Работа сыскного отдела при Нижегородском городском управлении полиции за 1894 г.

Криминальная хроника Нижегородской губернии за 1894 г., составленная на основе сообщений прессы.

ЯНВАРЬ



10 января 1894 года, ВРИО Нижегородского полицмейстера подполковник Сементовский–Курило назначен полицмейстером с оставлением ему чину по армейской кавалерии.


стоит Нижегородский полицмейстер Сементовский-Курило, сидит заведующий сыскным отделом А. А. Знаменский

12 января 1894 года, пристав Рождественской части возглавил полицейскую облаву, проводимую на Живоносновской улице и в Рыбном переулке, где недавно было совершено убийство Ночлежника. Облава началась в 2 часа утра силами двух десятков городовых. Приданными силами было проверено 11ночлежных и 3 постоялых двора. В результате было задержано 84 лица не имеющих вида на жительство.
27 января 1894 года, в ночь, пристав Макарьевской части, по поручению полицмейстера, произвёл облаву. Полицией было проверен 101 дом и задержано в результате 38 подозрительных лиц.

ФЕВРАЛЬ



10 февраля 1894 года, по распоряжению Нижегородского полицмейстера, пристав Рождественской части Павел Бородин произвёл облаву в ночлежных домах на Живоносновской улице. В результате полицейские задержали 200 подозрительных лиц, из них 110 человек были высланы за пределы губернии этапным порядком.

17 февраля 1894 года, при городском полицейском управлении учреждается сыскной стол, куда будут собираться сведенья о всех городских происшествиях, ставших известными полиции. Заведовать сыскным столом, поручено помощнику пристава первой части Н. Н. Фомину, долгое время служившему в Петербурге в сыскной полиции под руководством И. Д. Путилина. Там господин Фомин отличился при раскрытии дела о краже купонов на сумму 100000 рублей, произошедшей в комиссии по погашению государственных долгов. Так же при сыскном столе учреждается антропометрическое отделение и будет приобретён фотографический аппарат для фотографирования задержанных преступников.

28 февраля 1894 года, в ночь, заведующий сыскным столом Н. Н. Фомин, по поручению Нижегородского полицмейстера провёл осмотр номеров гостинец Купца Разумова на Ошарской пощади в доме Дмитриева. При проверки номера оказались пусты, но на чердаке были устроены четыре номера, в которых оказались лица пришедшие туда покутить. Разумов был привлечён к ответственности по 41 и 44 ст. Уст. о наказаниях по решению мирового судьи.



МАРТ



3 марта 1894 года, в ночь, заведующий сыскным столом Николай Фомин, при негласном обходе города, на Дворянской улице в подвальном помещении дома Митрофановой заметил свет, сверху располагалась гостиница Берлин. Войдя в подвале, в квартире, полицейские обнаружили семь человек, которые незаконно играли в карты на деньги в стукалку и штосс.

9 марта 1894 года, заведующим сыскным отделением Н. Н. Фомин разыскал деньги, похищенные в номерах Перцова, неким Бухариным у своего дяди. Преступник похитил 2 билета внутреннего выигрышного займа , который он в дальнейшем заложил , а на вырученные деньги кутил с «цыганкой». Фомин сумел разыскать человека принявшего в залог украденные билеты за 150 рублей. Билеты были изъяты и возвращены владельцу. Самочувствие «цыганки» А. Ф. Розановой, с которой кутил и на которую покушался Бухарин, вне опасности.

13 марта 1894 года, газета «Волгарь» сообщала, что в полицейском городском управлении собрана коллекция фотографических карточек преступников всего 100 штук. По этим карточкам были опознаны карманные воры из Петербурга , часто наведывавшиеся на Нижегородскую ярмарку.

19 марта 1894 года, газета «Волгарь» сообщала, что помощник пристав Нижегородской городской полиции, коллежский регистратор Н. Н. Фомин назначен приставом кадра городовых временного штата ярмарочной полиции с откомандированием его в распоряжение Нижегородского полицмейстера для заведования сыскной частью по городу. Заведование кадром городовых временно возложено на помощника полицмейстера А. А. Знаменского.

За последнее время Нижегородским полицмейстером замечено, что разные лица, приходя в трактирные заведения, именуют себя агентами сыскной полиции, обманывая легковерных людей и под этим названием выманивают угощения и даже деньги. В виду этого объявляется по полиции, что полицмейстером сделано распоряжение о снабжении агентов сыскного стола, фотографическими их карточками, на обороте которых сделана соответствующая надпись имени и фамилии служащего и приложена казённая печать и подпись полицмейстера. Только по предъявлению сих карточек, все чины полиции обязаны оказывать законное содействие чинам сыскной полиции, причём считать долгом предложить всем чинам наружной полиции, именующимся агентами сыскного стола и не предъявившим своей карточки, немедленно задерживать и доставлять в моё управление для надлежащего с моей стороны распоряжения. Нижегородский полицмейстер Подполковник Сементовский – Курило.


Приказ по Нижегородской полиции от 19 марта 1894 года № 67.

1) Так, как розыски по преступлениям и обнаружению преступников составляют задачу сыскного стола, то господа пристава должны немедленно извещать заведующего сыскным столом, независимо присылаемых ему сообщений о всех происшествиях, заключающих в себе признаки преступления, - так же по телефону, через дежурного полицейского чиновника при полицейском управлении, а последние должны тотчас же записками передавать в сыскной стол. В случае сообщения в ночное время немедленно посылать записки на квартиру заведующего сыскным столом Фомину.

23 марта 1894 года, по распоряжению Нижегородского полицмейстера назначена особая испытательная комиссия для проверки знаний полицейской службы и инструкций полицейских чинов. Цель этих проверочных испытаний, поднять уровень практических знаний службы среди служащих местной полиции Председателем комиссии назначен помощник полицмейстера Знаменский. Члены комиссии: пристав первой части подполковник Змиев, пристав Рождественской части Бородин и заведующий сыскной частью в городе Фомин. Заседание проверочной комиссии будут происходить в помещении городского полицейского управления.

28 марта 1894 года, газета «Волгарь» сообщала, что к заведующему сыскным столом Н. Н. Фомину явился местный коммерсант средней руки и заявил о пропаже золотых часов, ценой 150 рублей. По словам потерпевшего, 22 марта он загулял в гостинице Никанорова на углу Малой Покровской улице и затем не помнит, как лишился часов. Ещё он помнил, что с ним был один еврей и двое русских. Эту троицу сыщики разыскали. Часы задержанными были заложены «Семену Ивановичу», а у него часы выкупил буфетчик с парохода, у него они и были изъяты. Дело передано мировому судье.



АПРЕЛЬ



22 апреля 1894 года, в газете «Нижегородский Листок» сообщалось, что в феврале 1894 года, Нижегородская полиция проверила Семёновский слух о том, что в деревни Ежово, белкино – межуйковской волости, крестьянин Тюрин занимается подделкою и сбытом фальшивой серебряной монету, но изготовлял и формы. По негласному дознанию слух этот подтвердился, причём выяснилось, что Тюрин по ремеслу кузнец, не только подделывал монету, но изготовлял и формы. Одну из таких форм с отбитой в ней фальшивой 20 копеечной монетой одному из агентов удалось добыть от Тюрина. По произведённому внезапному обыску в кузнеце Тюрина были найдены различные приспособления для нарезки штемпеля, куски сплава и т. п. Дело направлено к судебной власти.

МАЙ



7 мая 1894 года, в Нижнем Новгороде по распоряжению Нижегородского полицмейстера, учреждён надзор сыскного отделения за подозрительными лицами, прибывающими в город. Так 5 мая, заведующий сыскным отделением пристав Н. Н.Фомин, наблюдая за приходом низового парохода, увидел молодого мужчину, показавшегося ему знакомым. Подозрительный мужчина был болен. Он предъявил паспорт на имя Ивана Горшкова. Но затем сознался, что этот паспорт он купил за 20 копеек на пароходе. Он назвался самарским мещанином Василием Козьминичем Конюховым, сосланным в захолустный городок Томской губернии, Каинск, откуда осенью прошлого год бежал. Фоминым было установлено, что задержанный хорошо известен в Поволжье и в обеих столицах, как «домашний вор», по кличке «Ванька Булочник». Его специализация кражи из домов, путём проникновения через окна. Однажды в Самаре при попытке задержания Конюхова, он ударил городового ножом и скрылся. Он развязано сказал Фомину:
- Ну вы счастливы, что захватили меня. А то после ночи накануне Николина дня ( 9 мая ) я задал бы вашим сыщикам работы.

22 мая 1894 года, из приказа по Нижегородской городской полиции от 21 мая 1894 года. Наблюдая за деятельностью чинов полиции и проверяя произведённые дознания по уголовным делам, я усматриваю, что господа пристава, получая заявления о важных происшествиях ночью, оставляют проверку таковых до утра, ссылаясь на то, что за поздним временем затрудняются производить розыск и не докладывают по начальству, решают этот вопрос самолично, не сознавая по всей вероятности того, что при подобного рода делах быстрый розыск может принести значительно существенную пользу и всякое промедление вредит делу и конечно, при таком положении дела чины сыскной полиции не в состоянии оказывать содействие чинам наружной полиции, тогда как я неоднократно разъяснял приказами, что бы по получению заявленной о важных происшествиях немедленно давали знать по телефону в сыскной стол и докладывать об этом мне. Нижегородский полицмейстер Сементовский – Курило.

ИЮНЬ



2 июня 1894 года, газета «Нижегородский Листок» сообщала, что в ночь на 27 мая 1894 года в Нижегородском уезде, в селе Ефимьеве было совершено зверское убийство. Там была задушена старуха, Вера Калинина, проживавшая одна в маленькой избёнке. В убийстве подозревался двадцатилетний парень Василий Лапшин и приёмный сын убитой Фёдор Калинин. Уездная полиция в лице пристава Розина и урядника Шавецкого установила двух подозреваемых в этом убийстве и сообщила в Нижегородскую городскую полицию, так как предполагалось, что убийцы отправились в Нижний Новгород. В убийстве подозревался двадцатилетний парень Василий Лапшин и приёмный сын убитой Фёдор Калинин. Розыск убийц проводил заведующий сыскного отделения Н. Н. Фомин, на задержание преступников он затратил 212 суток. Сначала был задержан Лапшин, у него оказалось расцарапанным лицо, он сознался, что совершил убийство старушки в паре с Калининым. По словам Лапшина, они вышли из Нижнего Новгорода 26 мая и пришли к селу ночью. Первый в избу вошёл Лапшин и набросился на Калинину. Тут подоспел Фёдор Калинин и через несколько минут старушка была мертва. Убив старушку они стали искать деньги в избе, но нашли всего 60 копеек в коробке из под спичек. Последним был задержан Фёдор Калин, который так же сознался в содеянном преступлении.

5 июня 1894 года, газета «Волгарь» сообщала, что на днях в Нижнем Новгороде, заведующий сыскным отделом Н. Н. Фомин и помощником пристава Виталием Пловецким была раскрыта кража, совершённая у госпожи Латузовой. Все вещи на сумму до 40 рублей были разысканы, часть их найдены в саду на Ошарской улице, некоторые были отобраны у похитителей при задержании последних, а одна золотая вещь оказалась заложенной в столичном ломбарде. Оба похитители были пойманы. Один из них оказался известным вором, судившимся несколько раз за кражи и в настоящее время находиться под судом.

ИЮЛЬ



15 июля 1894 года была сформирована полицейская команда в составе 17 помощников
пристава, 29 околоточных надзирателей и 170 нижних чинов. Расход на содержания Ярмарочной полиции составит 4613 рублей.

17 июля 1894 года, газета «Волгарь» предлагала своим читателям всех лиц на Ярмарке называющих себя агентами сыскной полиции, но не имеющих личной фотокарточке с подписью Нижегородского полицмейстера и казенной печати, задерживать и препровождать в полицейские участки.

19 июля 1894 года, сообщалось об обнаружении подделки гильз, для продажи коих использовались этикеты московского купца А. С. Викторсона. На днях коробки с гильзами предложили в магазин Шемшурина. На этикетке крупно было написано Викторсон, а вместо имени и отчества надпись, «на манер». Пристав Фомин производя дознание по этому делу, выяснил, что этикеты печатали в одной из Нижегородских типографий. Лица занимавшиеся производством гильз «на манер Викторсона» разысканы. Делу дан законный ход.

24 июля 1894 года, газета «Волгарь» сообщала, что на днях агенты ярмарочной полиции в одном из трактиров было задержано тое подозрительных людей: Большаков, Иванов и Зверев. Первые двое произвели драку и были отправлены в полицейскую часть, а последний отправился за ними добровольно. По справкам оказалось, что Большаков много раз обвинялся в бродяжничестве.

27 июля 1894 года, заведующий сыскным отделением на Ярмарке А. А. Знаменский узнал, что у находящегося на Ярмарочной гауптвахте татарина Елатомского уезда Халита Бегишева пропали деньги, а где и когда он не помнит. Знаменский поручил агенту сыскной полиции заняться пропажей денег у Халита Бегишева. Через два дня вор был найден, им казался татарин Спасского уезда казанской губернии Сабирзяка Негаметуллин, который пьянствовал вместе с Бегишевым в ярмарочном трактире Фёдорова. Когда Бегишев впал в бессознательное состояние, то Негаметуллин взял у него деньги. Сам Негаметуллин заявил, что потерпевший его брат, а деньги он забрал, что бы тот их не потерял. Дело передано судебной власти.



АВГУСТ



15 августа 1894 года, в ночь Нижегородская полиция произвела облаву в ночлежных квартирах на Миллионке. Было задержано без письменного вида 70 человек, из которых 25 были этапированы на родину, а остальные распределены по полицейским частям для удостоверения личности.

19 августа 1894 года была установлена личность лжемонаха Виталия, задержанного агентами ярмарочной сыскной полиции 17 августа по подозрению в хищении в селе Покровское 11000 рублей. Было установлено, что в Семёновском уезде в селе Казанцеве у него есть свой дом – келья, где он живёт один. Себя он называл иноком Виталий, в миру Василий Михайлович Смирнов родом из Костромского уезда, прибыл якобы за сбором подаяний. В краже 11000 рублей он не сознавался и отрицал, что гостил у Осипова в доме. При обыске у него нашли 6 рублей 71 копейку. А 18 августа в Ярмарочное полицейское управление явился потерпевший Осипов и опознал инока Виталии.

СЕНТЯБРЬ



5 сентября 1894 года, агенты сыскной полиции сумели раскрыть крупную кражу, совершённую 3 сентября 1894 года у приезжего торговца, проживавшего на Ярмарке в номерах Арбекова у елабужского мещанина И. Д. Ю. Потерпевший господин Ю. заявил, что накануне, когда он был пьян до бессознательного состояния, у него неизвестный похитил серии на сумму 2800 рублей. Деньги заключались в сериях: 4 по 100 рублей, 47 по 50 рублей и около 50 рублей кредитными билетами. По распоряжению заведующего сыскной частью при ярмарочном полицейском управлении, помощника полицмейстера А. А. Знаменского, приставом Макарьевской части А. Н. Воскресенским были произведён розыск. Пристав командировал околоточного надзирателя Лаврова, который в Кунавине в трактире Туфтина задержал запасного бомбардира Н. М. Королёва при котором оказалось в новом бумажнике 9 серий, а так же кредитными билетами 322 рубля и вексель Гаврилы Королёвана его имя в 200 рублей, а всего денег и документов отобрано на 1172 рубля. У Королёва так же обнаружены золотые часы, золотой перстень и новый бумажник.

- Откуда у тебя золотые вещи ? спросили Королёва
- Я купил их недавно, с месяц тому назад, ответил Королёв.

Дознанием было установлено, что оказавшиеся при Королёве серии, были выданы потерпевшему господину Ю. крестьянином И. С. Гребнёвым. Часы же, кольцо и бумажник Королёв купил в магазине Невежина и Филиппова в главном ярмарочном доме только 2 сентября. У Королёва до сего времени не было часов, а тем более денег на их приобретение. Сам Королёв виновным в краже денег себя не признал. Дальнейшим дознанием было выяснено, что кража денег у господина Ю. была совершена во время его кутежа в номерах Зверева с девицей «Александрою» к розыску которой, а равно и остальных денег приняты меры.

16 сентября 1894 года, в ночь по распоряжению Нижегородского полицмейстера, чины конной и пешей полиции провели большую облаву в ночлежных квартирах на Нижнем базаре. В это время в город возвращались беспаспортные, которые на время проведения Нижегородской ярмарки скрывались в пригородах и ближайших уездах. Задержано было 220 человек, из коих 103 человека будут этапированы на родину, а у остальных будут устанавливать их личность.

20 сентября 1894 года, газета «Волгарь» сообщала, что у секретаря местного преосвященства Н. И. Михайлова, проживающего в архиерейском доме, из незапертой квартиры на днях были похищены золотые мужские глухие часы с золотой цепочкой, а так же серебряная монетница, всего на сумму 250 рублей. В этой краже Михайлов заподозрил нижегородскую мещанку Екатерину Поликарповну Воронкову, которая оставалась в квартире одна для мытья полов. В укрывательстве украденных часов подозревался некто Пётр Боков. Агентом сыскной полиции М. часы были найдены в квартире Воронковой. Мировой судья приговорил обоих подозреваемых к тюремному заключению: Воронкову на четыре месяца, а Бокова на три месяца заключения.

21 сентября 1894 года, заведование сыскной частью в городе возложено на помощника полицмейстера А. А. Знаменского. В его распоряжении назначен помощник пристава Константин Гольдгаммер.

24 сентября 1894 года, в Нижегородском окружном суде по уголовному отделению, под председательством Филиппова рассматривалось дело Нижегородского мещанина Михаила Бухарина 19 лет, обвиняемого в покушении на убийство московской мещанки Анны Андреевны Розановой. Защищал Бухарина помощник присяжного поверенного Рождественский. Свидетелей на суде было вызвано 11 человек. Консультантом приглашён психиатр Кащенко.

Происшествие это имело место быть в номерах Перцева, на Дворянской улице 7 марта 1894 года. Бухарин вместе с Розановой занял отдельный номер, где выстрелом из револьвера в голову Розановой, подсудимый нанёс ей тяжёлую рану, однако она осталась жива.
Присяжные заседатели признали Бухарина виновным, но нашли, что он совершил данное преступление в запальчивости и раздражении. Заседания суда закончилось в 12 ½ ночи. Суд приговорил Бухарина к тюремному заключению сроком на 4 месяца. Присяжные заседатели собрали между собой небольшую сумму денег и вручили их потерпевшей Розановой.

30 сентября 1894 года, Нижегородский полицмейстер Сементовский – Курило с разрешения начальника губернии отправился в отпуск. В должность ВРИО Нижегородского полицмейстера по распоряжению начальника губернии вступил помощник полицмейстера А. А. Знаменский.



ОКТЯБРЬ



20 октября 1894 года, отставной подполковник А. И. Чеховский, бывший уездный исправник, назначен приставом, заведующим кадром городовых временного штата Нижегородской ярмарочной полиции, вместо Н. Н. Фомина, перешедшего на службу в город Екатеринбург.

НОЯБРЬ



16 ноября 1894 года, началось освобождение заключённых в Нижнем Новгороде по Высочайшему повелению от 14 ноября 1894 года, происходило кроме 2 корпуса тюрьмы, ещё в земском арестантском помещении. В 2 часа ночи на 15 ноября в помещении находящимся при земском доме, прибыл товарищ прокурора 2 участка А. А. Сципион, просмотрев документы содержавшихся под стражей лиц, товарищ прокурора сообщил заключённым о Высочайшей милости, по которой все они освобождены из под ареста.

22 ноября 1894 года, в Нижегородском окружном суде, с участием присяжных заседателей было рассмотрено дело о крестьянине деревни Ежова, семёновского уезда Павле Родионовиче Тюрине по обвинению его в подделке серебряных монет российского чекана. Первоначально дознание проводилось по этому делу производилось приставом 2 стана семёновского уезда, который в виду дошедших до него слухов о занятии подделкою монет Тюриным. Он командировал в феврале 1894 года сотского Лясина в село Бор проверить этот слух. Лясин сумел познакомиться с Тюриным и тот поделился, что изготавливает фальшивые деньги и пообещал ему доставить серебряных двугривенных монет, но обещание своё не исполнил. Тогда под видом продавца лубочных картинок к Тюрину был отправлен крестьянин Кузнецов, которому Тюрин после недолгих переговоров пообещал сделать форму для чекана фальшивых двугривенных и наказал ему два железных шпенька: на шпеньках были вырезаны обе стороны монеты двадцати - копеечного достоинства. А 15 апреля 1894 года Кузнецов вместе с кузнецом Конопатовым отправился к Тюрину за чеканом и получил в лесу прибор. Как задаток в размере 1 рубль 15 копеек, так и плату в сумме 5 рублей Кузнецов передал Тюрину. А производил Кузнецов расчёт с Тюриным кредитными билетами, номера которых предварительно были записаны. Во время отлучки Конопатова, которого послали за угощением, Тюрин передал Кузнецову сработанный им двугривенный и на клочке бумаги он написал наставление, как надо приготовлять состав для выделки монет. После угощенья, Кузнецов отправился к становому приставу, который тотчас же явился в деревню Ежовку и обыскал Тюрина и нашёл у него 5 данных ему Кузнецовым рублёвых кредитных билета. В тот же день был произведён обыск в доме и кузнице Тюрина, причём в кузнице был найдены куски сплава олова и цинка, несколько зубильцев, печать водочного склада Зарубина, а в доме был найден кусок цинка и печать винной лавки Чупрунова, печать эту Тюрин пытался выбросить в окно. Обе печати оказались подделками. Из отношений С. – Петербургского монетного двора видно, что переданный Кузнецову прибор пригоден для чекана двугривенного и что двугривенный имеющийся в деле, фальшивый и сделан из сплава олова и цинк, отчеканен упомянутым прибором. На двух из отобранных у Тюрина зубильцев оказались оттиски дубового и лаврового листа на подобии тех, которые имеются на Российских монетах.

На основании изложенных данных Тюрину было предъявлено обвинение: 1) в подделке из сплава олова и цинка, серебряной монеты с целью выпуска в обращение. 2) в изготовлении форм, пригодных для подделки фальшивых денег. 3) в подделке штемпелей винных торговцев Чупрунова и Зарубина. Судом на разрешения присяжных заседателей кроме того был вынесен вопрос – если Тюрин не виновен по первым двум статьям, то не виновен в том, что доставил Кузнецову, что бы облегчить ему подделку фальшивых денег, штемпеля, пригодные для означенной цели.

Присяжные заседатели совещались 20 минут и на все вопросы ответили: нет не виновен. Защищал подсудимого Д. Н. Скоробогатый.

24 ноября 1894 года в Нижегородском окружном суде с участием присяжных заседателей рассмотрено дело об убийстве крестьянки Калининой.

Рано утром 27 мая 1894 года в селе Ефимьеве нижегородского уезда, доскинской волости была найдена мёртвой крестьянская вдова 55 лет, Вера Ефимовна Калинина. Труп лежал головой к двери в мелочной лавочки, помещавшийся в чулане при доме покойной. Шея у трупа была перетянута платком, а рот и нос обвязаны кофточкой. В общем положение трупа указывало на следы борьбы – эту догадку подтвердил беспорядок в лавке и комнатах, но следов разграбления, не замечалось. При судебно – медицинском осмотре трупа на шее оказалась поперечная борозда, покрытая ссадинами и мелкими кровоподтеками, происходившие по заключению врача, от стягивания шеи платком и руками.

Покойная Калинина жила одна в задней половине дома, а в передней жил с женой и детьми крестьянин Фёдор Петрович Калинин (Михайлов), который восьмилетним мальчиком был принят супругам Калиниными и затем усыновлён. Калинин временами служил в Нижнем Новгороде с осени был без места, после смерти мужа Калининой был груб в обращении с последней и иногда грозил убить или задушить её, так что Калинина стала «сторожиться» от него и не пускала к себе. За неделю до убийства Калинин ушёл из дома, и 27мая 1894 года, когда убийство было уже обнаружено, был разыскан женой в Нижнем Новгороде. В городе Калинин проживал у замужней своей сестры, прачки Александры Бугай, куда часто приходил его односельчанин и племянник жены Василий Лапшин. После своего ареста Лапшин сознался в убийстве Калининой по соглашению с её приёмным сыном. Он объяснял, что лишившись 21 мая службы в трактире Пеклера в Кунавине, он пьянствовал вместе с Калининым. Когда деньги они пропили, Калинин обещал их достать и пригласил Лапшина идти с ним в верстах в 10 от Нижнего Новгорода предложил задушить свою мачеху Веру Калинину, сказав, что у неё есть деньги, а Лапшин согласился.

В Ефимьево они пришли в 12 часов ночи. На стук в окно Калинина отозвалась и узнав по голосу Лапшина, отперла дверь сеней. Лапшин сразу схватил её за горло. Калинина не вскрикнула, упала и оцарапала лицо убийцы. Уже в положении лёжа Лапшин продолжал душить её руками за горло, потом вбежал Калинин и докончил старуху.

Калинин со своей стороны показал, что они с Лапшиным сговорились убить мать, что бы добыть денег. По приходу в чулан, он нашёл, что Калинина была уже «готова». Он пошёл в комнаты, но денег не нашёл, в чулане взял копеек 60. Уходя Калинин завязал матери нос и лицо, что бы она не могла ожить. Убийцы до суда содержались в тюремном замке и были приведены в суд закованными в кандалы. Лапшин ещё молодой человек, ему всего 21 год, он уже был судим за покушение на кражу. Калинину 30 лет, имеет семью из четверых детей и жены.

На основании изложенного в обвинительном акте данных, Калинн и Лапшин переданы суду по обвинению в предумышленном по предварительному уговору убийству Калининой с целью грабежа. На суде подсудимые так же сознались в убийстве, причём Калинин относительно уговора с Лапшиным заявил, что не может вспомнить, когда, зачем и кто первый предложил «прикончить» Калинину. Лапшин между прочим сказал, что Калинин помогал ему покончить со старухой.
Защищал Калинина присяжный поверенный Соколов. Он просил присяжных заседателей отвергнуть то обстоятельство, что Калинин был приёмным сыном убиенной, признав, что он только жил в семействе Калининых. Последние взяли его семилетним мальчиком и как только он подрос, отдали его на строну в ученье сапожнику, так, что о материнской заботе не может быть речи. Защитник отрицал так же, что убийство совершенно с целью грабежа: следов ограбления не осталось; у покойной всё богатство заключалось в товаре, который оказался нетронутым.
Защитник Лапшина указал, что сестре Калининой желательно было устранить жену Калинина от наследства оставшегося после покойной и он поэтому оговорил её на суде, как соучастницу преступления. По мнению защитника, весьма важно установить, с какого момента последовала смерть Калининой. Лапшин мог сдавить руками лишь сонною артерию и покойная, если бы не Калинин, пробыв несколько в бессознательном состоянии, может быть ожила; в таком случи, Лапшин виновен лишь в покушении на убийство. Защитник просил снисхождения Лапшину в виду его молодости.

Присяжные после короткого совещания вынесли обоим подсудимым обвинительный вердикт, признав их виновными в убийстве с заранее обдуманными намерениями и с целью грабежа.
Согласно этому и в виду Высочайшего манифеста, суд приговорил по лишении всех прав состояния, сослать в каторжные работы Калинина на 15 лет, а Лапшина на 12 лет, по окончании срока работ поселить обоих в Сибири навсегда.



ДЕКАБРЬ



2 декабря 1894 года, газета «Нижегородский Листок» сообщала, что после ряда краж совершённых со взломом в жилых и не жилых помещениях, Нижнего Новгорода, заведующий сыскной частью принял меры. В результате пристав Константин Гольдгамер, совместно с агентами полиции задержал Николая Александровича Губанкова, уже судимого пять раз, а так же Василия Ивановича Курочкина, судившегося два раза и выпущенного из тюрьмы по Высочайшему манифесту. Будучи уличены найденными в доме Ипполитовой на Новой Стройке украденными вещами, они сознались в совершении серии краж: селёдок из колбасной мастерской Чижова на Напольно – Монастырской улице и самовара с пиджаком в доме Орлова на Сергиевской улице у Ивана Комарова. Так же полицией задержаны знакомые преступников крестьянка Александра Арбузова и Татьяна Шемякина. К розыску остальных лиц совершивших остальные кражи приняты энергичнее меры.

8 декабря 1894 года, Нижегородская полиция задержала троих профессиональных воров: Николая Щёголева ( по кличке Чижик и Бузука ), Филиппа Назарова и Николаева. Щеголев являлся организатором воровской шайки, кроме того он находился в розыске судебным следователем 3 участка в течении шести месяцев. Помощник пристава первой части А. А. Аврахов получил сведенья, что Щёголев скрывается в Печёрских выселках первого стана Нижегородского уезда. В ночь на 8 декабря, Аврахов вместе с помощником пристава Пловецким, агентом сыскной полиции и городовым направились в уезд. Подойдя к дому Недошивина, в котором Щёголев находился у своей любовницы, Аврахов стал долго стучать в дверь. Дверь открыл сам Щеголев и был сразу скручен. В комнате любовницы Щеголева так же находились ещё двое известных воров: Назаров и Николаев. Все трое задержаны и помещены в арестантском помещении при первой кремлёвской части. Под руководством заведующего сыскной частью А. А. Знаменского при обыске найдено много украденных вещей.

20 декабря 1894 года, в ночь, чины городской полиции и городовые пешей и конной команды устроили облаву на Нижнем базаре в ночлежных квартирах в Бугровском приюте, в домах Заплатина, Кия и др. Облава началась в 1 час ночи. За беспаспортность было задержано до 250 человек, из которых 99 будут этапированы на родину.

23 декабря 1894 года, согласно распоряжению начальника губернии, пристав Макарьевской части А. Н. Воскресенский откомандирован к исполнению обязанностей помощника полицмейстера по заведыванию сыскной частью в Нижнем Новгороде. ВРИО приставом Макарьевской части назначен пристав кадра городовых Чеховский, а исполняющим обязанности пристав 2 части временно поручено помощнику пристава Владимиру Прозорову.

25 декабря 1894 года, исполняющий делами помощника полицмейстера А. Н. Воскресенский при обходе Нижнего базара, задержал Михайлова, обвиняемого в двух кражах со взломом и недавно бежавшего из под ареста.

28 декабря 1894 года, сыскное отделение городской полиции переехало в отдельный дом Потаповой на Петропавловской улице. Здесь же находится и квартира заведующего сыскным отделением И. Д. помощника полицмейстера А. Н. Воскресенского.


Читайте далее:


Просмотров: 721



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X