Россия продолжает нести потери. Первая попытка блокирования входа в Порт-Артур

Так как японский Соединенный флот имел явное преимущество, было решено оборонять порт Дальний и Квантунский полуостров с его выгодными для высадки десанта бухтами с помощью минных заграждений. Собственно, постановка минных заграждений планировалась еще до начала войны, они должны были стать частью артиллерийско-минных позиций, которые российский флот мог бы использовать для отражения атак противника. Теперь же их роль сводилась к охранным заграждениям. Чтобы реализовать этот план, порт-артурская эскадра располагала достаточными силами, включая два минных заградителя типа «Амура» (по 450 мин) и эскадренные миноносцы типа «Бурного» и «Сокола» (по 250 мин)73, а также необходимыми запасами мин74. Однако бездарность некоторых командиров и недостаточная подготовка команд стали причиной новых потерь.

Минирование залива Даляньвань было начато утром 9 февраля. Под охраной крейсера «Боярин» туда подошел минный заградитель «Енисей», который в течение дня поставил 100 мин у входа в залив. На следующий день уже в водах залива он поставил еще 220 мин, а до полудня 11 февраля еще 80. Когда же после полудня операцию собирались продолжить, на минном заградителе заметили на поверхности моря собственную мину, сорвавшуюся с якоря или всплывшую из-за его ослабления. Командир «Енисея», капитан третьего ранга Владимир Степанов, хотел уничтожить ее, но, когда корабль был остановлен и приготовился расстрелять мину, течением его снесло прямо на нее. Мина разорвалась под носовой частью минного заградителя, от нее сдетонировали другие 50 мин, находившиеся в носовом артиллерийском погребе. «Енисей» затонул за 15 минут в 2 километрах к западу от островов Саныпандао вместе с 95 членами экипажа и командиром, который по традиции отказался покинуть корабль75.

Трагедия «Енисея» стала причиной другой досадной потери. Когда из Дальнего в Порт-Артур пришло сообщение о гибели «Енисея», ее сочли результатом атаки миноносцев. В тот же день в этот район были посланы крейсер «Боярин» и шесть эскадренных миноносцев. По несчастливому стечению обстоятельств около острова Южный Саныпандао крейсер в темноте попал на мину, поставленную «Енисеем». От взрыва упали мачты, было затоплено котельное отделение, и крейсер погрузился в воду по бортовые иллюминаторы, хотя и без крена. Вместо того чтобы приступить к спасательной акции, охваченный паникой командир крейсера капитан второго ранга Сарычев приказал покинуть корабль — команду взяли на борт эскадренные миноносцы, вернувшиеся с нею в Порт-Артур (5 погибших).

На следующий день в район катастрофы вышли эскадренные миноносцы «Внимательный» и «Скорый». Они обнаружили, что «Боярин» все еще остается на плаву, поэтому, чтобы крейсер не сдрейфовал в море, где его могли перехватить японцы, один из эскадренных миноносцев выпустил две торпеды. Торпеды прошли мимо, а крейсер сел на мель в районе острова Южный Саньпындао. Сразу же прислана спасательная команда (на судне «Сибиряк» и эскадренных миноносцах «Грозовой» и «Выносливый»), которая откачала воду из корабля и поставила его на якорь. 13 февраля, когда спасательная команда вернулась в Дальний за экипажем «Боярина» и буксирами для снятия крейсера с мели, поднялась вьюга и разыгрался шторм, он сорвал неудачливый крейсер с якоря и унес куда-то в море. Когда 14 февраля спасательные суда вместе с экипажем крейсера оказались на месте его якорной стоянки, их ждала неприятная неожиданность. Проведенное следствие показало, что «Боярин» был снесен штормом на свое минное поле и там затонул. За преждевременное оставление корабля Сарычев был отдан под суд76.

Теперь операцию минирования продолжал минный заградитель «Амур». 16 февраля он поставил (под прикрытием «Гиляка», «Гайдамака» и двух эскадренных миноносцев) 121 мину в бухтах Дип и Керр, через два дня — еще 11–9 мин в заливе Даляньвань, а 20 февраля — 60 мин между островами Саныпандао. Очередные 20 мин были поставлены 23 февраля в заливе Десяти Кораблей. В общей сложности российские корабли поставили в феврале в прибрежных водах Квантунского полуострова 720 мин.

Главные силы эскадры перешли теперь во внутренний бассейн. На рейде оставались кроме «Ретвизана» несущие дежурство крейсеры, эскадренные миноносцы и канонерки. Под прикрытием штормовой погоды крейсеры Дэвы, а также 4-й и 5-й дивизионы эскадренных миноносцев в течение трех ночей (с 12-го по 15 февраля) совершали торпедные атаки на стоявшие на рейде российские корабли; была предпринята и попытка, не увенчавшаяся успехом, уничтожить «Ретвизан». Плохие атмосферные условия и неудачное маневрирование российских кораблей привели, однако, к нескольким столкновениям, в которых получили повреждения эскадренные миноносцы «Стерегущий», «Боевой», «Расторопный» и «Скорый».

Так как японская блокада сводилась к периодическому патрулированию района крепости отрядами кораблей, она не была настолько плотной, чтобы полностью ограничить торговое судоходство. В Порт-Артур по-прежнему заходили суда из китайских портов, поддерживалось каботажное сообщение с Дальним (так, 10 февраля с грузом пришли суда «Шилка» и «Эдуард Бари»). При этом береговыми батареями были ошибочно обстреляны четыре британских и китайских судна, выходивших из порта и заходивших в него, так как их приняли за японские миноносцы. Задерживались и многочисленные китайские рыбацкие джонки, их владельцев подозревали в шпионаже в пользу Японии. То, что эскадра покинула внешний рейд, облегчало вице-адмиралу Того задачу блокирования его путем затопления у входа в порт нескольких специально подготовленных транспортных судов (груженных цементом, камнями и легковоспламеняющимися материалами), называемых брандерами77.

Решение о проведении такой операции он принял 18 февраля, выделив для ее осуществления пять реквизированных торговых судов совокупным тоннажем 1162–2492 брутто-тонны, со скоростью 11–13 узлов, экипажами которых стали 77 добровольцев под командованием капитана второго ранга Аримы, командира брандера «1» («Tenshin Maru»). Операция должна была проводиться одновременно с атакой японских главных сил на российскую эскадру и крепость, поэтому кроме брандеров Того выделил для нее б броненосцев, б броненосных крейсеров и 4 легких крейсера, транспортное судно, 2 посыльных судна, 20 эскадренных миноносцев и миноносцев.

Отряд брандеров достиг южного мыса Лаотешань к полуночи, здесь его ожидал эскадренный миноносец «Akatsuki» (из 1-го дивизиона), чтобы провести отряд вдоль полуострова Тигрового ко входу в порт78. Командир шедшего впереди 5-го дивизиона эскадренных миноносцев, капитан второго ранга Мано, оставил брандеры под охраной 9-го и 14-го дивизионов миноносцев, а сам с марша атаковал в 2.45 «Ретвизан» и дежурившие у входа эскадренные миноносцы «Сторожевой» и «Стерегущий». Российские корабли отчаянно защищались, и дивизион вынужден был отступить, тем более что столкнулись «Murakumo» и «ugiri» (последний получил повреждение рулевого управления).

Однако Мано все же втянул в бой российские корабли, стоявшие на дежурстве, что дало возможность подойти брандерам. Но береговые батареи не дали им приблизиться. Ослепленные огнем прожекторов и обстреливаемые батареями брандеры «1» (налетел на подводную скалу), «4» («Buyo Maru») и «5» («Bushu Maru») затонули у основания Тигрового полуострова в 5 километрах от входа в порт. В 4.15 к нему приблизились брандеры «2» («Hokoku Maru», командир — капитан третьего ранга Хиросе) и «3» («Jinsen Maru»), но теперь огонь открыли «Ретвизан» и батарея № 15 (Электрический утес). «Hokoku Maru», шедший с поврежденным рулем, выбросился на берег слева от канала, ведущего в порт, и Хиросе взорвал его (в обломки выпустил торпеду миноносец «Manazuru»). «Jinsen Maru» также не добрался до канала, от полученных попаданий он затонул к востоку от входного канала, напротив Золотой горы. Японские миноносцы спасли 67 членов экипажа (в том числе и тяжелораненых) с потопленных брандеров. Попытка блокирования входа, как и потопить «Ретвизан», торпедами закончилась полным фиаско79. Утром, когда японские эскадренные миноносцы отошли в район залива Даляньвань, к рейду подошли крейсеры Дэвы. Против них был послан отряд крейсеров контр-адмирала Моласа («Баян», «Аскольд», «Новик») вместе с двумя эскадренными миноносцами для прикрытия безопасного возвращения из Голубиной бухты эскадренных миноносцев «Расторопный» и «Разящий».

Вице-адмирал Старк посчитал акцию блокирования входа в порт и активизацию действий Соединенного флота подготовкой к высадке десанта для захвата крепости. Чтобы не допустить этого, он приказал патрулировать прибрежные воды Квантуна отрядами эскадренных миноносцев под прикрытием четырех находившихся в строю крейсеров (они должны были стоять в порту, готовые к немедленному выходу), а также выделил в распоряжение коменданта Порт-Артура сборный корабельный батальон80(192 человека, 4 десантных орудия), который каждый вечер отвозили на сушу (начиная с 24 февраля)81.

Той же ночью в море вышли два отряда эскадренных миноносцев: капитана первого ранга Матусевича («Выносливый», «Внимательный», «Властный» и «Грозовой») для проведения разведки юго-восточного побережья полуострова и капитана второго ранга Ливена («Бдительный», «Лейтенант Бураков», «Бесстрашный» и «Внушительный») для разведки юго-западного побережья. Отряд Матусевича вернулся на рассвете и оказал поддержку «Ретвизану» и кораблям, находившимся в дозоре, в бою с японскими эскадренными миноносцами, которые под прикрытием крейсеров Дэвы проводили разведку в прибрежных водах полуострова (Голубиная бухта, порт-артурский рейд и залив Даляньвань). 25 февраля, в 1.30, к рейду подошел 4-й дивизион капитана первого ранга На-гаи и атаковал шесть российских эскадренных миноносцев, дежуривших у входа. В бой вступили береговые батареи и «Ретвизан», в который японцы выпустили четыре торпеды (не попали в цель). Возвращавшийся отряд Матусевича оттеснил нападавших. К месту боя подошли и два эскадренных миноносца капитана второго ранга Ливена. Его отряд в темноте столкнулся с 1-м дивизионом эскадренных миноносцев капитана первого ранга Асаи, и после короткого боя «Бесстрашный» и «Внушительный» укрылись в Голубиной бухте. Когда утром они попытались прорваться на рейд Порт-Артура, путь им преградили крейсеры Дэвы.

Извещенный о сложившейся ситуации Старк отправил в 9 часов на помощь эскадренным миноносцам отряд крейсеров Моласа. Крейсеры подошли к южному мысу Лаотешань, благодаря чему «Бесстрашный» смог прорваться на рейд, а опоздавший «Внимательный» был вынужден снова вернуться в бухту. Молас уже не смог ничего предпринять, так как к рейду приблизились японские главные силы. Он отошел под прикрытие береговых батарей и «Ретвизана». Оба отряда Того в 10.43 открыли огонь с расстояния 15 000 метров и пятьдесят минут обстреливали русские корабли, батареи и порт. В результате обстрела 4 человека были убиты, 81 ранен, повреждения получили все три крейсера Моласа. В это время Того расправился с «Внушительным», который с поврежденными котлами и пробитым корпусом выбросился на берег. Экипаж по суше добрался до крепости, а корабль был расстрелян «oshino». Еще три дня корабли японского Соединенного флота оставались в водах Квантуна, после чего вернулись на базу в корейских шхерах.

Потери, понесенные российским флотом, послужили причиной того, что порт-артурская эскадра не начала сражения за господство на Желтом море. Чтобы оттянуть оттуда часть японских сил, нужно было нанести удар по линиям коммуникаций между японскими островами и Кореей или помешать торговому судоходству противника в Японском море и прибрежных водах. Реализовать этот план должен был владивостокский отряд крейсеров82.

Одновременно с действиями эскадры на море стали осуществляться и меры по усилению сухопутных войск, защищавших порт-артурскую крепость. В рамках мобилизации на территории Квантунского полуострова был сформирован 3-й Восточно-сибирский стрелковый корпус. В его состав вошла 4-я Восточно-сибирская стрелковая дивизия генерала Александра Фока, а также развернутая на базе 7-й стрелковой бригады 7-я Восточносибирская стрелковая дивизия генерала Романа Кондратенко. Однако это не был классический армейский корпус, так как из-за отсутствия лошадей не удалось сформировать корпусную кавалерийскую дивизию, ее должна была частично заменить сотня Верхнеудинского полка казаков и рота кавалеристов-добровольцев 10-го стрелкового полка. По приказу коменданта Квантунского укрепрайона (одновременно исполнявшего обязанности командира 3-го корпуса) генерала Стесселя 4-я дивизия была рассредоточена на противодесантной линии вдоль побережья полуострова, кроме Голубиной бухты и бухты Луизы, побережье которых прикрывала одна из бригад 7-й дивизии; 2-я ее бригада, а также дивизионные бригады артиллерии, рота саперов и подразделение кавалерии стояли в крепости как резерв корпуса.

Началось спешное строительство укреплений со стороны суши. Работами руководил генерал Кондратенко, а необходимые для фортификационных работ материалы доставлялись с железнодорожных складов КВЖД (рельсы, шпалы) и складов военного флота (бронированные плиты). Кроме китайских рабочих укрепления строили и солдаты, которых две недели держали на позициях, а затем опять на две недели отправляли на строительные работы. В непосредственных боевых действиях принимала участие только квантунская крепостная артиллерия генерала Василия Белого (два батальона), ее береговые батареи тесно взаимодействовали с кораблями эскадры в сражениях с японским флотом. Во время ночных боев все чаще использовались батареи прожекторов (диаметром 900–1200 мм), как для освещения внешнего рейда и подходов к входному каналу, так и для ослепления противника в момент боя (например, для «вытеснения» брандеров на прибрежные мели).


73 Кроме того, для постановки мин были приспособлены 3 бро — неносца типа «Петропавловска» (по 50 мин), броненосец «Ретви-зан» (45 мин), крейсер «Варяг» (22 мины) и 2 канонерки типа «Гремящего» (по 20 мин).

74 Это были якорные гальванические и гальвано-ударные мины с зарядом взрывчатого вещества (32–57 кг пироксилина).

75 Возможно, этот поступок стал следствием психологического потрясения. Ведь Степанов был автором проекта минных заградителей типа «Амура», создателем системы автоматического минирования и одним из способнейших офицеров-минеров российского флота. Между тем, то, что он не принял во внимание дрейф, вызванный течением в заливе Даляньвань, дисквалифицировало его как командира корабля.

76 К «потерям» российского флота необходимо отнести и интернирование 30 марта китайскими властями в Шанхае канонерки-стационера «Маньчжур» (блокированной с 19 февраля тремя крейсерами 6-го дивизиона — «Izurni», «Suma» и «Akitsushima»), a также блокирование в Инкоу канонерки-стационера «Сивуч».

77 В XV — XVIII веках это было небольшое парусное судно, наполненное легковоспламеняющимися материалами, которое поджигали и пускали по ветру (или по течению) на корабли неприятеля, чтобы поджечь их. В настоящее время брандер — это корабль, предназначенный для затопления в фарватере и загораживающий, таким образом, вход в порт.

78 Несколькими часами раньше туда прошли миноносцы «Расторопный» и «Разящий», отправленные на разведку северо-западной акватории Квантунского полуострова (ночью находились в Голубиной бухте).

79 Командир «Ретвизана» капитан первого ранга Эдвард Щенснович (поляк) был награжден за этот бой орденом Св. Георгия четвертой степени.

80 С середины XIX века все вооруженные восстания в заморских колониях великих государств и зависимых странах подавлялись десантными отрядами, которые срочно создавались из команд находившихся там на постое кораблей. Поддержку на суше им обеспечивала мелкокалиберная артиллерия с колесной тягой, так называемые десантные орудия. В царском флоте это были орудия калибра 63,5 мм со скорострельностью 5 выстрелов в минуту (общий вес снаряда 4 кг) и радиусом действия 2800 м (орудия Барановского).

81 Он был отозван только ночью с 18-го на 19 марта.

82 Уже 9–14 февраля отряд совершил рейд к берегам Хонсю и северной Кореи, потопив транспортное судно «Nagonoura Maru» (11 февраля). Рейд был повторен 24 февраля — 1 марта, крейсеры дошли до Вонсана, и хотя этот рейд не принес явного эффекта, походы владивостокских крейсеров обеспокоили японское командование. 6 марта отряд вице-адмирала Камимуры (5 броненосных крейсеров, 2 легких и 4 миноносца) был отозван от Порт-Артура и направлен к Владивостоку. Японский отряд выпустил около 200 снарядов по городу и порту (с расстояния 8300–11 100 метров), однако большинство из них упало на покрытые льдом обширные акватории пролива Восточный Босфор и бухты Золотой Рог, поэтому потери русских были невелики (1 убитый, 5 раненых). За уходящим противником в погоню отправились владивостокские крейсеры, но погоня была прервана из-за приближавшейся ночи и ложной информации о минах, поставленных японскими кораблями. Отряд Камимуры, увеличенный на 2 легких крейсера и два дивизиона миноносцев, базируясь в заливе Озаки Цусимского архипелага, приступил в мае 1904 года к охране японского судоходства и коммуникаций в Желтом море.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4041