Праздник хризантем — прорыв японцами последних оборонительных позиций русских в Зеленых и Волчьих горах

Генерал Ноги, армия которого была усилена 9-й пехотной дивизией и двумя резервными бригадами, 26 июля, в день торжественно отмечаемого в Японии «праздника хризантем», активизировал военные действия. Целью наступления были оборонительные позиции русских на перевалах — более чем 22-километровом отрезке, тянувшемся от Суангайцоу (над бухтой Инчензы) через гору Юпилаза189, перевал Шининцзы (Большой перевал) и Зеленые горы до бухты Лунвантан. На передовых позициях находились отряды 4-й (левый фланг) и 7-й стрелковых дивизий (правый фланг) численностью около 16 000 человек, с 70 орудиями и 10 станковыми пулеметами. Укрепления на этой позиции спешно возводились с начала июля, однако, кроме полевых сооружений (окопы, укрытия для артиллерийских позиций и складов боеприпасов), ничего не было построено. Началось лишь возведение редута на Юпилазе, Большом перевале и горе Семафорная, а также на западном берегу бухты Лунвантан.

В 6 часов утра 26 июля отряды 9-й японской пехотной дивизии под прикрытием артиллерии (180 орудий и 72 станковых пулемета) ударили по Юпилазе и Большому перевалу, а к полудню заняли его. В образовавшуюся брешь бросилась 11-я пехотная дивизия, которая попыталась зайти слева и захватить позиции 7-й стрелковой дивизии в Зеленых горах, а на правом фланге Ноги ограничился лишь артиллерийским обстрелом. Огонь вел и созданный 24 июля специальный отряд кораблей (отряд «Saien» под командованием капитана второго ранга Тадзимы (командира броненосной канонерки «Saien»190)), предназначенный для действий в Ляодунском заливе191.

Оборонявшиеся российские части (правый фланг) поддерживал отряд капитана первого ранга Рейценштейна192 (крейсеры «Баян», «Аскольд», «Паллада», «Новик» и «Всадник», канонерки «Отважный», «Гиляк» и «Гремящий», одиннадцать эскадренных миноносцев), который за траловым караваном вошел утром в бухту Тахэ (уничтожено 4 мины). Во время перехода он был атакован 2-м и 3-м дивизионами эскадренных миноносцев. Крейсеры начали обстрел наступавших отрядов Ноги, а «Новик» с эскадренными миноносцами и канонерками, оттеснив японские корабли, в 11 часов атаковал в районе залива Лунвантан (?) две вспомогательные канонерки, устанавливавшие мины. Минирование было прервано, а поврежденная «oshidagawa Maru» (2 убитых, 5 раненых) была отбуксирована «Uwajima Maru 6» в Дайрен. По просьбе генерала Ноги адмирал Того выслал после полудня в бухту Тахэ 5-й и 6-й дивизионы крейсеров и несколько торпедных дивизионов, что вынудило Рейценштейна прервать обстрел и уйти из бухты. Около 17.00 разгорелся бой между «Баяном» и канонерками 5-го дивизиона Катаоки, во время которого снаряд «Баяна» попал в корму «Matsushima»193. Крейсеры Того-младшего не успели вступить в бой и, увидев уходящие русские корабли, повернули назад. При повороте в 17.32 юго-восточнее бухты Лунвантан подорвался на мине крейсер «Chiyoda» (носовая часть, правый борт; 7 убитых, 27 раненых). Однако он сумел сохранить ход и под прикрытием «Akitsushima» ушел на ремонт в Дайрен, в то время как русские корабли в 18.30 беспрепятственно вернулись в порт. Успехом российских войск закончилось и сражение на суше. Несмотря на проливной дождь, Кондратенко до 20.00 отбросил противника с Большого перевала и остановил его наступление на свой левый фланг в Зеленых горах. Тут, без сомнения, успех был достигнут благодаря поддержке кораблей Рейценштейна194.

Японцы возобновили наступление 27 июля в 5 часов утра ураганным артиллерийским огнем и под его прикрытием прорвались на Большой перевал и склоны Юпилазы. Атаки в Зеленых горах были отбиты благодаря поддержке отряда Рейценштейна (усиленного крейсером «Ретвизан», торпедным крейсером «Гайдамак» и двумя эскадренными миноносцами), который с 11 до 15 часов обстреливал наступавшую 11-ю дивизию из бухты Тахэ. Адмирал Того направил против Рейценштейна сначала 1-й, 2-й и 3-й дивизионы эскадренных миноносцев, а затем 5-й и 6-й дивизионы крейсеров, однако российские корабли прекратили огонь только в 15.00, когда к бухте подошли четыре японских броненосца вместе с броненосными крейсерами «Nisshin» и «Kasuga». Последние вступили в огневой контакт с прикрывавшими отход русского отряда «Ретвизаном» и «Баяном», во время которого снаряд «Kasuga» попал «Баян», a «Nisshin» поразил «Ретвизан». В свою очередь «Ретвизан» сбил на «Nisshin» гафель мачты вместе с флагом195. Хотя русские корабли и возвращались протраленным фарватером (выловлено 6 мин)196, около 18.00 у самого входа в порт попал на мину легкий крейсер «Баян» (носовая часть, правый борт). К счастью, несмотря на крен в 5 градусов, он дошел до базы.

На этом действия на суше не закончились, так как около 22 часов в ночной темноте 11-я пехотная дивизия нанесла удар по высотам 93 и 113, возвышавшимся над раскинувшейся у Зеленых гор долиной реки Лунванхэ. Атака началась неожиданно, противник забросал позиции русских ручными гранатами. Этот новый вид оружия впервые примененный массово под Порт-Артуром, и вызвал панику среди измотанных дневными боями оборонявшихся, благодаря чему японцы заняли обе высоты. Установленные на них станковые пулеметы простреливали всю долину реки, затрудняя подход резервов к русским частям. Генерал Фок, опасаясь, что направленный вдоль русла реки удар японских отрядов отрежет его дивизию от крепости, оставил Юпилазу, самовольно начал отход к Волчьим горам и, таким образом, вынудил дезориентированного Стесселя, который в отходе Фока обвинил Кондратенко, отдать приказ «об очищении позиции на перевалах». Кондратенко не подчинился и, стянув резервы с восточного края позиции (гора Семафорная), начал серию контратак. Они продолжались до полудня 28 июля, но, несмотря на артиллерийскую поддержку шести эскадренных миноносцев капитана Максимова (флагманский «Бесстрашный») со стороны бухты Тахэ, закончились неудачей, что вынудило Кондратенко оставить Зеленые горы. Максимову, атакованному 2-м дивизионом японских эскадренных миноносцев и 14-м дивизионом миноносцев, удалось без потерь пробиться к Порт-Артуру.

Волчьи горы, находящиеся на расстоянии 7–8 км от крепости и огибающие ее дугой (протяженностью до 18 км) между бухтой Десяти Кораблей и горами Дагу-шань и Сяогушань, не были укреплены. Более того, подступы к ним (вплоть до Зеленых гор) были покрыты густыми зарослями гаоляна (1,5–2 м высотой), под прикрытием которых противник мог незаметно подойти к позициям русских. Только вечером 28 июля заросли стали вырубать, а на их месте рыть окопы. Справа от высоты 179 (гора Поворотная) занял позицию 14-й полк 4-й дивизии, усиленный отрядом добровольцев197и 32 орудиями. Слева от него находились отряды 2-й бригады из 4-й стрелковой дивизии и три отряда добровольцев. У них на вооружении было только восемь орудий, а дивизия Кондратенко располагалась в районах гор Дагушань и Сяогушань.

Вечером 29 июля отряды Ноги через заросли гаоляна подошли к позициям русских на 300–400 метров и утром следующего дня при ураганном артиллерийском огне атаковали Поворотную и позиции 14-го стрелкового полка. После трехчасового боя японцы заняли гору и прорвались в центр обороны, вызвав панику среди отрядов 4-й стрелковой дивизии, которые стали быстро отступать к крепости. Ноги попытался вслед за ними прорваться в крепость, но справа его неожиданно атаковал (с отрядами 2-й бригады) генерал Надеин, который при поддержке 4-й артиллерийской бригады полковника Ирмана остановил противника, преследовавшего отступавшие войска. Панический отход 4-й стрелковой дивизии вынудил отступить и 7-ю стрелковую дивизию, но Кондратенко на горах Дагушань и Сяогушань задержал часть ее отрядов и при поддержке шести батарей крепостной артиллерии отбил атаки противника. За пять дней боев русские потеряли 1840 человек убитыми и ранеными (в том числе 39 офицеров), 84 человека попали в плен. Японцы потеряли не менее 6000 человек (в том числе 2500 ранеными).

То, что 30 июля русские войска отступили в район укреплений крепости, означало начало ее блокады со стороны суши. Командование Квантунского укрепрайона полагало, что это улучшило положение его отрядов, которые находились под прикрытием хорошо укрепленных оборонительных сооружений, так как позволило бы им вместе с крепостной артиллерией и артиллерией кораблей «отразить атаки противника и уничтожить его». Совершенно неожиданно начальником сухопутной обороны крепости стал генерал Роман Кондратенко. Первоначально Стессель, не без «совета» Фока, намеревался отправить строптивого генерала в отставку, а на его место поставить своего приспешника. Но он был вынужден отказаться от этого из-за решительного сопротивления Смирнова и Витгефта, которые, пораженные перспективой скорой капитуляции крепости, хотели даже снарядить в Чифу один из эскадренных миноносцев, чтобы по телеграфу уведомить обо всем царя198. Генерал Фок стал командовать резервами крепости.

Во время боев за Волчьи горы Витгефт направил 30 июля в бухту Тахэ отряд из девяти эскадренных миноносцев под командованием капитана второго ранга Криницкого (корабль флагмана — «Сильный»). Из акватории порта атакующих японцев обстреливали перекидным огнем броненосцы «Ретвизан» (2 снаряда калибра 305 мм), «Победа» (2–305 мм) и «Пересвет» (7–254 мм). Когда на следующий день в бухту Десяти Кораблей вошли эскадренные миноносцы «Сторожевой», «Решительный» и «Разящий», они были атакованы в районе Голубиной бухты 5-м дивизионом эскадренных миноносцев и 10-м дивизионом миноносцев японцев. Им пришлось повернуть назад. Эти же три корабля 1 августа снова обстреляли перекидным огнем японские позиции на подступах к горам Дагушань и Сяогушань (всего было выпущено 4 снаряда калибра 305 мм, 4–254 мм), а вспомогательный минный заградитель «Богатырь» под прикрытием канонерки «Бобр» и шестнадцати эскадренных миноносцев поставил под огнем 5-го дивизиона минное заграждение (20 мин) у входа в бухту Лунвантан.

В эти дни эскадра предприняла также действия по усилению обороны крепости, отправив на позиции сформированные из флотских экипажей четыре десантных отряда и более десяти орудий калибра 37 мм вместе с расчетами и боеприпасами. При этом был потерян еще один корабль. Так как противник вышел на берега бухты Тахэ, 30 июля был взорван находившийся там на ремонте эскадренный миноносец «Лейтенант Бураков», шестью днями раньше поврежденный японской торпедой.


189 Тройной Пик (378 м над уровнем моря).

190 Это был старый китайский легкий крейсер «Chi Yuan», захваченный японцами в феврале 1895 года в Вэйхае.

191 Первоначально в его состав входили канонерки «Saien», «Helen» и «Akagi», вспомогательные канонерки «Ehimo Maru» и «Kagawa Maru», а также миноносцы «50» и «52».

192 25 июля он был произведен в адмиралы, только известие об этом еще не дошло до Порт-Артура.

193 По данным Мак-Калли. ADJA (т. I) не подтвержает этого. Сорокин говорит, что снаряд попал в крейсер «Itsukushima».

194 Мак-Калли предполагает, что корабли выпустили не менее 3000 снарядов (в среднем 600 в час).

195 ADJA, т. I, с. 117. Российские источники сообщают, что обе стороны не добились попаданий, однако Мак-Калли подтверждает, что два японских снаряда взорвались в непосредственной близости от борта «Ретвизана».

196 Во время траления мина взорвалась у борта самоходной баржи «14», но ее удалось довести до порта. С 26 июля по 2 августа было уничтожено 18 мин.

197 Создавались из русского гражданского населения Квантуна, насчитывали по 500 человек.

198 Вероятно, в деле Кондратенко приняла участие и сообразительная, не терпевшая возражений жена Стесселя, Вера, которая «вразумила» мужа. Всем было известно, что Стессель находился под «каблуком» у жены (так пишет А. Степанов).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3729