Потопление эскадренного миноносца «Стерегущий» и первый выход русской эскадры в море

После того как «Ретвизан», служивший до сих пор (хотя и по воле случая) прикрытием входа в базу, был введен в порт, Макаров немедленно приступил к организации системы активной обороны входного канала. Уже 9 марта слева от входа, чтобы затруднить подход брандерам, были затоплены суда «Хайлар» и «Харбин», а справа от них до мелководья Золотой горы было растянуто подвижное боковое заграждение (внутреннее), возле которого постоянно дежурили два эскадренных миноносца. Второе постоянное боковое заграждение (меньшего размера) выставили с узким проходом в середине фарватера в самом канале. В качестве брандвахты здесь находились две канонерки и старый учебный крейсер. Систему дополняли развитая сеть береговых наблюдательных пунктов и прожекторных станций, также планировалось поставить дополнительные минные поля у наиболее важных районов Квантунского полуострова.

Макаров приказал ввести ночное патрулировать прибрежных вод отрядами эскадренных миноносцев. Ночью с 8-го на 9 марта разведку акватории к югу от Лаотеша-ня вели эскадренные миноносцы «Смелый» и «Расторопный», а в ночь с 9-го на 10 марта на патрулирование вышли два отряда кораблей, так как накануне было замечено передвижение японского флота.

Того, несмотря на полученные им донесения о приезде Макарова и планирование им операции по высадке отрядов 1-й армии в Нампхо86, решил совершить рейд в воды Квантуна «для поднятия боевого духа экипажей и разведки боем». По всей вероятности, зная взгляды нового командующего русской эскадрой на ведение боевых действий87, Того каждую минуту ожидал атаки российских кораблей на свои морские коммуникации и решил упредить его. Для рейда предназначался 4-й дивизион крейсеров контр-адмирала Уриу, 3-й дивизион крейсеров Дэвы (без «Kasagi» и «oshino», но усиленный броненосным крейсером «Tokiwa»), а также 1-й и 3-й дивизионы эскадренных миноносцев, прикрываемые двумя посыльными судами и одним транспортным; перед дивизионом броненосцев стояла задача обстрелять порт и крепость. Ночью 9 марта японские легкие силы подошли к берегам полуострова.

Вечером, после 19.00, из базы вышел 1-й отряд капитана второго ранга Ф. Боссе (эскадренные миноносцы «Решительный» и «Стерегущий»)88. Отряд должен был направиться в район островов Эллиота в поисках японских транспортных судов и крейсеров с десантом и атаковать их торпедами, избегая при этом столкновений с эскадренными миноносцами и миноносцами. Когда около 21.00 Боссе подошел к заливу Даляньвань, он заметил большой японский корабль, который принял за брандер. Первым его решением было атаковать, но в этот момент около 10 миноносцев бросились за ним в погоню89. Ему удалось уйти от них только в районе островов Саньшандао, на это ушло много времени. Эскадренные миноносцы вновь направились к островам Эллиота, но было ясно, что они не дойдут туда до появления луны, свет которой помешал бы им остаться незамеченными. Поэтому Боссе принял решение возвращаться. Кроме того, он посчитал, что концентрация японских легких сил в акватории крепости говорит о готовящейся операции по блокированию входа в порт, а об этом надлежало незамедлительно доложить Макарову.

После полуночи, когда 1-й дивизион эскадренных миноносцев капитана первого ранга Асаи был обнаружен в нескольких милях от рейда, на разведку вышел 2-й отряд эскадренных миноносцев капитана первого ранга Матусевича («Выносливый», «Внимательный», «Властный», «Бесстрашный»). Около 3.20 им были обнаружены японские корабли к югу от Лаотешаня. Асаи повернул на запад, но Матусевич направился за ним и в 3.37 с расстояния 200 метров открыл огонь. Бой, состоявший из множества яростных поединков, длился до 4.20 и принес успех русским кораблям. «Asashio» получил 8 попаданий (1 убитый, 3 раненых), на нем была выведена из строя машина, a «Kasumi» — 10 попаданий (1 убитый, 3 раненых). Наиболее сильные повреждения получил «Akatsuki»: торпеда «Властного» попала ему в правый борт (выведен из строя котел и главные паропроводы, 4 убитых, 2 раненых). Эскадренный миноносец на какое-то время потерял ход, но все-таки сумел дойти до своих. Асаи отошел под прикрытие броненосцев Того и, эскортируемый посыльным судном «Tatsuta», двинулся на базу для ремонта судов. Потери русских — 2 человека убитыми, 22 ранеными (в том числе легко ранен командир отряда). Незначительные повреждения были лишь на «Выносливом» (пробиты борта) и «Властном» (рулевое управление). Отряд Матусевича около 8 часов утра вернулся в Порт-Артур. Этот успех, хотя и незначительный, существенно поднял боевой дух на кораблях эскадры как первая победа над японцами на море. Однако противник незамедлительно нанес ответный удар.

Отряд Боссе, не встретив больше на своем пути кораблей противника, повернул около 3.00 к Порт-Артуру. Через три часа марша под прикрытием утреннего тумана, когда выяснилось, что «Стерегущий» не может развить скорость более 16 узлов, были замечены силуэты четырех кораблей. Это был 3-й дивизион эскадренных миноносцев капитана второго ранга Цутии. Он намеревался ночью атаковать «Ретвизан», но тот уже находился в порту. «Отважный» и «Гиляк» оттеснили японский отряд; кроме того, в бой вступили береговые батареи. Отходя, Цутия сбросил на рейде более десятка буйков, оснащенных навигационными фонарями, которые двигались в темноте по течению, имитируя плывущие корабли. Такой новый (одновременно наивный и коварный) способ должен был вызвать «чрезмерный расход снарядов у неприятеля». Японцы ошиблись: российские батареи ответили на это лишь десятком выстрелов90.

Боссе хотел обойти эскадренные миноносцы противника, но был настигнут при выполнении поворота. В б часов утра шедший в авангарде «Akebono» открыл огонь по находившемуся впереди «Решительному», а второй в строю, «Sazanami», обстрелял эскадренный миноносец «Стерегущий». Японские снаряды повредили на «Решительном» главный паропровод (Боссе был контужен). Однако окруженный клубами пара корабль не потерял ход и начал быстро уходить к рейду91. «Akebono» перенес свой огонь на оставшегося позади «Стерегущего», к которому приблизились и остальные эскадренные миноносцы 3-го дивизиона92. Несмотря на то, что корабль яростно оборонялся (поврежденный «Akebono» вышел из строя), в 6.40 снаряд попал в. котельное отделение. «Стерегущий» потерял ход и был засыпан градом снарядов противника. Бой окончился в 7.10, когда орудия корабля замолчали; со — сбитыми мачтой, трубами и пробитыми на уровне ватерлинии бортами «Стерегущий» теперь представлял собой лишь плавающие обломки. Ему на помощь после донесения Боссе, который около 8 часов утра дошел до порта, вышли крейсеры «Баян» и «Новик» с Макаровым на борту.

В 8.10 «Sazanami» поднял на борт двух русских матросов с тонувшего корабля и взял «Стерегущего» на буксир. Но через пробоины в борту хлынула вода, и уже через несколько минут трос лопнул. Заметив приближавшихся «Новика» и «Баяна» и попав под огонь береговых батарей, японцы покинули захваченный эскадренный миноносец (вместе с двумя взятыми в плен матросами машинного отделения)93. Добить «Стерегущего» должен был «Usugumo», но из-за завязавшегося боя крейсеров Макарова с частью 3-го дивизиона крейсеров Дэвы и с подходившим к рейду 4-м дивизионом крейсеров Уриу, он был отозван. Покинутый всеми «Стерегущий» (на его палубе находились лишь тела 45 офицеров и матросов) после 9.20 затонул в 7 милях к юго-западу от маяка Лаотешаня. Японские потери были невелики (1 убитый, 7 раненых), хотя «Akebono» получил 7 попаданий, a «Sazanami» — 8, легкие повреждения получил и «Shinonome». После того как «Стерегущий» затонул, Макаров при виде подходящих главных сил противника, укрылся вместе с крейсерами во внутреннем бассейне.

Того, оставив на рейде два крейсера Дэвы («Chitose» и «Tokiwa»), подошел к южному мысу Лаотешань, чтобы под прикрытием его вершин обстрелять внутренний порт перекидным огнем. Свои броненосцы он разделил на два отряда. Первый отряд («Hatsuse», «Shikishima», «ashima») вел обстрел с 9.08 до 11.30 с расстояния 13000–15400 м; второй отряд («Mikasa», «Asahi», «Fuji») — с 11.50 до 12.46. Огонь корректировали оба крейсера Дэвы, находившиеся вне радиуса действия береговых батарей (около 15 000 м), прямо напротив входа в порт. Корректировка не была очень точной, к тому же быстро сориентировавшийся в ситуации Макаров приказал своим кораблям укрыться за полуостровом Тигровый и Золотой горой. Несмотря на то что по порту, городу и береговым батареям было выпущено 154 снаряда калибра 305 мм, потери русских были небольшими (7 убитых и 26 раненых). Небольшие повреждения получили «Ретвизан», «Севастополь» и «Аскольд», а также буксир «Силач» и судно «Казань». Тем временем крейсеры Уриу перешли в район залива Даляньвань, где артиллерийским огнем уничтожили маяк и сигнальную станцию русских на острове Южный Саныпандао. Около 14.00 японские корабли повернули на базу. Макаров счел этот обстрел «унизительным для флота и крепости» и решил ускорить работы по установке батарей и сигнальной станции на Лаотешане. Одновременно планировалось использовать оба поврежденных и стоявших в порту броненосца для стрельбы перекидным огнем, а также поставить в акватории Лаотешаня минное заграждение.

Несмотря на трудности, неутомимый Макаров решил уже на следующий день, с утренним приливом, вывести эскадру в море, совершить учебное плавание, совместив его с разведкой района прибрежных островов, и вернуться в порт с вечерним приливом через 12 часов. Так как эскадра еще никогда не покидала порт за время одного прилива (4 часа), для этого мероприятия были мобилизованы все портовые средства, но все же каждый корабль должен был пройти через входной канал самостоятельно. Вечером 10 марта корабельные торпедные катера протралили внешний рейд. Несмотря на пессимистические прогнозы, это нелегкое в организационном плане мероприятие полностью удалось. За 2 часа и 20 минут на рейд вышли 5 броненосцев (с «Петропавловском» под флагом Макарова и «Пересветом» под флагом Ухтомского), 4 крейсера (с «Баяном» под флагом Моласа), 2 торпедных крейсера. Из-за неисправности машин в учебном плавании участвовали только 7 эскадренных миноносцев («Внимательный», «Бдительный», «Бесстрашный», «Грозовой», «Сердитый», «Смелый» и «Расторопный»). Плохое техническое состояние последних поразило Макарова (он был вынужден еще отозвать с рейда «Грозового», а из открытого моря — «Расторопного»)94. После повторного траления рейда (была выловлена одна мина) эскадра двинулась вдоль полуострова, при этом броненосцы шли кильватерной колонной, с обоих бортов двигались в кильватерном строю торпедные крейсеры и эскадренные миноносцы, а на траверзах, а также спереди и сзади, на расстоянии 9300 метров, — крейсеры, которые вели разведку. Поскольку японские корабли встречены не были, Макаров занялся тактическими учениями (повороты, смены строя), чтобы после 16.00 вернуться на внешний рейд и затем за два часа войти в порт. Этот удачный выход в море поднял боевой дух на кораблях эскадры, многие моряки поверили, что вице-адмирал приведет их к победе.

12 марта минный заградитель «Амур», прикрываемый «Баяном» и 5 эскадренными миноносцами, установил в 3700–5500 метрах к югу от Лаотешаня в районе недавних маневров японских броненосцев минное заграждение (20 мин).


86 10–29 марта 1904 года там высадились гвардейская дивизия и 2-я пехотная дивизия (всего 18 000 человек) под прикрытием 7-го дивизиона кораблей контр-адмирала Хосои (3-я эскадра) и 20-го торпедного дивизиона (2-я эскадра).

87 В Японии книга Макарова «Рассуждения по вопросам боевой тактики» была издана уже в 1898 году, и Того одним из первых прочел её. Говорят, что во время войны с Россией Того имел эту книгу при себе и во время боев писал критические замечания на ее полях, как бы полемизируя с автором.

88 Мак-Калли говорит (вопреки российским источникам), что в его состав якобы вошли «Сильный» и «Разящий», которые вскоре повернули назад (авария механизмов?).

89 Так сообщают российские источники, в то время как ADJA (т. I) этого не подтверждает. Это могли быть эскадренные миноносцы 1-го и 3-го дивизионов, подходившие к порт-артурскому рейду вдоль побережья полуострова.

90 С этого времени такие «ложные огни» часто ночью использовались у Порт-Артура. Буйки и плотики со стойками, на которых вешали фонари, часто соединяли канатами, что имитировало кильватерный строй кораблей. Иногда такую «световую цепочку» буксировал миноносец, что придавало еще большую достоверность движению этих «единиц».

91 Когда заметили этот бой, одна из береговых батарей будто бы сделала три выстрела, но затем по неизвестным причинам замолчала.

92 Некоторые российские и советские источники сообщают, что 3-й дивизион поддерживали в бою какие-то два «торпедных крейсера», забывая о том, что японцы не имели таких кораблей. Очевидно, это были «Tokiwa» и «Chitose», которые теоретически могли преградить дорогу «Стерегущему». Другое дело, что к рейду они приблизились уже после 8.00.

93 25 марта 1904 года в газете «Военное время» появилась статья о гибели «Стерегущего». Автор ссылался на британскую «Тайме» (а та, в свою очередь, на «японские донесения»): эскадренный миноносец якобы был затоплен во время буксировки двумя матросами, которые были закрыты в машинном отделении. Они открыли кингстоны и погибли вместе с кораблем, лишив японцев «добычи». Подхваченная российской прессой эта версия стала основой мифа о двух «неизвестных героях», которые предпочли умереть, но не сдаться врагу. Эта история повторялась во многих советских исследованиях, несмотря на то, что уже в 1910 году специальная комиссия, назначенная начальником Генерального морского штаба, после консультаций с японским морским министерством доказала, что «Стерегущий» затонул в результате многочисленных пробоин в обоих бортах (два взятых в плен матроса — Алексей Осинин и Василий Новиков, хотя и могли теоретически с верхней палубы открыть кингстоны, перед буксировкой были перевезены на «Sazanami»). В 1911 году в Петербурге команде эскадренного миноносца был поставлен памятник (Я. Афонин. «Стерегущий». «Гангут», 1992, № 4).

94 11 марта 1904 года в строю официально находились 22 эскадренных миноносца, а один строился («Статный»).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3325