Работа сыскного отдела при Нижегородском городском управлении полиции за 1908 г.

Криминальная хроника Нижегородской губернии за 1908 г., составленная на основе сообщений прессы.

ЯНВАРЬ



1 января 1908 года, газеты сообщали, что И. Д. пристава Рождественской части В. И. Вознесенский утверждён в названной должности. Пристав Рождественской части г. Прозоров, находящийся, как известно под судом по обвинению в ряде всевозможных злоупотреблений по службе, по распоряжению Губернатора уволен в отставку.

8 января 1908 года в 18 часов, между Молитовкой и Канавино, найден труп служащего Молитовского потребительского общества, Алексея Михайловича Брыкалова 30 лет. На теле 11 колотых ран, из них 6 на голове. Удары наносились кинжалом и другим более тупым предметом. В левой руке он зажал свою правую перчатку, то есть он здоровался с убийцей. У убитого осталась семья из 8 детей. Но, заведующий сыскного отдела В. И. Вознесенский напал на след убийцы.

11 января 1908 года газета «Нижегородский Листок» опубликовала дополнение к убийству Брыкалова. У нас сообщалось о найденном между Молитовкой и Канавином труп с колотыми и резанами ранами, в котором доктором опознан служащий молитовского потребительского Общества, Алексея Мих. Брыкалов. Судебно медицинским осмотром трупа констатировало, что Брыкалов убит зверски. Так, например, вся спина, поясница и затылок оказались положительно осыпанными колотыми ранами, которых насчитано – 17. По характеру поранений усматривается, что таковые нанесены двумя орудиями – по-видимому, кинжалом и каким – то более тупым предметом. На одной только голове имеется 6 ран.

По некоторым данным, добытым путём опроса ВРИО обязанности заведующего сыскной частью В. И. Вознесенским, преступление совершено на почве мести.

15 января 1908 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что приказчик мучной лавки «Дегтярёва» А. В. Мухине, который заявил полиции о пропаже полученных им из купеческого банка по чеку 3000 рублей. Возникло подозрение в присвоение приказчиком этих денег. Задержанный при части и допрошенный заведывающим сыскной частью В. И. Вознесенским, Мухин, после долгих запирательств, сознался в присвоении 3000 рублей и указал место, где спрятаны деньги. Последние оказались зарытыми в снегу у церкви Успения.

24 января 1908 года Военно - окружной суд, приговорил крестьянина деревни Безходарново, Макарьевского уезда, Василия Афанасьевича Жигалева к смертной казни через повешенья. Данный преступник 16 декабря 1907 года совершил убийство сторожа Галибихинского волостного правления Прокопия Лунина с целью завладения кассой кредитного товарищества.
25 января 1908 года попытался уйти в отставку известный агент сыскной полиции Михаил Герман. На службе в сыскном отделение Герман состоял 13 лет.

В конце января 1908 года при обходе ломбардов, в отделении столичного ломбарда, агенты сыскного отделения задержали татарку с ворованными золотыми вещами.



ФЕВРАЛЬ



2 февраля 1908 года ночью, в селе Вармалей, Нижегородского уезда пятеро вооружённых преступника напали на дом священника. Они убили его дочь, а самого священника ранили. Одеты преступники были в короткие тужурки, скрылись они на санях с высоким задком в направлении Дальнего Константинова.

5 февраля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что к исполнению своих обязанностей приступил новый Нижегородский полицмейстер Дмитрий Андреевич Чернолуский, отставной поручик. С 1 февраля 1890 года утвержден министром МВД в должности земского начальника 1 участка Стародубского уезда Черниговской губернии. А 24 марта 1906 года, он был уволен от должности земского начальника и назначен Козелецким уездным исправником. За его труды, 6 декабря 1906 года, ему пожалован орден Св. Станислава 2 степени. Сыскной работай он, ни когда не занимался. Зато новый полицмейстер сразу начал наводить порядок на улицах, полицейских казармах и с обращением личного состава по уходу за личным оружием.
5 февраля 1908 года, ночью, агентами полиции были задержаны трое воров-рецидивистов. Нижегородский мещанин Эйко, арзамасский мещанин Соловьёв и крестьянин Ардатовского уезда Малышев. Поскольку все они не имели права проживать на территории Нижнего Новгорода, все они были высланы за его пределы.

На днях агентами полиции найдены украденные неизвестно у кого золотые дамские часы, золотая шейная цепь, панцирная брошь, браслет, три брелока и кольцо.

7 февраля 1908 года была раскрыта кража, произошедшая 31 января 1908 года у ученика Нижегородского речного училища Груздева, который проживал на улице Ошарской в доме Китаева. Добычей преступников стало 555 рублей. Исполняющий делами, заведующего сыскным отделением Богородский установил скрытое наблюдение за квартирной хозяйкой, бугульминской мещанкой М. Н. Соколовой и её сожителем крестьянином Костромской губернии Е. И. Холостовым. Результаты наблюдения показали, что данная пара тратит много денег и А. В. Богородский решился на арест криминальной парочки. Холостов виновным себя не признал, а вот Соколова созналась и указала тайник с остатками украденных денег в сумме 400 рублей, которые она спрятала в гостинице Сметанкина за тесовую обшивку.

7 февраля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что Московский военно-окружной суд рассмотрел дело дворянина Виктора Федосеевича Исакова и сына коллежского регистратора Сергея Александровича Хлебопашцева, обвиняемых в разбойном нападении на контору завода Доброва и Набгольц в Канавино. Хлебопашцева приговорили к смертной казни через повешенье, а Исакова к бессрочной каторги.

10 февраля 1908 года была раскрыта симуляция грабежа. Служащий канторы купца М. Е. Башкирова, Филатов решил присвоить себе 1200 рублей хозяйских денег. Получив данную денежную сумму, для передачи её в мучную лавку Башкирова на Нижнем базаре, Филатов там появился через два часа. Он заявил, что в Мининском сквере на него напали трое молодых людей, а один угрожал ему револьвером. Из лавки немедленно сообщили в полицию. Для расследования на Нижний базар направился заведующий уголовно – сыскной частью А. В. Богородский. Филатов дал довольно странные объяснения, что натолкнуло полицейских на ложность заявления о грабеже. Расследование показало, что деньги находятся у конторщика Ананьева, который одновременно с Филатовым выходил из конторы. Ананьев был задержан в бакалейной лавке Носкова, на углу Большой и Малой Покровских улиц помощником пристава Рождественской части Н. Ф. Высоковским. Все 1200 рублей были найдены у него при обыске. Ананьев сознался, что деньги получил от Филатова по предварительному сговору.

15 февраля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что у проживающей по Похвалинскому съезду дворники Рудневой совершена кража имущества на 200 рублей. В день обнаружения кражи агентом полиции была задержана некая Теретьева, у которой была найдена часть вещей похищенных у Рудневой.

16 февраля 1908 года выездной московский военно-окружной суд рассмотрел дело о крестьянах Петре Михайловиче Макарове, Никифоре Савельевиче Паночкине и Иване Александровиче Устинове, обвиняемых в убийстве в поезде на Сормовской ветке стражника Канаева и урядника Гладышева. Суд приговорил Паночкина и Устинова к смертной казни через повешенье. Макаров был оправдан.

На днях в Нижнем Новгороде по сомнению в личности был задержан мужчина. По доставлению в уголовно – сыскное отделение он назвался сыном делопроизводителя канцелярии туркестанского генерал – губернатора Борисом Борисовичем Каплуном. В удостоверении личности он предъявил паспортную книжку, выданную полицмейстером города Ташкента. По словам Каплуна, он учился в женевском университете и окончил курс по медицинскому фальтету.

Помощнику полицмейстера А. В. Богородскому Каплун при задержании заявил, что ещё бывши студентом, он задумал приехать в Россию. По дороге у одного француза за 200 франков он купил свидетельство на имя доктора медицины, женевского университета Юрия Георгиевича Омелюстаго–Петренко. С этим свидетельством Каплун через профессора Боткина в январе 1906 года поступил в Георгиевскую общину в качестве врача. Одно время заведовал таицкой санаторией. В августе 1906 года проделка Каплуна, по сведеньям полиции, была выяснена, и он из Петербурга скрылся. В Нижнем Новгороде Каплун, по его словам, прибыл проездом, направляясь в Балахну к одному знакомому врачу.

20 февраля 1908 года городовой Лысов доставил в уголовно – сыскное отделение воровку Анну Серогодскую, шедшею по Благовещенской площади с узлом. В узле оказалась штора, похищенная у учителя дворянского института г. Аллендорфа.

21 февраля 1908 года в очередной раз агенты сыскной полиции задержали воров -рецидивистов мещанина Эйко и крестьянина Бекетова, ранее уже высылаемых за пределы города. Мировой судья 1 участка приговорил обоих рецидивистов к двум неделям тюремного заключения.
24 февраля 1908 года, утром по доставленным в уголовно – сыскное отделение сведениям, на Мытном дворе были задержаны две женщины, назвавшиеся крестьянками Шишкановой и Тарасовой. Обе они продавали за дешёвую цену икону в серебряной вызолоченной ризе, шитой жемчугом и украшенной камнями. По задержании Шишканова и Тарасова сознались, что икону взяли у проживающей с ними в одной квартире их знакомой. Последняя находится на лечении в губернской земской больнице, и кража совершена в её отсутствии.

27 февраля 1908 года, вечером, был задержан крестьянин села Вармалей Таможниковской волости, нижегородского уезда Алексей Иванович Молоков. Агенты нижегородского сыска имели информацию о причастности Молокова к нападению на дом священника в селе Вармалеях, где нападавшие совершили убийство Михаила Опарина.

29 февраля 1908 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что третьего дня временное отделение московского военно – окружного суда в Нижнем Новгороде закончило рассмотрением дело о мещанине Андрее Додонове и крестьянах: Якове Варенкове, Анании Горееве, Фёдоре Мурыгине, Кузьме Степекове, Петре Маслове, Николае и Иване Щеговых и Михаиле Волкове, обвинявшихся по делу об убийстве и ограблении Чуприковой, проживавшей по Новой улице (в марте 1907 года).

Суд признал виновными в разбойном нападении: Николая Щеглова, Анания Горева, Фёдора Мурыгина и Михаила Волкова и приговорил их к смертной казни через повешение, постановив ходатайствовать о смягчении участии Горева, Мурыгина и Волкова.

Из остальных обвиняемых: Кузьма Степеков, Иван Щеглов и Пётр Маслов признаны виновными в пособничестве и приговорены к бессрочной каторге, причём суд постановил ходатайствовать о смягчении им наказания. Додонов в укрывательстве разбоя оправдан, признан виновным в укрывательстве простой кражи на 300 рублей и приговорён на 1 год 4 месяца тюрьмы, с лишением особых прав и преимуществ. Яков Вареников судом был оправдан.



МАРТ



1 марта 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что за истекшею неделю агентами нижегородской городской полиции было задержано около 10 воров – рецидивистов, не имеющих права проживания в Нижнем Новгороде.

2 марта 1908 года во дворе 1 корпуса Нижегородской тюрьмы, ночью были повешены следующие преступники: Кузнецов, Потаракин и Хлебопашцев, известные экспроприаторы и убийцы с революционной романтикой.

8 марта 1908 года была завершена операция по задержанию продавца машины по изготовлению 20 копеечных фальшивых монет. А началось всё с того, что заведующему сыскным отделением г. Богородскому стало известно, что данную машину для продажи доставят в чайную Горячева расположенную в доме Чернышова в Всесвятском переулке. Там агенты полиции задержали крестьянина Московской губернии, подольского уезда, деревни Крюково, Василия Александровича Коленкова. При обыске у него обнаружено два штампа из свинца с накладными оттисками 20 копеечных монет. В карманах были найдены два чистых паспортных бланка, по поводу которых задержанный сообщил, что якобы нашёл их в чайной общества «Трезвости». Что же касается штампов, то по словам Коленков, таковые были приобретены им для обмана доверчивых лиц, которые бы пожелали заняться подделкою фальшивых монет. Дознание передано судебной власти, вместе с арестованными.

14 марта 1908 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в окружном суде слушалось дело об убийстве И. И. Коринфского.

18 июля 1907 года в Ярмарке на берегу Мещерского озера был обнаружен труп служащего губернской земской управы Ивана Ивановича Коринфиского. Труп лежал вниз лицом и головой к озеру. Неподалёку у корней старой ивы были найден паспорт на имя крестьянина Вятской губернии Афанасия Пензина.

При осмотре и вскрытии трупа врачом, у него были обнаружены две сдвоенных трещины черепа на границе правой теменной и височной костей, туго стянутая ремнём шея, в полости гортани и в желудке болотные растения и вода.

Дознанием и затем предварительным следствием было установлено, что покойный Коринфский 17 июля до 3 часов дня занимался в губернской управе, где получил 18 рублей жалованья. Из этих денег он отдал на сохранение 10 рублей своему знакомому Котову, а затем вместе с другим знакомым Скворцовым зашёл в пивную, где они выпили 12 бутылок пива. К вечеру Коринфиский явился к Котову, взял у него остальные 10 рублей и вместе с Скворцовым уехал в Ярмарку. Здесь в трактире «Анучина» они выпили водки, а потом, по предложению проститутки Ермаковой, отправились в номера «Зверевой» в Азиатском переулке. По выходе из номеров, Коринфский ещё заходил в какую – то пивную в переулке, а затем между ним и Скворцовым произошла ссора. Скворцов толкнул Коринфского и последний упал с тротуара, ударившись головой о мостовую, так, что на голове показалась кровь. Подошедший постовой городовой Кузнецов хотел было задержать их и отправить в участок, но они убедили его отпустить их, говоря, что между собой они товарищи, друг на друга не сердятся и не жалуются. Вскоре после этого Скворцов в том же Азиатском переулке оставил Коринфского и ушёл домой.
18 июля к торговцу пышками на Самокатской площади, к Каменскому пришёл Пензин и предложил ему купить брюки, фуражку и помочи. Зная уже об обнаружение трупа Коринфского и заметив на козырьке фуражки инициалы «И. И. К.», а также следы крови на тулье, Каменский отказался купить вещи и сообщил о замеченном заведовавшему сыскной частью приставу Богородскому. Каменскому Пензин был известен под именем «Василия», но личность его и приметы Каменский знал хорошо и по его указанию Пензин был задержан через несколько дней на Ярмарке в чайной «Попова». При этом на нём оказались брюки, штиблеты и помочи покойного Коринфского и паспорт на имя крестьянина Карпова, именем которого Пензин первоначально и назвался.
Пензин был предан суду по обвинению в убийстве Коринфского с целью ограбления.

Вчера на суде Пензин не признал себя виновным в убийстве Коринфского в состоянии раздражения. По словам Пензина, он встретил Коринфского позади сада «Фоли – Бержер», и Коринфский предложил ему зайти в какой – нибудь трактир выпить водки, но дорогой ни с того, ни с сего обозвал его жуликом и ударил. Тогда и подсудимый, схватив лежавший на земле кирпич, ударил им Коринфского по голове и тот упал, а подсудимый спрятался в кустах. Однако Коринфский вскоре очнулся, и снова полез в драку, стал царапаться, и тогда подсудимый повалил его, затянул ему шею своим ремнём и бросил его. Как он попал в Мещерское озеро – подсудимый не знает. Вещи покойного он купил 18 июля у какого – то неизвестного ему человека, кроме фуражки, которую купил в тот же день у другого неизвестного человека, но Каменскому он продавал не не эти вещи, а другие, также приобретённые у третьего неизвестного человека.

Допрошенные судом свидетели, подтвердив данные обвинительного акта, показали, что покойный Коринфский был человек очень добрый и тихий, как в трезвом состоянии, так и во хмелю. Пил он только с товарищами, при случае.

Присяжные заседатели признали Пензина виновным в убийстве Коринфского с целью ограбления, и суд приговорил его к лишению всех прав состояния и ссылке в каторжные работы на 15 лет.

15 марта 1908 года сыскное отделение разоблачило и обезвредило банду несовершеннолетних воришек. Возраст преступников колебался от 12 до 15 лет. Исполняющий должность околоточного надзирателя Одинцов провел блестящие задержание малолетних преступников, в сети полиции попались: Кобалин, Сатунин, Горелов, Скачков, Гольцов, Копыткин, Шишаков и Яковлев. Кражи совершались из магазинов под видом раздачи афиш. Были изъяты краденые вещи: барашковая шапка, похищена из магазина Латышева, 16 цветных камней, похищены из магазина Гуревича., каракулевую шапку, похищенную из квартиры Д. А. Ивановского, бронзовая пепельница, похищенная из парикмахерской Новикова, 96 фотокарточек, похищены из магазина потребительского общества., детские игрушки похищенные из магазина «Детский мир», лампада похищенная из коридора Александровской богадельни, мельхиоровая сахарница и подстаканник, похищенные из магазина Кокорева, металлический штемпель, похищенный из мастерской Зерчанинова, 4 куска оконных занавесок, похищенные из магазина Сицкой, 5 багажных ремней похищенных из магазина Цейлин, никелированный чайник, молочник и два подстаканника, похищенных из магазина Кокорева. Похищенные вещи малолетние преступники сдавали в бакалейную лавку Козлова на Алексеевской улице.

16 марта 1908 года в сыскное отделение, из Ярославля был доставлен Нижегородский мещанин Дмитриев. У этого арестанта во рту был найден шарик из сургуча, с запиской внутри. Смысл записки сводился к тому, что неизвестные свидетели должны были дать показания о нахождении неизвестного «Р» в Нижнем Новгороде 6 ноября 1906 года. В одной из записок к матери говориться, что свидетель такой - то живёт в её доме. Фраза эта дала нить к розыску автора письма, так как Дмитриев, у которого отобраны записки, заявил, что шарик передал ему один арестант в Ярославле. Как удалось выяснить исполняющего делами заведующего уголовно-сыскного отделения А. В. Богородскому, письмо было написано мещанином Романычевым, который был заключён во Владимирскую тюрьму, по делу об убийстве в Коврове.

18 марта 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что 16 марта 1908 года временное отделение московского военно-окружного суда рассмотрело дело о нападении на Малиновский женский старообрядческий скит, произошедшее в 1906 году. Суд постановил; Ошмарина, Папотина, Кириллова, Монина и Бычкова признать виновными в разбое. Мамонин, Ошмарин, Папотин и Кириллов приговорены к 15 годам каторги. Бычков приговорён к 12 годам каторги. Щеглов и Васильевза за недонесение получили приговор: Щеглов 4 года, а Васильев 1 год заключения тюрьмы. Бахутин и Малышев оправданы.

Агентами полиции задержан крестьянин Александр Копыткин по сомнению в принадлежности золотых рукавных запонок. Оказалось, что запонки похищены у нотариуса Олигер сыном полотёра Стариковым.

А 14 марта у крестьянина Арзамасского уезда И. Я. Николаева в номерах Шмакова, на Дворянской улице была совершена кража кошелька с 49 рублями. Подозрение Николаев заявил на проститутку «Александру». Последняя по указанию агентов полиции городовым Макаровым была задержана. Она назвалась крестьянкой Александрой Фёдоровной Захарычевой и заявила, что украла 43 рубля 50 копеек, из коих 10 рублей передала заведующиму номерами Михайловой.
Сыскным отделением было дознано, что в Нижнем Новгороде находиться правильно организованная шайка воров – подростков, совершивших кражи под видом раздачи афиш, преимущественно в магазинах. И. Д. околоточного надзирателя Одинцовым были задержаны: Кобалин, Сатунин, Горелов, Скачков, Гольцов, Колыткин, Шишаков и Яковлев. Подростки от 12 до 15 лет. При обысках у них было найдено: барашковая шапка, похищенная из магазина «Латышевой», 16 цветных камней – из магазина «Гуревич», каракулева шапка – из квартиры Д. А. Ивановского, проживающего на Б. Покровке в доме Чеснокова – Кудряшова, бронзовая пепельница из парикмахерской Новикова, 96 фотографических видов и карточек – из магазина потребительского общества, детские игрушки – из магазина «Детский мир», лампада – из коридора Александровской богадельни, мельхиоровая сахарница и подстаканник из магазина «Кокорева», металлический штемпель – из мастерской «Зерчанинова», 4 куска оконных занавесок – из магазина «Сицкой», 5 багажных ремней – из магазина «Цейтлин», никелированный чайник, молочник и два подстаканника - из магазина «Кокорева».
Задержанные сознались, заявив, что похищенные вещи они продавали на Балчуге и в бакалейную лавку Козлова, на Алексеевской улице.

20 марта 1908 года агентами полиции задержан крестьянин Ардатовского уезда М. М. Гроздов, который 14 марта 1908 года украл серебряные карманные часы из помещения городовых Рождественской части у городового Василия Клыбина. Часы у преступника были найдены.
20 марта 1908 года временный военно-окружной суд вынес приговор участникам убийства пристава Гетрашевича. Крестьян Петра Сучкова и Василия Шитова приговорили к смертной казни через повешенье. Матвей Ошарин, Алексей Грызлов, Александр Сучков и Иван Комаров признаны соучастниками убийства без предварительного уговора. Ошарин приговорён к 15 годам каторги, Грызлов к 20 годам каторги, Сучков и Комаров к 16 годам каторги.

28 марта 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что в доме Мельникова по Алексеевской улице, содержащей пивную лавку, агентами полиции была замечена шайка воров – рецидивистов, пьянствовавших в этой квартире. Часть воров успела скрыться. Задержано было трое – крестьянин Бобков, Вильдяев и Смирнов. Бобков и Вильдяев при задержании оказали сопротивление, и идти добровольно не хотели, - пришлось брать силою. Дорогой задержанные грозили агентов убить или зарезать. Задержанные, криком собрали толпу народа. В, камере при сыскном отделен они продолжали буйствовать, грозить и ругаться.

Чинами сыскной полиции во дворе дома Пакратова, по Набережной улице в Канавине, найдено до 30 сажен рыболовных снастей. На вопрос – откуда взялись снасти? – арендатор двора Пакратова ответил незнанием.

29 марта 1908 года городовыми был задержан нетрезвый мужчина, который стрелял из револьвера в воздух. Оказалось, что это недавно зачисленный в штат уголовно-сыскного отделения, агент полиции Пикалинский. По отобрании револьвера, пьяный агент был отправлен для протрезвления в кутузку.




АПРЕЛЬ



1 апреля 1908 года мужчина, занимавшийся распространением фальшивых золотых монет достоинством 10 рублей чеканки 1899 года, был задержан полицейскими. Пристав Рождественской части В. И. Вознесенский ещё в марте получил сведения о фабрикации фальшивых монет одним из крестьян деревни Лукерьина, Нижегородского уезда. Периодически данный фальшивомонетчик приезжал в Нижний Новгород из села Вязовки, для сбыта фальшивых монет. Установленное наблюдение позволило установить не только факт продажи, но и через подставных лиц закупить 8 фальшивых монет 10 рублёвого достоинства. К сожалению, при аресте фальшивых монет найдено не было. Но В. И. Вознесенский сумел отыграться и накрыл сразу целую шайку фальшивомонетчиков, он узнал, что проживающий при городской оранжерее в Кремле крестьянин К. занимается сбытом фальшивой золотой и серебряной монеты. Во время обыска на квартире у подозреваемого было найдено пять фальшивых серебряных рублей чеканки 1902 года. В последующем было установлено, что самой чеканкой фальшивой монеты занимаются двое жителей села Сормова, их задержали в трактир Сметанкина. У одного изъято 76 фальшивых серебряных рублей чеканки 1902 года, 22 фальшивые монеты 10 копеечного достоинства чеканки 1905 года и 32 фальшивые монеты 15 копеечного достоинства чеканки 1906 года. При обыске на квартире в Сормово, у одного из фальшивомонетчиков было найдено оборудование и материалы для изготовления фальшивой монеты. Один из преступников сознался и рассказал о технологии изготовления гипсовых форм, для отливки фальшивых монет.

2 апреля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что 13 февраля из запертой квартиры домовладелицы по Большой Перекрёстной улице Е. И. Стрельниковой похищены были вещи на сумму около 400 рублей. Околоточным надзирателем при сыскном отделении Одинцовым похищенное было найдено на Балчуге у торговки Марфы Кирилловой. Последняя объяснила, что вещи купила у неизвестного татарина.

3 апреля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что произведенным чинами сыскной полиции обыском в квартире крестьянки Вассы Поношевой, проживающей в доме Брылина на Живоносновской улице, было найдено атласное одеяло и суконная кофта. Вещи оказались похищенными из запертой кладовой 26 ноября 1907 года у домовладельца Г. М. Самсонова по Болотовому переулку.

Агентами полиции во время ночного обхода были задержаны трое воров–рецидивистов – Николай Быков, Александр Соловьёв и Василий Парамонов. Все они не имеют право проживания в Нижнем Новгороде, как высланные за воровство.

4 апреля 1908 года на должность заведующего сыскного отделения был назначен бывший пристав города Стародуба, Черниговской губернии, коллежский секретарь Ф. А. Добровольский, вместо А. В. Богородского. Назначение его рекомендовал Нижегородский полицмейстер Д. А. Чарнолуский, так как хорошо знал его лично.

5 апреля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что вчера ночью в квартиру подпрапорщика окского батальона Брехова забрались двое воров. Оба они вошли в комнату, где спала дочь Брехова (сам Брехов был в казарме) причём один пригрозил ей, что зарежет если она будет кричать. Взяв 170 рублей, вещей на 70 рублей и два векселя по 200 рублей, неизвестные скрылись. Агентами полиции один из них вчера был задержан, при нём оказался чужой паспорт на имя Александра Богуша.

11 апреля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что на днях, около дома Урлашова, по Ковалихинской улице, газетчик, проходя по тротуару, нашёл золотые мужские часы. Последние валялись на снегу. Часы были доставлены в уголовно – сыскное отделение для розыска владельца.

12 апреля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что в Нижний Новгород приехал вновь назначенный помощник полицмейстера, заведующий уголовно – сыскной частью Ф. А. Добровольский. Вчера он представлялся губернатору.

16 апреля 1908 года, в 10 часов вечера, на бульваре, напротив Духовной семинарии подвергся нападению троих грабителей казанский мещанин Раев. Они нанесли ему несколько тяжёлых ударов и вытащили у него ридикюль с вещами на сумму 7 рублей. По горячим следам агенты сыскного отделения задержали крестьянина Нижегородского уезда Грехова, участника нападения.

17 апреля 1908 года, в 3 часа дня, крестьянина Гороховецкого уезда Казакова ограбили в ретираде на Нижнем базаре. Двое набросились на него, вытащили деньги и часы, всего на сумму примерно 100 рублей. После сильного падения, некоторое время Казаков находился в обмороке. Агентам полиции удалось задержать участников ограбления на пристани лёгкого пароходства.

20 апреля 1908 года новый заведующий сыскным отделение Ф. А. Добровольский провёл проверку притона на квартире Гнеушева, в районе Рождественской части, где было задержано 5 воров - рецидивистов и изъят воровской инструмент для взлома замков.

20 апреля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что третьего дня приехавший из Макарьевского уезда, Костромской губернии Ф. М. Медведев проходил около 9 часов утра по Набережной на пристань «Крепиша». По пути он купил у одной торговки на 2 копейки студня. В разговоре Медведев сказал, что при нём есть деньги. Продавщица пошла, проводить Медведева до пристани и по пути несколько раз обнимала своего спутника. У Красных казарм они расстались. Медведев обнаружил пропажу из внутреннего кармана жилета 900 рублей.
Околоточным надзирателями Рождественской части был задержан крестьянин Агеев, которому торговка передала украденные деньги. Спустя некоторое время в уголовно – сыскное отделение явилась крестьянка Осина за справкой относительно Агеева. Она была задержана и оказалась той самой торговкой, которая похитила у Медведева деньги. Часть денег разыскана.

21 апреля 1908 года были отмечены полицейские, проводившие задержания фальшивомонетчиков, надо отметить, что основная их часть в дальнейшем будет успешно работать в уголовно-сыскном отделении. Благодарность Нижегородского полицмейстера получил околоточный надзиратель 1 Кремлёвской части Заргаров, старшие городовые Рождественской части Куклеву и Гулякову и городовым Шашунькину и Большакову назначена награда в 1 рубль каждому.

22 апреля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что Агентами полиции в ночь на вчерашний день обнаружен воровской притон. Задержано было 5 воров, с оказавшимся при них орудиями взлома.

25 апреля 1908 года Нижегородская газета «Волгарь» отметила, что в уголовно-сыскном отделении содержится много воров - рецидивистов. Во время встречи иконы Оранской Божией матери не поступило не одного заявления о краже, раньше таких заявлений бывало много.
Там же сообщалось о плохом состоянии здания Полицейского управления и сыскного отдела. Например, комната вещественных доказательств была обычным чуланом, где нельзя было провернуться. Мебель старая, общая обстановка напоминает ночлежку, воздух был спёртым. Поскольку околоточные надзиратели старались всеми неправдами не брать заявлений от потерпевших, то основная их масса направлялась в уголовно - сыскное отделение, поэтому в помещении всегда было много народу.


МАЙ



1 мая 1908 года газета «Волгарь» сообщила, что настоящее помещение городского полицейского управления отведено городом в 1871 году. В настоящее время деятельность полиции значительно расширена, каждый день полицейское управление осаждается массой просителей, для которых отведена небольшая приёмная, где может с трудом поместиться 10 – 15 человек. Публике приходиться вследствие этого дожидаться в раздевальной и даже в коридоре на лестнице. Столы в канцелярии «приткнуты» кое - где по углам. Вследствие большого количества просителей воздух в канцелярии к 12 часам дня невозможный, грязь, пыль.
О помещении уголовно – сыскного отделения говорит даже не приходиться – это какая – то ночлежка. Комната дежурного помощника пристава грязная. В ней стоит многолетний диван, продранный, вместо сиденья торчит пыльное мочало. Мебель в полицейском управление, в большинстве поломанная, комнаты, где должны храниться вещественные доказательства нет, есть пыльный грязный чулан, в котором едва можно повернуться, столы за которыми занимаются служащие, ободраны. В общем, если непривычному человеку посидеть в «помещении» этого учреждения часа два, то можно уйти с больной головой.

3 мая 1908 года газета «Нижегородский листок» сообщила, что в виду дошедших до полицмейстера сведений, что дежурными околоточными надзирателями при полицейских участках не принемаются заявления о кражах, грабежах, причём потерпевшие направляются в сыскное отделение, - г. полицмейстер во вчерашнем своём приказе предписал приставам немедленно распорядиться о том, чтобы на будущее время подобные отказы в приеме заявлений от потерпевших отнюдь не допускались. По поступлении в участок такого заявления, со стороны пристава должна быть немедленно сделано распоряжение о производстве предварительного дознания и немедленно же по телефону, а затем письменно сообщать в сыскное отделение с подробными сведеньями по сообщаемому делу.

10 мая 1908 года агенты полиции задержали крестьянку Сергачского уезда Надежду Трякину, по подозрению в принадлежности ей мужских часов. Через некоторое время Трякина созналась, что часы похитила у проживающего в доме Мельникова по Алексеевской улице Андрея Бакулина.
11 мая 1908 года газета «Нижегородский листок» сообщила о учащении краж на московской - нижегородской железной дороге, как с товарных составов, так и в пассажирских вагонах.
13 мая 1908 года, в сети к уголовно-сыскному отделу попался мещанин Аляутдинов. Он находился в розыске за участие в ограблении в августе 1907 года в селе Казакове, муромского уезда крестьянина И. И. Семёнова и контору графа Шереметьева в Горбатовском уезде.

Из римско – католического костёла было похищено 20 штук полотняных и коленкоровых салфеток, стоймостью, 60 – 70 рублей. Чинами сыскной полиции часть похищенного разыскана на Балчуге. Оказалось, что кражу совершил сторож костёла крестьянин сувалкской губернии Осип Титинский, 21 года. Ранее совершённая из костёла кража двух персидских ковров, совершил тот же сторож и заложил их в отделение столичного ломбарда.

14 мая 1908 года на заведующего сыскным отделением Ф. А. Добровольского в преддверии ярмарки легла задача по проверки пребывающих проституток, у многих жриц любви просто отсутствовали паспорта.

Кроме того была раскрыта кража мебели и зеркала у крестьянина владимирского уезда, села Боголюбова, проживающего по Болотову переулку Ивана Григорьевича Самсонова. С первых чисел мая, у него со склада и мастерской через подбор ключей похищено мебели, зеркал на сумму 190 рублей. В краже он подозревал своего столяра, поскольку 10 мая его задержал работавший в мастерской мальчик с краденной матрацной рамкой. Сыщики разыскали Павлова в трактире «Горбунова» на Алексеевской улице. При его сопровождении в отдел, Павлов пытался совершить побег, но неудачно. В пиджаке у Павлова оказался паспорт крестьянина Потапова. Павлов заявил, что нашёл его на улице, но Самсонов пояснил, что это паспорт обойщика, так же работавшего у него. А этот паспорт был похищен вместе с принадлежащей Самсонову тужуркой. Часть похищенной мебели была обнаружена у И. С. Вахина в доме на Алексеевской улице. Павлов в краже не сознался.

15 мая 1908 года была подана жалоба мещанином И. А. Коринфским на бывшего агента уголовно-сыскного отделения Михаила Германа. Дело в том, что в июле 1907 года Коринфский передал агенту Герману жилет, для образца при розыске вещей, снятых с убитого сына Коринфского. Его труп был найден на ярмарке в саду «Фоли - Бержер». Но данный жилет Михаил Герман так и не вернул.

16 мая 1908 года были задержаны сразу двое преступников: Александр Бредников и Малеев. Крестьянин Александр Бредников подозревался в ограблении в ночь на 2 мая 1908 года Предтеченской церкви в селе Катунки, там было похищено на 300 рублей 5% билетов комиссии погашения государственных долгов, до 100 рублей кредитных билетов, 20 рублей мелочи и 6 фунтов старинных монет периода Екатерины и Павла.

20 мая 1908 года, ночью, Ф. А. Добровольский провёл облаву на откосе и в Александровском саду. Сведенья о скоплении подозрительных личностей подтвердились, было задержан 71 человек. Кроме того задержаны ранее судившееся за кражи.

22 мая 1908 года около 2 часов ночи по Сибирской (флачной) пристани «Кашиной» было произведено несколько выстрелов (по словам служащих 6 выстрелов). Выстрелы были произведены с лодки, на которой было несколько человек воров. Лодка эта подъехала к пристани Вятского – Волжского пароходства, стоящей рядом с пристанью «Кашиной». Часть сидящих в лодке высадилась на корму пристани Вятского – Волжского пароходства. Это было замечено с пристани «Кашиной», где подняли тревогу. Собралась команда, дали знать речной полиции. Пока подошёл баркас «Минин», воры с лодки произвели по направлению к пристани «Кашиной» выстрелы.

Трое стрелявших чинами нижегородской сыскной полиции под руководством помощника полицмейстера Ф. А. Добровольского были задержаны в Фабричной слободе. Один из бывших в лодке был задержан городовым в то время, когда воры высаживались на берег.

23 мая 1908 года в Канавино в Крюковском переулке была задержана проститутка из дома терпимости Игнатьевой, крестьянка Осипова. У сыщиков вызвало подозрение наличие у неё мужских серебряных часов с цепочкой и брелоком. Оказалось, что часы были похищены у крестьянина И. А. Емельянова.

Агенты полиции раскрыли кражу 83 рублей у заведующего Сергиевской школы г. Носова, совершённой подбором ключей к замку письменного стола. Агенты заподозрили мальчика Николая Храмцова, который работал в мастерской при училище. Он сознался и указал место, где закопал деньги у сарая во дворе школы.

25 мая 1908 года заведующий сыскным отделением Ф. А. Добровольский, решил провести обыск у приказчика потребительской Сормовской лавки Н. В. Белкина. По данным негласной агентуры в доме матери Белкина в Николаевском посёлке, находятся вещи, похищенные из потребительской лавки. На квартире были найдены краденные вещи, но не все, а лишь на сумму 241 рубль.
31 мая 1908 года нижегородские сыщики на Живоносной улице задержали крестьянина Соколова. При обыске у него найден кошелёк с 3 рублями 22 копейками, серебряная цепочка и два паспорта, один на Якова Коселенёва, а другой на Василия Щепетова. Было установлено, что найденные вещи были похищены у крестьянина Новосельцева.

Кроме того была раскрыта кража велосипеда у господина Матрони. Выяснилось, чинами сыскной части, что его украл вор - рецидивист Ляленков. Велосипед он продал владельцу бакалейной лавки на Лыковой дамбе Ф. М. Алексееву за 15 рублей. Но у Алексеева велосипед найден не был.



ИЮНЬ



1 июня 1908 года агентами полиции были задержаны крестьянка Нижегородской губернии Макарьевского уезда деревни Чечениной, Ольга Павловна Самарина и крестьянин Н. И. Левашёв. Они 29 мая 1908 года на Успенском съезде ограбили крестьянина Княгинискго уезда села Пенькова И. Н. Крюкова, у него отобрали бумажник с векселями на 7 - 8 тысяч рублей и три свидетельства наложенного платежа на 3655 рублей. Несмотря на то, что их опознали, сознаваться они не стали и имя третьего соучастника выдавать не стали.

10 июня 1908 года газета «Волгарь» сообщила, что для заведующим уголовно - сыскным отделением Ф. А. Добровольским были получены сведенья, что крестьянин Густяков, который занимается подделкой серебряной монеты и купонов достоинством 1 рубль 50 копеек, а главное, что он готов продать машинку, для производства фальшивых купонов. Тогда было решено подставить для покупки данного аппарата агента сыскного отдела, что и было быстро сделано. Но на продажу к агентам полиции Густяков пришёл со своим подельником, крестьянином Зюзиным. Зайдя за красные казармы между преступниками и агентами полиции, начался торг, в результате сторговались на 70 рублях, за чудо машину. Когда преступники начали делать показательный отпечаток купона от медной пластины, появился околоточный надзиратель Куклев. Фальшивомонетчики бросились бежать врассыпную, но были сразу задержаны. Продажа «машинки» применялась задержанными, как обман легковерных людей.
11 июня 1908 года заведующему сыскным отделением г. Добровольскому потребовался 8 дневной отпуск, исполняющим обязанности было поручено приставу конной стражи Кевдину.

13 июня 1908 года Нижегородские газеты опубликовали новость о продлении положения о чрезвычайной охране Нижнего Новгорода, Сормовского заводского района с Козинской и Гордеевской волостями (Балахнинского уезда) и на линии московско – нижегородской железной дороги в пределах нижегородской губернии, Высочайшим указом от 6 июня 1908 года, ещё на 6 месяцев до 15 декабря 1908 года.

15 июня 1908 года проститутка К. В. Крутина в доме Колчина на Дворянской улице в номерах Елистратова похитила у своего клиента пять серий на 250 рублей. Сыщики задержали Крутину и она сразу созналась в кражи. Правда две серии она вручила коридорному Ивану Зиновьеву, что бы свободно выйти из номеров, а ещё одну серию она отдала своей хозяйки Шустовой. Оставшиеся две серии Крутина спрятала в солонине, откуда их якобы похитили. Поскольку потерпевшего мужчину сыщики в Нижнем Новгороде найти не смогли, дело всё равно передали мировому судье 1 участка.

К мировому судье 1 участка с 1 января по 15 июня 1908 года поступило 900 гражданских дел и 600 уголовных. К мировому судье 2 участка за то время поступило около 850 гражданских дел и около 400 уголовных.

21 июня 1908 года сыщики задержали крестьянина Нижегородского уезда Николая Ивановича Арбекова. Подозрения сыщиков в личности Арбекова оправдались, он оказался в розыске за Пермской полицией. В тот же день проходил крестный ход, где агенты полиции поймали двоих карманников, крестьянина Алексея Семёнова из Княгининского уезда и крестьянина Степана Вырыпаева из Пензенской губернии. У Семёнова найдено двое часов, у Вырыпаева два кошелька.
22 июня 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что заведующий уголовно – сыскным отделением и. д. помощника полицмейстера Ф. А. Добровольский вернулся из отпуска и вступил в должность.

25 июня 1908 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что до сведенья полиции дошло, что с ректификационного завода Долгова в Нижнем Новгороде служащими последнего производства производиться систематическая кража ректификационного спирта, каковой и распространяется разным лицам – частью в целом виде, частью в разведенном водою. Путём агентурных наблюдений слух относительно кражи спирта подтвердился, почему заведующим сыскной частью и. д. помощника полицмейстера г. Добровольским был произведён обыск и дознание по этому делу, причём выяснилось следующее: В квартирах служащих завода Долгова обнаружено: у Н. Е. Скачкова – две четвертных бутылки из под спирта, графин с подкрашенным спиртом, жестяный бидон и большой цинковый бидон, в которых находился спирт и бутылка со спиртом. У Ивана Михайловича Афонина – две бутылки, одна из коих была наполнена спиртом. У Василия Кондратьевича Лукина – две жестяных банки со спиртом и у Василия Петровича Долматова – 3 бутылки со спиртом и одна жестяная банка из-под спирта. Дознанием выяснено, что проживающая в доме Буданова по Новой Стройке, П. И. Хринова, покупая у Скачкова спирт по 10 рублей за ведро, разбавляла таковой водой и в разведенном виде продавала по 6 рублей за ведро, почему в квартире Хириновой также был произведён обыск, причём было найдено: ведёрная бутыль с разведённым спиртом, две четвертных из под спирта. Кроме того было найдено ещё 20 полубутылок с казённым вином запечатанных и две порожних сотки. В общем спирта найдено было около двух вёдер. Дальнейшее дознание производиться.
27 июня 1908 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в одном из правительственных учреждений в городе арестованы полицией два чиновника, занимавшиеся подделкой фальшивых ассигнаций 3 и 5 рублёвого достоинства. Найдены штампы и другие принадлежности, необходимые для фабрикации ассигнаций.

28 июня 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что крестьянин Лукояновского уезда С. А. Федяев заявил об ограблении его на тротуаре, около ресторана «Уварова», на Нижнем базаре 4 мужчинами, в числе коих были Семён Онучин и Сергей Казаков. У Федяева было отнято 11 рублей денег. Чинами уголовно – сыскного отделения Онучин и Казаков были задержаны.
Оренбургский мещанин Н. А. Пронин заявил полиции, что 25 июня, в 10 часов вечера, проходя по Набережной реки Волги, он подвергся нападению со стороны 3 мужчин. Один из них схватил Пронина за горло, а двое других вывернули у него карман от брюк с находившимся там паспортом, солдатской книжкой и деньгами 2 рубля. Грабители скрылись. Чинами уголовно – сыскного отделения был задержан вор – рецидивист нижегородский мещанин П. Н. Белов, у которого при обыске было найдены паспорт и солдатская книжка Пронина.


ИЮЛЬ



1 июля 1908 года нижегородские сыщики начали с задержания на Нижнем базаре вора - рецидивиста, мещанина Ардатовского уезда Фёдора Казина и его сожительницы Анны Сергеевой. У Казина было найдено 206 рублей, оказалось, что это остаток от 765 рублей украденных этой парочкой на пароходе «Елена» у меленковского мещанина И. В. Хухорева-Климина. Оказалось, что Казин с сожительницей ехали вместе с потерпевшим Хухоревым от Мурома, когда они доехали до Павлова, Казин и Сергеева сошли с парохода с похищенными деньгами.

Крестьяне Ниж. губернии, Княгининского уезда, села Пилешкова Ф. И. Тулупов и Чебоксарского уезда, села Телема Ф. М. Арзамасцев, занимаясь торговлей куриными яйцами, 26 июня утром отправились на Кашинскую пристань для покупки яиц. Здесь они стали поджидать неизвестного мужчину, который накануне предлагал через его посредничество купить 6 ящиков. Маклер пришёл. Во время сделки к ним подошёл ещё неизвестный, которого рыжий маклер выдал за владельца яиц. Тулупов и Арзамасцев выдали последнему 120 рублей, после чего мнимый хозяин послал их с маклером в какую-то контору, а сам остался на пристани. Когда они стали подниматься через Лыковую дамбу на Большую Покровку, их нагнал ещё неизвестный в очках, который накричал на Тулупова с Арзамасцевым, а затем посадил «маклера» на извозчика и уехали. Только после этого Тулупов и Арзамасцев сообразили, что сделались жертвой афериста и заявили об этом полиции. Чинами сыскного отделения рыжий «маклер» был задержан. Он во всём сознался и назвался крестьянином семёновского уезда, чистопольской волости, деревни Молотова, Фёдором Ремизовым.

2 июля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что чинами уголовно – сыскного отделения в ночь на 29 июня в Миллионке были задержаны по сомнению в личности двое неизвестных мужчин, из которых первый назвался крестьянином балахнинского уезда, села Гордеевки Дмитрием Басовым, впоследствии оказавшийся крестьянином села Вад, арзамасского уезда, Осипом Басовым, неоднократно судившимся за кражи, а в 1904 году, Басов был осуждён за грабёж на 2 года в арестантские роты. Саратовским окружным судом за разбой он приговорён к 5 годам каторги. Он сумел совершить побег в апреле 1908 года из Александровской пересыльной тюрьмы. Паспорт на имя Дмитрия Басова приобрёл в одном из низовых городов Волги за 10 рублей. У Басова отобран кинжал. Второй оказался крестьянином варшавской губернии Яном Матчинским, осуждённым в1908 году по приговору варшавского окружного суда за вооружённое нападение в каторжные работы на 10 лет. Первоначально Матчинский отбывал наказание в Приамурской области, а затем водворён в рудник «Зерентуй» Неречинской каторжной тюрьмы, где отбывал срок и должен быть водворён на поселение в Сибирь, но не дождавшись места назначения, вернулся самовольно в Европейскую Россию.

Проститутка Капитолина Василиной Куртина в ночь на 15 июня ночевала в доме Колчина по Дворянской улице в номерах «Елистратова» с неизвестным мужчиной, у которого, похитив 250 рублей – 5 серий по 50 рублей скрылась. Чины уголовно – сыскного отделения задержали Куртину, которая созналась и объяснила, что похитив деньги, показала их коридорному номеров, крестьянину Зиновьеву, 18 лет, который 2 серии взял себе, а три оставил Куртиной. С этими деньгами Куртина отправилась на квартиру к своей хозяйке Марии Шустовой, которая, узнав о краже, также взяла у Куртиной одну серию. Остальные серии Куртина спрятала в солонице, откуда у неё потом серии были неизвестно кем похищены. Коридорный номеров сознался и 48 рублей возвратил, остальные он успел уже израсходовать. Полиция, раскрывши эту кражу, разыскивает теперь потерпевшего. Дознание передано мировому судье 1 участка.

4 июля 1908 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что за истекшие 6 месяцев в камеру мирового судьи 1 участка поступило 650 уголовных дел и 950 гражданских, а всего 1600 дел. Такого обилия дел в мировых судах ещё не замечалось. Судья и в особенности канцелярским служащим приходиться работать самым интенсивным образом. В среднем на каждый рабочий день приходиться разбирать до 20 и более дел.

5 июля 1908 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что ранее сообщалось о похищении проституткой Капиталиной Васильевной Куртиной 16 июня 250 рублей у неизвестного в номерах «Елистратова», что по Дворянской улице в доме Колчина. По расследовании этого дела оно было передано мировому судье 1 участка для привлечения Куртиной к ответственности. При разбирательстве дела и при следствии полиции, личность потерпевшего не удалось выяснить. Обвиняемая созналась в краже и заявила, что с ней участвовал номерной служащий Иван Петрович Зиновьев.

Судья постановил подвергнуть Куртину тюремному заключению на 3 месяца, а Зиновьева – к тюремному заключению на полтора месяца.

10 июля 1908 года личный состав полицейского управления во главе с нижегородским полицмейстером Д. А. Чарнолускими чинами сыскного отделения откомандировывался на Нижегородскую ярмарку.

Выдержка из приказа по городской полиции полицмейстера Д. А. Чарнолуского: «Заведующему сыскной частью И. Д. помощника полицмейстера г. Добровольскому предлагаю усилить надзор за неблагонадёжными личностями, как по городу, так и по Ярмарке, для чего предоставляю ему увеличить состав имеющихся в его распоряжении агентов».

В 11 часов ночи, двое агентов полиции возвращались с московско–нижегородского вокзала в город. Около церкви Рождества на Нижнем Базаре, они встретили нижегородского цехового В. В. Сергеева и крестьянина тамбовской губернии В. И. Секретова. Последний одного агента столкнул с тротуара. На вопрос, зачем он толкается, Сергеев ответил:
- А то перо в бок!

Агенты, не обращая внимания, пошли дальше. Сергеев с Секретовым, ругаясь продолжали следовать за ними, причём Сергеев намеревался одного из агентов ударить, но в это время оба городовыми были задержаны.

14 июля 1908 года в ночь заведующим уголовно – сыскной частью помощником полицмейстера Ф. А. Добровольским совместно с чинами полиции произведён осмотр Азиатского переулка, Самокатов, Оренбургской улицы и других мест в городе. Задержано беспаспортных, поднадзорных и подозрительных до 150 человек.

15 июля 1908 года во время крестного хода к ярмарочной Макарьевской часовне из Старого ярмарочного собора, агентами полиции задержано 8 карманных воров, из них 4 – «гастролёры» из Москвы и двое нижегородских. Воры высланы с Ярмарки.

16 июля 1908 года отличился главный конкурент сыскного отделения, пристав Рождественской части В. И. Вознесенский, на Рождественской улице, около пассажа Блинова он задержал мелкого торговца железом, крестьянина Нижегородского уезда Алексея Михайловича Кутьина с мешком фальшивых серебряных рублей числом 196 штук. Он сознался, что сбывал фальшивые рубли, которые отливал крестьянин Нижегородского уезда деревни Малое Терюшево Иван Иванович Тюрин. Тюрин впоследствии сознался, что отливал фальшивые монеты вместе с крестьянином Семёном Павлинковым. Кутьин сбыл монет на 100 рублей.

В ночь, агентами уголовно – сыскной части было задержано 12 воров, из них большинство лишённые прав и не имеющих права проживания в Нижнем Новгороде. Задержанные будут высланы по месту жительства этапным порядком.

17 июля 1908 года газета газеты сообщали, что в день открытия гаутвахту было доставлено – 37 человек, из них – 20 за пьянство, 3 – за скандалы на улице, 12 – по сомнению в личности и двое за сбыт фальшивых полтинников.

В день открытия Ярмарки чинами сыскной полиции было задержано во время крестного хода 8 воров – рецидивистов из коих 4 московских приезжих и остальные местные. Вчера на ярмарочной территории было арестовано 10 человек подозрительных. Они были высланы этапным порядком по месту полицейского надзора.

19 июля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что у приехавшего на Ярмарку крестьянина Ушакова в номерах на Самокатской площади была совершена кража 465 рублей. Ушаков приехавши в Ярмарку, остановился в номерах «Романова» по Нижегородской улицы. Вечером 17 июля отправился на Самокатскую площадь. Он был уже в достаточной степени выпивши. На Самокатской площади он встретился с проституткой крестьянкой тульской губернии, Натальей Чиженковой, которая завела гостя в номера «Ефимова» к содержательнице Беловой, обещая достать водки и пива. Здесь Ушаков с новыми знакомыми стал пить вино. В номер вошёл мужчина и подлил «чего – то» из пузырьков в рюмку Ушакова. Последний выпил, впал в бессознательное состояние.

Ушакова вытащили в коридор, где он пролежал некоторое время, затем коридорные снова внесли его в номер. Здесь гость проспал до утра, проснувшись, обнаружить пропажу 465 рублей.
Полицией тотчас – же были арестованы Белова и Чиженкова. Заведующему уголовно – сыскной частью помощнику полицмейстера Ф. А. Добровольскому удалось выяснить, что у Беловой есть дочь, проживающая в Гордеевке. Она объяснила, что ничего по делу не знает. Был разыскан её отец, оказавшийся неоднократно судившимся. Он объяснил, что получил 100 рублей от одного человека, фамилию которого не знает.

Агентами полиции были задержаны на ЖД вокзале 4 московских вора, высланные из Москвы в г. Мценск под надзор полиции. Оттуда они бежали и приехали на «гастроли» на Ярмарку. Задержанные будут привлечены к отвественности за самовольную отлучку из места высалки и будут высланы из Нижнего Новгорода этапным порядком.

Агентами полиции был задержан на Самокатской площади вор – карманник Дмитриев, похитивший в толпе кошелёк с деньгами.

20 июля 1908 года газеты сообщали, что из оптового магазина Рубьина на второй Сибирской улице, 18 июля в ночь, была совершена кража 7 кусков ткани на суму 125 рублей. Чины уголовно – сыскной части выяснили, что данный товар был сбыт содержателю балагана Нижегородскому мещанину К. Ф. Горшкову. У Горшкова было найдено 3 куска ткани, а оставшиеся четыре куска ткани были обнаружены в селе Гордеевка у торговца А. И. Носухина. Кроме того у Носухина нашли краденный «бобрик» на сумму 100 рублей из лавки Селецкого на Персидской улице. Так же на вторые сутки розыска были задержаны и сами воры, им оказались крестьяне васильевского уезда Жефер Ахмеджанов и Курмышского уезда Ахметжан Биттемиров и Хоким Саберов.

Похищенный из лавки Селецкого по Персидской улице товар «бобрик» на сумму 100 рублей разыскан у того же Носухина. Дознанием установлено, что похитителями были те же лица.
Агентами полиции было задержано 6 воров – рецидивистов, из них 4 москвичей, приехавших на время Ярмарки. Один из них был выслан из Петербурга в Новгород и объяснил, что на Ярмарку попал «по пути»: - Проездом!

Задержанные привлекаются к ответственности за самовольную отлучку из места ссылки, затем будут высланы из Нижнего Новгорода этапным порядком.

21 июля 1908 года произошёл курьёзный случай, агентами сыскного отделения были задержаны двое воров-рецидивистов, похитивших гири небольшого размера. Эти воришки, приехавшие к нам на «гастроли» из Тульской губернии, в полиции, эти любители спорта пытались выдать себя за иностранцев, но не вышло. Они тогда заявили, что они братья, по фамилии Ивановы, приехали из Тулы и гири привезли в Ярмарку от одной фирмы для образца.

Агентами полиции на Самокатской площади был задержан вор – татарин, рядовой Юрьевского полка, квартирующего в городе Двинске Хусан Фехретдинов. Он приехал в Нижний Новгород по вызову в суд и временно был прикомандирован к местной пехотной команде в распоряжение воинского воинского начальника. Из Нижнего Новгорода, по его словам, он сбежал в Рыбинск, где заболел. Оправившись от болезни, Фехретдинов приехал в Нижний Новгород повидаться со своими приятелями. Задержанный, отправлен в распоряжение воинского начальника.

23 июля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что в ярмарочное уголовно – сыскное отделение, третьего дня местный помощник присяжного поверенного Н. Г. Кубаровский в качестве поверенного общества по Волге заявил, что бывший агент общества козмодемьянской конторы дворянин М. М. Ивашкевич совершил растрату принадлежащих обществу денег в сумме 2200 рублей 34 копейки. Чинами ярмарочной сыскной полиции Ивашкевич задержан, но при обыске у него ничего не найдено. Ивашкевич объяснил, что растрата совершена в сумме 2000 рублей, но растратил деньги не он сам, а его подчиненные, благодаря его доверию Кубаковский просит привлечь Ивашкевича к ответственности.

Агентами полиции на Самокатах за Балаганами задержана группа подозрительных игроков в карты.

24 июля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что на днях у одного из служащих ресторана «Мишель» украдена гармоника, стоимостью в 35 рублей. За кражу гармоники агентами полиции задержан крестьянин симбирской губернии Константин Солодков.

Чинами полиции уголовно – сыскной части был задержан на Старо – Самокатской площади по сомнению в личности человек, назвавшийся крестьянином Нижегородского уезда деревни Хохловки Василием Леонтьевичем Сусловым и предъявившем на это имя паспорт. Когда было установлено, что деревни Хохловки в Нижегородском уезде нет, то неизвестный заявил, что паспорт у него фальшивый. В действительности задержанный оказался крестьянином казанской губернии, Спасского уезда, села Лебяжье, Иваном Андреевичем Спиридоновым (он же Ильин, он же Петров). Выяснено, что задержанный в первых числах мая бежал из чистопольской тюрьмы, где отбывал наказание за кражу. Паспорт на имя Суслова Спиридонов купил в Нижнем Новгороде за 1 рубль у неизвестного ему человека.

26 июля 1908 года агенты сыскного отделения провели обыск у скупщика краденного Шавельского мещанина Ковенской губернии Г. Я. Еца. Найдено женское и мужское платье и меха. Два лисьих меха были опознаны муромским купеческим сыном Суздальцевым, они были похищены 25 июня 1908 года в Муроме из каменной кладовой.

В виду заявлений, сделанных в уголовно – сыскное отделение о кражах в разное время меховых вещей, чинами сыскной полиции установлено за некоторыми подозрительными торговцами наблюдение. Полиции удалось установить, что много мехового товара храниться в магазине обуви «Гвязда», по Нижегородской улице.

Меха, как оказалось, принадлежат компаньону Гвязды по торговле – Шавельскогму мещанину Ковенской губернии Г. Я. Ец. Два, лисьих меха были опознаны муромским купеческим сыном Суздальцевым, они были похищены 25 июня 1908 года в Муроме из каменной кладовой.
Меховые вещи, отобраны у Гвязды, находятся в ярмарочном сыскном отделении для розыска потерпевших.

27 июля 1908 года газета «Волгарь» опубликовала расходы на содержание Нижегородской полиции. Так оплата квартирных помещений в Нижнем Новгороде обходилась в 11055 рублей, на содержание самих помещений уходило 10000 рублей, на городовых выделялось 76398 рублей, на квартирные деньги полицейским чиновникам выделялось 46378 рублей. Всего город в год расходовал на полицию 1544571 рубль, из них 126170 рублей уходило только на городскую полицию Нижнего Новгорода.

Чинами уголовно – сыскного отделения были задержаны воровки хипесницы и их компаньоны. Воровки, по их словам, приехали из Тулы.

Агенты полиции, около «сормовского вагончика» станции Сормово задержали мужчину в подозрении в принадлежности ему дамских золотых часов с шейной цепочкой. Задержанным оказался сбежавший из Вязниковской тюрьмы Павел Ефимович Зайцев. А часы он похитил через незапертое окно у начальника 12 участка моск.- нижегородской железной дорог инженера К. И. Карася. Вещи похищены в ночь на 26 июля из квартиры на даче при станции «Желнино» через незапертое окно. Похищено имущество оценено в 200 рублей.

28 июля 1908 года к заведующему сыскной частью на ярмарке Ф. А. Добровольскому явился агент Петербургского сыскного отделения Мищук с просьбой оказать содействия в розыске золотых изделий с бриллиантами, которые были похищены в Петербурге из магазина «Гордона». Нижегородские сыщики обнаружили 9 подозрительных бриллиантов у торговца пассажа Главного ярмарочного дома Кочетжиева, до выяснения бриллианты были изъяты и переданы агенту Мищуку.
За один день была раскрыта кража, совершённая на Ярмарке, на Владимирской улице в лавке Башорина. У крестьянина Княгининского уезда села Мурашкина Алексея Александровича Плаксина ночью похитили 1529 рублей. Его земляк И. М. Наумов, проживавший вместе с ним, в лавке давал очень сбивчивые показания, опытным сыщикам не составило труда поймать его на противоречиях, и он сознался в краже.

Ночью, агенты сыскной полиции провели облаву в разных местах Ярмарки и задержали 30 беспаспортных и подозрительных лиц.

29 июля 1908 года по телеграмме начальника петербургской сыскной полиции был задержан нижегородскими чинами сыскной полиции крестьянин белецкого уезда, деревни Озерок, Фёдор Васильевич Шеин. Он обвинялся в краже 3185 рублей из мануфактуры П. П. Белова в Петербурге, где он служил приказчиком.

30 июля 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что из незапертой квартиры дворника дома Холодкова, на Б. Ямской улице, во время ремонта был похищен счётчик освещения, стоимостью 60 рублей, принадлежащий домовладельцу Холодкову.



АВГУСТ



1 августа 1908 года агенты сыскного отделения задержали двух воспитанников колонии для несовершеннолетних преступников. Оба воспитанника катались на самокатах и приставали к проституткам, как оказалось эти двое находились в бегах.

2 августа 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что чинами уголовно – сыскного отделения были задержаны 3 воровки – хипесницы, поселившееся было в разных местах – одна в городе, другая в Канавине и третья в Гордеевке.

Вчера приставом кадра ярмарочной полиции А. В. Богородским были получены сведенья, что в номерах «Измаилова» по Театральной площади, у одного из жильцов персов имеются краденые вещи. Произведённым полицией обыском в номере оказалось 6 человек и разные вещи, в числе коих 14 кусков шёлкового товара. Чинами уголовно – сыскного отделения выяснено, что большинство задержанных в номере – воры – городушники. У перса, который содержит номер, найден револьвер.

3 августа 1908 года на ярмарочной гауптвахте находилось 85 задержанных в основном за хулиганство в нетрезвом виде.

Агентом полиции на Балчуге был задержан крестьянин Кологривского уезда Егора Васильевича Захарова, проживающий в доме Архангельской по Суетинской улице, продавший торговке Перелюбской два свёртка свинца и 19 бронзовых предметов. Захаров по ремеслу водопроводчик, работал от Крупина в доме Берендеева по Алексеевской улице. Он объяснил. Что свинец продал, чтобы купить пакли, бронзовые же вещи не продавал.

4 августа 1908 года стало известно о задержании убийцы сормовского рабочего Степана Степановича Рулёва, чей труп был обнаружен у Мещерского озера. Сормовская полиция арестовала Козлова, который сознался в убийстве, выдал своих соучастников и указал, куда сдавал взятые у убитого вещи. Задержанные до этого уголовно-сыскным отделом подозреваемые были отпущены.

6 августа 1908 года в Нижегородской тюрьме сложилась такая обстановка: во втором корпусе тюрьмы находилось 268 арестантов. Мужчин: административных - 36, срочных - 95, в больнице - 17. Женщин: политических - 21, подсудимых - 31, срочных - 46, каторжников - 11, пересыльных - 11,. В первом корпусе тюрьмы содержались 640 арестантов. Следственных - 407, срочных - 13, пересыльных - 91, ссыльных - 42, долговых - 1, военных - 7, политических - 79.

8 августа 1908 года, ночью, заведующий сыскным отделением Ф. А. Добровольский с агентами ворвался в летнее помещение Торгово-промышленного клуба. Тут был обнаружен круглый стол с ячейками для денег и «мышеловками» и 353 карты. За столом находились служащий Сормовского завода А. Е. Виноградов, техник МПС Б. В. Станкевич и бывший капитан парохода общества «По Волге» В. И. Кудрявцев. Данные лица оправдывались, что играли не на деньги, а просто в преферанс.

На ярмарке ВРИО помощником пристава ярмарочной сыскной полиции С. Ф. Козминским были изъяты из кавказских магазинов в Главном доме у Ходжейнатова и Кочетжиева кинжалы в серебряной оправе, поскольку продавались всем подряд. Взамен кинжалов выдана расписка.

15 августа 1908 года газеты сообщали, что на Ярмарке ВРИО помощника пристава уголовно-сыскного отдела С. Ф. Козьминский провёл обыск у мелочного торговца, крестьянина Коломенского уезда Петрова, проживавшего в Канавино на Песочной улице.

Помощником полицмейстера, заведующим уголовно – сыскным отделением Ф. А. Добровольским были получены сведенья, что проживающий в деревне Дарьине, домовладелец, бывший слесарь сормовских заводов крестьянин Горбатовского уезда Иван Ильич Махлонов занимается подделкой серебряных рублей.

Вечером 13 августа Добровольский с чинами уголовно – сыскного отделения отправился в Дарьино, где застал Махланова на месте преступления – на печке была железная жаровня с раскалёнными углями, на них стояла небольшая каменная плошка с расплавленным металлом. Рядом с жаровней были найдены куски расплавленного металла и пережженное стекло в виде белой массы. Найдены тиски с формами, с изображением Орла и надписью: - «рубль18897 года». На другой форме – штамп с изображением Государя и подписью – « Б. М. Николай II Император и Самодержец Всероссийский». Под порогом у входной двери на полу были найдены завёрнутыми в бумажку 20 насечек с буквами для бокового чекана на изготовленных фальшивых рублях. Под столом были найдены две банки с жидкостью белого и синего цвета. Перед окном, закрытым занавеской, усмотрен был деревянный верстак с привинченными железными тисками. Найдены разные порошки и сплавы, требующиеся при выделке монет.

Махлонов в выделке фальшивых рублей сознался, объяснив, что находящаяся жидкость в банках – состав с раствором серебра, нужный для шлифовки фальшивых рублей. В квартире, помимо Махлонова, находилась его жена и тёща. Махлонов с женой арестованы и препровождены в Макарьевскую часть.

16 августа 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что при производстве обыска у мелочного торговца в Ярмарке крестьянина Коломенского уезда Петрова, проживающего в Канавине по Песочной улице в доме Букина, помощник пристава при уголовно – сыскном отделение Козьминский обнаружил порнографические фотографические карточки и такого же рода небольшие брошюрки. И то и другое отобрано, был составлен протокол.

17 августа 1908 года помощник пристава при уголовно – сыскном отделение С. Ф. Козьминский при проверке в доме Ноздрёва на Владимирской площади задержал вора - рецидивиста, персидского подданного Джалиль Халиль Оглы. Под подушкой у задержанного был обнаружен морской кортик, найдены фотографии и брошюры порнографического содержания. Сама работа полиции на Ярмарке осложнялась частыми заболеваниями холерой среди приехавших на это торжище.

Ранее сообщалось об аферистах, обманывающих публику, продавая медные часы за золотые. Чинами уголовно – сыскного отделения задержаны муж с женой, у коих найдены медные вызолоченные часы. Есть предложение, что задержанные оперировали с продажею часов, так как, проживая в Ярмарке, они ничем другим не занимались. Задержанные высылаются по месту жительства в Москву.

19 августа 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что несколько дней назад в Ярмарку приехал для закупки товаров персидский купец и остановился в московском подворье. Там же проживали сёстры шансонетные певицы из «Фоли – Бержера» одесские мещанки Гольдберг, по сцене Каренины. С одной из них – Марией Карениной купец познакомился и в субботу с ней и двумя знакомыми купцами в «Фоли – Бержер».

На другой день 17 августа Мария Каренина пришла около 6 – 7 часов вечера к купцу в номер, где он сидел с товарищами. При ней персиянин послал телеграмму в Баку, в которой сообщалось о получении нескольких тысяч денег. Мария Каренина за чаем стала звать купцов в ресторан «Аполло».

- У нас в «Фоли – Бержер», - говорила она, - скрылся хозяин Кострюков и там теперь происходит «республика».

В «Аполло» Каренина звала купцов с тем, чтобы переговорить опоступлении туда на службу. В это время в номер пришла другая певица – Нина Каренина и так же изъявила желание поехать вместе с ними. Нина Каренина сообщила, что у неё в номере сидит знакомый француз – для компании его нужно взять с собой.

Персиянин запротестовал было, но потом согласился. Когда он со своими товарищами и Марией Карениной вышли из номера, француз был уже внизу. Купцы с сёстрами Карениными и новым знакомым отправились в «Аполло». У персиянина с собой было в кармане крупными кредитными билетами 9100 рублей.

«Француз» сел в ресторане рядом с купцом. Последний ежеминутно брался за карман. Вдруг во время выпивки купец, хватившись за карман, денег не нашёл и потребовал их от «француза», но последний заявил, что у него денег нет и показал при этом свой кошелёк.

В 1 час ночи о случившимся дано было знать заведующиму уголовно – сыскным отделением помощнику полицмейстера Ф. А. Добровольскому. Шансонетки и «француз» были приглашены в кабинет, где у них был произведён обыск, но денег не нашли. Француз назвался Александром Северьяновым Эстрют, но в удостоверение своей личности предъявил паспорт, выданный киевской мещанской управой на имя Александра Иоанна Саверианова Эструпа, виновным себя в краже денег он не признал и по обыску у него похищенного не оказалось.

Кража у торговца. 12 августа крестьянин Бакинского уезда Мамед–Кули– Кязим–Оглы в сквере против Главного дома познакомился с неизвестной проституткой. Она зазвала Оглы к себе в номер в Лубянки. Оглы имел при себе 4000 рублей. Проснувшись утром, гость в присутствии женщины сосчитал деньги и ушёл. На другой день он снова пришёл к этой девице, положил деньги под подушку и на другой день, не проверяя денег, шёл. Сделав 15 и 16 августа закупки и продажи, Оглы стал проверять деньги и не досчитался 600 рублей.

17 августа один из агентов уголовно – сыскного отделения узнал, что проживающая в Любянках проститутка похитила у одного торговца – персиянина деньги и 500 рублей из них отправила переводом. Вскоре с заявлением о краже в сыскное отделение пришёл Оглы. Проститутка была задержана, она назвалась крестьянкой Прасковье Гавриловной Егоровой и объяснила, что переведённые её через государственный банк 500 рублей, она «заработала» в Ярмарке. Оглы был у неё и предлагал поехать с ним в Баку. Сначала Егорова согласилась, но потом отказалась.

21 августа 1908 года на Миллионке агенты полиции задержали сбежавшего с Нерчинской каторжной тюрьмы некого Матычинского, он так же подозревается в убийстве с заранее обдуманными намерениями.

Задержанный агентами сыскного отделения по подозрению в краже в ресторане «Аполло» из кармана персидского купца 9100 рублей, оказался киевским мещанином Эстрнаг, хотя выдавал себя за французского подданного. Выяснилось, что он обворовал московское издательство нот «Ямбара», где он состоял на службе вояжером.

В трактире без крепких напитков Шевякова в доме Угланова на Александровской улице происходили азартные игры. С. Ф. Козминский с агентами полиции застали играющих за картами 16 человек. Деньги игроки спрятать успели, но карты были конфискованы.

На Самокатской площади агентами полиции был задержан по подозрению в личности неизвестный человек, назвавшийся первоначально крестьянином Вязниковского уезда Александром Реньжиным. Задержанный был отправлен сначала на ярмарочную гауптвахту, затем в сыскное отделение. Здесь было установлено, что неизвестный крестьянин Ковровского уезда Филипп Ермолаевич Лебедев. Он объяснил, что в 1906 году был принят на военную службу и назначен в Усть – Двинский полк, расположенный в городе Либаве. В пути следования Лебедев бежал и в полк не явился. Скрывался он около 7 месяцев, затем на родине был задержан и по распоряжению военного начальства заключён в Москве на гауптвахту при крутицких казармах, но просидев 5 суток, он бежал.

26 августа 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что задержанный чинами уголовно – сыскного отделения по подозрению в краже в зале ресторана «Аполло» из кармана персидского купца 9100 рублей неизвестный, назвавшийся французским подданным и оказавшийся киевским мещанином Эстрюп, как выяснилось, - известный вор, обворовавший московского издателя нот Ямбара, у которого он состоял на службе в качестве вояжёра по продаже нот с шансоньетными куплетами.

Чинами уголовно – сыскного отделения были получены сведенья, что в трактирном заведении без крепких напитков крестьянина К. И. Шевякова в доме Угланова, на Александровской улице, происходит азартная игра в карты. В виду этого в трактир «Шевякова» был командирован помощник пристава при сыскном отделении С. Ф. Козьминский с агентами полиции. На террасе трактира, за столом они застали играющих в карты во главе с Шевяковым, 16 человек. При появлении полиции игроки успели спрятать деньги, карты же (51) отобраны. Игроки, в сопровождении нижних чинов полиции и агентов сыскной части, были препровождены в полицейский участок.

Трактир «Шевякова» среди игроков носил название «мельница». Здесь по сведеньям полиции игра происходила ежедневно.

27 августа 1908 года ВРИО помощника пристава ярмарочного сыскного отделения, С. Ф. Козьминского перевели в 1 Кремлёвскую часть.

28 августа 1908 года на вокзале московской - нижегородской железной дороги, при отправлении почтового поезда, агенты полиции задержали вора-рецидивиста, московского мещанина Сизова. Когда он похищал бумажник у одного господина, его заметили агенты полиции и задержали практически с поличным.

29 августа 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что по завершению работы Ярмарки появилась возможность отправить заведующего сыскного отделения Ф. А. Добровольского и пристава Рождественской части В. И. Вознесенского в Петербург, на курсы по реформированию сыскных отделений в Российской Империи. А исполняющим обязанности заведующего уголовно - сыскным отделением был назначен пристав ярмарочного кадра полиции А. В. Богородский.

30 августа 1908 года газеты сообщали, что третьего дня из нижегородской речной полиции был доставлен в уголовно – сыскное отделение неизвестный, назвавшийся крестьянином Гороховецкого уезда, Иваном Фоминым. У него в сыскном отделении было найдено при обыске 184 рубля, две обрезанных пломбы, по-видимому, от похищенных кип товара и квитанция пароходного общества по «Волге» в принятии одного места багажа. Явилось подозрение, что означенное в квитанции место багажа – похищенный товар.

Фомин объяснил, что 26 августа он с парохода общества «Самолёт» похитил одно место шерстяной пряжи, перенёс его на волжскую пристань, где и сдал. Деньги якобы составляют его собственность, а пломбы он нашёл на Нижегородской улице в Ярмарке. При расследовании оказалось, что на самолётской пристани было похищено, помимо шерсти, ещё кипа мануфактуры и место кожи, в краже которых Фомин не сознался.


СЕНТЯБРЬ



1 сентября 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что после заявления о краже денег и документов на сумму 8131 рубль у лесопромышленника Сальникова, проживающего в номерах «Сизова», на место происшествия были командированы помощник пристава Маргаритов, околоточные надзиратели Пиянзин и Куклев и агенты полиции. При обыске у Сизова помощник пристава Маргаритов заметил круглую жестяную оконную форточку, в которой были завёрнуты в картон украденные у Сальникова деньги, но ценных бумаг не оказалось.

В тоже время было дознано, что в ночь, когда была совершена кража, в доме Лукоянычевой, где помещаются номера Сизова, работали ассенизаторы из коих один видел в яме какой - то свёрток, но не обратил внимания. Свёрток был найден в целости, в нём оказались документы Сальникова. При допросе Сизов виновным себя в краже не признал.

6 сентября 1908 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что на вчерашнее число в 1 корпусе нижегородской тюрьмы налицо состояло 570 человек, в том числе: следственных – 408, срочных – 11, пересыльных – 42, ссыльных- 28, долговых – 2, военных -6 и политических – 73. Во 2 корпусе – 319 человек, мужчин административных – 59, срочных – 118 и в больнице – 21 и женщин – политических – 22, подсудимых – 30, каторжных – 9 и пересыльных – 5.

7 сентября 1908 года, ночью, заведующий ярмарочным сыскным отделением А. В. Богородский, провел, задержана и отправлена на гауптвахту шайка мошенников на Ярмарке. Задержаны: именующие себя студентами Мерабов и Панкисов, именующийся «учеником» казанского технического училища Дмитрий Радомичев и два шулера – гастролёра Николай Артемьев и Алексадр Серебряков. Состояла она из якобы студентов, которые собирали деньги в помощь малоимущим учащимся ВУЗов. Но на этот раз они совершили кражу 2000 рублей у своего знакомого, жителя города Нухи, Елизаветпольской губернии Салмана Аскерова. Когда последний ещё находился в постели, в номерах «Паршина», к нему ввалилась эта компания, чтобы проститься перед отъездом в Казань. Пока трое из них, подойдя вплотную к койке, вели разговор с Аскеровым, остальные обшаривали его брюки, лежавшие на диване и извлекли из кармана свёрток с 2000 рублями. Затем все пятеро радушно распрощались с нухинским жителем и даже обменялись поцелуями.

По словам Аскерова, поспешившего заявить о краже полиции, главным действующим лицом в этой воровской шайке был Мерабов, который познакомился с ним ещё в Ярмарку прошлого года. Незадолго до кражи Мерабов представил Аскерову остальных своих компаньонов, и между прочим, просил познакомить его с ярмарочными купцами.

- Я привёз с собой из Петербурга двух шулеров, - говорил он.
- Купцов «обработаем» и деньги разделим поровну.

Однако, такая «комбинация» пришлась не по вкусу Аскерову и он отклонил предложение.

Тогда Мерабов решил «обработать» самого Аскерова и с этой целью всячески втирался к нему в доверие. Между прочим, он выпросил накануне в пользу бедных студентов 25 рублей и такую же сумму взял «взаймы». Вынимая деньги, Аскеров имел неосторожность раскрыть бумажник перед Мерабовым, который увидел кучу ассигнаций. Очевидно, в этот момент у него созрела мысль воспользоваться деньгами «приятеля» и задуманное предприятие было приведено в исполнение на другой день.

Мерабов уже известен нижегородской полиции, в Ярмарку 1906 года он занимался благотворительным сбором в пользу бедных студентов. Тогда же в «Нижегородском Листке» было напечатано разоблачение. В конце той же Ярмарки Мерабовым, всё время щеголявшим в студенческой форме, было заявлено полиции об ограблении его двумя студентами, в том числе и Панкисовым. В нынешнюю Ярмарку Мерабов намеренно появлялся то в штатской форме, то в студенческой, то в форме чиновника.

У Григория Богдановича Панкисова был отобран заграничный паспорт, выданный ему в Тифлисе 18 августа. По паспорту он значится тифлиским гражданином, как он мог проживать по этому паспорту в Нижнем, остаются пока загадкой.

Агенты сыскной полиции на Рождественской улице задержали по подозрению в личности неизвестного. Чуть позже его опознали, как Сызранского мещанина Павла Добротина, который был осуждён Астраханским окружным судом, но до исправительного арестантского отделения так и не добрался.

9 сентября 1908 года газета Нижегородский Листок сообщала, что третьего дня с ярморочной территории переехали на Нижний базар Волжско – Камский и Русский для внешней торговли банки. Телеги, нагруженные деньгами и разными ценностями сопровождала многочисленная охрана из казаков и конных стражников, во главе с кадровым приставом А. В. Богородским.

12 сентября 1908 года начался обратный переезд полицейского управления и уголовно - сыскного отделения из Главного ярмарочного дома в верхнюю часть Нижнего Новгорода. Сразу переехать в новое здание Полицейского управления на Варварской улице не получилось, там продолжался ремонт.

И. Д. пристава Рождественской части Н. Ф. Высоковский совместно с другими чинами полиции произвёл в Миллионке облаву. Было задержано подозрительных и за безписьменность 66 человек. Многие из них были отправлены из Нижнего Новгорода этапным порядком.

13 сентября 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что И. Д. околоточного надзирателя Куклев поднял у ночлежного приюта Бугрова в бессознательном состоянии и отправил в губернскую земскую больницу крестьянку Васильсурского уезда Федосью Калинину, 65 лет. Спустя некоторое время Калинина, по оказании медицинской помощи, из больницы была отпущена. Она заявила, что её избил задержанный вместе с ней Николай Секачкин, вытащил у неё 3 рубля денег и изнасиловал.

15 сентября 1908 года временным отделением московского военно-окружного суда было рассмотрено дело о вооружённом ограблении бакалейной лавки Комарова на Песочной улице в Канавино, произошедшее 8 декабря 1907 года, где преступники отобрали 500 рублей. Подсудимые: Николай Рожнин, Алексей Ядруков и Константин Иванов приговорены к смертной казни через повешенье. Ольга Иванова и Наталья Мельникова были приговорены к 15 годам каторги каждая.

21 сентября 1908 года, ночью, в районе Миллионке производилась полицейская облава в ночлежках, было задержано 55 человек беспаспортных и подозрительных лиц.

27 сентября 1908 года облаву по притонам на Миллионке провели полицейские Рождественской части, они задержали 40 человек, из них 30 за неимением видов на жительство всланы этапным порядком.

28 сентября 1908 года Полицейское управление переехало в новый дом на Варварской улице, против Варварской площади, а уголовно - сыскное отделение и адресный стол остались в старом помещении.

30 сентября 1908 года агенты сыскного отделения на Нижнем базаре задержали крестьянина К. С. Кашаева, который совершил побег из Меленьковской тюрьмы в ночь на 28 августа 1908 года. Кашаев, был эпатирован в распоряжения Меленьковской полиции.


ОКТЯБРЬ


4 октября 1908 года нижегородские газеты опубликовали благодарность приставу Макарьевской части А. Н. Воскресенскому и околоточному надзирателю Окуневу за раскрытия мошенничества Ливера, при отправлении по железной дороги багажа.

8 октября 1908 года ночью, ВРИО пристава Рождественской части Н. Ф. Высоковский провёл облаву на Миллионке, где было задержано 75 человек. Из них 50 были высланы из города, а с остальными проводилась работа полицейских и агентов уголовно-сыскного отделения. В тот же день, 8 октября 1908 года, Нижегородские газеты сообщали о начале перевооружение Нижегородской полиции тульскими револьверами, на эти цели выделялось 2418 рублей.

10 октября 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что мировой судья рассматривал дело несовершеннолетних воришек. Проживающие в доме Андреева по Набережной два мальчика Фёдор Кайсаров и Никодим Митрофанов обратили на себя внимание агентов полиции хорошими лакированными сапогами и новыми ватными драповыми пальто. По сомнению в принадлежности этих вещей, мальчики были задержаны. При допросе Кайсаров объяснил, что 7 октября 1907 года он гулял с Митрофановым на Набережной. Проходя около Любимовской пристани они заметили, как неизвестный молодой человек вытащил у татарина деньги но опасаясь, быть задержанным передал кошелёк Кайсарову. На эти деньги Кайсаров купил себе и Митрофанову лакированные сапоги и пальто.

Дело перешло к мировому судье по обвинению в приёме краденного. Кайсарова ко дню слушания дела не разыскали. Митрофанов признан виновным и отдан под ответственный надзор отца.

10 октября1908 года газеты сообщали, что заведующий прачечным отделением губернской земской больницы Чибаков заявил о систематической краже больничного белья на сумму около 1000 рублей. В совершении кражи заподозрена прачка больницы Василиса Севастьянова, у которой чинами уголовно – сыскной части найдена часть белья на сумму 50 рублей.

12 октября 1908 года обворовали старое здание сыскного отделения. Поздно вечером в отделение пришли двое и у сторожа Базаева попросили свечку для осмотра водопроводных труб и принадлежностей. Осмотрев трубы, они ушли. После их ухода пропали смывочные свинцовые трубы с принадлежностями весом 1 пуд 10 фунтов(6 аршин длины) на сумму 14 рублей «для исправления». Похищенные трубы из старого здания сыскного отделения нашлись у торговки старым железом на Балчуге Александры Квашниной, которая приобрела их у москательного торговца по Алексеевской улице, Ицкова. Самому Ицкову трубы продал водопроводчик Аверин. Похитителями оказались водопроводчики: крестьянин Горбатовского уезда деревни Феликова Михаил Петрович Аверин и крестьянин Макарьевского уезда деревни Чёрной Мазы Иван Иванович Вьюгин. Аверин чистосердечно признался и взял всю вину на себя.

16 октября1908 года газета «Волгарь» сообщала, что Высочайшим приказом произведён из коллежских секретарей в титулярные советники, пристав городской полиции Вознесенский.

17 октября1908 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что во 2 корпусе нижегородской тюрьмы на вчерашний день было на лицо: заключённых, мужчин административных – 82, срочных – 125 и в больнице – 10. Женщин: политических – 19, подсудимых – 30, срочных – 49, каторжных – 10 и переводимых в части - 13, а всего 338.

В 1 корпусе: следственных – 389, срочных – 32, пересыльных – 96, ссыльных – 32, долговых – 1, военных – 7 и политических – 58, всего – 615.

В газете также сообщалось, что судебное дело, возбуждённое нижегородской администрацией против пристава Рождественской части В. А. Прозорова, прекращено за отсутствием состава преступления. По слухам, г. Прозоров переходит на службу по полиции в город Ростов – на Дону.

21 октября 1908 года сыщики обнаружили похищенные золотые кольца и брошь в Нижегородском отделении столичного ломбарда. Золотые изделия были похищены в середине сентября в доме Соколова по Арзамасской улице у крестьянки О. Д. Камышевой.

24 октября 1908 года в ночь полицейские Рождественской части по распоряжению И. Д. пристава Н. Ф. Высаковского провели очередную облаву на Миллионке, было задержано 80 человек.

25 октября 1908 года из Петербурга с курсов по уголовно-сыскной части при Департамента полиции вернулись заведующий сыскным отделом Ф. А. Добровольский и пристав Рождественской части В. И. Вознесенский.

30 октября 1908 года по делу бывшего полицмейстера А. А. Знаменского были затребованы списки городовых за январь-июнь 1907 года. Надо заметить, что немного ранее на махинациях с выплатами жалования городовым погорел пристав Рождественской части и бывший заведующий сыскным отделением В. А. Прозоров.



НОЯБРЬ



4 ноября 1908 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что сыскное отделение остаётся в прежнем помещении на Алексеевской улице. Между прочим, под него отойдут ещё комнаты, занимаемых теперь адресным столом. Последний в непродолжительном времени переходит в нижнее помещение городского полицейского управления на Варварке.

Приставу Рождественской части В. И. Вознесенскому поручено временное заведывание сыскным отделением. Останется ли он на этой должности, пока ещё неизвестно. Вопрос этот, как нам сообщают, будет решён господином губернатором, совместно с господином прокурором окружного суда.

4 ноября 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что городовой 2 Кремлёвской части Яшин доставил в уголовно – сыскное отделение неизвестного мальчика с двумя золотыми кольцами. Мальчика городовому передали из ювелирной мастерской «Потехина» по Осыпной улице, туда он приносил продавать кольца. Мальчик сначала назвался Дмитрием Зайцевым, 10 лет и заявил, что кольца нашёл на Мытном дворе. При дальнейших допросах он сознался, что его фамилия Васильев и кольца похитил у матери.

7 ноября 1908 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что личность неизвестного мужчины, обнаруженного с признаками насильственной смерти в Ковалихинских оврагах, чинами сыскного отделения точно установлена при помощи крестьянки села Пузятова. Ардатовского уезда, Веры Владимировны Ситниковой, которая объяснила, что убитый – её двоюродный брат из крестьян села Пузятова, юсупской волости, Ардатовского уезда, Пётр Алексеевич Ситников. Одновременно выяснилось, что покойный пьянствовал в доме Плотникова по Живоносновской улице, в квартире Пироговой, и жильцы этой квартиры из числа рабочих Углова признали одного рабочего Василия Быстрова. Последний первоначально этот факт отрицал и только после долгих отпирательств подтвердил сказанное обстоятельство, объяснив, что он был в квартире Пироговой с рабочими, с покойным Ситниковым, Иваном Едуновым, Иваном Кузнецовым и Павлом Спорышевым. По его словам, дело было так: Когда они все вышли из квартиры Пироговой, то из них: Едунов, Кузнецов и Спорышев направились к Ромодановскому вокзалу, чтобы ехать на родину, а он, с Ситниковым, пошёл на квартиру, находящуюся при огороде Углова. Что было дальше, он не помнит, так как был пьян. Быстров, в виду сбивчивых показаний, задержан впредь до распоряжения судебного следователя 2 участка.

8 ноября 1908 года газеты сообщали, из Окружного суда. Во вчерашнем заседании окружного суда по 1 уголовному отделению, с участием присяжных заседателей началось слушанием дело о потомственном почётном гражданине Владимире Николаевиче Невском, 32 лет, о крестьянах Анддрее Антоновиче Соковикове 38 лет, Михаиле Егоровиче Потехине, 39 лет, Панкрате Михайловиче Ягунове, 30 лет, Иване Батаеве, 33 лет, Семёне Ивановиче Песенникове, 28 лет, Иване Дмитриевиче Шиянове, мещанине П. Н. Чеснокове (убит), Фёдоре и Марии Репьевых, Николае Андреевиче Зайцеве, 48 лет, бывшем содержателе трактира в Сормове Ф. В. Бобикове, 37 лет, крестьянине О. П. Волынцеве, 43 лет и офицерском сыне Иване Ивановиче Горбунове, 50 лет, обвиняемых по 1 ч. 571, 573, 974 и 927 уложения о наказаниях. О крестьянах Дмитрии Васильевиче Бабутове, 27лет, Николае Васильевиче Смирнове, 33 лет, Иване Ивановиче Шулешове, 38 лет, Станиславе Александровиче Голубеве, 21 года, Александре Васильевиче Дурочкине, 45 лет, Евдокии Матвевны Шияновой, 28 лет, о лишённом прав Иване Павловиче Махинове, 37 лет и мещанине Алексее Петровиче Сорокине, обвиняемых по 1 ч. 576 ст. уложения о наказаниях

Зимой 1903 года около праздника Рождества Христова в Канавине возник слух о том, что подделываются и сбываются 10 рублёвые купоны 4% государственной ренты, причём участниками этого преступления называли содержателя трактира в Канавине, бывшего страхового субагента Андрея Антоновича Соковикова и содержателя трактира в селе Сормове Фёдора Васильевича Бобикова. Лица эти жили свыше своих средств, а торговые дела Бобикова и Чеснокова в конце 1903 года и в начале 1904 года пришли в такое плохое состояние, что у Бобикова было произведено несколько описей движимого имущества по претензиям на сумму свыше 5000 рублей, а Чесноков нуждался в 900 рублях для уплаты к 28 марта 1904 года нижегородскому купцу В. А. Заплатину процентов по двум закладным в сумме 12000 рублей на дом его отца.


В это же время, в январе 1904 года к гравёру Ивану Воробьёву в селе Павлове обратился его литографический печатник Николай Андреевич Зайцев с предложением «выгодного места» в Нижнем. Вместе с Зайцевым и мещанином Фёдором Алексеевичем Репьевым, с которым в Павлове же познакомил его Зайцев, Воробьёв приехал в Нижний и здесь в квартире Репьева какой то господин, одетый в хорошую шубу, лицо которого было закрыто шалью воротника, предложил Воробьёву награвировать фальшивый купон от какой либо процентной бумаги, обещая за это 500 рублей. На это предложение Воробьёв не согласился и рассказав о нём в типографии Ройского и Торсуева, где служащие собрали ему нужную суму на обратный проезд в Павлово. Спустя некоторое время на улице в Павлове, Воробьёв опять встретил Зайцева, который сказал ему, что награвировать купон согласился гравёр типографии Карачистова, Иван Иванович Горбунов, но пробный оттиск вышел настолько плохо, что всё предприятие по подделке купонов у них расстроилось. Вскоре, на масленице, Воробьёв получил вторичное предложение награвировать купон от неизвестного ему до тех пор Бобикова, явившегося к нему на квартиру в селе Павлово, но Воробьёв отказался.

4 марта 1904 года в лавке Тушавина в Нижнем на Дворянской улице был задержан полицией, по заявлению приказчика лавки Чурганов, запасный унтир – офицер Иван Дмитриевич Шиянов, предложивший в уплату за купленный им товар 10 рублёвый купон государственной 4% ренты, признанный Чургановым за фальшивый, но по дороге в часть Шиянов бежал от сопровождавшего его городового и был задержан лишь 13 марта. При задержании Шиянов объяснил, что фальшивый купон он получил от своего знакомого по тюрьме Соковикова около месяца тому назад. Встретив его случайно, и узнав, что у него всего 160 рублей денег, Соковников предложил ему купить 10 рублёвые фальшивые купоны и когда он согласился, повёз его в Сормово в трактир Бобикова, где переговорив с Бобиковым, в присутствии последнего дал ему 12 купонов, из которых один он пытался разменять в лавке Тушавина, а остальные 11 штук, впоследствии уничтожил. Вместе с тем Шиянов заявил, что вчера – 12 марта Соковиков и Чесноков выехали в село Городец, вероятно для сбыта купонов, так как Соковников говорил ему, что имеющийся у них гравёр выгравировал и отпечатал им купонов на 200000 рублей.
По телеграмме помощника полицмейстера Думаревского 14 марта в селе Городце местным становым приставом был задержан в номерах Крюкова, Соковиков, у которого в карманах брюк оказалось 189 купонов 10 рублёвого достоинства от 4% государственной ренты. Чесноков, приехавший в Городец вместе с Соковниковым, на следующий день, за час до обыска у Соковникова, уехал из Городца один. В Городце Соковников дал шесть 10 рублёвых купонов содержательнице дома терпимости Евлампии Морковкиной в уплату, будто бы долга ей от общего их знакомого Сухачевского и за это выпросил у Морковкиной 5 рублей взаймы.

При дознании Соковиков сообщил, что найденные у него купоны поддельны и подделывались в течение февраля 1904 года в Нижнем в доме Ермолаева на Больших Оврагах в квартире Фёдора Репьева и его жены Марфы Ивановны Репьевой означенными Репьевыми, гравёром Горбуновым и печатником Зайцевым, что средства на выделку купонов давал Бобиков, а участниками и советчиками были, кроме него, Соковиков, Владимир Николаевич Невский – брат содержателя типографии в Горбатове, крестьянин Иван Васильевич Батаев, Иван Шиянов и торговец села Павлова Пётр Михайлович Ягунов, и что 20 купонов он Соковников, дал бесплатно знакомому своему по тюрьме Семёну Ивановичу Песенникову и показывал их сормовскому мясному торговцу Осипу Павловичу Волынцеву в чайной Михаила Егоровича Потехина, которому также дал несколько купонов. Вместе с тем Соковиков объяснил, что в Городце бывший с ним Чесноков часть своих купонов прятал в номере в гостинице Крюкова в диване между спинкой и сиденьем. Действительно, в этом месте становым приставом Лавровым было найдено 7 листов неразрезанных фальшивых купонов 10 рублёвого достоинства по 24 купона на каждом листе.

Во время производства предварительного следствия по настоящему делу, в разных местах нижегородской и владимирской губерниях и в тылу Маньчжурской армии, куда уехал Владимир Невский заведующим хозяйством санитарного железнодорожного поезда в составе маньчжурской армии и взял с собой 85 купонов, были обнаружены разными лицами в период времени с конца февраля и по октябрь 1904 года фальшивые купоны 10 рублёвого достоинства за №37 от свидетельства государственной 4% ренты сери 80, оказавшиеся тождественными подделке с купонами, найденными у Соковикова.
На основании изложенного Соковиковым, капитан по интендантству Невский, Бобиков, Чесноков, Шиянов, Репьев, Зайцев, Репьева, Волынцев, Потехин, Пётр Ягунов, Батаев, Горбунов и Песенников были преданы суду по обвинению в том, что согласившись между собой, составили в конце 1903 года и начале 1904 года в Нижнем Новгороде сообщество для подделки на простой бумаге механическими средствами купонов 10 рублёвого достоинства от 4% государственной ренты и будучи членами этого общества, подделали и выпустили в обращение сбыв разным лицам означенных купонов на значительную сумму. Бабутов, Махинов, Смирнов, Сорокин, Шулешов, Шиянова, Степан Голубев и Дурочкин – по обвинению в том, что они заведомо приобрели фальшивые купоны от лиц, занимавшихся переводом таких купонов, и выпустили их в обращение.

Вчера дело это началось слушанием в Окружном суде под председательством председателя суда г. А. В. Ногес, обвинитель товарищ прокурора – М. П. Шаповаленко.

Было оглашено, что из числа преданных суду обвиняемых умерли Зайцев, Репьев, Чесноков, Песенников и Сорокин. Не явился подсудимый Степан Голубев, дело о нём суд постановил выделить. Из 129 вызывавшихся свидетелей явились 88 человек. Допрошено 33 свидетеля, заседание продолжалось до 12 часов ночи, объявлен перерыв до 10 часов утра. Присяжные заседатели оставлены в суде ночевать. Подсудимых на лицо 16 человек. Защищают подсудимых: капитана Невского – присяжный поверенный г. Серебренников, Бобикова - присяжный поверенный г. Абрамов, Батаева - присяжный поверенный г. Филатов, Волынцева - присяжный поверенный г. Бессонов, Шиянова, Репьеву и Потехина - присяжный поверенный г.Синицын, Махинова и Горбунова – помощник присяжного поверенного г. Курбовский и Шулешова - помощник присяжного поверенного г. Заходэр.

12 ноября 1908 года Окружным судом был вынесен приговор группе нижегородских фальшивомонетчиков. Всех участников группы лишили прав состояния и приговорили к ссылке на каторжные работы: Владимира Николаевича Невского, Андрея Антоновича Соковикова к 6 годам каторги. Фёдора Васильевича Бобикова и Ивана Ивановича Горбунова к 4 годам каторги. Ивана Васильевича Батаева и Ивана Дмитриевича Шиянова к заключению в тюрьму первого на 8, а второго на 2 месяца заключения.

15 ноября 1908 года по горячим следам сыщиками раскрыта кража вещей в доме Алексеева на Гребешковской улице у землемера А. М. Суханова на сумму 100 рублей. Кражу совершила его служанка крестьянка Александра Гурьева, часть вещей суммой на 50 рублей сыщики обнаружили в номерах Байкова, располагающихся на набережной Оки.

16 ноября 1908 года ВРИО начальника уголовно-сыскного отделения снова был утверждён пристав Рождественской части Владимир Иванович Вознесенский.

20 ноября 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что в 1 и 2 корпусах нижегородских тюрем на вчерашний день состояло 933 заключённых. В первом корпусе тюрьмы 615 человек, из них следственных 36, срочных 362, пересыльных 104, ссыльных 52, долговых 4, военных и политических 50. Во втором корпусе тюрьмы находиться 318 человек, из них мужчин – административных 61, срочных 110, в больнице 10, женщин – политических 16, подсудимых 27, срочных 51, приговорённых к каторжным работам 16 и пересыльных 27.

25 ноября 1908 года, ночью, ВРИО пристава рождественской части Н. Ф. Высоковский провёл в районе Миллионки очередную облаву. Было задержано 65 подозрительных лиц, из которых 40 были высланы за пределы города, а с остальными работали полицейские и агенты полиции. Также 25 ноября 1908 года газета «Нижегородский листок», опубликовала заметку о скоплении большого количества конфискованных у преступников вещей в помещении сыскного отделения.

26 ноября 1908 года агенты полиции проводили отлов карманников в трамваях, поскольку в Нижнем Новгороде началась череда карманных краж в общественных местах. Сыщиками был задержан крестьянин Нижегородского уезда села Чернухи, Александр Щенников, который при выходе из трамвая на Полевой улице сумел украсть кошелёк с 5 рублями у домовладельца М. Ф. Яковлева, но тут его и взяли с поличным.


ДЕКАБРЬ



2 декабря 1908 года началось, с ночной облавы на Миллионке. Задержанных было порядка 60 человек, из которых выслали из Нижнего Новгорода до 40 беспаспортных лиц.

4 декабря 1908 года начальник сыскного отделения В. И. Вознесенский на квартире Екатерины Яковлевны Бакиной в доме Крылова на Большой Перекрёстной улице изъял большой персидский ковёр и бархатную дорожку. Эти вещи были украдены в декабре 1907 года в доме Потапова на Немецкой улице у М К. Рейса. Так же там было обнаружено мужское пальто на кегуровом меху, похищенное в 1907 году из портной мастерской Васильева, у его служащего Гуляева.

5 декабря 1908 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что вчера адресный стол перебрался в нижнее помещение городского полицейского управления. Старое помещение адресного стола в городском здании на Алексеевской улице, будет занято нижегородским сыскным отделением. Здесь предложено устроить мужскую и женскую арестантские камеры, кабинет для производства с преступников фотографических снимков и прочие.

8 декабря 1908 года, в Канавино, начальник сыскного отделения В. И. Вознесенский провёл задержание очередного фальшивомонетчика, им оказался слесарь Сормовского завода, Дмитрий Иванович Бахарев. У него изъяли 20 фальшивых серебряных рублей, он сознался в изготовлении и сбыте фальшивых денег.

9 декабря 1908 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что агентами сыскного отделения удалось раскрыть прошлогоднею кражу. В прошлом году в доме Потапова, на Немецкой площади, были похищены разные вещи, в том числе большой персидский ковёр и ковровая дорожка, и у портного Васильева – пальто. Вещи эти обнаружены в доме Крылова на Б. Перекрёстной улице у Екатерины Яковлевны Бакиной.


О краже 7 декабря нижегородский мещанин М. П. [……]цов, живущий в доме наследников […..]вой, по Анкудиновской слободке, заявил полиции, что накануне, в период времени между 5 – 9 часами вечера, из запертого чулана при его квартире, через взлом замка, похищено разного имущества на сумму до 100 рублей. Вчера агентами сыскного отделения часть похищенных вещей была обнаружена в доме Архангельского, по Студёной улице и задержаны похитители.

10 декабря 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что орденом св. Станислава 3 степени награждён полицейский пристав Нижнего Новгорода – Владимир Вознесенский.

11 декабря 1908 года помощником начальника сыскного отделения был утверждён бывший помощник пристава Рождественской части Колесов.

15 декабря 1908 года возник вопрос финансирование помещений сыскного отделения, поскольку в законе от 6 июля 1908 года об организации сыскной части определено, что уголовно-сыскное отделение входит в состав полицейского управления, но на ком лежит оплата содержания помещений отдела не указано. Так как в доме, где помещается в настоящее время полицейское управления, помещения для сыскного отделения не имеется, то Нижегородский полицмейстер попросил городскую управу до выяснения этого вопроса оставить сыскное отделение в старом помещении.

17 декабря 1908 года на Новой стройке в доме Балаганова у крестьянина К. Ю. Щавинского была украдена ротонда, пальто и швейная машинка. По сведеньям негласной агентуры стало известно, что данную кражу совершил Нижегородский мещанин И. Ф. Путилин со своим подельниками: Леонидом Смирновым и Вячеславом Гурьевым. Задержанный Путилин сознался, что украденное пальто и ротонду он продал на Балчуге, а швейную машинку закопал в снег.

18 декабря 1908 года, в ночь, чины полиции Рождественской части провели облаву на Миллионке, там было задержано 60 человек беспаспортных и подозрительных лиц, из них 40 человек, не имеющих права жительства в Нижнем Новгороде высылаются.

22 декабря1908 года начальник сыскного отделения В. И. Вознесенский в коридоре дома Дмитриева на Осыпной улице задержал крестьянина Арзамасского уезда Александра Кузнецова и крестьянина Нижегородского уезда Владимира Анжина с электрическим аппаратом стоимостью 25 рублей. Кузнецов объяснил, что электроаппарат был ими похищен на Жуковской улице в доме Стрепетова у А. Д. Аверина.

22 декабря 1908 года газеты сообщали, что в ночь на 4 декабря из бакалейной лавки в доме Чеснокова, по Юрьевской улице, у В. А. Агишева была совершена кража разного бакалейного товара на сумму 113 рублей 50 копеек. Принятыми к розыску мерами чинов нижегородского сыскного отделения удалось разыскать часть похищенного у проживающего в доме Архангельской, по Студёной улице, у крестьянина Егора Захарова, по словам которого, найденные у него товар, ему принесли известные воры – рецидивисты: Сергей Бармин и Николай Обидин. Остальной же товар, ворами разделён между их товарищами: Михаилом Федотовым, Михаилом Бобковым, Алексеем (по кличке «Боевой») и Леонидом Смиронвым. Ещё агентами полиции была раскрыта кража случившиеся 7 декабря 1907 года в доме наследников Клокс в Акулининской слободке, где из чулана похитили различные вещи на сумму 100 рублей. Часть из этих похищенных вещей сыщики изъяли в доме Архангельского на Студёной улице.

24 декабря 1908 года газета «Волгарь» сообщала, что на Балчуге агентом полиции задержана оказавшаяся крестьянкой Юрьевского уезда Александрой Кудряшевой, по сомнению в личности и принадлежности оказавшегося при ней металла – 23 кружков красной меди.

28 декабря 1908 года газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в нижегородском сыскном отделении, где ранее помещался адресный стол, находиться на хранении на днях отобранные в подозрительных квартирах следующие вещи: 2 чугунных домкрата, 2 пары золотых серёг с 8 бриллиантами на каждой, мужские золотые часы с золотыми цепочкой и брелком с бриллиантом, золотое гладкое кольцо, такое же кольцо с поддельной бирюзой и войлочный ковёр с рисунком по лицевой стороне.


Просмотров: 4665



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X