Глава XLIV. Выход из строя флагманского броненосца «Князь Суворов»

Было 3 часа 35 минут. Наш флагманский броненосец «Князь Суворов» вышел из строя. Весь в пламени, в дыму, без мачт, без труб, не будучи в состоянии управляться рулем, он описывал циркуляцию влево, в сторону неприятеля, не прекращая стрельбы. «Александр III», «Бородино» и остальные наши броненосцы продолжали бой, отходя к северу и увлекая за собой неприятеля. Отходили к северу и наши крейсера, продолжая вести бой с расстояния 45 кб.

Неприятельские крейсера теперь выстроились уже в одну кильватерную колонну с небольшим интервалом между первым и вторым отрядами. Наши комендоры стреляли хладнокровно, не горячась. Расстояние указывалось пока еще из боевой рубки. Очертания неприятельских судов очень скрадывались, благодаря мгле, а попаданий, разрывов в воде наших снарядов и вовсе нельзя было заметить. Оставшийся после «Суворова» головным «Александр III», сильно израненный, наконец, вышел из строя вправо. От неприятельских броненосцев отделилось два: «Ниссин» и «Касуга». Они пошли добивать «Суворова».67

Заметив бедственное положение своего флагманского броненосца, в то время как остальные броненосцы удалялись к северу, «Олег» и «Аврора» легли на обратный курс, дали полный ход и поспешили к нему на помощь. За нами, продолжая энергичный огонь, повернуло 10 неприятельских крейсеров. Мы прошли мимо вспомогательного крейсера «Урал». Он сильно садился носом, на нем суетилась, спускала гребные суда команда, развевался сигнал: «Имею пробоину, заделать своими средствами не могу, спасаю людей».

«Олег» поднял сигнал «Анадырю», находившемуся вблизи «Урала» и энергично отстреливавшемуся из своих маленьких 120-миллиметровых орудий, спустить шлюпки.68

В это время по своему собственному почину отважно бросился спасать людей маленький буксир «Свирь». «Анадырь» успел спустить шлюпки и спас часть команды.

Все это производилось под жестоким огнем. Фонтаны так и взметывались вокруг. Море кипело.

Мы не узнали «Суворова». Это был не корабль, а какая-то черная головня, окутанная дымом, с языками огня, выскакивавшими из полупортиков и пробоин. Мачты, обе трубы, все задние мостики, шканечные надстройки — все было уже снесено. Боевую рубку лизали огненные языки.

То, что называлось броненосцем «Князь Суворов», стояло на месте, не двигаясь и... отстреливаясь от «Ниссина» и «Касуги», потом куда-то вдаль (должно быть, от миноносцев) и еще от одного судна типа «Тин-Эн».

К «Суворову» подходили наши миноносцы (как после мы узнали — «Буйный», взявший тяжелораненого адмирала Рожественского и часть его штаба).69

Увидев «Олега» и «Аврору», «Ниссин» и «Касуга» перенесли свой огонь на них. Приблизившиеся с тыла неприятельские крейсера взяли «Олега» и «Аврору» в два огня.

И был бы здесь славный конец двум зарвавшимся небронированным крейсерам, если бы не приближение наших броненосцев, также повернувших на обратный курс. Движение их заставило «Ниссина» и «Касугу» отойти и скрыться в тумане.

И вот сильно уже избитые броненосцы наши грудью прикрыли «Суворова» и стали описывать вокруг него круги.70


67 «Ниссин» и «Касуга» на протяжении всего боя находились в строю японского 1-го боевого отряда. Однако во время поворотов «все вдруг» на обратный курс «Ниссин», на котором держал флаг вице-адмирал С. Мицу, на некоторое время становился головным. Скорее всего, имеется в виду один из таких поворотов около 15 часов, после которого 1-й, а за ним и 2-й боевые отряды сблизились с потерявшим управление броненосцем «Князь Суворов», обстреляли его с дистанции всего 13–15 кб и даже выпустили по нему торпеды. В дальнейшем также под действиями «Ниссина» и «Касуги» следует, видимо, понимать весь 1-й боевой отряд.

68 Труднообъяснимая ошибка; транспорт «Анадырь» не имел вооружения. Малокалиберная артиллерия была установлена только на двух транспортах: восемь 57-мм орудий на «Иртыше» и шесть 47-мм орудий на «Камчатке». Возможно, имеется в виду вспомогательный крейсер «Урал», находившийся в этот момент вблизи транспорта «Анадырь» и имевший два упомянутых автором 120-мм орудия, а также четыре 75-мм и восемь 57-мм.

69 Это произошло значительно позднее, около 17 ч 30 мин. Капитан 2 ранга Н. Н. Коломейцов, действуя на грани возможного, на волнении 3–4 балла ошвартовался к наветренному борту броненосца и снял с него З. П. Рожественского, шесть офицеров штаба и 16 чел. из команды «Суворова». Не имея времени и возможности эвакуировать на перегруженный миноносец (на «Буйном» кроме штатной команды находилось 204 чел., спасенных с «Осляби») всех уцелевших членов экипажа, лейтенанты Н. И. Богданов и П. А. Вырубов и прапорщик В. И. Курсель отказались покинуть обреченный корабль.

70 Яркое и эмоциональное описание дневного боя 14 мая, созданное автором по горячим следам событий, изобилует фактическими неточностями, которые не всегда возможно и целесообразно комментировать. Это нисколько не умаляет его ценности и объясняется вполне понятными обстоятельствами: должность автора, ограничение круга источников личными воспоминаниями и впечатлениями соплавателей, отсутствие двусторонних данных. АЛЯ более подробного знакомства с фактологией и тактикой Цусимского сражения читателю рекомендуется обратиться к современной специальной литературе (например: Грибовский В. Ю. Вице-адмирал З. П. Рожественский. СПб.: Цитадель, 1999; Крестьянинов В. Я. Цусимское сражение 14–15 мая 1905 г. СПб.: Галея-Принт, 1998 и др.).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4102

X