Служебная деятельность милиции Горьковской области по охране общественного порядка и борьбе с правонарушениями

Организация управления и основные направления деятельности государства, органов милиции в сфере охраны общественного порядка



Решения городского комитета обороны, органов управления Горьковской области по вопросам охраны общественного порядка и борьбы с правонарушениями



Вопросы борьбы с правонарушениями находились в центре внимания партийных и советских органов. Они обсуждались на заседаниях городского комитета обороны, бюро обкома, райкомов партии, исполкомов местных Советов депутатов трудящихся с целью не только вскрыть недостатки в деятельности правоохранительных органов, но и главным образом наметить практические меры по предупреждению правонарушений, оказанию помощи органам милиции. Значимым являлось взаимодействие руководства управления внутренних дел, областного управления милиции, следование распоряжениям высших органов управления (лично распоряжениям руководства государства, ГКО, НКВД), а также территориальных органов управления.

Первый год военных действий позволил перестроить органы управления, народно-хозяйственный комплекс применительно к условиям войны. В последующем 1942 году была осуществлена подготовка и рассмотрено 135 разнообразных вопросов по обеспечению и защите областного центра. Не менее значимы вопросы организации охраны общественного порядка, такие как: «Постановление ГКО № 1121-с от 10 января 1942 года», «Докладная записка заместителя начальника УНКВД М.С. Балыбердина», «О борьбе со спекуляцией»1, «Об ограничении прописки граждан, вновь прибывающих в город Горький на жительство», «О подготовке военных специалистов из партийно-комсомольского актива на предприятиях города Горького», «О торговле хлебом в городе Горьком», «Постановление Горьковского комитета обороны от 6 ноября 1941 года № 9/23-с “О борьбе с нарушителями общественного порядка в городе”» и другие.

Из значимых тем по организации общественного порядка выделяется обсуждение выполнения постановления Горьковского городского комитета обороны от 6 ноября 1941 года «О борьбе с нарушителями общественного порядка», в котором отмечалось возложение ответственности за состояние правопорядка на военные комендатуры и органы милиции. На нарушителей правил дорожного движения, паспортного режима светомаскировки налагался штраф на месте, наиболее злостные нарушители отдавались под суд военного трибунала. По фактам спекуляции промышленными товарами и продовольствием предлагалось арестовывать спекулянтов и предавать их суду «как дезорганизаторов тыла и предателей Родины»2. Работникам суда и прокуратуры рекомендовалось рассматривать все дела о нарушении общественного порядка в течение 24 часов. В каждом районе предлагалось создать специальные суды.

В принятых позднее постановлениях рассматривались специальные вопросы. Так, 23 февраля 1942 года в постановлении № 176 «О борьбе со спекуляцией» рассмотрена актуальная проблема, связанная с продовольственным обеспечением, а летом того же года постановлением № 296 «Об ограничении прописки граждан, вновь прибывших в город Горький на жительство» рассматривались вопросы проживания в областном центре3.

Областным комитетом ВКП(б), партийными организациями правоохранительных учреждений, суда проводилась работа по профилактике хозяйственных правонарушений, в особенности спекуляции. Постановлением бюро ОК от 2 апреля 1942 года «О колхозной торговле на рынках городов Горького и Дзержинска» установлен план завоза сельхозпродуктов, так как торговля велась неудовлетворительно. Было рекомендовано организовать общественный контроль за порядком торговли, вести борьбу со спекулятивным элементом4.

Постановлением бюро ОК от 7 апреля 1942 года «О злоупотреблениях и нарушениях правил Салганским райпо»5 подчеркивалось, что руководители райпотребсоюза и сельпо раздавали продукты и товары родственникам и знакомым (в одни руки до 80 кг сахара, круп - до 10 кг). В течение четвертого квартала 1941 года, января и февраля 1942 года руководством райпотребсоюза разбазарено 5,5 тонн муки, 12,7 тонн сахара, 2,7 тонн круп, 1 тонна макаронных изделий. Строжайше рекомендовано: установить контроль за расходом товара; регулярно проводить проверки расхода; лиц, нарушающих правила, привлекать к ответственности.

В этом ряду большое место принадлежит постановлению ОК ВКП(б) от 23 июня 1942 года «О мерах борьбы со спекуляцией и нарушителями правил советской торговли»6. В нем отмечалось, что органы прокуратуры, суда и милиции не принимали решительных мер по пресечению и выявлению дезорганизаторов торговли. Отмечена недопустимость слабой организации по выявлению спекулянтов. Предложено усилить работу по борьбе со спекуляцией и нарушениями правил торговли.

Решение ОК ВКП(б) от 29 июня 1942 года «О мероприятиях по разбазариванию и расхищению сельскохозяйственной продукции в колхозах» предписывало строгий надзор за распределением сельскохозяйственной продукции. Этим постановлением инициировано возбуждение дел по самогоноварению в четырех районах. Предавалось суду большое количество граждан за различные товарообменные операции, не носившие спекулятивного характера, а единственно для того, чтобы выжить7. За несоблюдение паспортного режима 292 человека привлечены к уголовной ответственности. В отделениях милиции отмечена необходимость проверки практики наложения штрафов за нарушение паспортного режима.

Постановлением Государственного комитета обороны от 22 января 1943 года «Об усилении борьбы с расхищением и разбазариванием продовольственных и промышленных товаров» отмечался рост хищений и разбазаривания продовольственных и промышленных товаров, продовольственных и промтоварных карточек, обмеривание, обвешивание, обсчет потребителей. В результате этого значительная часть товаров не доходила до потребителя и попадала в руки спекулянтов из-за ненадлежащего учета и контроля. Только у привлеченных органами НКВД в 1942 году изъято товаров на сумму 2932 тыс. рублей. Преступниками похищено 6,7 тыс. продуктовых и промышленных карточек. В 1942 году городским и районными бюро по распределению продовольственных и промышленных карточек в типографской упаковке был обнаружен излишек 1,7 тыс. и недостача 3170 карточек8.

Областным комитетом партии в решении «О выполнении постановления ГОКО № 2780 от 21 марта 1943 года “Об усилении борьбы с расхищением и разбазариванием промышленных и продовольственных карточек”» отмечалось, что проверкой в 125 промышленных предприятиях области и в областном центре установлены многочисленные факты разбазаривания продуктов. Только за декабрь 1943 - январь 1944 года незаконно выдано служащим, работникам охраны, профессиональных союзов, общественных организаций свыше 622 тыс. талонов на второе горячее питание, 1146 - на дополнительное питание, 2263 - с завышенной нормой потребления, 1703 - литерных карточек работникам, должности которых не предусмотрены номенклатурой. Разбазарено мяса, рыбы - 39,1 тонны, круп - 35,2 тонны, жиров - 8,5 тонны, хлеба - 26 тонн, сахара - 1,5 тонны9.

Во исполнение решения ГКО областным комитетом ВКП(б) от 11 октября 1943 года «Об устранении непорядков в деле хранения, учета и контроля за расходованием продовольственных карточек в связи с постановлением ЦК ВКП(б) от 21 сентября 1943 года» отмечалось, что злоупотребления продолжаются. Только по городу Горькому за 1943 год не было получено 1380 комплектов продовольственных карточек и 4420 талонов на хлеб. На Бору - 1100 и т. д. Не оборудованы специальные помещения, плохо организованы ревизии. Органы милиции, горисполкомы не вели должной борьбы, не осуществляли контроль за правильностью расхода. Предложено вести решительную борьбу со спекуляцией карточками, немедленно привлекать расхитителей к ответственности10.

В Докладной записке уполномоченного КПК при ЦК ВКП(б) по Горьковской области «О непорядках в отоваривании продовольственных карточек населения городов Горького и Дзержинска» от 11 мая 1943 года11 отмечалось, что за первый квартал 1943 года в городе Горьком карточек по мясу и рыбе отоварено на 80%, по жирам - на 78%, по сахару - на 78,7%. По городу Дзержинску соответственно на 85,6%, 76,8%, 71%. Хозяйственные планы поставки в Горьком по мясу и молоку не выполняются. Товар расхищается, не дойдя до прилавков магазинов.

В постановлении ОК от 13 декабря 1943 года «О нарушениях порядка расходования государственных фондов хлеба в сельской местности» также отмечалось, что несмотря на ряд мер, не изжиты факты грубых нарушений правил снабжения хлебом населения, проживающего в сельской местности. Не налажен учет и утверждение населения, принимаемого на государственное снабжение хлебом12.

В условиях повсеместного голода ставился вопрос о выживании людей. Постановление Горьковского областного исполнительного комитета от 5 апреля «О проведении весеннего сева в подсобных хозяйствах и подсобных огородах» поставило вопрос о создании подобных земельных участков. А в июне ведущие областные организации отчитывались по вопросу «О исполнении решения апрельского постановления облисполкома «Об охране посевов на индивидуальных и коллективных рабочих огородах». Одно из серьезных решений было принято Горьковским облисполкомом весной 1943 года «О мерах борьбы с растратами и хищениями в торговой системе»13. В частности, отмечалось, что в период военного времени значительны хищения и разбазаривание продуктовых карточек и промышленных товаров. Постановлением ОК от 18 сентября 1944 года «Об упорядочении рыночной торговли в городе Горьком» было рекомендовано проводить решительную борьбу со спекулятивным элементом; организовать группу из партийных и советских работников в помощь органам милиции; обязать горисполком в десятидневный срок навести порядок на рынках (весы, гири, спецодежда); организовать договоры с колхозниками14.

Постановлением ОК ВКП(б) от 9 апреля 1945 года «О растратах государственных средств в финансовых органах» зафиксировано, что за 1944-1945 годы выявлено 253 случая растрат и хищений на сумму 1,8 млн рублей, выявлены 238 растратчиков, передано материалов в следственные органы на 156 человек. Взыскано на 450 тыс. рублей денежных средств. При обнаружении фактов хищений материалы по данным делам необходимо немедленно передавать в следственные органы15.

Областное управление милиции в борьбе за укрепление служебной дисциплины и охрану общественного порядка



В постановлении партийного собрания областного Управления милиции от 20 апреля 1942 года указана необходимость изменить стиль работы по воспитанию молодых коммунистов и комсомольцев; покончить с недооценкой массовополитической работы и поднять ее на уровень требований военного времени16.

В постановлении партийного собрания областного Управления милиции от 9 декабря 1942 года по докладу И.В. Сталина от 6 ноября 1942 года отмечалась необходимость максимально улучшить оперативно-служебную работу и дисциплину; повысить роль партийных групп, наладить марксистско-ленинскую учебу; систематически проводить агитационно-пропагандистскую работу; организовать оборонно-спортивную работу; повысить внимание к командирской учебе17. Постановлением в связи с приказом И.В. Сталина от 1 мая 1943 года решено улучшить служебно-оперативную работу; деловую квалификацию; повысить политический кругозор; усилить служебную дисциплину18.

В решении общего партийного собрания областного Управления милиции от 19 февраля 1943 года «О работе партийной организации по оказанию помощи военнослужащим» коммунисты, их партийные организации обязывались заботиться о каждой семье бывшего сотрудника милиции, окружить ее заботой и вниманием, оказывать помощь в удовлетворении материально-бытовых нужд; оказать помощь в приобретении семьями приусадебных участков; установить письменную связь с каждым сотрудником милиции; вопросы помощи семьям военнослужащих обсуждать ежемесячно на заседаниях партийного бюро19.

В отчетном докладе партбюро партийной организации УНКВД по Горьковской области за период с 15 апреля 1941 года по 20 июня 1943 года отмечено, что на партийном учете УНКВД области 200 человек членов ВКП(б); кандидатов в члены партии - 17 человек. 12 человек из числа принятых на фронте. Коммунистами партийной организации прочитано более 100 лекций. Под опекой партийной организации, политотдела УНКВД работают кружки, из них 9 тематических. Только по теме «О революционной бдительности» сделано 40 докладов с охватом в 3,5 тысяч человек в воинских частях города. В клубе УНКВД показано 115 фильмов, дано 10 концертов художественной самодеятельности20.

Партийное собрание Управления милиции УНКВД области 7 февраля 1944 года при обсуждении доклада «Решение обкома ВКП(б) о работе областного управления милиции» отметило проблемы в организации милицейской деятельности. Одна из самых больных - это дезертирство с объектов военной промышленности и из Красной армии. Только неразысканных дезертиров с производства было более 5 тысяч21.

Ряд решений Горьковского областного комитета ВКП(б) посвящался работе правоохранительных органов. В специальном постановлении «О работе органов милиции»22 от 17 июня 1944 года отмечалось, что в завершающий период войны, несмотря на значительное изъятие уголовно-преступного элемента, преступность стоит на высоком уровне. Количество особо опасных преступлений возросло. Раскрытие особо опасных преступлений определялось в 60-70%, при общей раскрываемости в 80-90%. Рост краж также объясняется слабостью профилактической работы органов милиции. Дезертиры совершали ограбления жилищ колхозников, хищения хлеба и скота в колхозах. Существовала спекуляция на рынках, в особенности промышленными и продуктовыми карточками. Имели место их хищения в карточных бюро городов и заводов. Обращалось внимание на работу участковых уполномоченных милиции, их взаимодействие с Бригадмилом.

Во исполнение постановления решено увеличить количество милицейских постов, конных и пеших патрулей по городу Горькому и промышленным городам области. В решении ОК ВКП(б) отмечено: «а) принять решительные меры к усилению борьбы с преступностью и изоляции уголовно-преступного элемента. Обеспечить высокую раскрываемость. Обратить особое внимание на охрану социалистической собственности. Ликвидировать бандитские группы. Увеличить количество конных и пеших патрулей, работу Бригадмила. Проверить состояние служебной деятельности. Обратить внимание на подбор кадров»23.

В докладе партийного бюро областного управления милиции о работе Управления за 20 августа 1943 - февраль 1945 года обозначены задачи партийной организации и коммунистов: первая задача - осуществлять авангардную роль коммунистов; вторая задача - организация командирской учебы24. За время войны личным составом органов внутренних дел области внесено 82 209 118 рублей в фонд обороны страны25.

В годы Великой Отечественной войны руководством органов милиции Горьковской области ставились задачи по укреплению и систематическому пополнению кадров органов милиции горрайорганов, повышению уровня их профессиональной деятельности. В вопросах по определению основных направлений служебно-оперативной деятельности выделялись вопросы обеспечения и защиты предприятий оборонного значения и общего профиля, деятельности органов милиции по борьбе с трудовым дезертирством, организации паспортного контроля, защиты граждан от правонарушений в сфере экономики, борьба со спекуляцией, хищениями, с детской беспризорностью. Государство, органы управления высоко отмечали нелегкий труд и служебные достижения сотрудников милиции.

Кадровый состав горьковской милиции в годы войны



В условиях войны сложилась структура управления силами и средствами органов внутренних дел, органами милиции по Горьковской области. Руководство осуществляло УНКВД и его структурные подразделения: секретариат, управление милиции, политический отдел. Это также и оперативно-служебная часть областного управления милиции: уголовный розыск, отдел борьбы с бандитизмом (с 1943 года), БХСС, следствие, научно-технический отдел, а также паспортный отдел и группа ВИР, отделы кадров и боевой подготовки, ГАИ и ОАГС. Первый месяц во главе управления НКВД был Евгений Петрович Питовранов, переведенный с начала войны на повышение в центральный аппарат НКВД СССР. С июля 1941 по июль 1943 года руководителем управления был Василий Степанович Рясной. Вторую половину войны до середины 1946 года во главе УНКВД по Горьковской области находился Александр Дмитриевич Зверев.

Количественно службы Управления по Горьковской области (руководство УНКВД, милиции, секретариат, политотдел) состояли из 30 человек. Штат уголовного розыска - из 53 человек, автотехнический отдел - 35, административно-хозяйственный - 38; фельдсвязь - 16; отдел правительственной связи - 12 человек; строительный отдел - 2, санчасть - 95. Кроме того, штаб истребительных батальонов - 9 человек, отделение МПВО - 20, тюремный - 24, архивный - 13, управление аэродромного строительства - 15, управление пожарной охраны - 22, отдел профилактики - 12, службы и подготовки - 45. Всего в УНКВД по штатному расписанию состояло 439 человек. На январь 1943 года вновь организованное управление милиции областного центра состояло из 139 человек26.

Штаты органов управления и строевого состава милиции УНКВД по Горьковской области на 1 января 1943 года


Строевые подразделения милиции г. Горького


Штаты районных управлений милиции




В соответствии с административным делением в г. Горьком было создано 7 отделов милиции на базе 20 отделений под руководством заместителя начальника Управления милиции Горьковской области начальника управления милиции по г. Горькому Ф.В. Моргунова. На основании распоряжения от 2 ноября 1944 года27 начальники по политчасти считались заместителями начальников отделов милиции. Приказом по УНКВД области от 25 августа 1942 года № 079 «Об организации санитарной милиции» за счет 100 единиц патрульно-постовой службы вводилась санитарная милиция, получившая задачу бороться против антисанитарии, за обеспечение охраны предприятий, органов обслуживания населения28.

Штатная численность личного состава отделений милиции города Горького и области находилась на низком уровне. Некомплект составлял более 1000 человек, или более четверти личного состава милиции областного центра и области. Мужчин, ушедших на фронт, в органах милиции замещали женщины. В годы войны более 600 штатных должностей аттестованного состава замещалось женщинами. Они наравне с мужчинами выполняли сложные задачи по обеспечению порядка и общественной безопасности.

Двенадцатого июня 1941 года 66 курсантов 2-го курса Горьковской школы милиции отбыли для выполнения оперативного задания в Литовскую ССР. 22 июня 1941 года, согласно плану, остальной личный состав выехал в летние лагеря. Двадцать пятого июня 1941 года состоялся первый военный (досрочный) выпуск29. Во исполнение приказа НКВД от 26 июня 1941 года «О перестройке работы учебных заведений НКВД СССР на период военного времени» с июля началось новое комплектование, продолженное в августе и сентябре. На партийном собрании 7 июля 1941 года, в центре внимания которого была речь И.В. Сталина, прозвучавшая по радио 3 июля, принято решение превратить школу в боевой отряд, готовый в любую минуту выполнить правительственные задания.

В годы войны стало правилом привлекать курсантов к выполнению специальных оперативных заданий. Курсанты принимали участие в борьбе с бандитизмом, дезертирством, спекулянтами, выезжали в командировки в Саратовскую область (август - сентябрь 1941 г.), в Баталпашинск (ныне Черкесск, октябрь 1943 - март 1944 г.), участвовали в мероприятиях, нацеленных на ликвидацию детской беспризорности и безнадзорности, привлекались для выполнения спецзаданий на территории области. Так, в 1941 году почти весь личный состав школы находился в спецкомандировке - с 6 ноября до конца декабря.

Во исполнение директивы НКВД СССР, предписывающей сократить численность обучающихся в школах НКВД, в начале января 1942 года треть курсантов были отчислены из школы и направлены в свои комплектующие органы. Одновременно на ее базе открывается отделение подготовки руководящего состава милиции: оперуполномоченных, начальников и заместителей начальников горрайотделов НКВД по милиции, оперативных уполномоченных БХСС, начальников отделов уголовного розыска общей численностью 40 человек. Весь очередной досрочный выпуск (93 человека) откомандировывается в Ленинград. В апреле проводится новый набор - 106 человек, в том числе 23 женщины, включая и тех, кто вообще не служил в милиции. После зачисления было принято решение: одну часть поступивших считать первокурсниками, другую - второкурсниками. В мае того же года происходит выпуск отделения подготовки руководящего начальствующего состава, из которых 48 человек по приказу НКВД СССР были направлены в Смоленск и лишь шестеро - в свои комплектующие органы. Новый досрочный выпуск специалистов состоялся 15 октября 1942 года.

В этом же году учебное заведение переименовывается в Горьковскую школу милиции НКВД СССР. В 1943 году она вновь меняет название и профиль, становясь Горьковской межобластной школой работников транспортной милиции НКВД СССР. На подготовку кадров для транспортной милиции был ориентирован уже дополнительный набор, осуществленный в мае - июне 1942 года (158 человек), и проведенный в октябре семинар «В целях повышения квалификации и идейно-политического уровня командно-преподавательского состава». Набор, укомплектованный 9 декабря 1942 года (171 человек), был полностью профилирован на подготовку работников для транспортной милиции. Первый выпуск специалистов для транспортной милиции состоялся 30 июля 1943 года.

В конце войны выпускники школы работали фактически на всех крупных железных дорогах европейской части страны. В октябре 1943 года курсантами впервые стали и работники водной милиции. Выпускники 1944 года (161 человек) направляются преимущественно в освобожденные от захватчиков западные районы страны. В 1945 году школой подготовлено 100 оперативных работников для транспортной милиции. Комплектование набора, которому предстояло стать первым послевоенным выпуском, завершилось 10 октября 1945 года. Число принятых на учебу составило 200 человек, среди них было много фронтовиков, 29 из которых - офицеры. В числе преподаваемых дисциплин особое место отводилось специальным и юридическим, а также железнодорожному делу. Школа пока еще сохраняла установленный во время войны профиль и готовила специалистов для транспортной милиции30.

Обеспечение охраны предприятий оборонного значения, государственных учреждений



В соответствии с приказом НКВД СССР от 19 января 1942 года на основе реформирования Главного управления внутренних войск создано Третье управление войск НКВД с задачами: по охране железных дорог; по охране особо важных промышленных объектов; по охране государственных учреждений. На основании этого распоряжения в г. Горьком была создана 17-я дивизия внутренних войск НКВД31. Ее начальником был назначен полковник Ф.И. Колесников.

Дивизия была сформирована в феврале 1942 года в соответствии с приказом НКВД СССР № 00223 от 31 января 1942 года, дислоцирована в г. Горьком. Несколько позже, 13 сентября 1943 года, Ф.И. Колесникову присвоено звание генерал-майор. Дивизия имела задачи по охране особо важных промышленных объектов, узлов связи, организации внутреннего порядка городов Поволжья. Управление командования дивизии размещалось в г. Горьком (ул. Воробьева, 5), учебный пункт в г. Балахне. Некоторые части дивизии размещались во Владимирской области. Например, 60-й отдельный батальон дивизии осуществлял охрану ряда заводов в Сормово («Красное Сормово», «Новое Сормово» (№ 92), имени Серго Орджоникидзе и других предприятий областного центра), городов Дзержинска, Мурома, Коврова. Только на территории Горьковской области из 194 предприятий 44 крупнейших завода выполняли оборонные заказы.

Расформирована дивизия была по приказу № 00248 от 15 мая 1951 года. Командир дивизии Ф.И. Колесников за образцовое выполнение заданий командования 21 февраля 1945 года награжден орденом Ленина. Надо отметить, что названная дивизия в силу своих задач была тесно связана с УНКВД по Горьковской области и выполняла задания, присущие службе ведомственной милиции, да и патрульно-постовой службе, только на основе срочной военной службы по призыву. В завершающий период войны и особенно в первый послевоенный период из рядов этой дивизии УНКВД по Горьковской области существенно пополнило свой состав.

Дивизия состояла из нескольких тысяч человек, в основном горьковчан, многие из которых, демобилизовавшись, служили в органах внутренних дел. Василию Ивановичу Беспалову выпала честь служить командиром отделения в 7-м гарнизоне 62-го отдельного батальона 17-й дивизии в так называемом Горьковском промышленном районе, где на заводах «Красное Сормово», имени Серго Орджоникидзе, машиностроительном «Новое Сормово» (№ 92), оборонных объектах народного хозяйства городов Мурома и Коврова, на горьковском автомобильном гиганте, на заводах г. Дзержинска труженики тыла днем и ночью в тяжелейших условиях военного времени давали фронту танки Т-34, Т-60 и Т-70, самоходные установки САУ-76, дизельные подводные лодки, бронемашины БА-20 БА-64, грузовой и легковой автотранспорт, самолеты-истребители конструктора Лавочкина, пушки конструктора Грабина, пулеметы Дегтярева, взрывчатку и другую крайне необходимую продукцию истекающему кровью фронту. В первый послевоенный период, демобилизовавшись из ставшей родной 17-й дивизии НКВД, Василий Иванович связал свою судьбу с горьковской милицией.

Владимиру Михайловичу Герасимову, в будущем полковнику внутренней службы, заслуженному работнику МВД СССР, 17-я дивизия внутренних войск НКВД также дала путевку в жизнь.

Горьковская милиция в борьбе с трудовым дезертирством



Верховный Совет СССР 26 июня 1941 года издал Указ «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время». Директорам предприятий, транспорта, сельского хозяйства и торговли было предоставлено право устанавливать обязательные сверхурочные работы для рабочих и служащих продолжительностью от одного до трех часов. Ровно через шесть месяцев - 26 декабря 1941 года - был принят Указ «Об ответственности рабочих и служащих военной промышленности за самовольный уход с предприятий». Обеспечение исполнения указа было возложено на органы милиции. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 года уклоняющихся от труда карали штрафом до 3000 рублей либо административным арестом на срок до шести месяцев32.

Борьбе с дезертирами труда придавалось исключительное значение. Только в июле 1941 года по Горьковской области за прогулы были осуждены 1218 человек33. С 26 декабря 1941 года по 1 января 1943 года от управления милиции НКВД по Горьковской области поступило материалов на 13 043 дезертира труда, а за январь - февраль 1943 года еще на 3394 дезертира34. Представитель Военного трибунала внутренних войск НКВД СССР в городе Горьком в марте 1943 года отмечал, что со дня выхода Указа от 26 декабря 1941 года осуждены 8730 человек35.

В июне 1942 года бюро Горьковского обкома ВКП(б) отмечало, что органы милиции и прокуратуры не принимают решительных мер к розыску лиц, самовольно ушедших с предприятий. Областной комитет ВКП(б) обязал заместителя УНКВД по милиции «принять решительные меры к быстрейшему розыску лиц и привлечению к суровой ответственности работников районных отделений милиции и председателей сельсоветов, виновных в укрывательстве дезертиров». Подчеркивалось, что по области из числа осужденных 792 дезертиров отбывали наказание лишь сто человек.

В январе 1943 года по сравнению с ноябрем 1942 года количество дезертиров производства на предприятиях, выпускающих боеприпасы, уменьшилось на 20%, а прогулов с предприятий - на 63%. Принятые УНКВД области меры по укреплению дисциплины и порядка, повышению эффективности борьбы с дезертирами труда дали положительные результаты. В масштабах государства с 1 января 1942 по 1 марта 1943 года в органы прокуратуры из органов милиции поступило 859,6 тыс. дел, из них передано в военные трибуналы 645,8 тыс. уголовных дел, осуждено 5 029 000 человек36.

26 марта 1943 года УНКВД по Горьковской области докладывало в ГУМ НКВД СССР о росте дезертирства в военной промышленности. Если в январе поступило приговоров военных трибуналов на 449 дезертиров и постановлений прокуроров на розыск 1163 человек, то в феврале число разыскиваемых беглецов достигло 2544. Главная причина этого роста усматривалась в плохих социально-бытовых условиях: «Подавляющее большинство дезертиров падает на рабочих-одиночек, мобилизованных из других областей СССР и районов области, живущих в общежитиях и бараках. Происходит это главным образом вследствие бездушного отношения к материально-бытовым нуждам рабочих-одиночек со стороны коммунальных и партийных органов некоторых промышленных предприятий». Многие рабочие, не выдержав условий труда, писали заявления с просьбой отправить на фронт, пытались записаться на курсы шоферов, но им чаще всего отказывали и возвращали обратно.

Дела на дезертиров с производства следовало передавать в военные трибуналы только после розыска обвиняемых. А еще через два дня прокурор СССР К.П. Горшенин издал приказ «Об усилении борьбы с дезертирством с предприятий военной промышленности», в котором потребовал усилить розыск беглецов, а должностных лиц, принимавших их на работу, судить по статье 11 УК РСФСР «Бездействие власти».

Анализ движения преступности по Горьковской области (дезертирство с производства) с 1940 по 1944 годы показывает: 1940 год - 6126; 1941 год - 6739; 1942 год - 9476; 1943 год - 10 671; 1944 - 11 326. В сравнении с 1940 годом в 1944 году произошел рост в три раза. Количество прогулов за 1944 год - 3918. За второе полугодие 1944 года из 903 дезертиров военной промышленности органами милиции разысканы 770 человек. За нарушение паспортного режима оштрафовано 565 человек37.

По Указу от 26 июня 1940 года в 1942 году судами Горьковской области осуждено 68 624 человека, а в 1943 году - 38 731 человек. По Указу от 15 апреля 1940 года осуждено 4548 человек, за 1943 год - 2530. Всего осуждены за 1942 год 73 172 человека, за 1943 год - 41 261 человек. За январь - сентябрь 1943 года поступило 13 013 материалов на лиц, самовольно ушедших с предприятий военной промышленности. Из них направлено заочно в Военный трибунал 1351 дел. С 1 июля 1944 по 1 марта 1945 года - 5910 человек. Направлено в Военный трибунал войск НКВД по г. Горькому 238 дел38.

Таким образом, центральное место в структуре преступлений заняли правонарушения в сфере труда. В 1943 году 33% были осуждены за прогулы, 19% - за самовольный уход с места работы, 14% - за хищения социалистической собственности (5% - за кражу имущества у граждан), 5% - за невыработку минимума трудодней, 3% - за хулиганство и преступления против личности и другие39. Учитывая доминирующий удельный вес в структуре преступности нарушений трудовой дисциплины, значительное место в деятельности УНКВД занял розыск лиц, самовольно покинувших место работы, дезертировавших с предприятий.

Поскольку число таких лиц заметно росло, особенно в 1942-1943 годах, органами внутренних дел Горьковской области проводилась огромная розыскная работа. Тем не менее, мы приходим к выводу о физической невозможности решения указанной задачи для органов НКВД, ввиду ее масштабности. В то же время принятыми мерами прогулы и случаи самовольного ухода на предприятиях с 1943 года удалось стабилизировать.

Как отмечает С.А. Папков, исследователь трудовых отношений в годы войны, карательное правосудие в СССР в годы Великой Отечественной войны отличалось широким размахом и сосредоточивалось, прежде всего, в области трудовых отношений (всеми видами судов по СССР осуждено 16 017 854 человека, из них 8 550 799 - по указам военного времени)40.

Можно отметить жесткие методы контроля государства в этот судьбоносный период. Так, за 11 месяцев 1942 года военный трибунал города Горького осудил 140 человек по ст. 58 УК РСФСР. Из них 65 человек были расстреляны и 75 человек получили срок 10 лет лишения свободы. (Для сравнения: за этот же период за дезертирство из действующей армии в Горьковской области были осуждены 4 207 человек)41. Только в 1943 году горьковской милицией передано в суд 1860 дел по трудовому дезертирству42. Причем строгость подобных мер объяснялась в информационном докладе трибунала необходимостью предотвратить рост этого вида преступлений и «повысить бдительность трудящихся». Эти меры признавались превентивными, можно сказать, «устрашающими».

Горьковская милиция в борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью



Тяжкие лишения и страдания в годы войны пережили дети. Для их спасения было сделано немало. Из всех районов, над которыми возникла угроза оккупации, дети и детские учреждения эвакуировались вглубь страны. Только за вторую половину 1941 и в начале 1942 годов вывезены 976 детских домов с 167 223 воспитанниками и воспитателями. Органы внутренних дел принимали самое активное участие в оказании помощи детям. Сотрудники милиции занимались выявлением безнадзорных и беспризорных детей и помещали их в детские дома, приемники-распределители. Всемерно расширяли сеть детских комнат при милиции.

Аппараты милиции, уголовного розыска уделяли внимание профилактике преступлений среди несовершеннолетних. В 1943 году в органах милиции были созданы отделы (отделения) по борьбе с преступностью среди несовершеннолетних. Главное управление милиции систематически информировало ЦК ВКП(б), СНК СССР, ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ и другие ведомства о состоянии преступности среди несовершеннолетних с целью принятия необходимых мер по предупреждению правонарушений несовершеннолетних.

В 1943 году в стране имелось 745 детских комнат, а к концу войны их насчитывалось более тысячи. В 1942-1943 годах милицией с помощью общественности были задержаны около 300 тысяч беспризорных подростков, которых трудоустраивали и определяли на жительство работники милиции. Многие из ребят переданы на воспитание советским людям.

Из числа беспризорных детей формировалась сеть пособников уголовному элементу. Количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, по РСФСР в 1942 году возросло по сравнению с 1941 годом более чем на 60%, а в 1944 году - на 184%43. Город Горький являлся одним из центров транспортной сети страны, и поэтому вопрос о детской беспризорности был особо значим, потому как наблюдалась высокая преступность в этой среде.

Состояние преступности по Горьковской области среди несовершеннолетних (от 12 до 16 лет) в 1941-1943 годах44


Количество несовершеннолетних, совершивших преступления в первом полугодии 1945 года44


Важными мерами по организации борьбы с правонарушениями среди несовершеннолетних явились постановления СНК СССР от 23 января 1942 года «Об устройстве детей, оставшихся без родителей» и от 15 июня 1943 года «Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью, безнадзорностью и хулиганством». С весны 1942 года создаются детские приемники-распределители в областном центре, городах Арзамасе и Урене, через которые прошли тысячи детей и подростков. Только за два года в детские приемники-распределители направлены 16,5 тысяч детей, 6 тысяч определены на патронирование или трудоустроены. Приказом по УНКВД от 26 марта 1942 года «Об организации детских приемников- распределителей в городе Горьком и УРКМ»46 в придачу к действующему Арзамасскому приемнику-распределителю рекомендовалось организовать приемник-распределитель в городе Горьком на 150 человек и Урене на 70 человек.

По данным органов милиции Горьковской области за 1943 год и первый квартал 1944 года, о чем информировал начальник отдела по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью областного управления милиции Н.А. Колосков, выявлено и задержано беспризорных и безнадзорных детей 8872 человека (1430 и 7442). Из них учащихся 3686 человек (42%). По сравнению с 1942 годом количество задержанных органами милиции детей на 941 человека меньше (то есть за 1942 год выявлено 9813 человек), без учета города Горького, так как он выделен в самостоятельную единицу (где за 1 квартал было задержано 182 человека, за второй - 275, третий - 251 человек). Во втором квартале 1944 года органами милиции задержано беспризорных 1235 человек и безнадзорных 7975 человек, из которых 750 учащихся (то есть увеличение на 136% к числу задержанных за первый квартал 1944 года)47.

Среди лиц, совершивших преступления, значительное число несовершеннолетних в возрасте от 12 до 16 лет. Число преданных суду несовершеннолетних к общему числу составляет 8%. По отдельным преступлениям этот процент значительно выше. Например, по грабежам и разбоям он составлял 24,5%, по убийствам - 26%, хулиганству - 18%. Особенно высок процент участия по убийствам, грабежам, разбоям. Убийства часто совершались под воздействием алкоголя. Только за кражи привлекалось к ответственности 1386 несовершеннолетних, за убийства - 39 человек, за грабежи - 108, за нанесение телесных повреждений - 43 человека, за хулиганство - 86 человек.

По Указу от 26 июня 1940 года за первое полугодие 1944 года разыскано 256 несовершеннолетних в возрасте до 16 лет, направленных на предприятия. По Указу от 26 декабря 1941 года число разысканных составило 182 человека несовершеннолетних, дезертировавших с предприятий военной промышленности. Общее количество составило 2100 несовершеннолетних нарушителей48.

Органами милиции задержано в 1944 году: беспризорных - 1434, безнадзорных - 3663 человека. Всего 5097 человек. За первый квартал 1945 года задержано беспризорных 189 человек, безнадзорных - 1189 человек. За преступления в первом полугодии 1944 году привлечено 530 человек: за убийство - 5; кражи - 289; грабежи - 41; тяжкие телесные преступления - 29; за разбои - 28; по Указу от 26 июня 1940 года - 82; прочих - 51. В ардатовской колонии для несовершеннолетних (организована в апреле 1943 года) на начало 1945 года было 345 воспитанников. В вачском учреждении для несовершеннолетних пребывал 191 воспитанник. Органами милиции области за первое полугодие 1945 года задержаны 458 беспризорных детей и 2256 безнадзорных49.

За годы Великой Отечественной войны сотрудниками горьковской милиции были задержаны 45 тысяч беспризорных детей50. Только за сентябрь - октябрь 1943 года задержаны 6200 несовершеннолетних детей. Проводилась большая работа по подготовке материалов на безнадзорных детей, часть которых направлялась в трудовые воспитательные колонии. Таким образом, милицией страны в целом проведена огромная работа по выявлению беспризорности несовершеннолетних, борьбе с преступностью по этому направлению. Были изъяты с улиц в 1942 году 375 тысяч, в 1943 году 800 тысяч, в 1944 году 435 тысяч человек. Выросла численность детских комнат милиции: в 1943 году до 639, в 1944 году до 1058. В столах учета содержалась информация к концу войны на 420 272 детей51. Вместе с тем, на фоне последствий войны в 1945 году преступность несовершеннолетних снижена в 3 раза.

В справке УНКВД Горьковской области от 3 декабря 1943 года говорилось: «Детская беспризорность и безнадзорность в городе являются питательной базой для уголовных элементов, которые вовлекают детей в преступную среду и формируют из них воровские группы. В 1942-1943 годы несовершеннолетними были совершены 2729 зарегистрированных преступлений, в том числе 107 грабежей и разбоев. По указанным делам милицией были арестованы 1594 подростка, в том числе 952 в возрасте до четырнадцати лет. Отмечалось, что этим занимаются подростки 12-16 лет52. Они вооружены ножами, дубинами.

В специальном сообщении УНКВД Горьковской области в обком ВКП(б) в январе 1943 года приводились следующие данные: «В школе № 13 Свердловского района в ноябре 1942 года ежедневно завышался контингент учащихся по 25-27 единиц. Одновременно за счет не посещающих школу учащихся создались излишки 593 порций завтраков. В школе № 14 за ноябрь 1942 года за счет завышения контингента учащихся создались излишки порций завтраков 583, которые расхищены. В Ждановском районе в школе № 19 в течение I квартала учебного 1942 года на отсутствующих учеников получено и разбазарено 2271 порция, а в школе № 21 - 2770 порций завтраков»53.

Надо отметить, что жизнь и быт школьных учреждений в военные годы были нелегкими. Многие школы были переданы под госпитали, на фронт ушли кадры, да и многие ученики встали за станки. В оставшихся учебных заведениях обучение велось в две-три, а иногда и четыре смены. При этом дети вынуждены были сами запасать дрова для котельных. Учебников не было, а из-за нехватки бумаги писали на старых газетах между строчками.

Организация паспортного контроля



В начале войны, когда в город Горький хлынул поток эвакуируемых граждан, численность населения в городе удвоилась. ГГКО принял постановление «О борьбе с нарушителями общественного порядка в городе» (ноябрь 1941 года)54. В постановлении от органов милиции требовалось немедленное выселение из города граждан, проживающих без прописки, а квартиросъемщиков и домовладельцев, допускающих проживание граждан без прописки, привлекать к ответственности как злостных нарушителей паспортного режима.

Свой вклад в борьбу с преступностью и укрепление обороноспособности страны внесли работники паспортных аппаратов милиции. В начале 1942 года была проведена перерегистрация паспортов в ряде местностей СССР путем вклеивания в каждый паспорт контрольного листа. В сентябре 1942 года на места были направлены методические рекомендации по осмотру и выявлению поддельных паспортов. В освобожденных районах страны в 1944-1945 годах были документированы 37 млн человек. В ходе этой работы были выявлены 8167 пособников фашистов, 10 227 бывших полицаев, 73 269 человек, служивших в немецких учреждениях, 2221 человек судимых55. Введенные в штаты паспортных отделов инспекторы-эксперты в годы войны выявили немало лиц, имевших чужие или поддельные паспорта. Работа паспортных аппаратов милиции имела большое значение в общей системе мероприятий, направленных на укрепление общественного порядка и борьбу с преступными и вражескими элементами.

Выполняя распоряжения органов управления, работники милиции совместно с активом усилили работу по проверке домоуправлений, общежитий, гостиниц. На этом основании было принято распоряжение по УНКВД Горьковской области от 13 ноября 1942 года «Об укреплении паспортного режима». В 1942 году только в Сормовском районе города Горького сотрудники милиции провели 11,7 тыс. проверок домов, а всего в районе насчитывалось 7,2 тыс. домоуправлений. Каждый дом обследовался в среднем два раза. В 1944 году проверке подверглись 83% всех домоуправлений, при этом были выявлены 3600 нарушителей паспортного режима, несколько сотен из них в порядке осуществления паспортного режима были выселены из города56.

Органы милиции государства оказывали содействие гражданам в установлении местожительства их родных и близких, особенно детей, эвакуированных из прифронтовых районов в глубокий тыл страны. Центральное справочное бюро паспортного отдела Главного управления милиции взяло на учет около 6 миллионов эвакуированных граждан. За годы войны в бюро поступило около 3,5 млн писем с просьбой сообщить местонахождение родных. Милиция сообщила новые адреса 2,861 тыячи человек. Кроме того, были разысканы и возвращены родителям около 20 тысяч детей.

Горьковская милиция в борьбе со спекуляцией и хищениями личной собственности, государственного и общественного имущества



Чтобы обуздать воров, спекулянтов и других преступных элементов, Государственный Комитет Обороны (ГКО) принял несколько важных постановлений по укреплению законности и правопорядка в стране. Так, постановлением ГГКО от 3 марта 1942 года за хищение (воровство) в военное время оружия, боеприпасов, продовольствия, обмундирования и снаряжения устанавливалась высшая мера наказания - расстрел с конфискацией имущества преступника. Органы БХСС были обязаны проводить оперативно-розыскные мероприятия по изобличению виновных в течение 10 суток после получения соответствующей информации.

Особую роль в борьбе с хищениями и спекуляцией сыграло постановление ГГКО от 22 января 1943 года «Об усилении борьбы с расхищением и разбазариванием продовольственных и промышленных товаров»57, наметившее дополнительные меры по охране народного достояния и защите его от расхитителей. В порядке профилактики хищений аппаратами БХСС с привлечением общественности проводились внезапные проверки наличия продовольственных товаров на складах, базах, продовольственных карточек в бюро, состояния их хранения и другие мероприятия. В ходе этих проверок нередко вскрывались факты, когда преступники прибегали к повторному использованию талонов и таким путем получали продукты, которые сбывали спекулянтам. В ряде областей завышались данные на получение продовольствия путем включения в списки лиц, которым карточек вовсе не полагалось. Чтобы исключить злоупотребления с карточками, повторное использование хлебных талонов, на каждый месяц вводилась новая цветовая сетка карточек. Однако и эти меры не останавливали теневых дельцов. Работниками ОБХСС УНКВД области под руководством С.И. Навалихина было выявлено несколько подпольных типографий, изготовляющих фальшивые карточки на хлеб и другие продукты.

В ряду профилактики нарушений по сохранности государственного и колхозно-кооперативного имущества была борьба за сохранность конского поголовья - основной тягловой силы в годы войны. Только за 11 месяцев 1943 года по Горьковской области пала 21 717 голов лошадей (12,3% всего поголовья). Из 10 540 рабочих лошадей в коллективных хозяйствах работало лишь 592558. Отмечено, что в ряде районов Горьковской области раскрыты факты хищения хлеба при сдаче его государству. Характерным признаком хищений являлся сговор работников складских контор «Заготзерна» со сдатчиком хлеба. Общая сумма хищений, зарегистрированных областной прокуратурой и органами милиции только за четвертый квартал 1943 года, составила более 6,5 млн рублей59.

Сотрудники горьковской милиции регулярно проводили оперативные мероприятия по изъятию спекулятивного хлеба, устанавливали пути его поступления на базары. Порой приходилось даже вести контроль за хлебными фургонами. И вот уже в середине сентября 1941 года была арестована группа, состоявшая из работников хлебозавода № 2, хлебопекарни № 23, работников магазинов № 32 и 43 Нагорного пищеторга, а также шоферов, возглавляемая экспедитором хлебозавода Нестеровым. В ходе следствия удалось доказать хищение указанными лицами трех с лишним тонн хлеба с хлебозавода № 11 и 500 кг - из хлебопекарни № 23. Ворованный продукт реализовывался через работников указанных магазинов по рыночным ценам. Всего по делу были арестованы 13 человек, при этом главарей, по законам военного времени, приговорили к расстрелу с конфискацией имущества60. Несмотря на все принятые меры, избежать голода не удалось. В первую очередь люди недополучали хлеба, что усугублялось нехваткой и других продуктов.

Инфляция в годы войны достигла огромных масштабов. Об этом свидетельствует рост цен на основные продукты питания. Если в январе 1942 года килограмм картофеля на рынках Горького в среднем стоил 1 рубль 60 копеек, то через год - 12 рублей, а в январе 1943 года - 40 рублей! Стоимость килограмма свежей капусты выросла с 3 рублей 70 копеек в январе 1941 года до 20 рублей в январе 1942 года, а через год возросла еще вдвое. Лук подорожал с 3 рублей 50 копеек до (соответственно) - 14 и 78 рублей. Десяток яиц в январе 1941 года в среднем стоил 16 рублей, в январе 1942 года - 52 рубля, а в январе 1943 года - уже 190 рублей! Но самым рекордным был рост цен на животное и растительное масло, молоко и мясо. В статье под названием «Беспощадно карать спекулянтов» в газете «Горьковская коммуна» П. Шурыгин, председатель Военного трибунала в Горьком, отмечал: «Спекулянты не имеют никакого права на снисхождение»61.

Насколько хлеб был политическим продуктом, говорят события осени 1943 года. В результате летних налетов на города Поволжья, отправки зерна в освобожденные от немцев районы и плохого урожая государству в ноябре почти повсеместно пришлось пойти на снижение норм выдачи хлеба по карточкам. В среднем - с 800 до 600 граммов в день для 1-й категории граждан.

Спекуляция в годы войны рассматривалась как преступление, дезорганизующее работу органов управления тыла. Используя трудности со снабжением продовольственными и промышленными товарами, спекулянты вступали в преступные связи с расхитителями, скупали предметы первой необходимости и продавали их на рынках по завышенным ценам. Аппараты БХСС, привлекая к борьбе со спекуляцией общественность, совершенствуя методы оперативной работы, наносили сильные удары по спекулятивному подполью. Только в 1944 году органы милиции страны разоблачили и арестовали несколько тысяч спекулянтских групп, изъяв у них и возвратив государству ценностей на сумму более 419 млн рублей.

Эвакуация предприятий в восточные районы страны, трудности военного времени в снабжении населения продовольствием и товарами первой необходимости, потеря значительной части территории, на которой производилось 47% зерна, около 50% картофеля, 84% сахара и много других продуктов питания, поставили страну в крайне трудное положение62. В этой связи перед работниками БХСС были поставлены ответственные задачи. Так, перемещение материальных ценностей в восточные районы страны потребовало от оперативных работников усиления бдительности и контроля за сохранностью перевозимого государственного и общественного имущества.

В начале 1942 года было принято решение о создании ОРСов - отделов рабочего снабжения по предприятиям с целью лучшего обеспечения рабочих и служащих продуктами. Этим отделам передавались в управление магазины, столовые, подсобные хозяйства. Только в Горьком стали функционировать 70 ОРСов. В их ведении были 256 магазинов, 97 продуктовых ларьков, 298 столовых, 78 подсобных хозяйств. Вместе с общественностью сотрудники управления милиции проводили проверки деятельности этих организаций по снабжению63.

Трудности военного времени в снабжении населения продовольствием и товарами первой необходимости пытались использовать в преступных целях расхитители, спекулянты, различного рода дельцы, которые посчитали, что в суматохе боевых действий, в условиях острейшего дефицита самых необходимых товаров можно без особого труда и риска сделать себе состояние. Если прежде основным объектом хищений были деньги, то в войну - промтовары, продовольствие, предметы первой необходимости (соль, спички, керосин, табак и др.). Вырученные деньги преступники пытались обменять на золото и изделия из него, иностранную валюту, драгоценности. Незаконное самоснабжение, «отоваривание» близких и знакомых по запискам и спискам с начала войны стали весьма распространенными способами разбазаривания нормированных товаров в магазинах, столовых, на базах и пищевых предприятиях. В Салганском районе Горьковской области в конце 1941 - начале 1942 года руководство потребительского союза похитило 5,5 тонн муки, 12,7 тонн сахара, 2,7 тонн круп, другие продовольственные товары. В Сеймовских мельничных заводах расхищено 350 тонн зерна спекулянтами мукой и отрубями64.

В 1943-1944 годах сотрудниками ОБХСС УНКВД по Горьковской области было изъято более 20 тонн хлеба, 20 тонн муки, 7,5 тонн зерна и 149 тонн хлебобулочных изделий65. За годы войны задержано 151 289 мешочников-спекулянтов, у которых было изъято более 4 тыс. тонн различных продуктов66.

За период с июля 1942 по октябрь 1943 годов органами горьковской милиции изъято у преступников: 3,6 млн рублей, 77,8 тонн хлебозерновых продуктов, 1,4 тонн жиров (в том числе масла), 240 килограммов сахара, на 1,1 млн рублей других продуктов, на 2 млн рублей промышленных товаров. Наложен арест на имущество преступников на 2 млн рублей67. В 1942 году органами горьковской милицией по делам особой важности направлено в суд 264 уголовных дела. За 1943 год - 157, за 1944 - 120, в первом полугодии 1945 года - 92 дела68.

В соответствии с постановлением Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) «Об уборке урожая и зерновых сельскохозяйственных продуктов в 1944 году» аппараты БХСС усилили борьбу с расхитителями урожая. Как отмечал начальник отдела БХСС УНКВД Горьковской области С.И. Навалихин, только за 2 года у расхитителей в системе «Заготзерно» и «Главмука» изъяли наличных денег и ценностей на 44 млн рублей и более 10 тыс. тонн продовольствия69. Значительное распространение в годы войны получила спекулятивная деятельность, которая рассматривалась как опасное преступление, дезорганизующее работу тыла. Используя трудности со снабжением продовольственными и промышленными товарами, спекулянты вступали в преступные связи с расхитителями, скупали предметы первой необходимости и продавали их на рынках по завышенным ценам. На транспорте на крупных железнодорожных узлах создавались оперативные заслоны, группы и посты, которые задерживали мошенников и спекулянтов.

Война резко обесценила деньги. Мошенники, сумевшие обогатиться, стремились превратить их в золото и драгоценные изделия. Поэтому в самом начале войны заметно активизировалась деятельность спекулянтов-валютчиков. Спекуляция золотом принимала опасные размеры. Цена 10 рублей золотом царской чеканки на черном рынке увеличилась по сравнению с довоенным временем в 10-30 раз. В то же время беженцы и другие сильно нуждающиеся люди вынуждены были продавать принадлежащие им ценности значительно дешевле их фактической стоимости. Только в 1943 году аппаратами БХСС было изъято у преступников денег свыше 81 млн рублей.

НКВД СССР потребовал от аппаратов БХСС принять меры к пресечению деятельности спекулянтов-валютчиков, разоблачать и арестовывать организаторов спекулятивных групп. Органами милиции было арестовано несколько опасных групп спекулянтов-валютчиков. Государству было возвращено около 37,5 млн рублей деньгами, золота в монетах царской чеканки - на 177 280 рублей, золота в слитках - 84 кг, серебра - 384 кг, золотых часов - 1209 штук, золота в изделиях на сумму 4,7 млн рублей, 32 тыс. американских долларов, много облигаций государственного займа и других ценностей70.

Серьезную опасность в период войны представляло фальшивомонетничество. Подделка денежных знаков всегда считалась одним из тяжких преступлений, поскольку подрывает денежную систему государства. Всего за годы войны, по далеко не полным данным, у преступников было изъято денег и ценностей на сумму 175 млрд рублей. Из общего числа возбужденных уголовных дел примерно 60% составляли дела о хищениях, 30% - о спекуляции, 10% - о прочих преступлениях.

В Горьковской области, как и по всей стране, усилена борьба со спекуляцией продовольственными и промышленными товарами, а также злоупотреблениями в карточной системе. Так, на Автозаводе была арестована группа, занимающаяся подделкой талонов на хлеб. Технология была следующая. Заведующая магазином № 138 Андрианова добывала обрезки полей хлебных карточек, на которых имелись водяные знаки. Далее, на полиграфическом станке, добытом в типографии газеты «Автогигант», печатались поддельные карточки, которые продавали на рынке за 300 рублей. При обыске у группы изъято свыше 40 тыс. рублей, при средней заработной плате рабочего в 1 тыс. рублей71.

Во всех этих направлениях деятельности милиции и службы БХСС главное место отводилось сохранности продовольствия и рациональному его расходованию. Необходим строгий учет расхода каждого килограмма хлеба, каждого метра ткани. Поэтому через 26 дней после начала войны страна перешла к карточной системе. Работники милиции выявили большую кражу хлеба на одном из оборонных заводов. Выяснилось, что только 11 ноября 1942 года заведующая столовой представила к зачету поддельных талонов на 1100 килограммов. Иными словами, только в одной столовой за один день было похищено более тонны хлеба. В 1942 году работники ОБХСС раскрыли крупные хищения муки, зерна и зерноотходов на станции Сейма Горьковской области. В это же время арестована группа, возглавлявшаяся председателем артели «Кооператор» Борского района. На Ветлужском ликероводочном заводе разоблачена группа во главе с главным инженером, систематически занимавшаяся хищением водки и спекуляцией ею на рынке.

Усиление борьбы с расхитителями и спекулянтами привело к снижению числа подобных преступлений. В 1943 году, по сравнению с 1942 годом, их число сократилось на 72%. Только работники ОБХСС УНКВД в 1943 году изъяли у преступников ценностей на сумму 10 млн рублей72.

Преступления против собственности в Горьковской области в годы войны


Количество грабежей и разбойных нападений с 1941 по 1944 год увеличилось на 1%.

Предано суду за хищения социалистической собственности73:



По материалам Горьковской области, по охране государственной собственности в годы войны отмечена следующая статистика: 1941 год - 4482; 1942 год - 8187; 1943 год - 9114; 1944 год (10 мес.) - 11 834 с 1941 по 1944 год количество преданных суду за хищения социалистической собственности увеличилось почти в три раза. Покушения на личную собственность граждан составили: 1941 год - 8892, 1942 год - 4417; 1943 год - 5280; 1944 год (10 мес.) - 4149. Бандитизм на уровне 1941 года (210 и, соответственно, 211 фактов)74. Количество грабежей и разбоев увеличилось на 42%. Эти преступления расследовались медленно. Органами милиции рассмотрено 42% дел по кражам, из них в первом полугодии 1945 года направлено в суд 6029 дел, привлечены к ответственности 8867 человек75.

Большая работа проводилась аппаратами БХСС по предупреждению хищений и связанных с ними злоупотреблений. Так, в 1943 году сотрудники отделений БХСС областного управления милиции проверили 1500 мясокомбинатов и колбасных фабрик, в результате чего выявили более 800 тонн приготовленных для хищения неучтенных излишков мяса и мясопродуктов, которые были оприходованы. В ходе проверки порядка выдачи населению карточек на продовольственные и промышленные товары было изъято свыше 100 тыс. карточек у лиц, похитивших или незаконно их получивших.

В годы войны имели место факты сокрытия разменной монеты, что нарушало нормальное денежное обращение и создавало трудности в работе торговых и коммунально-бытовых организаций. В апреле 1942 года Главное управление милиции потребовало от подчиненных ему органов усилить борьбу с преступными элементами, пытавшимися вызвать недовольство трудящихся, так как из-за отсутствия разменной монеты бани прекращали продажу билетов, пассажиры высаживались из транспорта или ехали без билетов. Органы милиции сумели выявить лиц, которые изымали из оборота разменную монету или прятали ее, отказывая покупателям в выдаче сдачи.

Сотрудники горьковской милиции в борьбе с опасными правонарушениями



Существенный вклад в борьбу с преступностью внесли сотрудники как наружной, так и оперативной служб горьковской милиции. Сотрудники милиции бдительно несли службу, своевременно пресекали нарушения и преступления. О масштабах борьбы с криминалом свидетельствует милицейская статистика, например, только за октябрь - ноябрь 1943 года в г. Горьком были обезврежены организованные воровские банды, арестованы 200 человек преступного элемента. Было раскрыто 10 притонов разврата, где сотрудники милиции захватили 435 посетителей, 200 воров, 153 человека без удостоверения личности76.

Высокую сознательность при исполнении служебного долга проявил милиционер управления милиции города Горького К.Я. Ремш. Он задержал на рынке человека, поведение которого ему показалось подозрительным. При доставке в отделение задержанный правонарушитель предложил милиционеру взятку в сумме 20 тыс. рублей, а когда Ремш отверг ее, пытался оказать сопротивление милиционеру и скрыться. Приказом НКВД СССР за проявленную бдительность при исполнении служебных обязанностей К.Я. Ремшу объявлена благодарность и выдано денежное вознаграждение. Кстати, для исключения негативных ситуаций, влияющих на авторитет служебной деятельности милиции, распоряжением по УНКВД от 24 февраля 1943 года запрещалось появление оперативных работников милиции в форменной одежде77.

Январским вечером 1942 года участковый уполномоченный 4 отделения милиции г. Горького Шалагаев заметил подозрительных людей, которые перевозили на санках вещи. При приближении Шалагаева неизвестные люди побежали. Предупреждение о применении оружия не подействовало, Шалагаев ранил одного, а затем второго. В тюках, которые были доставлены в отделение милиции, находилось 1600 метров мануфактуры и предметы одежды.

Работники милиции устанавливали и задерживали преступников во время массовых проверок документов в поездах и общественных местах, разоблачали маскировавшихся под раненых, инвалидов и т. п. Милиция, охраняя общественный порядок, выполняла большой круг административных обязанностей по борьбе с аварийностью на городском транспорте, с детской беспризорностью, по поддержанию паспортного режима, соблюдению закона о трудовой повинности и др.

Весомый вклад в борьбу с правонарушениями внесла экспертно-криминалистическая служба областного управления НКВД по Горьковской области. Ее деятельность находилась в тесном соприкосновении с работой прокуратуры Горьковской области. Достаточно отметить, что всего прокурорско-следственных работников в области было около 470 человек, в том числе следователей - 80 человек. Этот период стал испытанием для небольшого коллектива специалистов, в штате областного управления милиции состояло пять человек криминалистов. Кроме традиционных объектов, методика исследования которых уже была отработана, на экспертизу поступали новые объекты исследования: продовольственные и промтоварные карточки, талоны, воинские и другие документы. Приходилось изобличать диверсантов, дезертиров и всевозможных мошенников.

У экспертов в военное время были сложные и тяжелые условия работы: слабая техническая оснащенность лабораторий, громоздкая, устаревшая и сложная в обслуживании аппаратура, отсутствие транспорта, значительная нагрузка, скудные пайки, реальная опасность при встрече с преступником. Во время войны на руках у населения оказалось много различного оружия. В этот период специалистами была создана коллекция пуль и гильз, изъятых с мест нераскрытых преступлений, что помогало при расследовании и раскрытии преступлений с применением огнестрельного оружия.

С конца 1941 года получает развитие социалистическое соревнование среди частей и подразделений горьковской милиции по успешному выполнению служебно-оперативных задач78. Условия соревнования предполагали резкое сокращение и предупреждение преступности, четкую постановку наружной службы, организацию вдумчивой воспитательной работы. Одним из проявлений ударной работы являлись фронтовые декады. По итогам работы за 1942 год лучшими подразделениями считались отделы милиции городов Дзержинска и Павлово и 2 отделения милиции г. Горького. Более 200 сотрудников горьковской милиции были поощрены за образцовые показатели в служебной подготовке, 9 офицеров были награждены государственными наградами.

Несмотря на все сложности и трудности военного времени, работники милиции с честью выполняли свой нелегкий служебный долг. Только за 2 полугодие 1942 года 25 лучших сотрудников горьковской милиции за образцовую службу были награждены грамотами облисполкома, четыре человека представлены к государственным наградам.

В 1943 году список награжденных расширился. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 сентября 1943 года орден Красной Звезды получили: П.В. Поздняк, М.С. Пухальский; орден «Знак Почета» - И.А. Клюжев, Г.А. Кондратьев, А.А. Сахаров, В.П. Усцов, В.В. Храмов, И.В. Чубаков; медаль «За боевые заслуги» - Н.И. Каменков, М.А. Найденов; медаль «За трудовое отличие» - С.В. Коськин. Приказами Наркома внутренних дел СССР отмечены работники областного управления под руководством М.М. Леуса, задержавшие крупную бандитскую группу, а также милиционеры В.И. Небылицын и В.Ф. Дудоров. В критической ситуации, когда в поле бандит уходил по рыхлому декабрьскому снегу, Дудоров, не раздумывая, снял сапоги и в одних носках настиг преступника79. А В.И. Небылицыну для задержания преступника пришлось преодолевать в весеннее половодье водную преграду80. Оперативный уполномоченный уголовного розыска А.С. Якубов, выслеживая преступника, в феврале 1943 года целую ночь пролежал в снегу и задержал его.

Начальником отдела БХСС областного УНКВД И.А. Воробьевым была раскрыта крупная воровская группа расхитителей в Горьковской конторе объединения «Главрыбсбыт». Сотрудникам И.А. Воробьева удалось арестовать преступников и вернуть государству 800 тыс. рублей. Им также была задержана группа расхитителей на хлебозаводе №°11, материальный ущерб от деятельности которой составил 500 тыс. рублей.

В 1943 году в связи с большим перемещением населения из западных в восточные районы страны в Горьком на базе городских отделов милиции учреждено городское управление. Управление милиции г. Горького возглавил полковник милиции Федор Васильевич Моргунов81.

В борьбе с преступностью в областном Управлении милиции УНКВД области выделялся заместитель начальника отдела уголовного розыска майор милиции Иван Васильевич Рябков, у которого сотрудники уголовного розыска учились оперативному мастерству. Показывал образец отношения к борьбе с преступностью начальник научно-технического отдела УНКВД области подполковник милиции Анатолий Александрович Захаров.

Среди сотрудников горьковской милиции служили немало женщин. К концу войны среди аттестованного состава их насчитывалось 640 человек. Скромные труженицы, они выполняли сложную работу не только по охране общественного порядка, но и были донорами (92 человека), работали в группах местной противовоздушной обороны и противохимической защиты. Среди работников областного управления необходимо назвать начальника паспортного отдела Управления милиции УНКВД области Анастасию Павловну Котомкину - кавалера орденов Ленина и Трудового Красного знамени, прослужившую в горьковской милиции более 25 лет, Евдокию Михайловну Меркулову, у которой в послужном списке за годы войны десятки задержанных правонарушителей82.

По итогам служебной деятельности за годы Великой Отечественной войны только Указом ПВС от 15 января 1945 года награждены 672 сотрудника органов внутренних дел по Горьковской области. Орденом Красного Знамени - 93 человека, орденом Красной Звезды - 132, медалью «За боевые заслуги» - 447 человек. Орденом Ленина был награжден начальник Тоншаевского РО НКВД Г.В. Леонов, начальник адресного бюро А.П. Котомина. За выслугу лет, в соответствии с Указом ПВС от 12 мая 1945 (опубликован 18 октября в газете «На страже») орденом Ленина: А.Я. Куликов, Н.П. Метелева, И.М. Митрофанов, Ф.В. Тильников, орденом Красного Знамени - 28 человек, Красной Звезды - 82 человека, медалью «За боевые заслуги» - 283 человека. Всего получили награды 383 сотрудника83. Только по январскому, майскому и декабрьскому постановлениям Верховного Совета РСФСР в 1945 году были награждены 1329 сотрудников горьковской милиции.

По итогам служебно-оперативной деятельности за годы войны поощрялись также лучшие служебные коллективы. Это относилось к Автозаводскому и Сормовскому отделам милиции г. Горького, Дзержинскому, Павловскому, Семеновскому отделам по Горьковской области84.

Таким образом, функции горьковской милиции, направленные на обеспечение стабильной работы тыла, существенно расширились. Она выполняла многоплановые задачи, которые охватывали вопросы мобилизационного, организационного, правоохранительного характера. Широкий круг полномочий, организованность и оперативность, взаимодействие с другими государственными органами были важным фактором эффективного функционирования всей системы государственной власти.

Анализ функционирования разрешительной системы в военный период позволяет выделить наиболее значимые направления деятельности милиции в этой области: осуществление контроля в области хранения огнестрельного оружия, взрывчатых веществ, изъятие незаконно хранимого оружия, контроль за использованием полиграфического оборудования, штампов, множительных аппаратов в связи с зарегистрированными случаями подделки хлебных карточек и некоторых видов талонов.

Читайте также:




1 ГОПАНО. Ф. 2518. Оп. 1. Д. 3. Л. 45.
2 Горьковская коммуна. 1941. 7 ноября.
3 ГОПАНО. Ф. 2518. Оп. 1. Д. 3. Л. 45.
4 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 2575. Л. 135–136.
5 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 2375. Л. 120–121.
6 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 1806. Л. 230.
7 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 3264. Л. 62.
8 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 3264. Л. 64.
9 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 4151. Л. 27–28.
10 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 3282. Л. 18–21.
11 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 3268. Л. 148–149.
12 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 3285. Л. 83–84.
13 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 29. Л. 53.
14 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 4159. Л. 86–86об.
15 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 4800. Л. 4–5.
16 ГОПАНО. Ф. 817. Оп. 1. Д. 73. Л. 12–13.
17 Там же. Л. 21.
18 ГОПАНО. Ф. 817. Оп. 1. Д. 75. Л. 16.
19 Там же. Л. 7.
20 ГОПАНО. Ф. 817. Оп. 1. Д. 75. Л. 21.
21 ГОПАНО. Ф. 817. Оп. 1. Д. 77. Л. 1.
22 ГОПАНО. Ф. 2514. Оп. 1. Д. 41. Л. 1–3.
23 ГОПАНО. Ф. 2514. Оп. 1. Д. 41. Л. 3.
24 ГОПАНО. Ф. 817. Оп. 1. Д. 79. Л. 5–12.
25 Там же. Л. 12.
26 Архив ИЦ ГУВД. Ф. 1. Оп. 1. Д. 26. Л. 81–90; Д. 31. Л. 205–216.
27 Архив ИЦ ГУВД Нижегородской области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 52. Л. 88.
28 Архив ИЦ ГУВД. Ф. 1. Оп. 1. Д. 32. Л. 45.
29 Нижегородская академия МВД России: годы, события, люди / под ред. А.Н. Конева. Н. Новгород, 2013. С. 34–46.
30 Горьковской школе милиции 40 лет: сборник статей / под ред. М.П. Еськина. Горький, 1967. С. 12.
31 Материалы дивизии в объеме более 3,5 тыс. единиц хранения содержится в фонде № 4843 ГОПАНО.
32 Гордеева Л.П. ГГКО в годы войны // Город славы и верности России: сборник. Н. Новгород, 1996. С. 104.
33 Горьковская область в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: материалы межрегиональной конференции. Н. Новгород, 2005. Ч. 1. С. 29.
34 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 1. Д. 9. Л. 3.
35 Там же. Л. 41.
36 Горьковская область в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: материалы межрегиональной конференции. Н. Новгород, 2005. Ч. 2. С. 76.
37 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 36. Л. 55–56.
38 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 33. Л. 6.
39 Дворникова Т.А. Органы внутренних дел РСФСР в борьбе с уголовной преступностью (1941–1945 гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 2006. С. 13.
40 Папков С.А. Карательное правосудие на трудовом фронте СССР в 1941–1945 гг. // Вопросы истории. 2011. № 12. С. 72–80.
41 Зефиров М., Дегтев Д. Все для фронта? Как на самом деле ковали победу. М., 2009. С. 141.
42 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 1. Д. 34. Л. 143.
43 ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 46. Д. 3708. Л. 7.
44 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 34. Л. 65.
45 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 57. Л. 46.
46 Архив ИЦ ГУВД Нижегородской области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 32. Л. 29.
47 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 42. Л. 75.
48 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 42. Л. 147.
49 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 57. Л. 24–25.
50 История органов внутренних дел // Труды ВСШ МВД СССР. Волгоград, 1976. С. 51–52.
51 Костин В.И. История российской милиции. Н. Новгород, 1997. С. 83.
52 Архив ИЦ ГУВД Нижегородской области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 31. Л. 325.
53 Там же. Л. 326.
54 Горьковская коммуна. 1941. 7 ноября.
55 Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. М., 1996. С. 267.
56 Забвению не подлежит: сборник документов. Н. Новгород, 1995. Кн. 3. С. 421–422.
57 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 3264. Л. 62–64.
58 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 36. Л. 10.
59 Там же. Л. 151.
60 Нижегородские новости. 2006. 5 мая.
61 Горьковская коммуна. 1942. 2 марта.
62 История борьбы с экономическими преступлениями в России. М., 2002. С. 95.
63 Костин В.И. История российской милиции. Н. Новгород, 1997. С. 73.
64 Становление и развитие подразделений экономической безопасности МВД Росии (к 80-летию службы БХСС–БЭП–ЭБиПК) / отв. ред. Е.П. Колодеев. Н. Новгород, 2017. С. 42.
65 Костин В.И. История российской милиции. Н. Новгород, 1997. С. 68.
66 Емелин С.И. Борьба со спекуляцией как одно из основных направлений деятельности органов внутренних дел в годы Великой Отечественной войны // История государства и права. 2010. № 9. С. 32.
67 Забвению не подлежит: сборник документов. Н. Новгород, 1995. Кн. 3. С. 420.
68 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 42. Л. 13.
69 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 42. Л. 13.
70 Емелин С.И. Борьба со спекуляцией как одно из основных направлений деятельности органов внутренних дел в годы Великой Отечественной войны // История государства и права. 2010. № 9. С. 31.
71 Дегтев Д. Криминальный фронт // Нижегородские новости. 2006. 5 мая.
72 На страже. 1944. 23 февраля.
73 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 48. Л. 5.
74 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 1. Д. 14. Л. 15–16.
75 Там же. Л. 17.
76 Дегтев Д. Криминальный фронт // Нижегородские новости. 2006. 5 мая.
77 Архив ИЦ ГУВД Нижегородской области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 32. Л. 112.
78 На страже. 1941. 18 октября.
79 На страже. 1943. 1 мая.
80 На страже. 1943. 8 марта.
81 На страже. 1947. 11 июня; 3 декабря.
82 На страже. 1945. 8 марта.
83 На страже. 1945. 18 октября.
84 На страже. 1944. 3 февраля.


Просмотров: 175

Источник: А.В. Беляков, А.Н. Лушин, А.Г. Радьков, С.А. Смирнов, С.В. Ханин. Нижегородская (горьковская) милиция в 1917–1945 годы: организация и деятельность по охране общественного порядка и борьбе с преступностью. Нижний Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2018,, с. 381-426



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X