Глава XLV. Крейсера и транспорты снова под перекрестным огнем

Пока все это происходило, от огня крейсеров жестоко влетело бедным транспортам: «Иртыш» шел, уже сильно погрузившись носом, «Камчатка» была сильно подбита, на баке у нее суетилась команда и мастеровые, у «Анадыря» зияла пробоина выше ватерлинии в носу, а в средней части заводился на ходу пластырь, «Урал» все еще не тонул, и «Свирь» делала попытку взять его на буксир. Одна «Корея» шла как будто бы целая. Надо было отвлечь от себя неприятельские крейсера и дать возможность отойти транспортам. Сигналом с «Олега» было приказано «Владимиру Мономаху» и «Дмитрию Донскому» присоединиться к нам, и затем четыре крейсера ринулись на сближение с десятью японскими.

К нам по собственной инициативе присоединились «Жемчуг» и «Изумруд», присутствие которых у броненосцев оказалось совершенно бесцельным.

По левую сторону мы оставили вышедший из строя и горевший «Сисой Великий». Весь нос его до переднего мостика был окутан дымом, меж носовой башней и передней трубой виднелись громадные языки пламени. И, тем не менее, эта башня, окутанная дымом, чуть не раскаленная, продолжала посылать один снаряд за другим. Это произвело на аврорцев сильнейшее впечатление; послышались возгласы: «Сисой-то! Сисой! Поглядите, каков молодец!»

Последний галс для наших крейсеров был очень несчастлив: им пришлось очутиться в хвосте своих броненосцев, описывавших круги вокруг «Суворова» и чрезвычайно растянувших свою линию, образовав почти кольцо. Крейсера должны были замедлить ход. Транспорты и миноносцы, сбившиеся в это время в кучу внутри круга, мешали маневрированию.

Крейсера не могли дать полного хода и выйти из сферы перекрестного огня, в который они снова попали. С одной стороны их разделывали неприятельские десять крейсеров, с другой — «Ниссин» и «Касуга», вынырнувшие сзади из тумана, с третьей — броненосцы, отделившие на нас по несколько орудий, что доказывалось 12-дюймовыми «чемоданами», падавшими совсем неподалеку.

До неприятеля было только 24 кабельтова. Огонь сосредоточился, главным образом, на «Олеге» и «Авроре», которые пострадали здесь более, чем за все время боя. Особенно досталось нам от «Ниссина» и «Касуги», державшихся сзади в тылу.

Но и от нас досталось «Ниссину», по которому «Аврора» особенно хорошо пристрелялась. На нем были большие потери в людях, убит командир. Может быть, это именно «Аврора» отомстила за смерть своего командира.

Попало и назойливому «Идзуми». Когда он снова очутился концевым, «Аврора» нарочно сосредоточила на нем весь огонь. По донесению Того, на нем оказалось 26 убитых.71


71 По современным данным, основанным на официальных японских источниках 1905 г., на броненосном крейсере «Ниссин» было убито 6 чел., в том числе офицер штаба капитан 2 ранга Кейкичи Мацуи, и ранено 77 чел., в том числе вице-адмирал Сотаро Мицу. Оснований приписывать эти потери именно огню «Авроры» нет. «Ниссин» несколько раз во время боя возглавлял [224] строй 1-го броненосного отряда, и по нему вели огонь многие русские броненосцы. Теоретически «Авроре» может принадлежать не более шести попаданий в «Ниссин»: два 152-мм и четыре малого калибра. На бронепалубном крейсере «Идзуми» было убито 3 чел. и ранено 7 чел.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2559