Две битвы, решившие судьбу 1-й Тихоокеанской эскадры, и первый штурм Порт-Артура

Порт-артурский гарнизон состоял из 4-й (13-й, 14-й, 15-й и 16-й стрелковые полки) и 7-й стрелковых дивизий (25-й, 26-й, 27-й и 28-й стрелковые полки), 5-го стрелкового полка (из 2-й стрелковой дивизии), 4-й и 7-й артиллерийских бригад, двух батальонов саперов, минной роты, радиотелеграфной роты, казачьей сотни, 3-го и 7-го резервных батальонов, батальона добровольцев (три отряда, отряд кавалерии), 36-й роты железнодорожной охраны, трех батальонов квантунской крепостной артиллерии и насчитывал на 30 июля 665 офицеров, 256 военных чиновников и 41 780 унтер-офицеров и рядовых199. Кроме того, на кораблях находились 451 офицер, 147 прапорщиков (кондукторов) и 9400 матросов, еще 86 офицеров и 4800 матросов числились в квантунском кадровом составе флота. В общей сложности — 684 офицера и прапорщика, а также 14 200 унтер-офицеров.

Таким образом, защитников Порт-Артура было более 57 тысяч, в то время как количество его жителей уменьшилось до 16 тысяч человек, из них около 14 тысяч составляли китайцы. На вооружении войск и крепости находилось 646 орудий и 62 станковых пулемета, из них крепостных — 350 орудий и 57 станковых пулеметов, корабельных — 186 орудий и 5 станковых пулеметов; 67 полевых орудий и 43 старых крепостных орудия осталось после китайцев200, а запасы боеприпасов составляли 274 558 снарядов (в среднем по 425 на орудие). Также в крепости были 4472 тягловые лошади, а продовольствия и фуража было запасено на 123 дня201.

Оборона крепости была разделена на два фронта: приморский (береговой обороны) и сухопутный, общей протяженностью 29 км. Задача первого фронта (9 км), где находились 22 долговременные береговые батареи (123 орудия и 5 станковых пулеметов) состояла в охране кораблей эскадры, стоявших во внутреннем бассейне, защите крепости и города от артиллерийского обстрела со стороны моря. Фронт был поделен на два участка: западный (вдоль полуострова Тигровый и Тигрового Хвоста до 4-го редута), который защищала 3-я пехотная рота, и восточный (от Зеленой горы до батареи № 22), где находилась 4-я рота. Собственно укрепления крепости (сухопутный фронт) состояли в конце июля 1904 года из пяти долговременных редутов, трех узлов обороны (кроме того, № 2 строился, а № 1 находился в стадии планирования) и пяти отдельных долговременных батарей, расположенных по всему фронту. В промежутках между долговременными оборонительными сооружениями был построен ряд батарей и огневых пунктов для ведения перекрестного огня. Кроме того, были вырыты стрелковые окопы, прикрытые проволочными заграждениями, «волчьи ямы»; на отдельных участках в землю зарывали фугасы. В общей сложности на сухопутном фронте было 514 орудий и 47 станковых пулеметов. В тылу главной линии обороны находилась выполняющая функции цитадели, уже упоминавшаяся центральная оборонительная линия («центральное заграждение»), упирающаяся левым флангом в берег реки Лунхэ.

Со стороны суши линии обороны были разделены на три сектора, условно названных фронтами. Самым протяженным (8 км) был восточный фронт (командующий — генерал В. Горбатовский), который начинался у горы Крестовая, далее шел через форт № 1, батареи литер «А» и «Б», форт № 2, редуты 1 и 2, форт № 3 и узел обороны № 3 до реки Лунхэ, причем от батареи «А» до узла обороны № 3 линия фронта проходила вдоль старых китайских укреплений (называемых Китайской стенкой). Его обороняли двадцать две пехотные роты с десятью полевыми орудиями (подвижный артиллерийский отряд). Находившийся рядом с ним северный фронт (командующий — полковник В. Семенов) длиной 5,3 км проходил от реки Лунхэ вдоль форта № 4, батарей «В» и «Г», узла обороны № 4, форта № 5 и 5-го редута до горы Голубиная. На его укреплениях находились двадцать восемь рот пехоты (с 20 полевыми орудиями). Наиболее слабым звеном сухопутной обороны был западный фронт (командующий — полковник В. Ирман), имевший протяженность 6',7 км. Он шел от горы Голубиная вдоль батареи «Д», редута 3 и узла обороны № 5 до редута 4 (Белый Волк), его прикрывали шестнадцать пехотных рот202. На флангах главной линии обороны, горах Сяогушань и Дагушань (восточный фланг), хребте Панлушань, горах Угловая и Высокая (западный фланг) были сооружены полевые укрепления, где располагались дагушаньский отряд (двенадцать рот, три отряда добровольцев, 8 орудий), отряд горы Угловая (двадцать рот, четыре отряда добровольцев, 18 орудий). Перед главной линией укреплений вдоль реки Лунхэ (долина Шуйшиин) были выдвинуты редуты Кумирненский, Водопроводный и Скалистый. В тылу укреплений отдельных фронтов были оборудованы промежуточные батареи для ликвидации прорывов противника. На линии восточного фронта это были батареи Трехголовая, Большое и Малое Орлиное Гнездо, Заредутовая и Курганная, на отрезке северного фронта — Кладбищенская и Голубиная. Фортификационные укрепления крепости достраивались рабочими батальонами, состоявшими из добровольцев — русских и китайцев. В резерве гарнизона крепости (так называемый главный резерв) находились двадцать девять пехотных рот, казачья сотня, 9 полевых орудий и 10 станковых пулеметов.

Недостатки фортификационной системы Порт-Артура: слишком малое количество долговременных укреплений, которые к тому же не были замаскированы на местности, расположение их на одной оборонительной линии, отсутствие хороших дорог для осуществления маневра войсками и артиллерией; отсутствие средств воздушного наблюдения (привязных аэростатов); ненадежная телеграфная связь (только наземная), которая легко могла быть прервана во время артиллерийских обстрелов203. Более 3/4 общего количества артиллерии составляла легкая артиллерия, а из 125 тяжелых орудий только 39 имели новейшую конструкцию, позволявшую им вступать в поединки с осадной артиллерией. Поэтому для более гибкого управления огнем вся артиллерия Порт-Артура была разделена на 12 секторов и 3 отдельные огневые группы, их командиры подчинялись командующим фронтами, а те, в свою очередь, — командующему артиллерией крепости204. Кроме того, для сосредоточения огня на важнейших направлениях сектора объединялись в пять артиллерийских участков. Чтобы организовать более тесное взаимодействие пехоты и артиллерии, командиры батарей сухопутного фронта должны были подчиняться командирам фортов и узлов обороны. Таким образом, недостатки в фортификационной системе крепости должен был восполнять сам гарнизон, к счастью, состоявший в основном из солдат срочной службы в возрасте до 30 лет, которые отличались крепким здоровьем и высоким боевым духом.

Это прозвучит парадоксально, но осаждавших крепость было меньше, чем ее защитников. 3-я японская армия на 30 июля насчитывала 48 000 офицеров и солдат, а ее артиллерийский парк состоял из 386 орудий (в том числе 198 осадных)205. В ее состав входили три пехотные дивизии (1-я, 9-я и 11-я), две резервные пехотные бригады (1-я и 4-я), 2-я бригада полевой артиллерии, три полка осадной артиллерии, полк тяжелой артиллерии, группа морской артиллерии206, отдельный осадный полк и парк аэростатов. Японские позиции находились в 6–8 километрах от линии главных укреплений Порт-Артура. При этом 11-я пехотная дивизия (командир — генерал Цутия) занимала полосу от бухты Тахэ до колеи ЮКВЖД, 9-я дивизия пехоты (генерал Осима) — от железной дороги к склонам Волчьих гор до Мандаринской дороги, а 1-я дивизия пехоты (генерал Мацумура) дислоцировалась на отрезке от этой дороги до бухты Луизы. Обе резервные бригады и 2-я бригада артиллерии, находившиеся в резерве, располагались за Волчьими горами. Солдаты кадровых дивизий 3-й армии были подготовлены к ведению боя в горной местности, отличались храбростью и высоким боевым духом, питаемые идеями национального шовинизма, синтоизма207и стремлением вступить в схватку с европейскими солдатами208. Хуже обстояли дела в резервных бригадах, особенно в 4-й, где служили резервисты из промышленных районов Японии, которые уже были знакомы с социал-демократической идеологией, считали цели войны чуждыми своим пролетарским интересам и приказы выполняли только из страха перед дисциплинарными наказаниями.

Командование 3-й армии (начальник штаба — генерал Итити), уступая натиску ставки в Токио, намеревалось захватить крепость внезапным штурмом, прорвав оборону на отрезке восточного фронта между батареей «Б» и фортом № 3, откуда открывался самый короткий путь к городу и порту209. Однако наступление на восточный участок фронта было невозможным до тех пор, пока русские войска находились на горе Дагушань, угрожая с левого фланга наступавшим японским отрядам. Поэтому генерал Ноги решил сначала захватить горы Сяогушань и Дагушань, тем более что они возвышались над окружающей местностью, давая хороший обзор позиций противника и возможность корректировать огонь своей артиллерии.

Июльское наступление японских армий в Маньчжурии также было успешным: 2-я армия генерала Оку (42 000 человек, 222 орудия) после боя под Дашицяо (23–24 июля) вынудила южную группу Маньчжурской армии генерала Зарубаева (42 000 человек, 106 орудий) отойти к Хайчэну. Сюда же направились 4-я армия генерала Нодзу (26000 человек, 72 орудия) и 1-я армия генерала Куроки (46 000 человек, 108 орудий). Нодзу оттеснил 2-й российский корпус от Симучэна (30–31 июля), а Куроки разбил 31 июля 10-й корпус, левое крыло восточной группы генерала Келлера (26 000 человек, 100 орудий) под Юшулинем, приблизившись на 35 км к Ляояну. В этой ситуации Куропаткин приказал 2 августа оставить хайчэнскую позицию и стянуть все силы для защиты укреплений под Ляояном.

Отход российских войск решил судьбу Инкоу, в который уже 25 июля вошли японские войска. Против русских судов (канонерка «Сивуч», три вооруженных судна, паровой баркас), базировавшихся на реке Ляохэ, был направлен отряд капитана второго ранга Нисиямы (канонерки «Tsukushi», «Atago», «Uji» и 12-й дивизион эскадренных миноносцев). Русские части отошли на 75 км вверх по течению реки и там 2 августа затопили свои корабли с помощью взрывчатых материалов. Занятие Инкоу дало японцам возможность снабжать свою армию через Ляодунский залив и реку Ляохэ, а русских лишило связи с Мукденом через станцию местного радиотелеграфа210.


199 По данным Сорокина и Мак-Калли. По данным последнего, на 8 мая насчитывалось 33 940 офицеров и солдат. Из них 30 362 человека составляли пехотные войска, 6551 — артиллерия, 1138 — инженерные войска, 190 — кавалерия, остальные 4204 — это штабы, службы связи, охраны железной дороги и т.п.); кроме того 256 военных чиновников.

200 По данным Мак-Калли. Службу охраны в крепости несли также 300 жандармов и 220 полицейских.

201 По Сорокину, 5 орудий — калибра 254 мм, 12–229 мм, 95–152 мм, 534 — калибра 120, 75, 57, 47 и 37 мм. Однако, по моему мнению, более лостоверны данные Мак-Калли: тяжелых орудий было 125, из них 14 гаубиц калибра 280 мм, 5 орудий калибра 254 мм, одно орудие калибра 240 мм, 11–229 мм, 9 гаубиц — 210 мм, одно орудие калибра 203 мм, 76 орудий и 8 гаубиц калибра 152 мм.

202 По Сорокину, на складах крепости было 5470 тонн муки, 812,5 тонны сухарей, 127,5 тонны круп, 91,4 тонны сахара и 5554 тонны жмыха, овса и ячменя. Зато запасов мяса было только на 20 дней, поэтому стали использовать конину (тягловых лошадей, 4472 головы).

203 По Сорокину, сухопутный фронт делился на два сектора. Первый (командующий — генерал Горбатовский) включал в себя восточный и северный фронты. Во второй сектор (генерал Черпицкий) входили западный фронт и отряды на Лаотешане и берегах Голубиной бухты (пять рот, три отряда пеших добровольцев, один конный, 2 полевых орудия).

204 Чтобы улучшить положение, была создана так называемая летучая велосипедная почта (57 гражданских лиц и 2 военных), которая поддерживала связь между оборонительными позициями и штабом крепости.

205 Им был генерал Белый, в дела которого часто вмешивался генерал Никитин, командующий полевой артиллерией Квантунского района. Как и Стессель, он не покинул крепость и был назначен командиром артиллерийской части мобилизованного 3-го Восточно-сибирского стрелкового корпуса.

206 В разных источниках количество орудий 3-й японской армии на 30 июля 1904 года — от 384 до более 400 (в том числе осадных 198–204, из них 46 гаубиц и 96 мортир).

207 Доставленная морем в Дайрен в конце июня — начале августа, она состояла из трех батарей морских орудий (1–6x120 мм, 2–16x76 мм, 3–4x76 мм), колонны с амуницией, санитарного отряда, колонны с провиантом, отряда саперов, подразделения связи и насчитывала 1050 человек (в том числе 20 офицеров) под командованием капитана второго ранга Курой. Потом на базе группы была сформирована бригада (ADJA, т. II, с. 81–88).

208 Синтоизм («синто» — путь богов) — религия, возникшая в Японии при первобытнообщинном строе и претерпевшая в своем развитии значительные изменения. Впервые термин «синто» стали употреблять в XVIII веке, чтобы отличить синтоизм от буддизма, из которого были заимствованы многие обряды и представления. С 1868 года синтоизм — государственная религия в Японии. Главное в ней — поклонение ками (духам). Считается, что связь между божествами и людьми осуществляется через императора (микадо). — Прим. ред.

209 По моему мнению, расовая ненависть стала культивироваться в широком масштабе только после первой мировой войны, а особенно после Вашингтонской конференции 1922 года.

210 На этом направлении удара находились Старый китайский город, командный пункт крепости, военные склады, озеро пресной воды и военный порт.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3683