Различие концепций вице-адмирала Макарова и главнокомандующего Алексеева по ведению военных действий с превосходящими силами противника

Первые поражения в морских битвах вызвали среди экипажей Тихоокеанской эскадры недоверие к наместнику Алексееву и вице-адмиралу Старку, которых считали главными виновниками происшедшего. Поднять моральный дух команд и боеспособность кораблей мог только командующий, хорошо знавший проблемы ведения современной войны на море и имевший авторитет в морских кругах. В Петербурге в качестве возможных кандидатур на эту должность рассматривались начальник Главного морского штаба контр-адмирал Зиновий Рожественский, пользовавшийся доверием царя и придворных кругов, и комендант кронштадтской базы вице-адмирал Степан Макаров, имевший в бюрократическом Министерстве военного флота репутацию «неспокойного духа». Победил Макаров, герой русско-турецкой войны 1877–1878 годов, командующий морскими силами на Дальнем Востоке в 1895–1896 годах. Способный, энергичный и трудолюбивый, опирающийся на свою популярность среди моряков (он был сыном мичмана), Макаров гарантировал быстрое возвращение боеспособности порт-артурской эскадре. 14 февраля он был назначен ее командующим, а уже через три дня он покинул Петербург и по транссибирской железной дороге отправился к месту назначения, взяв с, собою своих штабных офицеров, группу корабельных инженеров, 252 человека квалифицированных рабочих с верфей и несколько вагонов с материалами для ремонта поврежденных кораблей. Макаров, представитель так называемой молодой школы, приверженцы которой отдавали предпочтение использованию легких сил (легким крейсерам и миноносцам) в морской войне, еще будучи в дороге, потребовал от Министерства военного флота немедленного строительства и переброски по железной дороге на Дальний Восток 30 торпедных катеров и разобранных на части 8 миноносцев типа «Циклона», которые он предполагал использовать для действий в ночное время и для разведки83, а также переброски на Дальний Восток задержанного в Джибути отряда Вирениуса. Кроме того, он потребовал, и в довольно резкой форме, издания 500 экземпляров своей книги «Рассуждения по вопросам морской тактики» и немедленной отправки 200 из них (вместе с ежегодниками «Jane's Fighting Ships») на корабли Тихоокеанской эскадры. В Мукдене Макаров провел тяжелые переговоры с наместником, пытаясь склонить его на свою сторону и убедить в необходимости новаторских инициатив на флоте, и затем 8 марта прибыл в Порт-Артур и поднял флаг на легком крейсере «Аскольд», что по тем временам стало настоящим событием. Штаб эскадры (новым начальником штаба стал контр-адмирал Михаил Молас) остался на броненосце «Петропавловск».

Макаров, не теряя времени, прямо с вокзала направился в порт и доки для осмотра ремонтируемых (поврежденных в ночь с 8-го на 9 февраля) и строящихся кораблей (монтаж эскадренных миноносцев типа «Сокола»). Рабочих, чтобы усилить их рвение и ускорить ремонт кораблей, поселили в казармы эскадры и приняли на корабельное довольствие. Затем, на проходящем ходовые испытания «Страшном», Макаров направился к «Ретвизану», которого готовили к снятию с мели, и намеревался с борта эскадренного миноносца осмотреть остальные корабли. На «Петропавловске» он принял от Старка обязанности командующего эскадрой. Вечером «Ретвизан» был снят с мели и препровожден в порт, что на кораблях приняли как добрый знак. Оба поврежденных броненосца из-за отсутствия подходящего дока должны были ремонтироваться при помощи кессонов84, при этом «Цесаревич» (вместе с «Палладой») должен был войти в строй в середине апреля, а «Ретвизан» — на десять дней позже.

19 марта состоялась встреча Макарова с командованием крепости, на которой рассматривались вопросы взаимодействия армии и флота. Было признано, что самым слабым местом в обороне крепости (со стороны моря) является оконечность Квантунского полуострова — мыс Лаотешань, где не было ни укреплений, ни береговых батарей. Это давало возможность японским броненосцам обстреливать перекидным огнем внешние бассейны порта. До момента постройки батарей (на это уйдет, по меньшей мере, месяц) было решено разместить на вершине Лаотешаня выносной артиллерийский пункт управления огнем, поддерживающий с кораблями телефонную связь. Во время встречи выяснилось несовпадение взглядов на роль Порт-Артура и Тихоокеанской эскадры в военных действиях. Макаров считал, что Порт-Артур должен быть морской базой и обеспечивать стоянку эскадры, а, по мнению Стесселя, город должен оставаться только крепостью, защищаемой эскадрой. Так как оба командующих были на равных правах подчинены наместнику, такое несходство мнений не сулило ничего хорошего для Порт-Артура. Единственным плюсом совещания стала выработка принципов взаимодействия кораблей с береговой артиллерией. Однако вице-адмирал Макаров был человеком упрямым и в тот же день разработал для эскадры так называемую программу активной обороны.

Ее первоочередной целью было недопущение высадки японского десанта на Квантунском полуострове (при использовании минных заграждений), а ближайшей — постепенное расширение оперативной акватории за счет действий легких сил (крейсеров и эскадренных миноносцев). После ввода в строй поврежденных броненосцев перед эскадрой ставилась задача нанести удар по главным силам японского Соединенного флота. Действия легких сил должны были также представлять постоянную угрозу для коммуникаций противника в Желтом море. Одновременно владивостокский отряд крейсеров должен был активизировать свои действия по нарушению коммуникаций противника в Японском море, чтобы оттянуть часть сил Соединенного флота от Порт-Артура. Для этой цели Макаров назначил командиром Отдельного отряда крейсеров Тихоокеанской эскадры (такое название он имел с 9 марта) своего второго заместителя (младшего флагмана) контр-адмирала Карла Йессена, который южно-китайской железной дорогой (через Харбин) прибыл 17 марта во Владивосток85. В свою очередь, чтобы сориентироваться в намерениях японцев относительно высадки десанта, он принял решение провести разведку акваторий островов, находящихся у юго-восточных берегов Ляодуна, где могли находиться японские транспортные суда с десантными отрядами на борту.


83 Десять таких катеров (водоизмещение — 35 тонн, скорость — 20 узлов, вооружение — 1 торпедный аппарат) были построены в 1905 году и отправлены по железной дороге во Владивосток. Миноносцы типа «Циклона» (водоизмещение — 150 тонн, скорость — 29 узлов, вооружение — 2 торпедных аппарата) отправлены не были, так как считалось, что они более пригодятся на Балтике.

84 Стальной или железобетонный ящик, применяемый при ремонте корпусов кораблей в случае, если нет возможности завести корабли в док. Кессоны затапливали и подводили к борту, после чего воду откачивали и производили ремонт поврежденных мест.

85 Прежний командир отряда — капитан первого ранга Николай Рейценштейн — вернулся 17 марта в Порт-Артур на должность командира 2-го дивизиона крейсеров.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3849