «Саляйка». Последнего агенты полиции хотели задержать, но Мурашёв, Конюхов и Бредников заступились за своего товарища и оказали сопротивления полиции. Воспользовавшись начавшейся дракой, «Саляйка» сумел скрыться. Один из агентов полиции выбежал на улицу, произвёл в воздух из револьвера два выстрела. Подоспевшими на помощь городовыми и ночными караульщиками трое оставшихся воров были задержаны.

18 сентября 1909 года чинами сыскного отделения в Гордеевке был задержан крестьянин сергачского уезда, Иван Кочетков, за кражу одеяла у крестьянки Новиковой. Одеяло было найдено агентами полиции. Так же в Гордеевке чинами сыскного отделения был задержан крестьянин Балахнинского уезда, Дмитрий Иванович Казаков и крестьянин Балахнинского уезда, Иван Андреевич Полетаев, они были заподозрены в краже у домовладельца Арбекова и у стражника села Гордеевка Симонова винтовки и других вещей. В ночь на 15 сентября у стражника села Гордеевка Симонова, через взлом замка у входной двери была совершена кража имущества, казённой винтовки и револьверных патронов. Надзирателем сыскного отделения Шепелевым, винтовка была найдена в поле за Гордеевкой в кирпичном сарае. Саму винтовку спрятали в обжигательной печи, отверстие которой тщательно прикрыли рваными рогожами. Патроны были найдены в Гордеевке в доме Игнатьева, в квартире Екатерины Кононовой в бумажной корзине, висевшей на стене.

18 сентября 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что в заседании суда рассмотрено дело крестьянки Елизаветы Петровны Сухановой, обвиняемой в убийстве.

Утром 8 июля 1907 года на откосе Зеленского съезда городовым Ануфриевым был найден труп неизвестного мужчины, оказавшегося крестьянином Андреем Никитиным.

Возле трупа валялась пивная бутылка, стакан, палка с отломленным концом и какой – то пузырёк. По мнению врача, вскрывавшего труп Никитина, смерть его последовала от задушения (главным образом) и удара по голове.

Покойный перед смертью работал в качестве плотника у домовладелицы – акушерки Вознесенской. Накануне обнаружения трупа его видели вечером, с какой – то проституткой. Никитин сообщил своему племяннику Соборнову, что он с этой женщиной идёт гулять. В этот вечер Никитин взял у Вознесенской 1 рубль 50 копеек. Подозрение в совершении убийства пало на подсудимую Суханову. Но в сыскном отделении улик против неё не нашли и отпустили.

В декабре 1908 года Суханова была задержана в Перми за беспаспортность и по доставлении на родину в васильсурский уезд, заявила исправнику, что виновница смерти Никитина – она. Суханова объяснила исправнику, что она с Никитиным на Зеленском съезде пила пиво. В надежде найти у Никитина много денег, она влила ему из пузырька какого – то яда, а когда он лишился сознания, она вынула у него из кармана 50 копеек и скрылась. Потом обвиняемая заявила, что бросила в Никитина камнем. Присяжные заседатели оправдали Суханову.

19 сентября 1909 года городские газеты сообщали, что вчера утром в Пушкинском саду, около оврага был обнаружен труп неизвестного мужчины с тремя ранами на теле. Покойный лежал без сапог и в одной рубашке. При осмотре места нахождения трупа, недалеко от него, около лавки, была найдена лужа крови. В трупе опознан вор-рецидивист, недавно вышедший из тюрьмы, Михаил Бобков. Чинами сыскного отделения было выяснено, что Бобков накануне пьянствовал с товарищем, тоже вором – рецидивистом Дмитрием Толокновым. Были они сначала в трактире «Александрова» на Алексеевской улице, где они стали сводить старые счёты по кражам. Бобков стал упрекать Толокнова и несколько раз ударил его. После этого оба отправились в трактир «Уварова» на Нижнем базаре, где пробыли недолго и вместе с двумя женщинами отправились ночевать в Пушкинский сад, при выходе из трактира, Бобков нанёс Толокнову три пощёчины.

Когда вся компания прибыла в Пушкинский сад на ночлег, Толокнов произнёс: - Как же на счёт трёх оплеух? Ведь надо рассчитаться и с этими словами выхватил небольшой нож и ударил им противника в левый бок. Удар ножом оказался смертельным для Бобкова.

Проститутки в ужасе разбежались, но за Пелагей Потаповой погнался убийца и настиг её. Та бросилась на колени и стала просить о пощаде. Толокнов успокоил девицу и дал ей спрятать нож «до требования». По просьбе Потаповой, Толокнов воротился к трупу и снял с покойного шапку, тужурку и сапоги, каковые вещи они продали на Балчуге разным лицам.

Толокнов был задержан 19 сентября 1909 года, начальником сыскного отделения В. И. Вознесенским на улице Большая Покровская в то время, когда он со своими «компаньонами» - двумя проститутками, Пелагей Потаповой и Александрой Ивановой проезжал на извозчике. По доставлению в сыскное отделение у П. Потаповой оказался сапожный нож, запачканный в крови, отданный ей на хранение Толокновым. А на Толокнове следы крови были на его тужурке и брюках.

Убийца сознался в преступлении, но предупредил, что на суде покажет противное. Он отправлен в тюрьму

21 сентября 1909 года чинами полиции Рождественской части, по указанию пристава Н. Ф. Высоковского в ночлежных приютах Миллионки была произведена облава. Было забрано беспаспортных и подозрительных лиц до 40 человек, из них 30 человек высланы из Нижнего Новгорода этапным порядком.

24 сентября 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что агентами сыскного отделения при розыске имущества, похищенного у разных лиц в Канавино во дворе дома вора – рецидивиста Конюхова, в курятнике под крышей был найден узел с разными вещами в количестве 20 штук. Кому они принадлежат неизвестно.

25 сентября 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что у личного почётного гражданина О. Э. Шмидт, на днях была совершена кража золотых часов стоимостью 60 рублей. Сыскному отделению удалось разыскать участника данной кражи, им оказался маляр, крестьянин деревни Выползнова, Нижегородского уезда, Никифор Иванович Сидоров, уже судившийся за кражи и отбывший тюремное наказание. Сидоров сознался в хищении, заявив, что продал часы за 8 рублей 50 копеек неизвестному мужчине.

26 сентября 1909 года газета газеты сообщали, что у крестьянки Латышевой, служащей в качестве прислуги у госпожи Стрельниковой, в доме Корзинщикова по Всесвятскому переулку была совершена кража разных вещей на 218 рублей 95 копеек. Помощник начальника сыскного отделения Г. И. Лазаревым с надзирателем сыскного отделения Куклевым украденные вещи были разысканы у хозяйки потерпевшей, госпожи Стрельниковой. Сама Стрельникова в краже себя виновной не признала, объяснив, что вещи приобрела в Сормове у старухи - крестьянки села Мурихи, васильского уезда, Евдокии Кондратьевой, на средства своего содержателя. Но проведённая проверка не подтвердила показания Стрельниковой.

27 сентября 1909 года чинами полиции Рождественской части по указанию пристава Н. Ф. Высоковского в районе Миллионки произведён осмотр ночлежных приютов. Было задержано подозрительных и беспаспортных 49 человек, из них 22 лица высланы этапным порядком на родину.

29 сентября 1909 года по делу о краже у господина И. Ф. Любимова, чинами сыскного отделения был задержан крестьянин Галичского уезда, Александр Барабанов. Он в краже сознался. Часть похищенного имущества была найдена в квартире сожительнице Е. П. Кипреевой, проживающей в слободе Кошелёвке.



ОКТЯБРЬ



1 октября 1909 года в районе Миллионки был задержан по сомнению в личности мужчина, назвавшийся сначала Бызовым. По доставлению его в сыскное отделение, арестованный сознался, что он крестьянин Казанской губернии, спасского уезда, села Поленок, Сергей Фёдорович Локтев, неоднократно судившийся за кражи и 4 раза отбывавший тюремное наказание. Затем он добавил, что в 1905 году совершил побег из Нижегородской психиатрической лечебницы, но был задержан и вторично бежал из дежурной комнаты Рождественской части, выпрыгнув из окна.

1 октября 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что начальник сыскного отделения Вознесенский получил сведения, что у мещанина Могилевской губернии Соломона Кагана, проживающего по Ошарской улице в доме Ельшина имеются краденные вещи. Обыском, произведённым у Кагана было найдено никелированные самовары фирмы «Пучкого и Батаева» и 6 медных умывальников.

3 октября 1909 года, в ночь чины полиции Рождественской части в районе Миллиоки произвели облаву. Беспаспортных было задержано 69 человек, из них 56 задержанных высланы этапным порядком на родину, как не имеющие права жительства в Нижнем Новгороде.

3 октября 1909 года чинами сыскного отдела было раскрыто убийство, крестьянина Константина Степановича Якимова, совершённое на вывозном хуторе Зайцева. Убийцей оказался содержатель вывозного хутора, Сергей Петрович Пашуков. Утром 1 октября к окну Пашукова подошёл Якимов и стал настойчиво, с руганью, стучаться и требовать у своего бывшего хозяина присужденное в его пользу с Пашкова мировым судьей 9 рублей 60 копеек. Рассвирепевший Пашуков выбежал из квартиры и погнавшись за Якимовым, настиг его в сенях дома Зайцева, где квартировал убитый и начал наносить ему побои. Когда рабочий впал в бессознательное состояние, Пашуков закончил зверскую расправу и возвратился домой. Пашуков так же упрашивал очевидца совершённого им преступления Казакова, своего рабочего, не выдавать его. Руки у убийцы оказались запачканы кровью. На вопрос об этом дома, Пашуков ответил:
- Боролся и поцарапал руки.

Первоначально Пашуков не сознавался в преступлении, но его выдали ссадины на руках, а так же свидетельские показания. Убийца впредь до особого распоряжения судебной власти содержится при сыскном отделении.

4 октября 1909 года проживающий по Малой Ямской улице в доме Афанасьевой, крестьянин Кологривского уезда, деревни Григорова, Михаил Абрамович Крылов заявил в Рождественской части, что около 11 часов вечера 4 октября у ворот дома Плотникова по Живоносноской улице на него набросились двое неизвестных мужчин, и схватив его за горло, повалили о на землю, а потом сняли с него кожаные сапоги и сорвали серебряные карманные часы, а затем оба нападавших скрылись. Получив это заявление, пристав Высоковский с надзирателем сыскного отделения Куклевым немедленно отправились на Миллионку и в доме Плотникова на Живоносновской улице в квартире дворника Зудина застали его самого и двоих известных воров – рецидивистов, Петра Никоноровича Ремизова и крестьянина курмышского уезда Алексея Петрова, которых и задержали. При осмотре у Зудина были найдены серебряные часы, которые Крылов признал за свои. О приобретении часов, Зудин объяснил, что таковые купил у задержанного Ремизова.

4 октября 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что чинами сыскного отделения в Канавине на Александровской улице был задержан с двумя пожарными рукавами, вор-рецидивист, кадомский мещанин Ф. Г. Фролов. Рукава эти были похищены из сарая домовладельца по Александровской улице И. И. Побединского.

Агентами сыскного отделения в Миллионке задержан неизвестный мужчина, назвавшиеся ложным именем. Впоследствии выяснено, что он крестьянин казанской губернии Сергей Логтев, неоднократно судился за кражи и отбывал 4 раза тюремное наказание. В 1905 году Логтев бежал из психиатрической лечебницы, но чинами полиции был задержан. Из части Логтев тоже бежал, выпрыгнув в окно.

5 октября 1909 года в ночь в районе Миллионки, чинами полиции Рождественской части была произведена облава. Задержано беспаспортных 69 человек, из них 56 человек, как не имеющие права проживания в Нижнем Новгороде высланы этапным порядком на родину.

5 октября 1909 года, газета «Волгарь» сообщала, что при розыске похищенного имущества у разных лиц, надзиратель сыскного отделения Куклев в доме Зыбиной по Звездинке в квартире крестьянина Вязниковского уезда, Георгия Андреевича Метёлкина была найдена швейная машинка, похищенная у проживающей по Варварке в доме Бодростина, крестьянки села Лыскова, Тяжеловой.

6 октября 1909 года, газета «Волгарь» сообщала, что по делу об убийстве рабочего – ассенизатора Якимова, помощником пристава 2 кремлёвской части Корчагиным были получены сведенья, что 1 октября, покойного сильно избили на хуторах. По получению этих сведений, чинами сыскного отделения выяснено, чтопокойный утром 1 октября подходил к окну дома содержателя ассенизационного хутора Пашукова и просил с него долг. Пашуков вышел и начал бить Якимова до потери сознания. При осмотре рук у Пашукова оказались во многих местах ссадины.

7 октября 1909 года, газета «Волгарь» сообщала, что чинами полиции Рождественской части по указанию пристава Н. Ф. Высоковского была произведена внезапная прверка ночью в ночлежных притонов Миллионки. Задержано беспаспортных и подозрительных 22 человека, из которых 17 человек, как не имеющих права жительства в Нижнем Новгороде высланы этапным порядком на родину.

8 октября 1909 года, газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в середине августа 1908 года у И. М. Кара и Ф. М. Иоффе была совершена кража разных носильных вещей на 201 рубль 50 копеек. Третьего дня помощником начальника сыскного отделения Лазаревым все похищенные вещи, кроме фартука, были найдены и отобраны у корчевского мещанина С. Г. Гиндина, проживающего на улице Большой Покровской в доме Пальцева и братьев Михаила и Сандели Островских, живущих первый на Большой Покровской улице в доме Варваркина, а второй на Новой Стройке в доме Орловой. О способе приобретения этих вещей Гиндин объяснил, что таковые купил у неизвестного молодого человека, из которых два пальто он продал братьям Островским. Производство по этому делу передано по подсудности.

10 октября 1909 года надзиратель сыскного отделения Куклев на Миллионке задержал вора – рецидивиста, крестьянина макарьевского уезда В. Д. Серова. Задержанный объяснил, что пиджак с которым его задержали он выиграл у неизвестного мужчины. При дальнейшем расследовании выяснилось, что пиджак этот, стоящий 18 рублей, был похищен у крестьянина Андреянова.

Доверенным торгового дома «братьев Красильниковых», заявил полиции, что в период времени с 16 сентября по 1 октября из лавки Красильникова в доме Голицина по Рождественской улице было похищено 9 бочонков красной икры и из палатки в доме Ненюкова в Благовещенском соборе было похищено до 30 пудов рыбы, всего на сумму 400 рублей. Подозрение в краже было заявлено на следующих лиц: К. И. Юдин и А. Ф. Кочетова. Последний чинами сыскного отделения был задержан, а Юдин пока не разыскан. Кочетов в краже не сознался. Два бочонка икры были найдены и отобраны в бакалейной лавке крестьянина арзамасского уезда П. И. Рыбакова.

11 октября 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что управляющий отделением столичного ломбарда С. Е. Семёнов заявил полиции, что во время аукциона. При осмотре вещей, неизвестно кем был похищен подвесок от золотой серьги с 15 бриллиантовыми камнями, стоимостью 150 рублей. Чинами сыскного отделения означенный подвесок был найден в изломанном виде, в магазине часовых дел мастера Нижегородского цехового И. А. Анисимова, проживающего по Рождественской улице в доме Троицкой церкви. Он объяснил, что подвесок этот купил у неизвестного мужчины за 20 рублей.

Чинами сыскного отделения были задержаны двое аферистов – «кукольников», один из Новгородской губернии, устюжского уезда, черемисской волости, Василий Павлович Нефёдов, а другой из Юрьевецкого уезда, деревни Тимина, Павел Яковлевич Антонычев. При личном досмотре у Нефедова было найдено 5 штук новых кредитных билетов трёхрублёвого достоинства, служащих приспособлением для «кукол», а в квартире Антонычева были обнаружены оттиски лицевой и оборотной сторон пятирублёвого кредитного билета. Задержанные подыскивали лиц, желающих купить у них фальшивые кредитные билеты, но обмануть за последнее время им ни кого не удалось. При дознании Нефёдов и Антонычев сознались, что в сентябре 1909 года в гостинице «Сметанкина» на Нижнем базаре ими был обманут на «куклу» торговец посада Пучежа, Костромской губернии, Михаил Алексеевич Ефимов на 125 рублей.

12 октября 1909 года чинами полиции Рождественской части по указанию пристава Н. Ф. Высоковского в районе Миллионки был произведён осмотр ночлежных притонов с целью проверки их жильцов. Было задержано беспаспортных 15 человек, из них 10 лиц, как не имеющих права жительства в Нижнем Новгороде выслали этапным порядком на родину.

15 октября 1909 года сторож конторы общества «Кровля» по Елизаветенской улице Матюкин заявил о краже с парадной лестнице ковра стоимостью 13 рублей 75 копеек. Чинами сыскного отделения по этому делу задержаны воры-рецидивисты: крестьянин Сергачского уезда И. Т. Кочетков и крестьянин Нижегородского уезда Фёдор Казаков.

16 октября 1909 год в ночь, чинами полиции Рождественской части в районе Миллионки была произведена облава, беспаспортных было задержано 46 человек. Из них 34 человека, как не имеющие права жительства в Нижнем Новгороде высланы этапным порядком на родину.

20 октября 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в ноябре прошлого года у проживающего по Малой Ямской улице в своём доме Нижегородского мещанина Григория Акакиевича Вандышева, была совершена кража разного инструмента. А 16 октября 1909 года, чины сыскного отделения у известного приёмщика краденного, торговца старым железом на Почаинском балчуге, Степане Ефимовиче Ефимове нашли и отобрали 3 кубика и два американских ключа стоимостью 110 рублей. Вещи эти были опознаны потерпевшим Вандышевым и ему выданы. Ефимов объяснил, что отобранные от него вещи им были куплены за 15 рублей в январе сего года у неизвестного татарина.

Из сыскного отделения, помещающеося в городском корпусе на Алексеевской улице, по донесению городского комиссара Кочетова городской управе, сметки и мусор сваливаются в ватер – клозет, отчего происходит засорение сточной канализационной подземной трубы и канализационного колодца. Вследствие этого жидкие нечистоты из колодца разливаются против лавок Горбуновой и Гундобина.

22 октября 1909 года чинам сыскного отделения удалось раскрыть кражу на сумму 100 рублей, совершённую у нижегородского мещанина Ивана Носивцева. Пальто Носивцева, стоившее 100 рублей было найдено в доме Акифьева по Звездинской улице в квартире Татьяны Смирновой. Дознанием установлено, что кража была совершена Служившим у Носивцева крестьянином села Кондрыкина, лукояновского уезда, Степаном Фёдоровичем Стариченковым, который через свою сожительницу Елизавету Севастьяновну Ботхланову, пальто сдал для хранения Смирновой. Стариченков в краже сознался.

23 октября 1909 года чинами полиции Рождественской части в районе Миллионки была произведена облава, было задержано беспаспортных и подозрительных лиц 49 человек, из которых 34 человека, как неимеющие права жительства в Нижнем Новгороде высланы этапным порядком на родину.

23 октября 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что на днях была совершена кража у проживающий по Мартыновской улице в доме Киршбаум, германской подданной Доротеи Гайднер. Чинами сыскного отделения большая часть похищенного имущества была найдена у домовладельца по Старо – Сенной площади, нижегородского мещанина, Александра Егоровича Учеватова. Личность воров установлена и к розыску их приняты меры.

26 октября 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что 23 октября была совершена кража имущества на сумму 28 рублей у проживающей в доме Братовского по Посадской улице, Надежды Ивановны Иванковской и Татьяны Петровны Мясниковой. Чинами сыскного отделения большая часть похищенного имущества найдена и отобрана от проституток Марьи Турко и Прасковьи Васильевны Петровой. Произведённым дознанием было установлено, что кражу совершил сын домовладельца по Посадской улице Сергей Михайлович Рязанов, который задержан и в этом сознался. Делу дан законный ход.

26 октября 1909 года, газеты сообщали, что 13 сентября сего года, персидский подданный Абдуль Фет- Молла – Али – Оглы обманным путём, от почтальона конторы №1 Мариева, получил перевод в 100 рублей, адресованный на имя знакомого Абдуль Фет – Али – Оглы Ахондова (Насура Хафки – Ахадова), проживающего по Б. Покровской улице в фруктовом погребе, где временно проживал и обвиняемый и с этими деньгами скрылся. По телеграмме начальника Нижегородского сыскного отделения, мошенник был задержан в городе Баку и выслан этапным порядком в Нижний Новгород. Задержанный заявил, что деньги тогда же он передал Аходову.
27 октября 1909 года начальник Воронежского сыскного отделения уведомил Нижегородское сыскное отделение, что у проживающего в Воронеже титулярного советника И. А. Меркулова 26 сентября была совершена кража разного имущества и, что в краже этой потерпевший обвиняет бывшею свою сожительницу, крестьянку Екатерину Дмитриевну Остудину. Она обнаружена проживающей в Нижнем Новгороде в доме Скрмунт, по Дворянской улице и все похищенные у Меркулова вещи, за исключением золотого браслета, китайской монеты и уральского камня оказались на лицо. О способе приобретения этих вещей Остудина объяснила, что таковые ей подарил Меркулов. Дальнейшее дознание проводится.

28 октября 1909 года, вечером в Канавино, агентами сыскного отделения был задержан по сомнению в принадлежности ящика с гильзами, вор-рецидивист Гами мулла Музафов.

30 октября 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала о суде по делу о краже из магазина Скляренко. Нижегородский купец Н. А. Скляренко имеющий в д. Н – ков Шунаевых писчебумажный с канцелярскими принадлежнастями магазин, заявил полиции, что из его магазина производиться систематическая кража разных товаров, при этом он выразил подозрение в краже на приказчиков А. И. Ромашёва и П. В. Писанова.

Из следствия, произведённого полицией по этому делу, выяснилось, что действительно упомянутые приказчики воровали товар из магазина и сбывали его разным лицам, в том числе большую часть переплётчику А. Т. Разгуляеву, исполнявшему некоторые работы в мазине Скляренко. Разгуляев, в свою очередь, продавал товар в город Вязники, Владимирской губернии, лавочкину Швецову и здесь в Канавине, лавочнику Макарову.

Вследствие объяснения Разгуляева, сыскным отделением был командирован в город Вязники полицейский чин, которым было обнаружено у лавочника Швецова много товара, принадлежащего ранее магазину Скляренко. Были произведены обыски и у других, заподозренных в краже, и сбыте товара лиц и всюду найденное было отобрано.

Дело перешло мировому судье 3 участка. Обвиняймые – А. И. Ромашев и П. В. Писанов, в краже сознались, сознался также в покупке товара и переплётчик А. Т. Разгуляев.

Судья приговорил приказчиков к двухмесячному заключению в тюрьме каждого, а переплётчика за покупку краденного к аресту на два месяца.


НОЯБРЬ



1 ноября 1909 года по делу о краже пальто стоимостью 100 рублей у Николая Ивановича Зотова, чинами сыскного отделения был задержан известный вор-рецидивист Александр Матвеевич Барабанов, который в краже хотя и не сознался, но был уличён свидетельскими показаниями. Дознание передано по подсудности.

Сыскным отделением в газеты был передан список отобранных у воров – рецидивистов разнообразных вещей, хранящихся в стенах уголовно – сыскного отделения: шёлковые, шерстяные ковровые платки, одеяла, халаты, шубы самовары, скатерти и много белья с разными метками. Кому принадлежат отобранные вещи неизвестно.

По делу о краже разного имущества на сумму 178 рублей у жены купеческого сына Евгении Николаевны Кукарниковой, помощнику начальника сыскного отделения Г.И. Лазареву из числа похищенных вещей были найдены и отобраны серый сак и кенгуровый мех, стоящий 100 рублей у домовладельца на Старо – Сенной площади, нижегородского мещанина Александра Егоровича Учеватова. Он объяснил, что данные вещи ему принесли известные воры-рецидивисты: Василий Садовников, Андрей Корнев и сожительница последнего Евдокия Касаткина, к розыску которых приняты меры. Дальнейшее дознание производиться.

3 ноября 1909 года газеты сообщали, что Нижегородский полицмейстер сообщил, что для города было бы невыгодно заменить полицмейстерскую квартиру натурно – денежной выдачей квартирных денег, так как квартира эта для сыскного отделения неудобна и потребовала бы больших переделок. Согласно циркуляру департамента полиции, отвод квартиры для сыскного отделения лежит на обязанности города. За реформированием сыскного отделения по закону 6 июля 1908 года, для этого отделения требуется 5 – 7 комнат и для недостаточно ни помещения в 2 комнаты, отведённое ему в доме «Дружины», ни квартиры г. полицмейстера в том же доме, состоящая из 4 комнат и кухни и потребовавшая значительных перестроек и даже пристроек. Господин полицмейстер рекомендует перевести сыскное отделение в свободное и пустующие помещение над зданием 1 части, в помещение же, назначенное в доме «Дружины», перевести цейхгауз со швальней и квартирой каптернамуса.

3 ноября 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что 1 ноября, персидский подданный Абельфас Алиев, заявил в Макарьевской части, что около 5 часов вечера он с Мусеином Худеверды – оглы и сожительницей его, крестьянкой Евдокией Гавриловной Жуковой, возвращались с Нового базара, где все они торговали лимонами и грушами. Проходя седьмую линию, около казённого железнодорожного склада они встретились с тремя неизвестными мужчинами, которые стали торговать у Алиева лимоны, а затем уже самовольно их брать и класть в свои карманы. Когда же это было замечено его товарищем, то неизвестные набросились на них и стали наносить им побои, во время которых сбили Алиева с ног и сняли с него пальто в кармане, которого находился портсигар стоимостью 22 рубля 50 копеек, а затем из кармана шаровар вынули денег 54 рубля. На крики избиваемых стали сбегаться со всех сторон люди, в числе которых оказался надзиратель сыскного отделения Шепелев, который и задержал по подозрению в ограблении крестьян Ивана Гусева, Максима Волокушина и Михаила Ларионова. Но задержанные при опросе виновными себя в ограблении Алиева не признали.
4 ноября 1909 года по делу о краже золотых серёг стоимостью 80 и 10 рублей, совершённой у проживающей в доме Шубинской, по Звездинской улице, госпожи Нефёдовой, чинами сыскного отделения заподозренный в этом крестьянин Яков Семёнович Стариков, был задержан и в приписываемом ему обвинении сознался. Он объяснил, что похищенные деньги пропил, а серьги заложил в ломбард за 5 рублей.

По делу о краже на сумму 24 рубля у прачки В. А. Барбашевой белья, чинами сыскного отделения большая часть похищенного была найдена у крестьянина Васильсурского уезда М. И. Сорачёва.

Сыскным отделением было получено сообщение от воронежского сыскного отделения, что у проживающего в Воронеже титулярного советника И. А. Меркулова 26 сентября была совершена кража разного имущества. В краже была заподозрена сожительница Меркулова Екатерина Дмитриевна Остудина, которая чинами сыскного отделения была задержана в Нижнем Новгороде на Дворянской улице в доме Скирмунт. Все вещи, за исключением золотого браслета, китайской монеты и уральского камня от неё отбраны. Остудина объяснила, что таковые ей подарил Меркулов. Дальнейшее дознание производиться.

5 ноября 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что от полицмейстера Д. А. Чарнолусскаго получено сообщение: По поводу заметки в хронике газеты №302 «Нижегородский Листок», сообщающей о том, что нечистоты из отхожих мест сыскного отделения льются на головы учеников, считаю нужным объяснить слудующее: осмотров командированного городской управой врача, засвидетельственно, что в нижний ретираде училища проникает вода, просачивающаяся из бака, в виду его неисправности. О таковой неисправности неоднократно сообщалось местному комиссару и доводилось до сведенья управы. И после осмотра врачём, управой был прислан для ремонта бака мастер, но последний ремонт этот произвёл неудовлетворительно, так что и в данное время из него просачивается и капает вода в нижнее помещение.

6 ноября 1909 года в квартире П. О. Медведевой, в доме Фиалковского, на Варварке, попался громила Степан Тимофеевич Тропынин из крестьян ардатовского уезда. Медведева, вернувшись домой и увидя сломанный замок у входной двери, немедленно позвала городового, в сопровождении которого вошла в квартиру. Там был обнаружен Тропынин «за работой» и доставлен первоночально во 2 Кремлювскую часть, а затем в сыскное отделение. Громиле ничего похитить не удалось.

8 ноября 1909 года в ночь, чинами полиции Рождественской части в районе Миллионки была произведена облава, было задержано беспаспортных 50 человек, из них 42 лица, как не имеющие права жительства в Нижнем Новгороде, высланы этапным порядком на родину.
9 ноября 1909 года газеты сообщали, что Пучежская мещанка А. К. Куделина, недавно заявила полиции, что из принадлежащего ей магазина под названием «Продажа вещей приобретённых с аукциона», помещающегося в доме столичного ломбарда по Нагорному переулку, кем либо из её служащих совершается систематическая кража разного товара, уже его похищено на сумму 1000 рублей. Чины сыскного отделения установили, что кражу эту совершал её служащий, княгининский мещанин Николай Полуевктов, он задержан и в краже сознался. Задержанный объяснил, что часть вещей он через крестьянина деревни Овечина, муромского уезда Александра Николаевича Жолобова, продавал разным лицам, а частью сам закладывал в ломбарды. Произведённым обыском в квартире матери Полуевктова, часть вещей была найдена и часть обнаружена в одном из ломбардов города.

В ночь на 9 ноября чинами полиции Рождественской части в раойне «Миллионки» была произведена облава, причём было задержано беспаспортных и подозрительных лиц 50 человека, из которых 42 лиц, как не имеющие права жительства в Нижнем Новгороде были высланы этапным порядком на родину.

18 ноября 1909 года сыскной полицией удалось обнаружить таинственную женщину, которая пыталась с карточкой служащего «Русского для внешней торговли банка» Леонида Евгеньевича Евгеньева, получить обманным путём деньги у двоих его знакомых в долг, якобы для господина Евгеньева. Но оба раза её афёра сорвалась. Аферисткой оказалась сожительницей скрывшегося из Нижнего Новгорода, бывшего конторщика нотариуса господина Олигер, Василия Васильевича Филатова, крестьянка арзамасского уезда Александрой Сидоровой. Она созналась, что подпись на карточке сделал сам Филатов и послал её с этой карточкой за сбором денег к заранее намеченным лицам.

Агентами сыскного отделения была обнаружена шайка малолетних воришек, производивших не только карманные, но и кражи со взломом.

В районе Миллионки, чинами полиции Рождественской части была произведена облава, причём было задержано беспаспортных и подозрительных лиц 42 человека, из которых 37 лиц, как не имеющие права жительства в Нижнем Новгороде были высланы этапным порядком.

19 ноября 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что вчера от полицмейстера получено в городской управе заявление по поводу возбуждённых городским управлением вопросов: а) о переводе архива с Ковалихинской улицы в помещение полицейского управления и б) о переводе сыскного отделения в то же здание, в квартиру, занимаемую полицмейстеру.

Полицмейстер находит, что для архива должно быть отведено такое же помещение, как и занимаемое им, между тем, в доме бывшем «Дружины» такового не находиться. Да и при размещении в последнем помещении полицейского управления, по мнению полицмейстера, указанны перевод архива не имелся в виду.

Что касается занятия квартиры полицмейстера под сыскное отделение, то г. Чарнолуский настаивает на оставлении означенной квартиры за плицмейстером в интересах полицейской службы и для пользы жителей города, обращающихся к полицмейстеру и в полицейское управление.

22 ноября 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что несколько времени назад были совершены кражи у домовладельца по Пожарской улице Городецкого, у госпожи Кукарниковой, проживающей в доме Миловидова по Студёной улице, у госпожи Хомутовой, проживающей по Полевой улице в доме Лебедевой и г – жи Гайднер, проживающей по Мартыновской улице в доме Киршбаум. Часть похищенного имущества чинами сыскного отделения найдена, воры задержаны. Также установлено сообщничество в некоторых случаях со стороны ночных караульщиков.

На днях совершены кражи: у служащего компании Зингер г. Решь, у отставного коллежского асессора Н. Н. Насекина и у вдовы чиновника Е. П. Знаменской, всего на сумму около 2300 рублей. Большая часть похищенного имущества также найдена, громилы чинами сыскного отделения также арестованы, виновность которых частью установлена сознанием, частью явными уликами и нахождением у них краденного.

27 ноября 1909 года газеты сообщали, что чинами сыскного отделения были получены сведения, что из рыбной лавки Поспелова, располагающейся в доме Заплатина по Набережной реки Волги, приказчиками Алексеем Пелевиным и Алексеем Анфимовым совершается систематическая краж рыбных товаров, которые сбываются приказчику пивной лавки «Богемия», расположенной в том же доме, Ивану Яковлевичу Кузнецову. Ввиду этого у Кузнецова был произведён обыск, причём было найдено две севрюги и порожняя банка из под икры. О способе приобретения найденной рыбы, Кузнецов объяснил, что таковую купила его жена у приказчиков Поспелова. Что подтвердила и последняя, объяснив, что кроме отобранной у них, приказчики Поспелова продали 4 штуки севрюги содержателю трактирного заведения по Почаинской улице Василию Васильевичу Анфимову, от которого таковая была отобрана и возвращена по принадлежности. Пелевин и Анфимов в приписываемом им обвинении сознались.

29 ноября 1909 года чинами сыскного отдела был задержан крестьянин Михаил Васильевич Миронов, который, как установлено в июне 1908 года по образцам продал 814 пудов гвоздей и болтов торговцу, крестьянину семёновского уезда Семёну Тимофеевичу Павлычеву. Получив в задаток 40 рублей, продавец скрылся. При продаже Миронов говорил, что товар находится на пристани Кашина, но там ни каких гвоздей и болтов не оказалось. Миронов в приписываемом обвинении не сознался, он уличён обстоятельствами дела и свидетельскими показаниями. Дознание передано по подсудности.


ДЕКАБРЬ



1 декабря 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что мировым судьей 3 участка рассмотрено дело о краже рыбы из лавки Поспелова на Нижнем базаре. Кража совершена приказчиками Пелевиным и Анфиловым, причём похищенный товар сбывался содержателю пивной лавки И. Я. Кузнецову. Последний заявил, что рыбу покупает жена, которая часть рыбы продавала на Балчуге Анфилову.

Мировой судья проговорил Пелевина и Анфимова к тюремному заключению на 3 месяца каждого. Кузнецова приговорена к штрафу на 25 рублей с заменою арестом на 6 дней. Содержатель пивной Кузнецов и содержатель чайной Анфимов признаны невиновными.

2 декабря 1909 года чинами сыскного отделения были получены сведения, что на Большой Покровской улице при выходе из магазина «Розанова» у учительницы Мариинской женской гимназии госпожи А. А. Штейгман, какими - то мальчишками из ридикюля был похищен кошелёк с деньгами. При проверке этих сведений были задержаны крестьянские мальчики деревни Тарасова, семёновского уезда Михаил Иванович Кабалин и того же уезда деревни Ульянихи, Михаил Игнатьевич Бузин. Из них первый в краже сознался при нём оказалось денег 75 копеек, он объяснил, что остальные 4 рубля он передал на хранение Нижегородскому мещанину Виктору Николаевичу Ковалёву у которого при обыске и было отобрано 3 рубля 85 копеек.
3 декабря 1909 года в ночь, чины полиции 2 Кремлёвской части в приюте «Красного креста» была произведена облава, причём было задержано беспаспортных 19 человек, из которых 13 человек, как не имеющих права жительства в Нижнем Новгороде выслан этапным порядком на родину.

4 декабря 1909 года в ночь чины полиции Рождественской части по приказу пристава Н. Ф. Высоковского, в районе Миллионки произвели облаву, было задержано беспаспортных 30 человек, из которых 15 человек, как не имеющих права жительства в Нижнем Новгороде выслали этапным порядком на родину.

7 декабря 1909 года чинами сыскного отделения на Почаинском балчуге была задержана с часами – будильником, известная воровка Анастасия Додонова. Отобранные часы оказались похищенными у крестьянина Н. И. Уфимцева из дома Серебровского на Острожной улице.
8 декабря 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что мировым судьей 2 участка Нижнего Новгорода было рассмотрено дело, по которому потерпевшей оказалась прислуга, обворованная своей барыней. В протоколе изложено, что между 13 и 16 сентября 1909 года у крестьянки Евдокии Латышевой, состоящей прислугой у курской мещанки Марии Георгиевны Стрельниковой, проживающей по Всесвятскому переулку в доме Корзинщикова, из запертого сундука, через взлом замка было похищено бельё, носильное платье и ценные вещи, всего на сумму 208 рублей 95 копеек. Латышева раньше имела свою лавку и кое – что скопила. Обнаружив кражу, Латышева заявила барыне, а барыня тот час её рассчитала. Потом прислуга зашла к барыне за паспортом и заметила в квартире некоторые из украденных у неё вещей. Латышева об этом доложила полиции, и у Стрельниковой был произведён обыск, большую часть украденных вещей удалось обнаружить. В оправдании «барыня» сослалась на свою знакомую Е. Ф. Кондратьеву, которая некоторое время проживала у Стрельниковой. Тогда был произведён обыск и у Кондратьевой, и там так же были найдены вещи украденные у Латышевой. На это Кондратьева заявила, что вещи эти ей оставила Стрельникова. На суде обе обвиняемые так же сваливали виновность друг на друга. Судья приговорил «барыню» Стрельникову и её знакомую Кондратьеву к 6 месяцам тюрьмы каждою.

8 декабря 1909 года, газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в период времени между 4 и 6 часами пополудни, 5 декабря у проживающего по Полевой улице в доме Стецкой, землемера К. М. Суханова из запертой квартиры, через взлом замка, была совершена кража разного имущества на сумму 176 рублей 50 копеек. Чинами сыскного отделения все похищенное имущество, кроме револьвера, бурок, чесонок и чёрного платья, было найдено у крестьянина Ардатовского уезда села Кашкарова, Михаила Ивановича Горшкова, живущего по Алексеевской улице в доме Муратова. Горшков о способе приобретения вещей разъяснил, что таковые купил у неизвестных молодых людей. Трое злоумышленников, совершивших эту кражу, задержаны.
9 декабря 1909 года проживающая по Выставочному шоссе, в доме Окулова, крестьянка Вера Георгиевна Бахарева заявила в сыскном отделении, что в первых числах сентября 1909 года у неё из запертого сундука, находящегося в квартире её отца в названом доме, через подбор ключа, неизвестно кем была похищена ротонда на меху стоимостью 110 рублей. Принятыми мерами к розыску похищенная ротонда чинами сыскного отделения была обнаружена заложенной в Нижегородском отделении Петербургского столичного ломбарда, но кем – неизвестно.
Раскрыта кража совершённая 5 декабря у землемера К. М. Суханова, проживающего по Полевой улице в доме Стецкой, через взлом замка у квартиры совершена кража имущества на 178 рублей. Чинами сыскного отделения имущество найдено у крестьянина ардатовского уезда М. И. Горшкова, проживающего в доме Муратова по Алексеевской улице. Трое воров задержаны.
10 декабря 1909 года агентами сыскного отделения на Почаинском Балчуге, были задержаны крестьянские мальчики: Иван Сергунин и Фёдор Афонасьев, за кражу, совершённую у крестьянина проезжавшего по Канавино.

В газете «Волгарь» сообщалось о краже альбомов из магазина Бреева, чинами сыскного отделения один альбом был отобран от содержательницы проституток Киселёвой в доме Магула по Мартыновской улице, а другой альбом от торговца книгами Г. Ф. Скатова.
11 декабря 1909 года в ночь, чинами полиции Рождественской части в районе Миллионки была проведена облава. Задержанными за беспаспортность оказалось 40 человек, из них 22 лица, как не имеющие права жительства в Нижнем Новгороде, были отправлены этапным порядком на родину.

15 декабря 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в сыскном отделении скопилось много вещей, недавно конфискованных в разных притонах Нижнего Новгорода.
А в управление 1 Кремлёвской части, городовой Литовченко доставил крестьянина Василь – сурского уезда А. М. Алфёрова. Последний сидел в трактире «Крюкова» по Большой Покровской улице и выдавал себя за сыщика. По доставлении в часть, неизвестный назвался Алферовым. На него составлен протокол и направлен к мировому судье.
16 декабря 1909 года, в окружном суде слушалось дело по обвинению крестьян Александра Андреевича Густякова и Василия Алексеевича Зюзина в том, что по предварительному уговору и сообща, имея у себя штамп с рисунком и текстом купона, служащий для подделки механическим путём купонов от билетов государственного казначейства образца от 1 февраля 1907 года за №5 стоимостью в 1 рубль 50 копеек, именно с этой целью пытались продать штамп другому лицу.

Крестьянин, Александр Малышев, 6 июня 1908 года сообщил полиции, что Александр Густяков предлагал ему купить фальшивых кредитных билетов и машинку для печатанья купонов и что он обещал Густякову подыскать покупателя. Этим покупателем явился переодетый околоточный надзиратель Акимчев. На откосе Густяков и Зюзин показали Акимчеву и Малышеву две медные пластинки с вырезанными на них словами «казначейство» и лицевой стороной купона, затем они сделали несколько пробных оттисков. В это время на откосе появился околоточный надзиратель Куклев и Густяков с Зюзиным бросились бежать, причём одна пластина осталась у Акимчева, а другою Зюзин на бегу выбросил из кармана, и она не была найдена. Защитник подсудимых, помощник присяжного поверенного, господин Заходэр, доказывал, что в данном случае имеет место покушение на мошенничество с негодными средствами. Присяжные заседатели оправдали подсудимых.

17 декабря 1909 года газеты сообщали, что на днях из бакалейной лавки нижегородского мещанина Владимира Сергеева (он же Новосёлов), была совершена кража 15 фунтов чаю и 2 пудов сахару. Чинами сыскного отделения 29 фунтов сахару и полфунта чаю фирмы «Губкин и Кузнецов» были найдены и отобраны от проживающей по Ковалихинской улице, в доме Иванова – Терентьева, содержательницы проституток, почетной гражданки Анисьи Ларионовны Комаровой. Дознанием установлено, что кражу эту совершил известный вор - рецидивист, Фёдор Бедрягин (Бедреши), который в настоящее время содержится в тюрьме.

19 декабря 1909 года газеты сообщали, что нижегородский купеческий сын, И. Е. Аппак, заявил в сыскном отделении, что из сарая при его табачном магазине в доме Кемарского на Большой Покровской улице, через подбор ключа, была совершена систематическая кража табаку 1 сорта на сумму 700 рублей. Принятыми мерами к розыску чинами сыскного отделения было установлено, что кражу эту совершал проживающий в доме Кемаровского, нижегородский мещанин Арсений Егорорович Выров и похищенный табак он продавал крестьянину села Доскина, Нижегородского уезда, Ивану Устиновичу Левичеву. А последний купленный табак сбывал в разные магазины. Выров и Левичев задержаны и в приписываемом им обвинении оба сознались. Часть похищенного табака найдена и отобрана от разных торговцев. Дознание передано по подсудности.

В газете «Волгарь» сообщалось, что у дворянки И. В. Ключаревой, проживающей в доме Ивановой по Короткому переулку, была совершена кража имущества и денег на сумму 127 рублей. Чинами сыскного отделения от торговца платьем на Балчуге, у Нижегородского мещанина А. Г. Бороб, отобрано похищенное у Ключаревой, плюшевое одеяло.
20 декабря 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что третьего дня в нашей газете сообщалось о заявлении крестьянки П. А. Мишановой, проживающей в Сормове, что 15 декабря этого года, когда она шла по Ильинскому съезду, вместе со своим знакомым Д. Г. Грачёвым, взявшим у неё взаймы 1210 рублей и ещё одним человеком, на последнего было произведено нападение и затем все трое куда – то скрылись. Чинам сыскного отделения удалось раскрыть это дело, оказавшееся симуляцией грабежа, и попутно они обнаружили шайку мошенников. Как оказалось, нападение это было задумано с целью присвоить 1210 рублей. Грабителя изобразил по предварительному уговору, шурин Грачёва, сормовский обыватель Тимофей Анфимович Юрангин.

Грачёв уговорил Мишанову дать ему взаймы 1210 рублей на покупку машины, выделывающей фальшивые бумажные деньги. Продавцом «чеканки», явился известный полиции аферист – Иван Алексеевич Сёмин. Когда в пивной, по Нагороному переулку, деньги были получены и тут же, на глазах Мишановой переданы Сёмину, который вручил Грачёву «машинку». Затем все трое вышли, и на Ильинском съезде была, разыграна подстроенная комедия с ограблением. Как выяснилось, Юрангин принял активное участие в мошеннической проделке по принуждению. В октябре 1908 года, тот же Грачёв и компания аналогичным способом выманили у него 600 рублей и когда тот начал настаивать, что бы деньги ему были возвращены, Грачёв согласился лишь при условии, если он разыграет из себя грабителя. Агенты сыскной полиции всех участников мошеннической проделки задержали, причём у них были отобраны и «чеканка», представляющая из себя довольно остроумное изобретение. С помощью часового механизма, скрытого внутри, производилось вращение двух валиков, один из которых вкладывал в аппарат, а другой выбрасывал наружу настоящие бумажные деньги, заранее вложенные внутрь «чеканки». По словам арестованных, они намеревались с этой машинкой отправиться в семёновский уезд и продать её там за 15000 рублей. В скиту имелись ввиду покупатели, которые чрезвычайно заинтересовались «чеканкой» и только арест помешал им осуществить мошенническую комбинацию. Деньги 1210 рублей разысканы, частью у Юрангина, а частью у сожительницы мошенника Андрея Абрамовича Гаморина. За исключением Гаморина, все задержанные сознались в совершении мошеннической проделки.

На днях сообщалось о краже табачных изделий у И. Е. Аппак, агенты сыскного отделения кражу эту раскрыли. Товар обнаружен у разных лиц: в Сормове у торговцев Исаака Винокурова и Владимира Савельева и в Нижнем Новгороде – в лавках Александра Варламовича Кураева и бухгалтера конторы общества «Мазут», Станислава Григоровича. Лицами этими заявлено, что табак ими был приобретён у владельца мебельного магазина на Алексеевской улице М. И. Шебалина и его компаньона П. И. Вершинина, которыми, как они полагали, товар был доставлен с аукциона. Между тем, как выяснилось, табак компаньонами был куплен по дешёвке у приёмщика краденного Ивана Левичёва, который и был арестован.

22 декабря 1909 года в ночь, чинами полиции Рождественской части по указанию Н. Ф. Высоковского в районе Миллионки была проведена облава. Задержанными за беспаспортность оказалось30 человек, из них 9, как не имеющие права жительства в Нижнем Новгороде, отправили этапным порядком на родину.

24 декабря 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что на днях, содержатель буфета на пароходе «Зарубин», крестьянин Василий Фёдорович Петров заявил, что в августе 1909 года, с означенного парохода у него была совершена кража мельхиоровых вещей, всего на сумму 204 рубля, и что вещи эти он опознал у содержателя буфета в городском театре Ивана Яковлевича Волкова. При дознании, последний объяснил, что мельхиор купил в прошлую ярмарку у неизвестного молодого человека, при свидетелях за 51 рубль, причём добавил, что имеет выданный неизвестным оправдательный документ. Опознанные у Волкова вещи, выданы по принадлежности.

По делу о краже разных вещей на сумму 35 рублей у проживающей по Большой Покровской улице, в доме Наумова, Т. М. Поляковой, чинами сыскного отделения большая часть похищенных вещей была найдена у крестьянина М. И. Горшкова, проживающего по Алексеевской улице в доме Муратовой. Дознанием было установлено, что кражу эту совершил и продал краденные вещи Горшкову, известный вор-рецидивист, крестьянин И. А. Павлов, который в настоящее время содержится в первом корпусе Нижегородской тюрьмы. Кроме вещей Поляковой, у Горшкова были найдены и отобраны некоторые вещи, похищенные тем же Павловым 10 ноября у нижегородской мещанки Щепетовой, проживающей по Студёной улице в доме Петровой.

28 декабря 1909 года газета «Волгарь» сообщала, что по делу о краже у мясоторговца Сизова 1200 рублей, чинами сыскного отделения было выяснено, что кражу эту совершил Крестьянин Нижегородского езда С. А. Лисин, при участии Луховского мещанин А. А. ,Кашинцева, В. М. Якунина и В. Д. Булюкина и дворника постоялого двора в доме «Смирнова», П. М. Ханина. Все эти лица задержаны, причём у Лисина было найдено 378 рублей.

В первый день праздника Рождества, у почётного гражданина А. А. Паникова, с саней легкового извозчика было похищено парикмахерских изделий на сумму 100 рублей. Чинами сыскного отделения, часть похищенных вещей была найдена во дворе дома Торсуева, по Алексеевской улице в квартире крестьянки Гамориной. Кражу эту совершил известный вор-рецидивист А. Миронов, он уже задержан.

По делу о краже у З. В. Тонковой из бань «Гнеушева», чинами сыскного отделения были произведены розыски. Шуба оказалась заложенной в сумму 5 рублей у содержательницы чайной по Немецкой площади, Анны Ершовой.

29 декабря 1909 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что на днях произошёл грабеж в номерах Сметанкина. Сыскному отделению удалось выяснить, что факт грабежа отсутствовал. При вторичном опросе Якимова объяснила, что Мурашова предложила ей купить у неё остатки материи, находящейся в номерах Сметанкина. На что Якимова согласилась и они обе пошли в названные номера. При выходе на лестницу номеров, Мурашова выпросила у Якимовой шаль, чтобы накрыться, после чего обе направились наверх. На пути Мурашова из кармана Якимовой сумела похитить 8 рублей и вместе с деньгами и шалью скрылась. О грабеже Якимова заявила из - за боязни мужа. Задержанная Мурашова не признала себя виновной в краже денег, созналась только в присвоении шали, каковую и выдала потерпевшей.

Всего за декабрь 1909 года в пределах Нижнего Новгорода было совершено краж – 121, считая, в том числе всевозможные мелкие хищения на копеечные суммы. Из них чинами сыскного отделения раскрыто 64 кражи, причем, в число обнаруженных краж вошли все более или менее крупные.


Читайте далее:


Просмотров: 4476



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X