Петр Великий: «Деньги — суть артериею войны»
Разрешение общих проблем развития и совершенствования налоговой системы, приспособления ее к потребностям абсолютистского государства, создаваемого Петром I, происходило в условиях исключительно тяжелой и длительной войны со Швецией, широкомасштабного строительства новых городов, заводов, крепостей, гаваней, дорог, что вызвало необычайное перенапряжение бюджета. Петр I без разрешения насущных финансовых проблем, без глубокой реорганизации системы сбора налогов вряд ли смог бы добиться победы в той войне, других своих успехов. Поэтому преобразования Петра I в финансовой и фискальной сферах являются едва ли не важнейшей стороной его царствования. Недаром многие историки именно финансовыми потребностями казны объясняли целый ряд кардинальных мероприятий Петра по реорганизации центрального и местного управления, по развитию промышленности и торговли.

Как известно, Петр I был провозглашен царем в 1682 г., будучи десяти лет от роду. Но реальная власть оказалась в руках его старшей сестры царевны Софьи и ее окружения. Лишь в 1689 г. после удаления Софьи в монастырь власть перешла к сторонникам Петра. Каких-либо существенных перемен в это время в налоговой системе не происходило, сохранялся порядок, сложившийся в правление Алексея Михайловича и Федора Алексеевича. Лишь постепенно в течение последнего десятилетия XVII в. правительство Петра I, решая сложные внутри - и внешнеполитические проблемы, вступает на путь преобразований. Их начало ознаменовали Азовские походы 1695—1696 гг., вызвавшие необходимость создания военного флота, и Великое посольство 1697—1698 гг., в ходе которого Петр непосредственно познакомился с жизнью и бытом стран Западной Европы, провел дипломатическую подготовку к войне со Швецией за выход к Балтике, которая и началась в 1700 г. и вошла в историю под названием Северной войны.

Уже в эти годы правительство столкнулось с неизбежностью огромных расходов, прежде всего военных. К началу войны со Швецией Петр I распорядился набрать целую армию, состоявшую из 33 полков обшей численностью более 40 тыс. человек163. Кроме того, на службе состояли 3,5 тыс. солдат и офицеров гвардейских Преображенского и Семеновского полков и более 10 тыс. человек «старых чинов» (стрельцов, дворян и т.д.). Содержание этого войска стоило около 500 тыс. руб. в год. Но и этих сил оказалось недостаточно. Тем более в начале войны русская армия потерпела сокрушительное поражение под Нарвой. Потребовались новые наборы. В 1705 г. впервые проводится призыв рекрутов, который с тех пор возобновляется почти каждый год в течение всего царствования Петра 1. К 1710 г. действующая армия достигла численности в 100 тыс. человек, не считая флота, гарнизонных полков и иррегулярных войск. На ее содержание требовалось уже 2 млн. рублей. Кроме того, на флот уходило 444 тыс. руб. в год (в 1701 г. — 81 тыс. руб.) и на артиллерию — 80 тыс. руб. (в 1701 г. — около 20 тыс. руб.)164. Таким образом, и без того огромные военные расходы, предпринятые государством к началу войны со Швецией, в течение первых десяти лет XVIII в. увеличились в несколько раз.

Росли и другие казенные расходы. Относительно новой их статьей стали расходы, вызванные активизацией внешнеполитической деятельности. Деньги шли на организацию постоянных дипломатических миссий в ряде стран, привлечение союзников и противодействие проискам враждебной дипломатии при европейских дворах, зачастую — на элементарный подкуп высших должностных лиц. Апогея подобные траты достигают в самый напряженный период Северной войны, когда Карл XII достиг наибольших успехов в Польше и готовился к вторжению в Россию. В 1706 г. внешнеполитическая деятельность стоила казне 23,7 тыс. рублей. Правда, после Полтавской победы эти траты существенно уменьшились и составили в 1710 г. лишь 12 тыс. рублей. Расходов требовало содержание двора. Практически все предшественники Петра I стремились к роскоши и великолепию, подобной византийской. Однако для Петра роскошь в быту вовсе не была характерной, его двор особой пышностью, как известно, не отличался. К 1708 г. расходы на содержание двора сократились в два раза и не превышали 3% бюджета.

Как видим, все прочие траты были незначительны по сравнению с военными расходами, которые поглощали основную массу казенных средств. Их возрастание в несколько раз за десять лет сопровождалось невиданным ранее перенапряжением налоговой системы. В условиях тяжелой войны, когда огромные суммы денег требовались немедленно, правительство не имело времени для глубокой перестройки системы сбора податей, реорганизации ее на новых принципах. Практически в течение всей Северной войны использовалась доставшаяся от XVII века система сбора прямых налогов, сохранялся подворный принцип обложения. Возраставшие потребности зачастую покрывались самыми простыми способами, известными с прошлых времен — введением новых чрезвычайных налогов и дополнительных сборов.

В последние годы XVII столетия родился российский военный флот. В 1696 г. Боярская Дума вынесла решение: «Морским судам быть»165. Для строительства и содержания флота требовались значительные суммы. Изыскивая их, правительство действовало весьма изобретательно, даже с учетом новых веяний. Основные тяготы были возложены на наиболее состоятельных лиц. Богатые купцы и землевладельцы, имевшие более 100 дворов, объединялись в так называемые кумпанства. Каждое кумпанство должно было построить определенное количество кораблей из расчета одно крупное судно на 8—10 тысяч дворов166. Изыскание средств, организация строительства судов возлагались также на кумпанства. Не остались не у дел и мелкие землевладельцы (а точнее, их крестьяне), для них вводился специальный сбор на строительство кораблей по полтине со двора. Но вскоре выяснилось, что далеко не все кумпанства, входившие в них купцы, вельможи, монастыри, архиепископы и епископы, смогли на должном уровне организовать строительство кораблей. В 1700 г. кумпанства были упразднены. На нужды флота учреждался специальный ежегодный сбор — по 12 1/2 коп. со двора на церковных землях и по 10 коп.— на прочих землях167. Эти сборы давали в начале XVIII в. около 140 тыс. рублей. Примерно половина из них шла на строительство и ремонт кораблей, половина — на жалование морякам и мастеровым людям.

Экстраординарные сборы становятся характерными с первых лет войны. В 1701 г. было решено сформировать девять новых драгунских полков, для чего потребовалось четверть миллиона рублей. В соответствии с традициями прошлого века был введен сбор десятой деньги с купечества, а с каждого крестьянского двора следовало взять дополнительно по 20 коп. (с церковных крестьян — по 25 коп.)168. Но в отличие от XVII в. сбор десятой деньги с купечества из чрезвычайного налога превратился в постоянный. Он взимался ежегодно вплоть до введения подушной подати. Кроме такого чрезвычайного сбора, превратившегося в постоянный, из года в год следовали экстраординарные налоги на разного рода конкретные нужды. Их именовали по давней традиции «запросы». Например, в 1706 г. был объявлен «запрос» на содержание союзных саксонских войск в сумме 230 тыс. рублей. Его взимали с купцов и посадских людей по 12 алт. 4 деньги со двора. В 1708 г. потребовалось изготовить в кавалерию 42 тыс. седел немецкого образца. Чтобы собрать необходимую сумму, ввели специальный налог169. В 1713 г. последовал экстраординарной сбор по полтине с двора «для нынешней турецкой войны». В 1711 г., как известно, состоялся неудачный для Петра I Прутский поход против Турции. Тогда было заключено только перемирие, но мирный договор еще подписан не был.

Начиная с 1711 г., вводятся один за другим чрезвычайные налоги на строительство Петербурга. Новую столицу нужно было не только построить, но и заселить. Многих ее жителей переселяли на берега Невы из внутренних районов чуть ли не в принудительном порядке. Особенно это касалось служилых людей, купцов, ремесленников. Деньги на обустройство переселенцев собирали также в виде экстраординарного налога с населения соответствующих губерний. Так, для переезда в Петербург жителей Казанской губернии с их земляков было взыскано по 1000 руб. на каждого переселенца, со Смоленской губернии — по 500 рублей170. С 1718 г. взимаются деньги на сооружение Ладожского канала. Этот канал строился вдоль южного берега Ладоги для речных судов, направлявшихся из Центральной России в Петербург, поскольку их плавание по обширному и неспокойному, как море, озеру было опасным. «Запросы» на Ладожский канал оказались весьма значительными. В 1718 г. было велено собрать по 23 алт. 2 деньги (70 коп.) с двора. Затем принцип расчета этой подати изменился — ее стали взимать в виде добавочной доли к сбору десятой деньги. В 1720 и 1722 гг. брали по 2 гривны с каждого рубля этого сбора. Подобный расчет применялся и для других аналогичных целевых запросов. В 1714 г. вышел указ о сборе на строительство крепости на острове Котлин (будущий Кронштадт) по 6 алт. и полуденьге с каждого рубля десятой деньги (18,25%)171. В 1722 г. на строительство «першпективной» дороги из Петербурга до реки Волхов было велено добавить к сбору десятой деньги по копейке с рубля (1%). А на строительство этой дороги дальше — от реки Волхов до Москвы — вводился еще один специальный налог из расчета по тысяче рублей на 10 верст172. Таким образом, всевозможные экстраординарные сборы вводились неоднократно и на протяжении всего правления Петра I. Со второго десятилетия XVIII в. они все в большей степени вводятся для обеспечения широкомасштабного строительства, развернувшегося в стране, ранее они были обусловлены главным образом военными потребностями. Хотя и в это время военные расходы поглощали основную массу налогов. Недаром, учредив в 1711 г. Сенат, Петр I поручил ему всемерно заботиться об изыскании средств и полном сборе налогов, напомнив первым сенаторам в специальном указе-инструкции, что «деньги — суть артерию войны».



163 Милюков П.Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. СПб., 1905. С. 124.
164 Там же. С. 141.
165 Елагин С. История русского флота. Период азовский. СПб., 1864. С. 52.
166 Там же. С. 53.
167 Милюков П.Н. Государственное хозяйство... С. 110.
168 Там же. С. 108.
169 Кизеветтер А.А. Посадская община в России XVIII столетия. М., 1903. С. 369.
170 Там же. С. 372-374.
171 ПСЗ-1.Т. 5. № 2837.
172 ПСЗ-1. Т. 6. № 4019, 4025.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1967

X