Горьковская милиция в начальный период войны

Перестройка управления на военный лад. Создание Горьковского городского комитета обороны



В предвоенный период1 ряды горьковской милиции насчитывали из определенных штатным расписанием около 4,5 тысяч человек. Основные службы милиции Горьковской области: управленческий персонал милиции в УНКВД и областном управлении милиции - 390 человек, патрульно-постовая служба в областном центре и в районах области - 2,5 тысячи человек, ГАИ и дорожно-патрульная служба - 450 человек, четыре дивизиона и отдельные подразделения ведомственной милиции - 750 человек, конвойная рота и отдельный кавалерийский взвод - 120 человек2. Структурно в Управлении милиции Горьковской области не состояли: милиция при отделении Горьковской железной дороги - 450 человек, 16-я Межобластная школа РКМ НКВД СССР при общем количестве постоянного и переменного состава в 220 человек.

Следует вспомнить, что осенью 1939 года, когда началась Советско-финская война, свыше 40 воспитанников Межобластной школы милиции НКВД СССР в городе Горьком ушли добровольцами на фронт. Многие из участников войны отличились в боях. Из их числа были награждены В.В. Тюфтин - орденом Ленина и В.Д. Иванов - орденом Красного Знамени3. Получив неплохую специальную подготовку, выпускники школы трудились во многих регионах страны - в Горьковской, Кировской, Владимирской, Ивановской, Амурской и других областях, в Марийской, Мордовской, Чувашской, Коми автономных республиках. Направлялись они и в союзные республики. Приказом Народного комиссариата внутренних дел СССР от 6 ноября 1939 года школам милиции было предписано направить для милицейских структур Западной Украины 400 выпускников, в том числе 36 - из Горьковской. Осенью 1940 года был осуществлен набор курсантов. В этом последнем предвоенном наборе в школу милиции зачислены девушки - 15 человек.

При наличии проблем в работе с кадрами, выделялись вопросы образовательного ценза работников милиции. Так, в городе Горьком на службе в 1940 году состояли 952 милиционера. Из них среднего начальствующего состава - 405 человек, рядового и младшего начальствующего состава - 484 человека, административно-хозяйственного персонала - 63 человека. Коммунистов - 158, комсомольцев - 275 человек. Работающих до трех лет - 387 человек, имеющих начальное образование - 774 человека. Низкий уровень образования существенно мешал выполнению задач по охране общественного порядка и борьбы с преступностью, укреплению сознательного отношения к служебной дисциплине и законности4.

Существовали известные проблемы в оперативно-служебной деятельности милиции. Так, на заседании бюро Горьковского обкома ВКП(б) от 17 января 1940 года при рассмотрении вопроса «О работе органов милиции области» отмечалась низкая раскрываемость краж личного имущества граждан. При общей раскрываемости краж на 87% раскрываемость краж личного имущества граждан составила около 60%. Отмечалась слабая работа по борьбе со спекуляцией, борьба с профессиональным спекулятивным элементом. В отдельных случаях регистрировалась связь работников милиции с преступным элементом5.

Однако деятельность отдельных структурных подразделений органов милиции совершенствовалась. Формировался качественно новый состав профессионалов-управленцев в рядах областного управления милиции УНКВД по Горьковской области. Среди них можно выделить заместителя начальника УНКВД по милиции А.И. Зайцева, начальника областного управления милиции А.В. Смирнова, начальника отдела уголовного розыска В.А. Карякина, первого начальника отделения БХСС, впоследствии первого начальника водного отдела милиции УНКВД области И.А. Клюжева, начальника отдела БХСС В.П. Усцова, начальника паспортного отдела П.А. Ильинского, начальника ФИНО УМ УНКВД области И.Д. Смирнова и других специалистов. Главным управлением милиции НКВД СССР производилась своевременная ротация кадров, ориентированная на повышение эффективности работы.

Оперативные подразделения пополнились новой службой по борьбе с хищениями социалистической собственности, происходили изменения в следственной работе и дознании, совершенствовалась деятельность службы участковых инспекторов, инспекторов детских комнат милиции, патрульно-постовой службы. Самостоятельное место занимали службы Государственной автомобильной инспекции, ведомственной милиции. Следует отметить, что с особенным пристрастием государство относилось к сбережению государственной и колхозно-кооперативной собственности, а поэтому на службы БХСС и ведомственной милиции обращено повышенное внимание.

Повышенное внимание высших органов власти и управления к кадрам органов милиции. С аттестацией летом 1936 года сотрудники органов милиции получают не только специальные звания, но и увеличение денежного содержания. Среди населения повышается престижность службы в органах милиции. Для государства появилась возможность отбора на службу достойных и грамотных сотрудников. Большое внимание уделялось партийно-политической и культурно-просветительной работе в милиции. При проблемном материально-бытовом состоянии обеспеченности сотрудников, безусловно, остро стояли вопросы общей и специальной подготовки милиционера. Результативность служебно-оперативной деятельности горьковской милиции была достаточно высокой. Раскрываемость правонарушений по линии ведущих оперативных служб составляла более 80%. Достаточно отметить, что две трети преступлений, зарегистрированных в области правоохранительными и судебно-следственными органами, регистрировались горьковской милицией и передавались в суд.

Органы милиции в соответствии с Наставлением по мобилизационной подготовке отрабатывали свои обязанности на случай военного времени. В соответствии с Законом от 1 сентября 1939 года «О всеобщей воинской обязанности» на органы милиции возлагалась обязанность осуществлять учет военнообязанных и призывников. Для этого во всех городах, районных и поселковых отделах милиции были созданы военно-учетные столы. НКВД СССР принял ряд нормативных актов, определявших обязанности милиции на случай военного времени. В каждом органе милиции были разработаны планы сбора личного состава по тревоге. В органах и подразделениях горьковской милиции была развернута военно-оборонная и спортивная работа на случай военного времени.

Незадолго до войны Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 февраля 1941 года Народный комиссариат внутренних дел СССР был разделен на два народных комиссариата - Народный комиссариат внутренних дел и Народный комиссариат государственной безопасности. Это помогло сконцентрироваться на присущих каждому из них функциях. Однако насколько сложными будут испытания для сотрудников в последующем, не предполагали ни законодатель, ни сотрудники органов внутренних дел. 20 июля 1941 года был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР об объединении комиссариатов государственной безопасности и органов внутренних дел в единый Народный комиссариат внутренних дел (НКВД СССР). Это соединило усилия по борьбе с вражеской агентурой, укрепило охрану общественного порядка и безопасности в стране. Изданы приказы и директивы, конкретизировавшие деятельность милиции в военное время.

С началом войны основной задачей органов горьковской милиции было поддержание охраны общественного порядка, защита чести и достоинства граждан. Директива от 7 июля 1941 года требовала, чтобы личный состав органов милиции в любое время в любой обстановке был готов к выполнению боевых задач. В целом: защищать тыл государства, содействовать действующей Красной армии, сдерживающей натиск вооруженных сил врага. Выполнение задач осложнялось условиями военного времени. В связи с перестройкой деятельности всех органов государства в условиях военного положения органы милиции обеспечивали охрану общественного порядка и борьбу с правонарушениями в тылу, находясь в оперативном подчинении Государственного комитета обороны, а затем и Горьковского городского комитета обороны.

В нормативных и отчетных документах и материалах органов власти и управления по областному центру фиксируется многогранная работа органов милиции УНКВД по Горьковской области по обеспечению охраны общественного порядка и борьбе с правонарушениями в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Не менее 3 тысяч сотрудников милиции за этот период были направлены в армию, большая часть из них принимала непосредственное участие в боевых действиях. Большие сложности возникали при обеспечении охраны общественного порядка. В организационном плане следует отметить Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 июня 1943 года о выделении города Горького в самостоятельный административно-территориальный центр и отнесении его к городам республиканской подчиненности, позволявший оперативно решать задачи по организации охраны общественного порядка. В годы войны очевидна многогранная работа высших органов власти и государственного управления по руководству деятельностью органов милиции в области идеологического воспитания, военно-мобилизационной и оборонной деятельности, материально-технического обеспечения и иных вопросах по компетенции органов охраны общественного порядка.

Весть о начавшейся войне вызвала у советских людей гнев и возмущение, соединенные с чувством тревоги и ответственности за судьбу Родины. Вместе со всем народом работники горьковской милиции поклялись отдать все силы делу защиты Отечества. Тысячи заявлений с просьбой направить на фронт добровольцами хлынули в органы милиции. Но тыл нуждался в работниках милиции в большей степени, так как военная обстановка ставила перед ними задачи, которые им раньше не приходилось решать. Ухудшение обстановки на фронтах способствовало дестабилизации положения в тылу, в связи с чем возникали все новые и новые задачи по поддержанию правопорядка, строжайшей дисциплины и бдительности, выполнять которые приходилось все сложнее и сложнее.

В суровых условиях начавшейся войны руководством государства была разработана программа перестройки народного хозяйства. В первый день войны, 22 июня 1941 года, Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О военном положении»6. В нем отмечалось, что «в местностях, объявленных на военном положении, все функции государственной власти в области, общественного порядка и государственной безопасности передавались военным советам фронтов, армий, округов, а там, где они отсутствовали - командованию войсковых соединений». Практика свидетельствовала о том, что воинское командование брало на себя всю полноту властных функций в управлении общественным порядком лишь в исключительных случаях. В основном же все государственные органы выполняли свои функции так же, как и до войны.

Важнейшим документом, где была дана развернутая программа борьбы с врагом, явилась Директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года7, в которой не только определялась политическая сущность войны, но и излагались конкретные задачи государственных органов в условиях начавшейся войны с фашизмом: «Все для фронта, все для победы!» - этот лозунг определял деятельность не только всех органов государства, но и граждан по превращению страны в единый военный лагерь для отпора фашизму. В соответствии с Директивой правительство страны требовало укрепить тыл Красной армии, подчинив интересам фронта всю деятельность государственных органов, общественных организаций. Необходимо было обеспечить усиленную работу всех предприятий, разъяснить гражданам их обязанности о создавшемся положении. Требовалась четкая работа по организации охраны заводов, электростанций, мостов, телефонной и телеграфной связи, усилении борьбы с паникерами, распространителями слухов, уничтожении шпионов, диверсантов, вражеских парашютистов, оказании содействия истребительным батальонам.

В первые месяцы войны ситуация «информационного голода» породила в сознании некоторой части населения слухи. Указом ПВС СССР от 6 июля 1941 года за распространение ложных слухов была установлена уголовная ответственность от 2 до 5 лет лишения свободы за интерпретацию текущих событий, расходящуюся с официальной линией. Особенно значимым явлением это было в первые месяцы войны, что и трактовалось как измена Родине по ст. 58-18 УК РСФСР8. В отчете прокурора Горьковской области за июль 1941 года сообщалось, что с 10 по 18 июля 1941 года было возбуждено 6 дел по Указу от 6 июля. По двум делам преступление было переквалифицировано по ст. 58-10 УК РСФСР, поскольку они содержали высказывания контрреволюционного характера9.

Пораженческие настроения приводили к панике с непредсказуемыми последствиями. Особенно тревожило население положение на фронте, прогнозировалась возможность продвижения врага вглубь страны. По неполным данным, представленным 19 декабря 1941 года заместителем начальника следственного отдела прокуратуры СССР М. Альтшулером исполняющему обязанности прокурора СССР Г. Н. Сафонову, по состоянию на 1 ноября 1941 года в стране к уголовной ответственности по Указу от 6 июля было привлечено 1423 человека. Из них в местностях, не объявленных на военном положении, - 513. Сроки осуждения: до трех лет - 266 человек, до пяти лет - 220. За второе полугодие 1941 года, по данным прокуратуры Горьковской области, подготовлено 71 уголовное дело, из них - 69 по ст. 58-10 (шпионаж) и два по ст. 58-14 (саботаж, побег из колонии или предприятия оборонного значения)10. Дела самые разнообразные. Только органами милиции города Горького по статьям о государственных преступлениях за третий квартал 1941 года по ст. 58-10 УК РСФСР направлено в прокуратуру 8 дел, по ст. 58-14 - 3 дела, за четвертый квартал соответственно 3 и 1 дело11.

Для организации отпора врагу государственное руководство создало высшие органы управления: Ставку Верховного Главнокомандования, Государственный Комитет Обороны. Высшим чрезвычайным органом власти в стране стал образованный 30 июня 1941 года и функционировавший до 5 сентября 1945 года Государственный Комитет Обороны во главе с И.В. Сталиным, Государственному Комитету Обороны подчинялись Ставка Верховного Главного командования, Генштаб и Центральный штаб партизанского движения (создан 30 мая 1942 года).

В первые месяцы войны на местах создаются региональные комитеты обороны. 24 октября 1941 года был создан Горьковский городской комитет обороны (ГГКО), на котором ставятся вопросы жизнеобеспечения областного центра в период войны. Он функционировал с 24 октября 1941 года по 9 ноября 1943 года12. В первый состав Горьковского городского комитета обороны вошли: М.Т. Третьяков - председатель областного исполнительного комитета, В.С. Рясной - начальник УНКВД, Т.И. Прищепко - комендант города Горького. Позднее в него входили: А.П. Ефимов - председатель областного исполнительного комитета, М.И. Баскаков - начальник управления НКВД, комендант А.И. Панарин.

ГГКО приняло 413 постановлений по широкому кругу вопросов. Более половины (57%) рассмотрено по организации военного производства. Решались вопросы обеспечения порядка и безопасности: «О коменданте города Горького», «О выселении непрописанных граждан из города Горького и города Дзержинска», «О районных комендатурах», «О противовоздушной обороне города Горького», «О размещении детских домов города Горького», «О борьбе с нарушителями общественного порядка в городе Горьком», «О разгрузке мест заключения Горьковской области», «Об организации городского военного трибунала» и другие.

Поздней осенью 1941 года рассматривался важный вопрос о переводе в город Горький высшего управления страной. Руководство УНКВД по Горьковской области принимало деятельное участие в рассмотрении вопросов будущего размещения высших органов управления. Основное здание предполагалось отвести на Верхне-Волжском откосе, на Набережной им. А.А. Жданова. Среди эвакуированных в Горький учреждений оказалась и часть аппарата НКВД СССР во главе с заместителем наркома внутренних дел комиссаром государственной безопасности 3 ранга Л.Б. Сафразьяном. Он же непосредственно руководил Главным управлением аэродромного строительства НКВД СССР13. Таким образом, мероприятия по перестройке органов власти и управления применительно к Горьковской области, как и для всей страны, отличались высокой степенью масштабности произведенных мер, в реализации которых задействовано руководство страны и территориальных организаций, все население.

Основные направления по перестройке деятельности милиции Горьковской области в начальный период войны



На основе правовых актов, принятых в первые месяцы войны, Наркомат внутренних дел СССР издал ряд приказов и директив, конкретизировавших деятельность милиции в условиях военного времени. Так, директива НКВД от 7 июля 1941 года требовала, чтобы личный состав органов милиции в любое время, в любой обстановке был готов к самостоятельному или совместно с подразделениями Красной армии выполнению боевых задач по ликвидации диверсионных групп, парашютных десантов и регулярных частей противника, особенно в зоне военных действий, где боевая деятельность органов милиции должна быть тесно связана с тактикой армейских соединений14.

Обязанности милиции в сравнении с довоенным периодом значительно расширились. На органы милиции, в частности, возлагались: борьба с дезертирством, мародерством, с паникерами, распространителями всякого рода провокационных слухов и измышлений; очистка городов и оборонно-хозяйственных пунктов от преступных элементов; оказание всемерной помощи транспортным органам НКВД по выявлению на транспорте вражеских агентов, провокаторов; борьба на железнодорожном и водном транспорте с хищениями эвакуируемых и военных грузов; разгрузка железнодорожного и водного транспорта от тех пассажиров, передвижение которых не вызывалось необходимостью; обеспечение организованной эвакуации населения, промышленных предприятий, различных хозяйственных грузов. Органы милиции обеспечивали проведение в жизнь приказов и распоряжений военных властей, регламентировавших режим в местностях, объявленных на военном положении.

Кроме исполнения своих основных обязанностей по охране общественного порядка и борьбе с различными видами преступности, на милицию ложились такие специфические обязанности, как организация эвакуации населения, промышленных объектов и механизмов к ним, различных народнохозяйственных грузов. В глубоком тылу требовалось организовать прием и размещение эвакуируемых граждан и материальных ценностей. На милицию был возложен надзор за перевозками различных грузов по железнодорожным и водным путям, их охрана, борьба с хищениями. Военная обстановка вновь потребовала от милиции организации работы по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью. После введения карточной системы снабжения населения появились новые виды преступлений - подделка карточек, спекуляция ими.

С началом войны ухудшилось положение по всем направлениям деятельности милиции. Прежде всего, волновал качественный уровень кадров милиции: не менее 25% личного состава было призвано в армию в первые месяцы войны. Как правило, их заменяли лица, не годные к строевой службе: инвалиды войны, пенсионеры, женщины. Нельзя забывать и о том, что в военной обстановке на милицию были возложены многочисленные дополнительные обязанности. С 23 июня 1941 года органы милиции были переведены на двухсменный режим работы - по 12 часов.

Содержание идеологической и массово-политической работы было подчинено непримиримой борьбе с фашизмом под лозунгом: «Все для фронта, все для победы»! Много творческой инициативы по мобилизации коммунистов и комсомольцев проявили политотдел ГУМ НКВД СССР, политотделы республиканских, краевых, областных и крупных городских управлений милиции в совершенствовании форм и методов партийно-политической и воспитательной работы с личным составом.

Весомый вклад в перестройку работы милиции на военный лад внесли политруки низовых подразделений. Личным примером, пламенным словом они воспитывали у подчиненных горячую любовь к Отчизне, готовность защищать ее до последней капли крови. Перестраивали работу применительно к условиям войны и комсомольские организации милиции. Постановление ЦК ВЛКСМ от 22 июня 1941 года «О мероприятиях по военной работе в комсомоле» потребовало от всех комсомольцев бдительности, сплоченности, дисциплинированности и организованности. Комсомольцы выступали инициаторами многих патриотических начинаний, проявляли мужество и отвагу при исполнении служебного долга, заботились о беспризорных и безнадзорных детях, овладевали военными знаниями.

Перестройку работы в условиях войны широко освещали многотиражные милицейские газеты, которые издавались политотделами республиканских, краевых и областных управлений милиции. Политотделы управлений милиции проявляли постоянную заботу о повышении роли многотиражной печати в мобилизации личного состава на успешное выполнение боевых и оперативных заданий командования. В годы войны было организовано обучение редакторов многотиражных милицейских газет на заочных курсах работников печати при ЦК ВКП(б). Под руководством политотделов милиции развертывалось социалистическое соревнование между органами милиции, велась большая работа по оказанию помощи фронту, семьям фронтовиков бывших работников милиции, переписка с воинами Красной армии, со своими коллегами в прифронтовой полосе.

В процессе перестройки деятельности милиции на военный лад остро стоял вопрос о кадрах. От правильной расстановки, подготовки и обучения кадров в конечном счете зависели результаты перестройки. В решении этого вопроса большую помощь милиции оказывали местные партийные и комсомольские органы. По их путевкам на службу в милицию пришло немало женщин, которые быстро освоили сложные милицейские обязанности и безупречно выполняли свой служебный долг, заменив мужчин, ушедших защищать Родину. Женщины работали участковыми уполномоченными, рядовыми милиционерами, находились на оперативной работе в аппаратах уголовного розыска и борьбы с хищениями. Все они успешно справлялись со своими обязанностями.

Главное управление милиции НКВД СССР осуществило ряд организационных мер по перестройке работы основных подразделений милиции, прежде всего наружной службы, занятой охраной общественного порядка. На время войны отменялись ежегодные очередные отпуска, принимались меры к укреплению бригад содействия милиции, организации групп содействия истребительным батальонам и групп охраны общественного порядка.

Аппараты уголовного розыска перестраивали свою оперативно-служебную деятельность применительно к обстановке военного времени. Уголовный розыск вел дела, связанные с убийствами, грабежами, разбоями, мародерством, кражами из квартир эвакуируемых, осуществлял изъятие оружия у преступных элементов и дезертиров, оказывал помощь органам государственной безопасности в выявлении вражеской агентуры. Аппараты борьбы с хищениями социалистической собственности и спекуляцией основное внимание уделяли усилению охраны нормированных продуктов, идущих на обеспечение армии и населения, пресечению преступной деятельности расхитителей, спекулянтов и фальшивомонетчиков. Под особый контроль служба БХСС взяла заготовительные и снабженческие организации, предприятия пищевой промышленности и торговой сети.

Государственная автомобильная инспекция все усилия направила на проведение мобилизации автомобильного транспорта, тракторов, мотоциклов для нужд армии. Инспекторы ГАИ осматривали и проверяли техническое состояние автомобилей, подлежащих направлению в действующую армию.

Основными задачами паспортных аппаратов милиции стали оказание помощи военным комиссариатам в мобилизации в действующую Красную армию военнообязанных и допризывников; поддержание в стране строгого паспортного режима; организация справочной работы; розыск лиц, с которыми родственники и близкие утратили связи; выдача пропусков гражданам для проезда по железной дороге и водным путям.

На основании постановления ГКО «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР» от 17 сентября 1941 года с личным составом всех подразделений милиции были проведены военные занятия. Упор был сделан на подготовку одиночного бойца, умеющего владеть и применять в бою винтовку, пулемет, миномет, гранаты, пользоваться средствами противохимической защиты. Работники милиции овладевали методами борьбы с вражескими танками и пехотой.

24 сентября 1941 года по вопросу «О перестройке партийной работы на военный лад» Горьковским областным комитетом ВКП(б) отмечалась необходимость выявления распространителей ложных слухов, укрепления служебной дисциплины, улучшения оперативно-служебной деятельности на порученных участках работы, оказания помощи семьям мобилизованных в РККА15. В этот период проявилась авангардная роль коммунистов. Так, в решении первого партийного собрания УНКВД по Горьковской области в условиях войны четвертого июля 1941 года было отмечено: «Заслушав выступление И.В. Сталина 3 июля 1941 года по радио, собрание постановило:

1. Объявить партийную организацию управления милиции УНКД по Горьковской области мобилизованной на выполнение любых заданий партии, правительства, командования УНКВД.

2. Потребовать от коммунистов всемерного повышения бдительности, беспощадного уничтожения шпионов, диверсантов, безусловного сохранения государственной тайны и конспирации в оперативно-служебной работе, непримиримой борьбы с паникерами, распространителями ложных провокационных слухов, со спекулянтами и прочей вражеской деятельностью уголовно-преступных элементов.

3. Обязать каждого коммуниста в кратчайший срок изучить личное оружие и гранатометание, овладеть стрельбой из винтовки и гранатомета. Организовать изучение сотрудниками и женами работников управления милиции в городе Горьком вопросов санитарной обороны.

4. Обеспечить авангардную роль коммунистов. Коммунисты должны быть инициаторами и организаторами групп самозащиты по месту жительства».

Резолютивная часть заканчивалась следующими словами: «Собрание призывает всех коммунистов обеспечить мероприятия по превращению нашего здания в крепость обороны, способствующей делу разгрома подлых фашистских захватчиков»16.

В решении партийной организации Управления милиции УНКВД по Горьковской области от 24 сентября 1941 года «О перестройке партийной работы на военный лад» подчеркивалось: «повышать политическую бдительность; укреплять служебную дисциплину, повышать авангардную роль коммуниста по выполнению служебных задач; организовать помощь фронту, работу среди беспартийных; проводить военную учебу; связать служебно-оперативную работу с необходимой деятельностью на фронте борьбы с врагом; отвечать делом на нужды и запросы семей мобилизованных работников милиции в РККА, оказывать им всемерную поддержку»17.

Коммунисты управления милиции НКВД по Горьковской области на общем собрании от 15 ноября 1941 года по поводу выступления И.В. Сталина на заседании Моссовета 6 ноября в резолютивной части отметили: «Работать не покладая рук; усилить партийно-политическую работу на основе решения ОК от 28 октября 1941 года; общественный порядок в тылу должен поддерживаться всеми силами; командному составу наладить тесную связь с подчиненными по службе».

Очень важным и определяющим для постановки служебно-оперативных задач для горьковской милиции явились решения, принятые в период приближения врага к Москве. В постановлении Горьковского ОК ВКП(б) «О партийно-политической работе среди личного состава органов милиции Горьковской области» от 28 октября 1941 года отмечалось, что «плохо выполняются функциональные обязанности сотрудниками милиции. Недостаточна работа с рядовым составом. Мало внимания уделяется подбору и воспитанию кадров. Руководство, партийная организация проходят мимо отдельных фактов недисциплинированности личного состава органов милиции. В постановлении было отмечено: «Решительно действовать по выявлению уголовно-преступных элементов; укреплять дисциплину, воспитывать лучшие качества сотрудников милиции; организовать агитационно-пропагандистскую работу; привлекать комсомол на борьбу с недисциплинированностью, крепить дисциплину, бдительность»18.

С начального периода войны была проведена реорганизация и система охраны наружной службы областного центра и области. Ее структура стала больше соответствовать конкретной обстановке. 23 июня 1941 года весь личный состав горьковской милиции переводится на казарменное положение и функционирует весь период войны как воинское подразделение. Увеличилась продолжительность смен до двенадцати часов, а командный состав работал нередко до шестнадцати часов в сутки.

В передовой статье периодического органа областного Управления НКВД по Горьковской области газеты «На страже» отмечалось: «Мы должны все, как один, считать себя мобилизованными на беспощадную борьбу с врагом. Борьба с преступниками, расхитителями государственного и общественного имущества должна быть усилена как никогда. Кроме того, необходимо всемерно усилить военно-оборонную работу, организовать массовое ознакомление сотрудников милиции с мерами противовоздушной и химической обороны, повсеместно изучать оборонное дело и санитарную службу». На первой странице первого номера этой газеты в период войны был заголовок: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!»19.

Регулярно издается еженедельная газета парткома и политотдела управления милиции НКВД по Горьковской области «На страже», выходившая с 1933 года. Ее редактор П.А. Ласточкин, заменивший его впоследствии М. Костин и работавшие в редакционной коллегии сотрудники показывали образцы отношения к служебной деятельности, долгу милицейского журналиста.

К 26 июня первые сто двадцать работников горьковской милиции были направлены в распоряжение Красной армии. 30 июня в газете «На страже» политрук Чернов из Автозаводского отделения милиции отмечал в газете политотдела УНКВД «На страже»: «Рапорта с просьбой отправить на фронт нескольких сотрудников были примерно такого содержания: «Мы желаем с оружием в руках идти на врага и быть в первых рядах бойцов Красной Армии. Мы знаем, что на сотрудников милиции возложена большая работа. Они отвечают за спокойствие и порядок в тылу. Все задания командиров мы будем выполнять четко, усилим бдительность, поведем беспощадную борьбу с дезорганизаторами тыла. Просим отпустить нас в первую очередь». 15 августа 1941 года в газете «На страже» опубликован известный Указ Президиума Верховного Совета от 6 июля 1941 года “О распространении ложных слухов”»20.

8 октября 1941 года в газете «На страже» был распространен вызов сотрудников шестого отделения милиции города Горького всем отделениям милиции города «О социалистическом соревновании». В нем отмечалось: «Каждый из нас на своем посту приложит все силы на повышение качества служебной деятельности. Обязуемся: добиваться лучших показателей в работе; отдать все силы на борьбу с преступностью и охране общественного порядка; оказывать помощь фронту; проявлять себя в политико-просветительной работе; поставить работу групп по ООП на должный уровень; работать по линии МПВО; по линии паспортного режима; соблюдать культуру в работе». Призыв к проведению социалистического соревнования был поддержан 2 отделением милиции (Автозавод) Горького21, которое во втором полугодии 1941 года и в 1942 году становилось лучшим милицейским подразделением области, наряду с Павловским ГО НКВД. Газета «На страже» постоянно публиковала статьи, например, руководителя комсомольской организации Управления милиции области Г. Леванта «Задачи комсомола в условиях войны», об организации донорства, воскресников, о лучших работниках горьковской милиции22.

В газете «Горьковская коммуна» от 7 декабря 1941 года Петр Степанович Глухов (батальонный комиссар, бывший политработник горьковской милиции) в статье «Горьковчане на защите Ленинграда» отмечал: «За линией наших окопов закопался коварный враг. Он захотел нашей земли. - На, получай. - И один за другим наводчик Чендяев посылает снаряд за снарядом на обезумевшего врага. Разбито 4 блиндажа врага. Подавлено 2 минометных гнезда и рассеяна группа фашистов. Ленинграда фашистским извергам не видать, как своих ушей»23.

Организация народного ополчения. Формирование истребительных батальонов и роль в этом УНКВД



Война намного усложнила и резко увеличила объем работы органов милиции областного центра и всей области. Возросло количество преступлений, три четверти которых совершались на экономической почве, от голода, постоянной неустроенности и неосведомленности в будущем граждан. Это заставляло органы власти принимать ответственные решения по организации правопорядка.

В газете «Горьковская коммуна» от 3 июля был опубликован приказ начальника УНКВД по Горьковской области капитана государственной безопасности Е.П. Питовранова «О местной противовоздушной обороне». Отмечено, что в связи с введением военного положения всему населению, руководителям предприятий, учреждений и домоуправлений города Горького и Горьковской области точно и своевременно выполнять правила МПВО. Для оповещения населения о воздушной тревоге установлены следующие их виды: воздушная тревога; химическая тревога; отбой воздушной тревоги24.

Распоряжением рекомендовано наладить круглосуточное дежурство на всех предприятиях, учреждениях, местах общественного пользования, установить круглосуточное дежурство по МПВО и дворников у подъездов ворот и дворов. «На ответственных дежурных возложить: обеспечение строжайшей светомаскировки; оповещение о сигналах МПВО; принятие первоначальных мер по локализации очага поражения и организации работ по спасению, наблюдение за поражением и донесением о нем в МПВО. Все наружные репродукторы должны быть включены. Во всех пунктах вывесить адреса нахождения телефонов. Специальное оборудование помещений коллективной защиты привести в полную готовность в установленном порядке. Начальнику МПВО Суханову предложено провести подготовку укрытий к 6 июля. Взять на учет все подвальные помещения, годные к укрытию и привести в состояние полной подготовленности, в том числе и для населения. Руководителям учреждений и предприятий рекомендовано провести обучение населения. Создать группы самозащиты на предприятиях, учреждениях. За нарушение установленных правил МПВО взыскивать с руководства учреждениями и с граждан. Контроль за соблюдением постановления возложен на начальника штаба МПВО». Вслед за приказом опубликованы рекомендации по подготовке укрытий, щелей.

С конца июля 1941 года начальником УНКВД по Горьковской области назначается В.С. Рясной. Осенью 1941 года по городу Горькому намечено создать 1622 группы самозащиты. Однако фактически же было создано 1974 подобные группы. Не обучены для выполнения заданий 52 тысячи из 531 112 человек. Сдали нормативы «Готов к ПВХО» 398 058 человек, обучаются 65 640 человек. Созданы бомбоубежища на 164 570 мест единовременно по жилищным управлениям, на 42 258 человек - по промышленным предприятиям25. Всего же подготовлено 150 бомбоубежищ, 30 тыс. щелей и укрытий26. Подготовлено к зимнему времени было 65 тыс. пар лыж, 11 тыс. саней. Эти вопросы координировались МПВО с УНКВД по Горьковской области. Стадион «Динамо», например, хранил 150 тыс. противогазов. По линии МПВО были сформированы батальоны № 370 и 371 МПВО, они были реорганизованы в 1944 году27.

Органы внутренних дел осуществляли руководство формированиями народного ополчения для отпора врагу. С 23 июня в Горьковской области началась мобилизация военнообязанных 1905-1918 годов рождения. Призывники 1919-1921 годов рождения уже были в рядах Красной армии и первыми встретили врага. Уже в первый день войны, не дожидаясь повесток на фронт, в военкоматы города Горького было подано 5486 заявлений, по области - до 10 тысяч от местного населения области. Власти на местах всех уровней принимали решения о проведении мобилизации. В городе было организовано 10 пунктов сбора военнообязанных. Они располагались в школах, Дворце культуры завода № 92, в клубе им. Кринова, на стадионах «Водник», «Торпедо». Через эти пункты ежедневно проходили 800-1000 человек28.

В ополчение призывались военнообязанные и невоеннообязанные рабочие и инженеры, врачи и учителя, студенты и пенсионеры - все, кто способен был держать оружие. Хотя в ополчение призывались только мужчины, но заявления подавали и женщины. На 25 июля в народное ополчение по городу Горькому записалась 61 тысяча 112 человек, зачислены 44 тысячи 392 человека, из них женщин - 16 тысяч 506 человек. Всего в области в народное ополчение вступило более 100 тысяч человек. В отрядах народного ополчения готовились санитарные кадры, по единому плану проводилась боевая учеба. Ополчение готовило резерв для Красной армии.

С 25 июня 1941 года на территории Горьковской области начали создаваться истребительные отряды, задачей которых являлась охрана промышленных объектов, железнодорожных сооружений, электростанций, борьба с вражескими десантами и разведгруппами. Осенью 1941 года истребительные отряды были реорганизованы в 74 истребительных батальона и несколько лыжных подразделений. Общее руководство деятельностью истребительных батальонов осуществлял областной штаб УНКВД по Горьковской области29.

Город Горький и область выглядели как военный лагерь. Всюду разворачивалось строительство бомбоубежищ, создавались группы МПВО и ПВХО, организовывались истребительные отряды для борьбы с диверсионными группами противника. Общее руководство этими вопросами обеспечивалось УНКВД и лично М.С. Балыбердиным - заместителем начальника УНКВД по кадрам. Начальником штаба истребительных батальонов был назначен майор А.И. Брюханов, его заместителем - Б.В. Гаврис. С июля 1941 года к осени было сформировано 74 истребительных батальона с числом 14,8 тысяч человек. Десять из них было дислоцировано в городе Горьком и 64 батальона - по области, из расчета два батальона на район. Их численность колебалась от 150 до 300 человек30.

В помощь истребительным батальонам были созданы группы содействия охране общественного порядка. В их составе только в городе Горьком действовало 2,5 тысячи членов этих групп. Ко 2 декабря 1941 года организация истребительных батальонов была в основном закончена. Однако существовала проблема их оснащенности стрелковым оружием. Его имело только 40% состава. Руководство группами общественного порядка осуществлялось УНКВД и органами городского управления. По этой линии имелось в наличии: 5181 винтовка, 50 револьверов, 500 гранат, 14 ручных, 9 станковых, 12 крупнокалиберных пулеметов. В среднем на каждую единицу автоматического оружия было 150 патронов. Для обеспечения деятельности истребительных батальонов по распоряжению городского комитета обороны № 86-с к 1 января 1942 года было произведено сто десять тысяч ручных гранат РПГ-1 и другое оружие, обмундирование31.

Кадры состояли в основном из мужчин 30-40 лет непризывного возраста и женщин, способных выполнять боевые задания. Уровень дисциплины был в основном удовлетворительным. Однако существовала недооценка централизованного руководства. Так, например, секретарь Залесского РК ВКП(б) в ответ на критическое замечание отмечал: «Я отвечаю за работу района и райкома партии, в своих решениях начальнику НКВД не подчиняюсь, людей направляем в батальон мы временно, они вернутся, а в районе к этому времени ничего не случится»32.

В областном центре и промышленных районах области истребительные батальоны формировались из рабочих заводов и предприятий, работающих по брони, а в районах сельской местности - из мужчин непризывного возраста и женщин. Личный состав был на казарменном положении, обмундирован и вооружен. В промышленных центрах вооружение и выучка бойцов доходила до уровня подготовки регулярных частей Красной армии. В помощь истребительным батальонам были созданы группы содействия из местного населения, в том числе из групп охраны общественного порядка. Более 1000 бригадмильцев и более 2,5 тысяч членов групп охраны общественного порядка поддерживали порядок в городе Горьком.

Одной из главных задач бойцов истребительных отрядов было проведение диверсионных актов на территории, занятой врагом33. Подготовку специального отряда из 54 человек была поручена Алексею Ивановичу Брюханову, встретившему войну на границе в должности начальника пограничной заставы и в первый же ее день потерявшему семью во время бомбежки. Он считал, что Горьковская область обладает всем необходимым, чтобы в короткий срок (один месяц) подготовить и отправить за линию фронта 270 истребителей-диверсантов и в три месяца - 810 человек. К концу 1941 года было создано 20 партизанских групп от 20 до 50 человек. Всем своим поведением А.И. Брюханов вселял уверенность в своих подчиненных, готовившихся к борьбе в тылу врага на исконно русской территории - многострадальной Смоленщине.

В период знаменитой битвы под Москвой одна группа из 54 человек, действовавшая в составе 43-й армии, совершила воинский подвиг на подступах к столице. «Ваши юные патриоты, действуя по тылам врага, успешно выполнили все боевые задачи командования 43-й армии. Они не только дали богатый разведывательный материал, но и деморализовали противника, уничтожив ряд его огневых точек, телефонные линии и более пятидесяти фашистов. Их боевой работой мы гордимся и просим передать рабочим, колхозникам и интеллигенции Горьковской области наше боевое спасибо», - отмечало в письме на имя руководства областного комитета ВКП(б) и УНКВД командование 43-й армии34.

Только к концу 1941 года из состава истребительных батальонов Горьковской области были подготовлены 2 батальона в количестве более 2 тысяч человек на укрепление войск НКВД в районе города Калинина и истребительно-партизанская группа, успешно выполнявшие спецзадания командования Западного и Северо-Западного фронтов. Отряды горьковчан действовали в тылу врага в Московской, Ленинградской, Смоленской, Псковской и других областях.

Подготовка истребительных батальонов была организована на основе программ военного обучения. Осуществлялась также подготовка диверсионных групп. Было создано 20 партизанских групп численностью от 20 до 50 человек. Этим занимались майор А.И. Бухранов и его заместитель - Б.В. Гаврис. Операции, которыми они руководили в тылу у гитлеровцев, были успешно завершены. Так, в письме штаба 43-й армии (Западный фронт) отмечалось: «Уничтожено 150 гитлеровцев, захвачено 6 пулеметов. Разбито 32 товарных вагона, везущих продовольствие оккупантам, уничтожено впоследствии еще 500 гитлеровцев. Указом ПВС 10 марта 1942 года группа отличившихся горьковчан была представлена к государственным наградам.

В «Горьковской коммуне» от 22 мая 1942 года в статье Б. Шелепенкова «Рейд в тыл врага» с фотографией участницы рейда Анны Нюхаловой опубликованы имена награжденных участников рейда «истребителей», в основном молодых людей:

- орденом Красного Знамени: Выборнов Степан Григорьевич, Комин Константин Васильевич, Любимцев Евстафий Николаевич;
- орденом Красной Звезды: Веренцов Алексей Иванович, Котельников Константин Александрович, Кутырев Петр Дмитриевич, Нюхалова Анна Федоровна, Хоревко Константин Григорьевич;
- медалью «За отвагу»: Букин Федор Петрович, Кириков Федор Иванович, Малюгин Борис Сергеевич, Плотников Алексей Константинович, Пресняков Виктор Иванович;
- медалью «За боевые заслуги»: Гаврис Бронислав Войцехович, Козлова Мария Ивановна, Петрова Александр Федорович, Филиппов Павел Григорьевич.

Подписал наградные документы командующий войсками Западного фронта генерал армии Г.К. Жуков.

Затем был подготовлен второй поход отряда «истребителей» в начале лета 1942 года в окрестности Ленинграда. Организационную работу по их подготовке проводило УНКВД области и Центральный комитет ВЛКСМ. Смертью храбрых в боевых операциях погибли С.Г. Выборнов и К.В. Комин. Самоотверженно сражались с врагом все члены прославленного отряда. Координацию деятельности осуществляло УНКВД по Горьковской области. «Горьковский партизанский» - так называется историко-документальная повесть доктора юридических наук, профессора ННГУ им. Н.И. Лобачевского Г.Н. Горшенкова35. Ряд материалов заимствован из архива Информационного центра ГУВД36.

Органы власти, правоохранительные и судебные органы, в том числе органы горьковской милиции, боролись с поступающими сигналами о тех или иных проявлениях антисоветских настроений. Нередко распространению панических слухов способствовали эвакуированные, рассказывавшие об ужасах отступления и плохом состоянии Красной армии. Власть жестко реагировала на подобные факты. Тем временем, большинство эвакуировавшихся из Москвы на автомобильном и конном транспорте двигались по шоссе через Владимир на Горький. Дорога была узкой, часто возникали пробки. Вышедшие из строя автомобили просто сталкивали в кювет, движение никто не регулировал. Семнадцатого октября жители города Горького приняли основную массу эвакуированных из Москвы. Настоящим рассадником всякого рода криминала стали запасные полки, то есть тыловые части, в которых призванные из запаса проходили подготовку непосредственно перед отправкой на фронт. Проблем с дисциплиной и моральным разложением в армии было много. Октябрь 1941 года стал месяцем, когда неверие в победу и антисоветские настроения получили самое широкое распространение.

Еще в самом начале Великой Отечественной войны в город Горький и область прибыли сотни тысяч эвакуированных из районов прифронтовой полосы, Москвы, Ленинграда. Горьковский областной совет по эвакуации населения возглавили председатель облисполкома М.Т. Третьяков и секретарь ОК ВКП(б) И.М. Гурьев. На 20 августа в город Горький и область прибыли из районов прифронтовой полосы 58 тысяч человек, из Ленинграда - 3 тысячи, из Москвы - 57 тысяч человек. К концу 1941 года число эвакуированных в Горьковскую область составило более 160 тысяч человек, к февралю 1942 года - 178 тысяч человек37, 62 тысячи человек были размещены в областном центре и городах, остальное количество граждан было размещено в сельской местности.

Роль горьковской милиции в организации охраны общественного порядка и дисциплины в начальный период войны



Основная нагрузка в реализации решений ГГКО, областного комитета обороны была возложена на плечи сотрудников органов внутренних дел и милиции. Управление милиции структурно входило в состав управления внутренних дел по Горьковской области. Начальник управления милиции одновременно являлся одним из заместителей начальника областного управления НКВД.

На базе отдела милиции г. Горького было создано городское управление милиции. Это решение было следствием увеличения объема работы в связи с ростом количества населения за счет эвакуированных граждан и серьезного усложнения оперативной обстановки. Такое организационное построение позволило улучшить обеспечение организации и управления по охране общественного порядка, несмотря на трудности военного времени.

Состав горьковской милиции в начальный период войны уменьшился на четверть. По сравнению с довоенным периодом число сотрудников милиции уменьшилось на 350 штатных единиц. В большинстве своем вновь поступившим на службу в милицию требовалось обучение по повышению профессиональной подготовленности. Но даже и таких кадров не хватало. Некомплект кадров в милиции области достигал 550-600 человек. Ушли на фронт квалифицированные сотрудники, среди них большинство коммунистов и комсомольцев. Часть работников милиции ушли на фронт добровольцами, вступили в народные ополчения, истребительные батальоны.

В воспоминаниях одного из руководителей милиции города Горького, начальника отдела милиции Куйбышевского района города Горького П.И. Мартынова, отмечалось: «Представьте себе на минуту, что на рейде порта стоят десятки пароходов, теплоходов и барж. Женщины с малолетними детьми, высадившись на берег, ищут помощь, участие, выстаивают часами в очередях за куском хлеба и тарелкой супа. Движение автотранспорта по городу стало значительно интенсивнее. Заметно увеличился поток военных машин, а также наблюдался нескончаемый шлейф машин с московскими номерами, следовавшими через Канавино и Окский мост дальше на юг и восток. Их пассажиры с детьми и имуществом направлялись через Горький в более спокойные места проживания. На местных органах власти лежала ответственность за прием, обеспечение, размещение, отправку беженцев поездами и водным транспортом. Именно в это сложное время появилось много воров-карманников. Они быстро освоили трамвайный маршрут № 1, а в отделении милиции от заявлений потерпевших не стало отбоя. Карманников, задержанных с поличным, арестовывали. Других же, кого хорошо знали, задерживали, группировали и вывозили из областного центра вниз по Волге как можно дальше. Другой возможности в этот период не было. Оживились грабители, квартирные воры и другие любители чужого добра. Стали основательно докучать притоны, их содержатели, скупщики краденого. Объемы работы органов милиции в сравнении с довоенным временем значительно возросли»38.

П.И. Мартынов вспоминает, что в отделении и приданном ему взводе дивизиона патрульно-постовой службы служило более 100 человек: «В своем большинстве люди новые, вчерашние сапожники, плотники, колхозники, специалисты народного хозяйства, заменившие ушедших на фронт. В это время со мной в отделении несли службу мои заместители Комраков, Тильников, Бурлаков; оперативные работники Ершов, Подобуев, Зимин, Мухин, Никулин, Суманеев, Школьник; участковые инспектора милиции Чернов, Кулябин, Андреев, Каробанов; милиционеры Уваров, Петров, Лукин, Базаров и многие другие. Особенно признателен милиционерам-женщинам, пришедшим по зову сердца в лихую для Родины годину. Это командир отделения Мустаева; милиционеры Кураженкова, Сотова, Богданова, Киселева, Ежова, Паташова, Чепакова, Короткова, Ермоленко, Сученкова, Шейнова»39.

Существовала неблагополучная ситуация с кадрами, она сохранялась до конца войны. А новые работники, которые приходили на службу в милицию, в большинстве своем не отвечали требованиям, предъявляемым к милиционерам. Зачастую это были инвалиды, демобилизованные по ранению воины Красной армии, пожилые люди, женщины. Они не имели представления о сущности милицейской службы. В начальный период войны в милицию Горьковской области пришло около 3 тысяч новичков.

Областным управлением милиции принимались меры к укреплению существовавших в то время групп охраны общественного порядка. Как новая форма содействия милиции, они создавались в городах, сельской местности. Большую работу по их организации проводили участковые уполномоченные милиции. Участковый уполномоченный Большемурашкинского РОМ Мельников организовал 24 группы (135 человек) при наличии в районе 400 членов групп ООП. Михеев из города Горького - 9 групп. Только в шестом отделении милиции города Горького вместе с милицией ежедневно на службу выходило 50 бригадмильцев и 150 членов групп ООП.

Одной из важных задач являлось обеспечение охраны общественного порядка при налетах на город вражеской авиации. Первый массированный налет на город фашисты совершили 4 ноября 1941 года. При первом налете героизм и практическую смекалку проявил сотрудник автозаводского отделения милиции Ширшенко. Он потушил более десятка зажигательных бомб. Отвечая на вопрос журналиста о своих успехах, говорил: «Очень просто. Если вовремя подбежать к снаряду, затушить его и оттащить в безопасное место, то пожара не будет»40. Позднее зажигательных бомб уже не боялись, во многом благодаря примеру работника милиции.

С перерывами налеты авиации врага продолжались почти два года - до июля 1943 года, а всего число налетов достигло 43, сброшено 1561 фугасная и 4767 зажигательных бомб41. Особенно массированными были налеты в мае-июле 1943 года. В городе в ночное время повсеместно была светомаскировка, надзор за соблюдением которой возлагался на органы милиции. Оперативные группы патрулировали по улицам города, а при налетах вражеской авиации проверяли документы у водителей транспортных средств и граждан, следили за порядком в бомбоубежищах, укрытиях. Стадион «Динамо», как уже отмечалось выше, превратился в бомбоубежище, хранилище противогазов, которых находилось более 150 тысяч. Здесь обучались будущие бойцы Красной армии, проводилась служебная подготовка сотрудников милиции.

Единственный в городе мост через реку Оку имел большую оборонную и хозяйственную значимость. По нему днем и ночью шел увеличивающийся с каждым днем войны поток транспорта и граждан. Он контролировался постами милиции Куйбышевского и Канавинского отделений областного центра. Вражеские самолеты не один раз пытались его уничтожить, но безуспешно, если не считать воронок от авиационных бомб, одна из которых оказалась у водной станции «Динамо». Весь период войны по мосту ходил паровозик - «кукушка» с тремя вагонами на прицепе, перевозя так необходимое для питания горожан зерно с зерновой базы сибирских пристаней на мельзавод № 2 у Казанского вокзала.

До 9 октября 1941 года Переселенческим отделом Горьковского облисполкома было эвакуировано население из прифронтовой полосы, городов Москвы и Ленинграда в количестве 138 802 человека (по состоянию на 30 сентября). Органами милиции были взяты на учет 62 700 человек.

Особое место занимала практическая работа милиции, в ходе которой предстояло решить много разнообразных вопросов. По административной деятельности областным управлением милиции по УНКВД за второе полугодие 1941 года было зарегистрировано 123 242 административных правонарушения, установлено 11 936 преступлений, расследовано 10 120 преступлений, дела направлены в суд, возвращено на доследование - 925 дел42. За 1 квартал 1942 года, по данным прокуратуры Горьковской области, управлением милиции оформлено 5533 уголовных дела, окончено 4512 дел, направлено в суд 4226 дел43.

Органами милиции осуществлялась борьба с растратами и хищениями государственной, общественной и личной собственности граждан. В этом направлении в документах за второе полугодие 1941 года отмечалось, что в системе Облпотребсоюза совершено растрат на 2 841 000 рублей, не взыскано 2 367 000 рублей. Указывалось также, что в данном учреждении борьба с хищениями ослаблена, поэтому условия военного времени диктуют: а) безусловное применение меры содержания под стражей; б) усиление мер наказания по ст. 116 и 162 УК РСФСР; в) привлечение к ответственности должностных лиц, ответственных за контроль и учет материальных ценностей44. За третий квартал 1941 года органами милиции выявлено 957 преступлений, за четвертый - 135245. Наблюдалось много фактов спекуляции, хищений продуктовых карточек46.

По данным прокуратуры Горьковской области, за второе полугодие 1941 года было подготовлено 71 уголовное дело, из них - 69 по ст. 58-10 (шпионаж) и два по ст. 58-14 (саботаж, побег из колонии или предприятия оборонного значения)47. Дела самые разнообразные. Только органами милиции города Горького по статьям о политических преступлениях за 3 квартал 1941 года по ст. 58-10 УК РСФСР направлено в прокуратуру 8 дел, по ст. 58-14 - 3 дела, за 4 квартал соответственно три и одно дело. В последующем 1942 году органами внутренних дел направлено 264 уголовных дела по делам особой важности, за 1943 год - 157, за 1944 - 120, в первом полугодии 1945 года - 9248.

Из статистики правонарушений за 1941 год можно отметить, что судебными органами были осуждены 100 486 человек. Более половины из них за второе полугодие, в начальный период войны. Около двух третей из этих дел направлено в суд органами горьковской милиции. Следует отметить, что в декабре 1941 года из УНЖЛАГА были освобождены 4895 человек, по директиве от 1 декабря 1941 года были освобождены еще 600 человек, и часть из них были направлены на фронт49.

Сотрудники органов внутренних дел тесно координировали работу с военными комиссариатами в районах областного центра и области. Первым днем явки в военкоматы назначалось 23 июня. Сотни тысяч мужчин, да и женщины получали повестки, являлись в военкоматы, а потом отправлялись в эшелонах на фронт. Надо сказать, что отсрочки от службы существовали. В июне 1941 года еще никто не ожидал, что война примет такие масштабы и понадобится призывать в армию многие миллионы людей. От службы освобождались кадровые рабочие многих специальностей, комсомольские работники, занимавшие государственные посты, помощники начальников политотделов МТС и совхозов по комсомолу, работники административно-управленческого аппарата и профсоюзных организаций, студенты высших учебных заведений. Кроме того, имелся широкий спектр отсрочек от службы по состоянию здоровья.

В Горьковской области в июле - октябре 1941 года только за уклонение от призыва в армию военным трибуналом были осуждены 150 человек. В целом же по Горьковской области военный трибунал за уклонение от призыва в Красную армию осудил 1327 человек. За второе полугодие 1941 года органами горьковской милиции зарегистрировано 273 случая уклонения от мобилизации, 442 - дезертирства из армии, а в первом полугодии 1942 года соответственно 434 уклониста и 804 дезертира, зарегистрировано два случая укрывательства50.

По итогам массовых проверок охраны общественного порядка с июля 1941 по ноябрь 1943 года по Горьковской области были осуждены 2450 человек, выявлено 2800 тысяч человек нарушителей правил воинского учета. Этим занималась горьковская милиция. При ее содействии прокуратурой было выявлено 6,5 тыс. случаев помощи дезертирам. По Горьковской области осуждены 2345 соучастников в укрывательстве, в том числе 56 человек, взявших деньги за эту услугу. В Горьковской области только без города Горького осуждены более 4 тысяч дезертиров, в первом полугодии 1942 года - 1446 дезертиров. В целом же за годы войны по Горьковской области выявлено 12 тыс. военных дезертиров51. Борьба с дезертирством и уклонистами велась органами милиции в течение всей войны. На местах происходило прочесывание лесных массивов. Создавались специальные «тройки» по их выявлению. Осуществлялись проверки состава призывных комиссий, велась борьба с нарушителями паспортного режима52.

Таким образом, в первый период войны происходят необходимые мероприятия по перестройке всей деятельности органов управления в условиях военного времени. На органы милиции возложены организаторские функции в вопросах местной противовоздушной обороны, содействие военным комиссариатам в мобилизации гражданского населения в действующую армию, создание, подготовка и обучение бойцов истребительных батальонов, борьба с дезертирством из армии и промышленных предприятий. Стратегической задачей являлось поддержание общественного порядка и борьба с распространением ложных слухов, борьба с хищением и спекуляцией промышленных товаров и продовольствия. Органы милиции имели тесные связи с военной комендатурой, военным трибуналом, иными специализированными органами.


Читайте также:




1 На 17 января 1939 года население Горьковской области составляло 3 876 000 человек, из них в сельской местности проживали 2 657 374 человека. Население города Горького составляло тогда 644 тысячи человек (50% всего населения, проживающего в городах области). См.: ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 36. Л. 51.
2 Архив ИЦ ГУВД Нижегородской области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 10. Л. 93–101.
3 На страже. 1940. 17 марта.
4 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 2212. Л. 199.
5 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 4148. Л. 4.
6 Ведомости Верховного Совета СССР. 1941. № 29.
7 КПСС в резолюциях, решениях съездов, конференций. М., 1971. Т. 6. С. 18–19.
8 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 2121. Л. 53.
9 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 14. Л. 2.
10 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 27. Л. 25.
11 По материалам: ЦАНО. Ф. 5980. Прокуратура Горьковской области.
12 ГОПАНО. Ф. 2518. Оп. 1. Д. 2409. Л. 228; Гордеева Л.П. Горьковский городской комитет обороны в годы Великой Отечественной войны // Го-род славы и верности России: сборник статей. Н. Новгород, 1996. С. 103.
13 Лубянка. ВЧК–ОГПУ–НКВД–МВД–МГБКГБ, 1917–1980: справочник. М., 1997. С. 154.
14 КПСС в резолюциях, решениях съездов, конференций. М., 1971. Т. 6. С. 18–19.
15 ГОПАНО. Ф. 32. Оп. 1. Д. 3108. Л. 87; Ф. 817. Оп. 1. Д. 71. Л. 3–4.
16 ГОПАНО. Ф. 32. Оп. 1. Д. 3108. Л. 75–76.
17 ГОПАНО. Ф. 817. Оп. 1. Д. 71. Л. 3–4.
18 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 2062. Л. 218–219.
19 На страже. 1941. 30 июня.
20 На страже. 1941. 15 августа.
21 На страже. 1942. 23 мая.
22 На страже. 1941. 8 октября.
23 Горьковская коммуна. 1941. 7 декабря.
24 Горьковская коммуна. 1941. 3 июля.
25 ГОПАНО. Ф. 2514. Оп. 1. Д. 14. Л. 77.
26 Горьковская область в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: история и современность: материалы межрегиональной конференции. Н. Новгород, 2005. Ч. 1. С. 41.
27 Архив ИЦ ГУВД Нижегородской области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 56. Л. 202.
28 Всего за годы Великой Отечественной войны из Горьковской области было мобилизовано более 950 тысяч человек. См.: Горьковская область в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: материалы межрегиональной конференции. Н. Новгород, 2005. Ч. 1. С. 116.
29 Забвению не подлежит: сборник документов. Н. Новгород, 1995. Кн. 3. С. 64–68.
30 Беляков А.В. Истребительные батальоны Горьковской области в годы Великой Отечественной войны // События и факты. 1990. № 4.
31 Там же.
32 Нижегородская правда. 2010. 6 мая.
33 Горшенков Г.Н. Горьковский партизанский. Сыктывкар, 1999.
34 Архив музея ГУВД Нижегородской области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1086.
35 Горшенков Г.Н. Горьковский партизанский. Н. Новгород, 1999. С. 123.
36 Из обзора о деятельности истребительных батальонов от 25 января 1944 года отмечено, что по стране было подготовлено 5 тысяч офицеров, 40 тысяч бойцов для Красной армии, 20 тыс. партизанских групп. См.: Архив ИЦ ГУВД Нижегородской области. Ф. 1. Оп. 1. Д. 43. Л. 125.
37 ГОПАНО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 2409. Л. 228.
38 «Этот день мы приближали, как могли!»: сборник воспоминаний ветеранов ГУВД. Н. Новгород, 2000. С. 45.
39 История нижегородской полиции. Н. Новгород, 2015. Т. 2. С. 131.
40 На страже. 19841. 11 ноября.
41 Материалы к отчету Горсовета г. Горького за 1940–1946 гг. Горький, 1946. С. 130.
42 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 14. Л. 62.
43 Там же. Л. 50.
44 Там же. Л. 53.
45 Там же. Л. 61.
46 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 15. Л. 14–18.
47 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 27. Л. 25.
48 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 42. Л. 13.
49 ЦАНО. Ф. 5980. Оп. 2. Д. 27. Л. 57.
50 Перчиков Ю.А. Об уклонистах и дезертирах в 1941–1945 гг. // В поисках нового в современной отечественной истории. Арзамас, 2007. С. 330.
51 Там же. С. 331.
52 Там же.


Просмотров: 1004

Источник: А.В. Беляков, А.Н. Лушин, А.Г. Радьков, С.А. Смирнов, С.В. Ханин. Нижегородская (горьковская) милиция в 1917–1945 годы: организация и деятельность по охране общественного порядка и борьбе с преступностью: монография/А.В. Беляков, А.Н. Лушин, А.Г. Радьков, С.А. Смирнов, С.В. Ханин; под ред.А.Н.Лушина. – Нижний Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2018, с. 347-381



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X