Работа сыскного отдела полиции Нижегородской губернии за 1898 г.

Криминальная хроника Нижегородской губернии за 1898 г., составленная на основе сообщений прессы.

ЯНВАРЬ



7 января 1898 года сообщалось, что на праздники в Нижний Новгород прибыл еврей Башдас и остановился в гостинице Дугарева на Алексеевской улице. Агенты полиции заметили, что Башдас пытается продать что-то в ювелирные магазины и ведёт себя весьма подозрительно. Когда 4 января Башдас собрался покинуть Нижний Новгород вечерним поездом, агентами полиции было принято решение задержать его для опроса, для чего его доставили в сыскное отделение. Там на прямой вопрос, зачем вы прибыли в Нижний Новгород, Башдас ответил, чтобы переменить паспорт. На вопрос сыщиков, чем он здесь торгует, Башдас ответил, что ничем. Тогда сыщики спросили: «Но вы, кажется, продавали бриллианты?» Башдас стал отрицать данный факт. При досмотре у задержанного в бумажнике оказались пакетики с бриллиантами. Сыщики поинтересовались: «Сколько у вас их?» Башдас ответил: «Тысяч на восемь будет». У сыщиков возник резонный вопрос: «Откуда у вас бриллианты?» Башдас ответил: «Мои собственные, я их купил». Сыщики поинтересовались: «А где же счета на покупку этих камней?» Башдас ответил: «Я их оставил на родине в Минске». В бумажнике Башдаса оказались векселя некоторых местных ювелиров. Ввиду сбивчивых показаний задержанного возникло подозрение, что бриллианты приобретены на незаконном основании. Кроме того, имелось сообщение из Петербурга о краже бриллиантов на 40000 рублей. Уже 5 января в Петербург была отправлена телеграмма о задержании бриллиантов, нижегородские ювелиры оценили изъятые камни в 20000 рублей. Владелец украденных бриллиантов, проживающий в Тифлисе, господин Кац, 6 января выехал в Нижний Новгород для опознания бриллиантов.

9 января 1898 года, агенты полиции задержали неизвестного, подозреваемого в продаже украденных сапог. Он представил паспорт крестьянина Тверской губернии, но паспорт тоже вызвал подозрение и он был задержан при части.

11 января 1898 года в газетах сообщалось о грабеже на арзамасской дороге. Там был ограблен торговец кошачьими шкурами, крестьянин Васильского уезда, ограбление произошло около трактира «Мыза», в семи верстах от города. Торговец уснул, когда на него напали, один из нападавших остановил лошадь, а остальные стали его обыскивать и обнаружили бумажник с деньгами. Пристав первой полицейской части Муханов и агенты полиции всю ночь осматривали постоялые дворы по тракту, но безрезультатно.

11 января 1898 года ковенский мещанин Яков Каплан, живущий на Осыпной улице в доме Трубникова, заявил, что во время спектакля в новом городском театре с вешалки около оркестра, под сценой, украли его пальто на хорьковом меху чёрным каракулевым воротником и каракулевою шапку. Агенты полиции в доме Брылина на Живоносноской улице задержали крестьянина Макара Филлиповича Голубева и Ивана Алексеевича Муратова, у которых были найдены обе украденные вещи. В краже сознался только Голубев, а вот Муратов отрицал свою причастность. Голубев приговорён мировым судьей первого участка к заключению в тюрьму на шесть месяцев.

14 января 1898 года заведующий сыскным отделением, помощник полицмейстера Л. П. Альбицкий, разыскал часть вещей похищенных на прошлой неделе, на Большой Покровской улице в табачном магазине «Русская избушка». Вещи были изъяты в доме Краснопольской на Ковалихинской улице в квартире крестьянина нижегородского уезда Эделева. В числе найденного было: сигары, мундштуки, папиросы на общую сумму 20 – 25 рублей. Также при обыске найден алмаз и другие вещи, но где они были похищены, пока неизвестно. 16 января 1898 года, агенты полиции задержали недалеко от Нижнего Новгорода самого крестьянина Нижегородского уезда Эделева, обвинявшегося в краже из табачного магазина «Русская избушка».

15 января 1898 года в Нижний Новгород прибыл господин Кац для осмотра изъятых бриллиантов. Относительно части бриллиантов Кац уверенно заявил, что они не его. На счёт другой части, он затрудняется ответить, поэтому он попросил переслать часть бриллиантов в Петербург для осмотра их ювелирами, у которых он их приобрёл. 16 января часть изъятых бриллиантов на сумму 10517 рублей отправлена в Петербург для предъявления ювелирам Марголину и Александрову. Но даже если эти бриллианты окажутся некраденными, они не будут возвращены до суда Башдасу, так как они подлежат конфискации, поскольку еврей не имел права на торговлю без установленных документов, вне черты еврейской оседлости.

19 января 1898 года была совершена кража со взломом в доме Брылина, где взломали бакалейною лавку Рябова, похитители унесли всего 9 фунтов чаю. Агенты полиции за сутки сумели задержать воришек: это двое бывших воспитанников колонии для малолетних преступников, Кручинин и вор-рецидивист Поляков, чай изъят и возвращён Рябову.

23 января 1898 года в Кунавине агенты полиции задержали двоих воров, обокравших квартиру в доме Клыкова на Александровской улице. Воры были замечены сыщиками при выходе из дома Клыкова и показались подозрительными. На вопрос агентов полиции: «Вы здесь живёте?» трое воришек бросились бежать. Двоих сумели догнать агенты полиции. Задержанными оказались: И. Корнеев и А. Митясов, причём Корнеев был одет в пальто, украденное в доме Клыкова. Ввиду особой распорядительности, агентам полиции полицмейстером была объявлена в приказе благодарность.

ФЕВРАЛЬ



5 февраля 1898 года на Софроновской площади агенты полиции задержали вора, у которого при себе находилось 75 порожних кулей, вероятно, похищенных из одной из барж, зимующих в затоне.
7 февраля 1898 года агенты полиции на Миллионной улице арестовали Латухина, подозреваемого в нескольких кражах. Задержанный заявил, что украденные им вещи спрятаны на территории Благовещенского монастыря, но поиски не дали результатов. Агенты полиции сумели обнаружить серебряные часы и две шубы, украденные Латухиным в подполье одной из ночлежных квартир.

МАРТ



1 марта 1898 года трое воров забрались в бывшую Ярмарочную холерную больницу, находящуюся за Ярмаркой на шоссе, поскольку данное здание необитаемо, то взламывать им замок никто не помешал. Жулики сумели поживиться лишь несколькими колокольчиками. Агенты полиции злоумышленников уже задержали.
28 марта 1898 года в ночь чинами городской полиции и агентами сыскной полиции под руководством помощника полицмейстера, заведующего сыскного отдела Л. П. Альбицкого, произведён внезапный осмотр в заречной части города ночлежных квартир. Переполненных квартир не оказалось, задержано за отсутствие паспорта 33 человека, в том числе несколько женщин.
30 марта 1898 года сообщалось о раскрытии недавно произошедшей кражи шубы у жены господина Пушкина, стоимость которой 400 рублей. Агентам полиции удалось разыскать шубу и возвратить её владелице. Господин Пушкин представил полицмейстеру 25 рублей, прося раздать их агентам полиции, разыскавшим шубу.

АПРЕЛЬ



5 апреля 1898 года сыскная полиция в деревне Монастырке, расположенной вблизи Нижнего Новгорода, обнаружили «фабрику» по производству фальшивых серебряных монет. Фабрикацией занимался местный крестьянин, Яков Михайлович Крыжов. У Крыжова при обыске найдены прекрасно сделанные гипсовые формы для отливки двугривенных и четвертаков, заливаемых сплавом олова и стекла. Поддельная монета обнаружена в конце страстной недели. Помощник полицмейстера Альбицкий поручил установить агентам полиции негласное наблюдение за Крыжовым, поскольку он должен был явиться в Нижний Новгород для сдачи заказа на 40 рублей. Передача фальшивых монет должна была проходить возле нового театра на Большой Покровской улице, куда Крыжов и явился в назначенный час. Но Крыжов был опытным преступником и сразу заметил слежку за собой, он закинул свёрток с фальшивыми монетами через забор в садик при доме Рубецкого. Крыжова тут же задержали, а свёрток нашли в садике у дома. В свёртке оказалось 40 монет по 25 копеек, а остальные двугривенные. После задержания сыщики отправились в деревню Монастырка, где произвели обыск в квартире Крымова, где нашли формы для отливки монет, сплав олова и др. После проведения обыска, Крымов сознался в подделке государственной монеты, но заявил, что занимался этим недолго, с третьей недели великого поста.

МАЙ



6 мая 1898 года, в четыре часа дня, в чайный магазин торгового дома «Губкина и Кузнецова», явился неизвестный мужчина и предъявил печатный бланк, подписанный членом правления общества потребителей при Сормовских заводах господином Мацкевичем, на отпуск для завода шести ящиков чая, всего на сумму 752 рубля 40 копеек. По этому требованию чай был отпущен, а в полученных накладных расписался предъявитель бланка Григорьев. Получив чай, Григорьев отправил его в Сормово на пристань Кашина. Доверенный магазина господин Купцов заподозрил мошенничество и связался с Сормово, откуда сообщили, что бланков на чай не выдавали. Полицией была отправлена телеграмма в Васильсурск и Казань о задержании на пароходе Кашина, чая и лиц его сопровождавших. В Васильсурске местная полиция задержала шесть ящиков с чаем и сопровождавших его потомственного почётного гражданина Ивана Ивановича Домрачёва и астраханского мещанина Григория Никитовича Ивина. При дознании Домрачёв сознался в мошенничестве и подлоге и указал, что 50 фунтов развесного чая он продал в бакалейную лавку у Любимовской пристани, торговцу Василию Ивановичу Соколову за 55 рублей. У Домрачёва была найдена серия в 50 рублей. Сам Домрачёв возвращён в Нижний Новгород и содержится при полицейской части, Ивин освобождён. Чай изъятый на пароходе передан в магазин «Губкин и Кузнецов».

11 мая 1898 года сообщалось, что в последнее полугодие с 1 ноября по 1 мая сыскной полицией в Нижнем Новгороде раскрыто 60 краж, раскрыты все крупные кражи и большая часть имущества возвращена потерпевшим.

14 мая 1898 года сообщалось, что в сыскном отделе хранится дорогой бриллиант, оцениваемый более чем 200 рублей, изъятый на днях у одного из городских сторожей. По словам сторожа, он нашел бриллиант на дороге.

19 мая 1898 года сыскной полицией задержан на Балчуге арестант Иван Воронов, сбежавший 13 мая 1898 года из Семёновской тюрьмы.

В ночь на 20 мая помощник полицмейстера Л. П. Альбицкий с подчиненными произвёл летнюю облаву. Осмотру подверглись: Александровский сад, откосы, места около городской стены, поскольку в данных местах больше всего ночуют золоторотцы. Всего было задержано 48 человек.

30 мая 1898 года сыскной полицией задержан неизвестный молодой человек, выдававший себя за сына губернского секретаря Ивана Ивановича Толмачёва. При нём найдено три паспорта, кусок воска для оттиска ключей и сами ключи. Задержанный сознался, что он крестьянин Сергачского уезда и раньше служил в Казани в доме Трудолюбия, где совершил растрату и скрылся. Но сыщики сумели установить, что этот юноша совершил кражу в гостинице в прошлом году, хотя он не сознавался, но свидетели его опознали.

ИЮНЬ



2 июня 1898 года сообщается о задержании сыскной полицией воров-рецидивистов Тимофеева и Молева.

21 июня 1898 года в газетах сообщалось, что Государь Император в 15 день минувшего мая Высочайше повелеть соизволил: город Нижний Новгород и уезды: Нижегородский, Балахнинский, Семёновский и Горбатовский объявить в положении усиленной охраны на срок с 1 июля по 10 сентября 1898 года.

22 июня 1898 года агенты полиции на Нижнем базаре задержали подозрительного мужчину. Задержанный назвался крестьянином Княгининского уезда, села Анненкова, Андреем Прокофьевым. В 1896 году он бы сослан в Сибирь, в Топольскую губернию, откуда он бежал, но был задержан в Самаре и этапирован опять в Сибирь. Теперь он опять совершил побег, но был задержан в Нижнем Новгороде.

27 июня 1898 года сыскной полицией задержан на Нижнем базаре, крестьянин Ярославской губернии, Иван Николаевич Львов, бежавший из Сибири. Львов пояснил, что сослали его в Сибирь, в Тобольскую губернию по приговору общества, а побег он совершил весной 1898 года.

30 июня 1898 года агенты полиции задержали на Живоносной улице неизвестного по кличке «миллионный». Как оказалось, он совершил побег в 1894 году с острова Сахалин, куда его сослали за убийство двоих мужиков, совершённое с целью грабежа в Балахниском уезде в начале 90 годов. Беглого каторжника сумел опознать агент полиции, он подошёл к преступнику и назвал его по фамилии. Беглец сначала отпирался, но потом сознался, что он бывший крестьянин Балахнинского уезда, Григорий Березин 40 лет, сосланный на 6 лет в каторжные работы на остров Сахалин. С острова, он совершил побег на плоту в Сибирь, там он скитался 4 года, обморозил ноги, работал на стройке великого сибирского железнодорожного пути. Затем затосковав по родине, он направился в родное село. В Нижний Новгород он прибыл 27 июня под фамилией Трусова. Дело передано судебным властям.

ИЮЛЬ



1 июля 1898 года агенты полиции в Кунавине, в доме Ускова, обнаружили вещи, украденные зимой 1897 года у священника Архангельского. Из украденной рясы мужское пальто, а меховой воротник от неё был заложен в ссудной кассе. Кем была совершена кража, пока не установлено.

2 июля 1898 года в приказе полицмейстера объявлена благодарность агентам сыскной полиции Герману и Брагину за задержание ими в Нижнем Новгороде Григория Березина.

6 июля 1898 года, агенты полиции задержали на Миллионой улице вора-рецидивиста, совершившего кражу револьвера, серебряных и других вещей у Михаила Егоровича Косткина. Все украденные вещи изъяты.

8 июля 1898 года на Зеленском съезде с вдовы горнозаводского мастерового Марии Лунёвой был сорван платок, а преступник сразу скрылся. Агентом полиции грабитель был разыскан и арестован.

11 июля 1898 года под руководством помощника полицмейстера Л. П. Альбицким и приставом ярмарочного кадра Н. Д. Думаревским производилась облава на Мочальном острове. Остров находится на Волге, близ Курбатовской фабрики, поэтому на острове находятся склады мочала и дров. Здесь проживает много рабочих, а также золоторотцев. В 12 часов ночи, на баркасе речной полиции «Минин» отряд, состоящий из 40 городовых, агентов полиции и других полицейских чинов, всего 50 человек, высадился на остров. Ночь была тёмная, шёл дождь. При подходе к острову баркас погасил огни, высадившиеся полицейские образовали цепь. Ночлежники спали на мочале и под лубками. Осмотр острова продолжался до 5 утра, задержано беспаспортных 43 человека, в том числе три женщины.

12 июля 1898 года во время приезда на Ярмарку одной фирмы при разгрузке были похищены коробки с резиновыми галошами. Похитители задержаны агентами полиции на Миллионной улице.

23 июля 1898 года в ночь на ярмарочную гауптвахту доставлено полицией 31 человек, из них 18 за пьянство. Агенты полиции доставили двоих задержанных на Самокатной площади подозрительных субъектов, без паспортов. Одному задержанному на вид 16 лет, он якобы выслан из Петербурга без права жить в столице. Второй задержанный прибыл якобы из Костромы.

24 июня 1898 года Мировой судья вынес судебное решение по крестьянину Крыжову, подозреваемому в фальшивомонетчестве. Так 8 апреля 1898 года, в среду на Пасху, содержатель трактирного заведения, крестьянин Василий Никитивич Кулышев, предъявил агенту полиции фальшивую монету 25 копеечного достоинства, чекана 1896 года, но кто конкретно расплатился ей, он не помнит. У агентов полиции подозрения вызвал крестьянин деревни Монастырки, Яков Михайлович Крыжов, у которого при досмотре оказалось несколько фальшивых монет того же достоинства. Дознание показало, что крестьянин Крыжов был в Нижнем Новгороде в четверг и пятницу на Страстной неделе и в последний день пребывания в городе он был пойман с поличным. Мировой судья первого участка рассмотрел 24 июня 1898 года это дело и определил: за необнаружением виновных в сбыте фальшивых монет, делопроизводство прекратить, с правом на его возобновление в случае обнаружения виновных в установленный срок, а монету препроводить на монетный двор к уничтожению.

АВГУСТ



1 августа 1898 года, в ночь, помощником полицмейстера Л. П. Альбицким и приставом. Д. Думаревским с полицейской командой в 30 городовых, произведён осмотр ночлежных приютов на Ярмарке Игнатьевского и Уральского. Осмотр начался в час ночи, а закончился около 6 утра. Задержано было за отсутствие паспортов 195 человек, из них 138 отправлены на ярмарочную гауптвахту, из них 72 человек будут высланы на родину, а ещё 57 человек препровождены в Макарьевскую полицейскую часть.

12 августа 1898 года Бухарский подданный Осман Бай Ушурблеев передал полицмейстеру 50 рублей для выдачи их в награду агентам сыскной полиции, разыскавшим похищенные у него деньги. Награда была передана заведующему сыскной частью Л. П. Альбицкому для раздачи подчиненным.

18 августа 1898 года, на Ярмарке, агентами полиции задержан ранее судимый за различные преступления Андрей Ермаков.

28 августа 1898 года газета «Волгарь» сообщила, что с 15 июля 1898 года, по 26 августа 1898 года на Ярмарочной гауптвахте содержалось 990 человек за пьянство и 546 человек за разные проступки.

28 августа 1898 года, в Ярмарочное полицейское управление, явилась жена торговца, крестьянина села Мурашкина, Анна Степановна Крутова и заявила о пропаже мужа Константина Васильевича Крутова на Ярмарке с крупной суммой денег, примерно 2000 рублей за проданный товар. Агенты полиции разыскали Крутова в гостинице Перцева, совершенно трезвого, при себе у него было всего 2 рубля. По поводу денег Крутов пояснил, что они в надёжном месте.

31 августа 1898 года агенты полиции арестовали вора-рецидивиста, Александра Зимина. В полиции он сознался в краже вещей у госпожи Поль. Похищенная им швейная машинка найдена на Живоносной улице, в мелочной лавке.

СЕНТЯБРЬ



6 сентября 1898 год агенты полиции напали на след крупной кражи, совершенной в августе 1898 года в пассаже Главного дома, из магазина екатеринбургского купца Н. Осипова, у которого вещей похищено на сумму 5000 рублей. На Ярмарке были задержаны два татарина, у которых были изъяты некоторые вещи, украденные у Осипова, которые они в чемоданах отправили в село Исады. По требованию полиции, эти вещи были арестованы в Исадах и доставлены в Нижний Новгород. Тут при вскрытии чемоданов и были обнаружены похищенные вещи у купца Осипова.

11 сентября 1898 года полицейское управление и агенты полиции, работавшие на Ярмарке, возвращаются в Нижний Новгород.

13 сентября 1898 года агенты полиции задержали на Жуковской улице за покушение на кражу в доме Рукавишникова неизвестного. Задержанный назвался солдатским сыном Григорием Григорьевичем Сорокиным. При досмотре у него было изъято двое карманных часов, похищенных 12 сентября из дома Большакова на Ильинской улице. Дело передано мировому судье.

16 сентября 1898 года агентами полиции был задержан на Живоносной улице крестьянин Яранского уезда, Семён Колупаев, совершивший кражу пальто у Е. И. Остренко на Провиантской улице.

19 сентября 1898 года, ночью, агенты полиции задержали на Нижнем базаре двоих подозрительных лиц, которые оказались бежавшими в марте 1898 года из Сибири, куда они были сосланы за кражи в Тарский округ. Установлены личности задержанных: мещанин Ново – Александровска, Ковенский губернии, Иг. Гр. Меркулов и крестьянин деревни Перлица, Ковенской губернии, Герасим Туманевич. В Нижний Новгород они прибыли 18 сентября и должны были уехать на другой день, но были задержаны.

21 сентября 1898 года газета «Волгарь» сообщила, что при расследовании кражи, совершённой 17 сентября 1898 года у крестьянина Гороховецкого уезда, Степана Григорьевича Сторонина, агенты полиции установили, что кражу совершили нижегородский цеховой Фёдор Яковлевич Воробьёв и Андрей Яковлевич Воробьёв, при участии Марьи Фёдоровны Елохиной.

27 сентября 1898 года, в ночь, агенты полиции задержали вора-рецидивиста Ивана Еделева во время совершения им покушения на кражу в магазине Косарева на Нижнем базаре.

28 сентября 1898 года в газете «Нижегородский Листок» сообщалось, что в сыскном отделении находится на хранении много невостребованных вещей, изъятых у преступников.

ОКТЯБРЬ



8 октября 1898 года, в 8 утра, в трактир Романычева на Миллионной улице явился 17 летний Василий Романычев, пропадавший два дня неизвестно где. Он вошёл и направился прямо в кассу. Мать предупредила об этом сына Леонида 21 года, что у Василия в руках нож. Тогда Леонид сбегал на улицу и привёл полицейского, но Василий уверил всех присутствующих, что никому, ничего не сделает. Кода полицейский удалился, Леонид решил отобрать нож у брата, но получил от него несколько ударов ножом в живот и шею и потом отправлен в Мартыновскую больницу. Василий поспешил скрыться, но в этот же день задержан агентами полиции.

8 октября 1898 года сыскная полиция вернула господину Хинскому украденные у него 2 октября вещи из павильона на Набережной улице. Украденные вещи агенты полиции изъяли на Нижнем базаре. Эти вещи приобрёл Лепилкин всего за 3 рубля. Причём сам Лепилкин заявил недавно о краже у него 2800 рублей.

10 октября 1898 года, ночью, под руководством Л. П. Альбицкого была произведена облава в ночлежном доме Ладеева, в Макарьевскую часть доставлено 25 беспаспортных, включая четверых воров- рецидивистов.

23 октября 1898 года в Окружном суде обвинялся крестьянин Осинин в совершении кражи. Так 15 февраля 1897 года в Прощёное воскресенье, агент полиции Киселёв, встретил на Миллионной улице свершено раздетого человека и препроводил его в полицейскую часть. Там портной Здобнов заявил, что его обобрали, похитив тулуп, шапку, сапоги, галоши и даже рубашку. Тулуп был найден в тот же вечер на крестьянине Осинине, которого и привлекли к суду. На суде Осинин утверждал, что тулуп ему дал сам Здобнов для заклада, поскольку они вместе пьянствовали. Присяжные оправдали Осинина, поскольку его слова подтвердили свидетели.

25 октября 1898 года «Нижегородский листок» сообщал об аресте вора -рецидивиста Кошелева, который в первых числах октября 1898 года в одном из притонов Нижнего базара совершил кражу 530 рублей деньгами и 1000 рублей векселями из бумажника и скрылся из Нижнего Новгорода. Поскольку Кошелев родом из Макарьева, сыскная полиция направила туда телеграмму об аресте Кошелева, но арестовали его в Семёнове. Семёновскому исправнику показался подозрительным человек, который кутил в его городе, при обыске у него найдено 160 рублей. Преступник доставлен в Нижний Новгород, в краже из бумажника он сознался.

27 октября 1898 года городовым были задержаны с дорогим носильным платьем мещанин города Серпухова Лейба Авербух и мещанин города Подольска Кузнец. Сыскному отделению они известны, как приёмщики краденого. Изъятые у них вещи оказались украдены из одного московского магазина, часть украденных вещей была заложена в других городах.

НОЯБРЬ



6 ноября 1898 года помощник полицмейстера, заведующий сыскной частью Л. П. Альбицкий, сообщил Нижегородскому полицмейстеру, что в трактире Плотникова в Рыбном переулке существует биллиардная, где постоянно собираются воры и шулера. Новичков там обыгрывают, а на выходе проигравшим предлагается перевести свои вещи в деньги и тут же их опять проиграть. Альбицкий предложил ограничить работу этого заведения до 11 часов ночи.

10 ноября 1898 года агент полиции Герман, под руководством заведующего сыскной частью Л. П. Альбицкого сумел раскрыть дерзкую кражу, случавшуюся 8 ноября 1898 года. Из зала уголовного отделения Окружного суда на Большой Покровской улице похитили два Евангелия, два серебряных вызолоченных креста и пиджак. В доме Фуникова на Миллионной улице 9 ноября 1898 года по подозрению в краже в Окружном суде был задержан крестьянин Юрьевецкого уезда Александр Павлович Андреев, но в совершении кражи он сознался не сразу. Он пояснил, что в 9 часов вечера, он с заднего хода пробрался в зал уголовного отделения, поскольку дверь на «чёрную» лестницу, где проводят арестантов, оказалась открытой, его самого недавно доставляли этим путём. В зале было темно, Андреев успел нащупать и взять два Евангелия и два креста, а потом проник в комнату прокурора. В это время сторож включил электричество и в комнате зажёгся свет. Андреев испугался, схватил пиджак и по «чёрной» лестнице спустился во двор суда и пролез под запертыми воротами. Часть вещей он сдал в лавку на Большой Покровской в доме Гусева на хранение. В указанной лавке сыщики изъяли серебряные изображения, снятые с Евангелия, а также напрестольные кресты найдены у одного торговца на Балчуге в сильно измятом виде, куда их продали за 2 рубля 20 копеек. Все вещи найдены, уцелело ценное, старинное Евангелие, очень редкое по своей древности, стоимостью не менее 500 рублей. Но вор, не понимая ценности религиозной книги, сорвал с неё серебряное покрытие, а само Евангелие бросил в поленницу с дровами. Интересно отметить, что Андреева судили 5 ноября 1898 года за совершение кражи в здании редакции газеты «Нижегородская почта» на Нижнем базаре, хотя он в краже сознался, но был оправдан присяжными заседателями. Когда он выходил из зала суда со своим товарищем, то обратил внимание на крест, который посчитал золотым и решил совершить его кражу из зала суда.

25 ноября 1898 года газета «Волгарь» сообщила о задержании агентами полиции крестьянки Ливенского уезда Л. К., подозреваемой в краже, совершенной в номерах Пеклера на Вокзальной площади, где у Галичского мещанина Новожилова похитили 680 рублей. Эта женщина была в номере Новожилова, а потом тихонько скрылась.


ДЕКАБРЬ



10 декабря 1898 года было опубликовано количество горожан проживающих на территории полицейских частей. Всего в Нижнем Новгороде насчитывалось 90286 человек. Из них мужчин 49025 человек, женщин 41261 человек. На территории 1 Кремлёвской полицейской части проживало 29389, 2 человека, 2 Кремлёвской части - 28160 человек, Рождественской полицейской части - 18302 человека.

12 декабря 1898 года в Окружном суде рассматривалось дело с участием присяжных заседателей о краже имущества из кладовой крестьян Барыкиных на Зарубаевской даче в селе Гордеевке. В ночь на 3 ноября 1897 года, у крестьян Барыкиных из запертой каменной кладовой на Зарубаевской даче были похищены носильные платья, четверо карманных серебряных часов, различные золотые и серебряные изделия, всего на сумму 1300 рублей. Преступники сломали на двери кладовой замок и запоры у шести сундуков. А 12 ноября 1897 года украденные у Барыкиных часы были проданы крестьянином Иваном Климовым запасному рядовому Лисенкову. Климов был задержан и на допросе сознался, что кражу у Барыкиных совершил он совместно с крестьянами: Семёном Лещёвым, Фёдором Потуренковым, Никифором Дмитриевым и Кузьмой Степиховым. Во время пьянки у Степихова 2 ноября 1897 года по случаю его именин было озвучено предложение похитить железо, лежавшее на Зарубаевской даче. На кражу отправилось четверо, но вытащить железо со двора дачи они не смогли, тогда они отвернули от стоявших во дворе саней оглоблю, взломали с её помощью замок в кладовую и запоры у сундуков. Вещи из сундуков они связали в узлы и сложили Степихову, который к тому времени подъехал на двух лошадях и отвёз к себе домой украденное. Дома у Степихова был произведён раздел добычи в присутствии жены Степихова, Марьи и сожительницы Дмитриева, Екатерины Медведевой. Никелированный самовар был продан Лещёвым в деревне Малое Козино крестьянину Ивану Денисову. Меховое пальто, женская шуба и бархатная ротонда продана Степиховым и Потуренковым в деревне Кузнецы содержателю постоялого двора Сергею Филатову, у которого ротонда была найдена спрятанной на чердаке. Затем ряд вещей были сбыты в Иваново – Вознесенске крестьянину Семёну Рагузину, часть брату Кузьмы Степихова, Петру. У Рагузина вещи нашли под полом сеней, а Пётр Степихов спрятал вещи у виноторговца Соколова. Ещё часть вещей изъяли у крестьянина Якова Неумонина, которому их передала Медведева. Также украденные вещи обнаружены у Марьи Степиховой в погребе при доме. Но большая часть вещей не найдена, так же, как и деньги 150 рублей, которые Наталья Барыкина зашила в шубу, которую 3 ноября и похитили с остальными вещами, её изъяли у Филатова уже перешитую. Сам сговор пойти на кражу происходил в присутствии Марьи Степиховой и Анастасии Климовой, которая получила за своего мужа причитавшуюся ему долю. На основании изложенного, к Лещёву, Климову, Потуренкову, Дмитриеву и Кузьме Степихову было предъявлено обвинение в краже. К Медведевой, Степиховой, Климовой и Неумонину в укрывательстве кражи. К Денисову, Рагузину, Филатову и Петру Степихову, в покупке заведомо краденного. Признали себя виновными: Климов, Потуренков, Кузьма Степихов и Медведев, а остальные отрицали свою вину. Лещёв пояснил, что он пьянствовал всё 2 ноября и ничего не помнит. Вердиктом присяжных заседателей признаны виновными: Климов, Лещёв, Дмитриев, Кузьма Степихов и Медведев, троим последним дано снисхождение. Суд приговорил Лещёва, уже лишённого ранее особых прав и преимуществ, к заключению в исправительное арестантское отделение на 3 года 9 месяцев. Климова, Степихова Кузьму, Кузнецова, Дмитриева, и Медведеву лишить особых прав и заключить в исправительное арестантское отделение: Климова на 2 года 6 месяцев, Степихова Кузьму на 2 года, Дмитриева на 2 года 9 месяцев, Медведеву в тюрьму на 1 год. Потуренкова как несовершеннолетнего заключить в тюрьму на 8 месяцев. Петра Степихова, Рагузина и Филатова заключить под арест: первого на 3 месяца, последних двоих на 0.5 месяцев каждого. Анастасию Климову, Марию Степихову, Якова Неумоина и Ивана Денисова оправдать.

14 декабря 1898 года в сыскное отделение доставлена агентами полиции интересная находка, несколько человеческих черепов и костей, были отобраны на Балчуге, где они продавались в месте со старым железом одним татарином. Откуда взялись черепа, пока неизвестно.

15 декабря 1898 года, в Мировом суде разбиралось дело о краже, совершенной бугульским мещанином, Александром Григорьевичем Соколовым. А всё началось с задержания 21 ноября 1898 года агентами сыскного отделения в Канавине крестьянина, Михаила Ильинича Моисеева в сомнении в принадлежности ему 12 столовых мельхиоровых ложек. О данных предметах Моисеев пояснил, что купить эти ложки он просил содержателя оптического магазина Глазиуса, для своей сестры. Глазиус согласился и ложки были принесены в магазин Махнатова его приказчиком, Александром Григорьевичем Соколовым, а цена на ложки была назначена 15 рублей. Дознание установило, что приказчик Соколов похитил данные ложки из магазина Махнатова, а когда ложки были изъяты у Моисеева, то последний просил Глазиуса уплатить деньги за ложки в магазине Махнатова, что последний и сделал, и получил счёт на своё имя. При досмотре Соколова, у него была найдена в кармане пальто фарфоровая чайная чашка, стоящая 3 рубля, в краже которой Соколов признался и просил у приказчика Махнатова, Усачёва, прощения и что бы тот не заводил никакого дела. По проверке товара в магазине доверенным Махнатова, Васильевым, оказалось, что товар похищался систематически и недостача составляет примерно 2500 рублей, начиная с 1 сентября 1897 года. Сначала Васильев обвинил в систематических кражах Соколова, но затем обвинение снял и просил привлечь Соколова лишь за кражу ложек и чашки, всего на сумму 18 рублей. В суде Соколов виновным себя в краже ложек не признал, он заявил, что он продал Моисееву, а деньги за него уплатил Глазиус. Не сказал он об этом старшему приказчику магазина по забывчивости. Что касается фарфоровой чашки, то он взял её выпить водки, а не с целью кражи. При этом Соколов добавил, что все приказчики на него почему-то сердиты и могли даже чашку эту подложить в его карман, что бы потом его с ней задержали.

Мировой судья 1 участка, разобрав дело 15 декабря 1898 года, признал Соколова виновным в краже ложек и чашки, стоимостью 18 рублей и приговорил Соколова к тюрьме на шесть месяцев. Соколов приговором был недоволен.

16 декабря 1898 года в Окружном суде рассматривалось дело крестьян Дмитрия Смирнова 17 лет и Андрея Воробьёва 15 лет по обвинению в грабеже. Как оказалось, несмотря на возраст, подсудимые были «котами», то есть сутенёрами. Младший Воробьёв был судим два раза, и отбывал наказание за кражи. Присяжные заседатели признали их виновными в совершённом преступлении. Суд приговорил Смирнова и Воробьёва к заключению в тюрьму на 3 года.

18 декабря 1898 года, в 10 часов утра в Окружном суде был зачитан приговор суда по делу Никитина. Суд на основании вердикта присяжных заседателей постановил: Никитина и Девочкина, как имеющих 18 лет от роду, заключить в тюрьму. Никитина на 2 года 6 месяцев и Девочкина на 1 год 6 месяцев, с содержанием их в тюрьме отдельно от прочих заключённых. Мещанку Любовь Гавриловну Гашкову, ранее уже лишённую особых прав и привилегий, заключить в тюрьму на 9 месяцев.

20 декабря 1898 года у жены статского советника Еше, проживающей в собственном доме на Жуковской улице, совершена дерзкая кража. Из комнаты госпожи Еше похитили кошелёк, в котором кредитными билетами и золотыми находилось около 170 рублей. Все замки были целы. Уже 22 декабря агентам полиции удалось установить, что служивший дворником у госпожи Еше крестьянин Егор Агапов совершил данное преступление, уволился и скрылся. Агенты полиции разыскали Агапова в гостинице Дугарева, где он устроил попойку со своими друзьями. Сыщики поинтересовались у Агапова, где у него деньги госпожи Еше. Сначала Агапов отрицал свою виновность в краже денег, но затем сознался, что он вошёл в комнату госпожи Еше по праву дворника, не удержался и совершил кражу. Деньги были найдены при арестованном Агапове и почти вся сумма.


Просмотров: 391



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X