Перемены в сборе налогов при царе Федоре Алексеевиче
В течение всего XVII в. развивалась система финансового управления, в основе своей возникшая в предыдущем столетии. Налоги поступали в многочисленные ведомства, и эта раздробленность управления сбором податей между разными приказами даже усилилась. Ряд областей управлялись особыми территориальными приказами, куда поступало большинство причитавшихся с них сборов. В отличие от четвертей эти приказы не были по преимуществу финансовыми органами, а занимались множеством других вопросов по управлению той или иной территорией. Крупнейшими из них были Казанский и Сибирский приказы. Правда, основная масса налогов, собиравшаяся в Сибири, там и расходовалась. В Сибирский приказ надлежало только предоставлять соответствующие отчеты. Большинство городов к югу от Москвы, которые имели большое значение для обороны страны от набегов со стороны степи и где находились многочисленные гарнизоны служилых людей, управлялись из Разряда, являвшегося в первую очередь военным ведомством. Но в Разряд поступали и многие налоги с этих городов. Наконец, самой Москвой управлял Земский приказ, сосредоточивший административную и полицейскую власть в столице. Он же занимался и сбором налогов с обширного московского посада.

Целый ряд центральных приказов занимался сбором налогов, связанных с их компетенцией. Так, в Стрелецкий приказ поступал стрелецкий хлеб и стрелецкие деньги, в Ямской — ямские деньги. Монастырский приказ получал налоги с земель, находившихся во владении монастырей и церковных иерархов. Конюшенному приказу доставались пошлины с продажи лошадей, которые шли на содержание дворцовых конюшен. Печатный приказ взимал пошлины за подтверждение разного рода жалованных грамот посредством прикладывания к ним государственной печати, которая хранилась в этом приказе. Ряд небольших приказов, ведавших по преимуществу судом в отношении некоторых групп населения (Московский судный, Холопий судный и др.), получали в свою пользу судебные пошлины. Таким образом, практически каждый приказ собирал какие-либо налоги или пошлины.

Вместе с тем наличествовало несколько центральных ведомств, по преимуществу финансового характера. Специализированным финансовым учреждением оставался Приказ Большого прихода, но его компетенция по сравнению с XVI в. значительно сузилась, основной его задачей стал сбор таможенных пошлин. Зато большого развития достигает система четвертных приказов или четвертей. В XVII в. их было пять: Владимирская, Галицкая, Костромская, Новгородская и Устюжская. Между ними были распределены почти все города и уезды центра, севера, северо-запада страны. Причем ни одна из четвертей в отличие от ранних четвертей, существовавших в XVI в., не управляла каким-либо сплошным регионом. Причисленные к любой из них города и уезды располагались чересполосно, находились в разных регионах страны. В четверти поступала большая часть налогов с подведомственной территории. Кроме того, в XVII в. время от времени возникали ведомства, занимавшиеся сбором определенного налога. Самый яркий пример — Приказ Новой четверти, которому был поручен сбор кабацких доходов157.

Оставался еще один собственно финансовый приказ — Большая казна. Как уже говорилось, его история восходит к великокняжескому казначейскому ведомству XV—XVI вв., от которого постепенно отпочковывались разного рода ведомства (Большой приход, четверти и пр.), в связи с чем этот приказ терял свои функции по организации сбора податей. В XVII в. роль Большой казны в этой сфере управления долгое время была незначительной. С другой стороны, этот приказ имел большое значение в организации государственных финансов, поскольку ведал обширным казенным хозяйством, заводами, промыслами, торгами, управлял денежными дворами. Таким образом, к концу XVII в. сложность и раздробленность финансового управления стала чрезмерной. Но на рубеже 70-х и 80-х гг. в управлении сбором налогов происходят определенные перемены.

Они связаны с целым рядом реформ, проведенных в сфере финансовой и налоговой политики в правление царя Федора Алексеевича, старшего брата Петра I. Сейчас его вспоминают нечасто, а если и вспоминают, то больше говорят о его слабом здоровье, увлечении лошадьми и одеждой по польской моде. Между тем в его правление предпринимаются усилия по централизации финансового управления, упорядочению сбора податей. В 1679—1681 гг. резко сокращается количество ведомств, собиравших налоги. Были упразднены четверти, причитавшиеся им налоги было велено направлять в Приказ Большой казны, сюда же стали поступать и таможенные пошлины, ранее собиравшиеся в Большой приход. В результате Приказ Большой казны стал одним из основных органов по управлению сбором податей и пошлин158. Но все же единого органа, ведавшего финансами страны или поступлением налогов в казну, тогда не возникло и не могло возникнуть, поскольку оставался в силе принцип специализации налогов. Единого бюджета не существовало. Многие налоги вводились для удовлетворения определенной потребности, в связи с чем их и поручали собирать соответствующему ведомству. Так, один из основных налогов — стрелецкие деньги, как и прежде, поступал в Стрелецкий приказ. Тем более, что в правление царевны Софьи происходит некоторая ревизия мероприятий Федора Алексеевича в сфере финансового управления. В 1683 г. восстанавливаются четверти, им поручается сбор стрелецких денег и разного рода оброков с подведомственных им городов159.

При Федоре Алексеевиче новый импульс получила тенденция слияния прямых налогов, начавшаяся сразу после Смуты, что также способствовало централизации сбора и упрощению его порядка. В 1679 г. отменялось взимание таких важных налогов, как данские деньги и ямские деньги. Ямские деньги объединялись с полоняничными. Вместо данских денег и других упраздненных налогов увеличивался сбор стрелецких денег, которые становятся главным и наиболее существенным из прямых налогов. Это явилось значительным шагом к установлению повсеместного и однородного налога160.

В правление Федора Алексеевича в целом завершается переход к подворному обложению, начатый еще в 40-х гг. XVII в. В 1678—1679 гг. проводится новое подворное описание161. Из тягла исключалось множество запустевших дворов, которые значились в прежних писцовых описаниях. В сентябре 1679 г. выходит указ о переводе всех основных прямых налогов на подворный принцип обложения162.

Введение новой единицы обложения позволило точнее учесть хозяйства и дворы купцов, ремесленников: прежнее сошное письмо больше было ориентировано на описание земледельческих угодий, а кузницы, лавки и т.п. полагались в соху из примерного расчета.

Переход к подворному принципу вовсе не означал, что отныне каждый дворохозяин платил в казну ту сумму, которая была установлена для отдельного двора. В полной мере сохранялась роль общины в распределении и взимании податей «по животам и промыслам», ее ответственность перед государством за своевременное и правильное поступление тягла, возложенного на нее. Другое дело, что общая сумма налога определялась теперь в зависимости от учтенных в составе каждой общины дворов («дворового числа»). Распределение налогов «по живущим четвертям», основанным на старинном сошном письме, постепенно уходит в прошлое. Так государство с его налоговым аппаратом все ближе подбирается к конкретному плательщику. Раньше множество плательщиков объединялось в масштабах обширной сохи, затем гораздо более узкая их группа в составе нескольких дворов выделялась в рамках «живущей четверти», теперь государство учитывает уже каждый двор. Остался еще один шаг — учесть каждого плательщика отдельно и распределять налоги в зависимости от количества конкретных «душ», положенных в тягло. Этот шаг будет сделан в правление Петра I.

* * *


Таким образом, в течение XVI—XVII вв. Российское государство эволюционировало в направлении усиления централизации, преодоления последних пережитков удельной старины. Туже эволюцию претерпевала и налоговая система. Наметились тенденции, которые в следующем столетии привели к формированию налоговой системы абсолютизма. В их числе следует прежде всего назвать централизацию управления сбором податей, стремление ввести такую единицу обложения, чтобы учесть как можно больше конкретных плательщиков. Продолжается процесс перевода натуральных повинностей на деньги. В этом нельзя не видеть результат дальнейшего развития товарно-денежных отношений в стране. В связи с этим предпринимаются попытки расширить казенные доходы за счет расширения косвенного обложения. Большое внимание уделяется системе таможенных пошлин, других сборов с торговли, происходит их существенное упрочение и унификация, что отвечало не только фискальным потребностям государства, но и интересам купечества. Государство само все более активно включается в товарно-денежное обращение, учреждаются казенные монополии, заводятся казенные производства, доходы от этих так называемых регалий становятся важной статьей поступлений в казну наряду с налогами. И вместе с тем в связи с дальнейшим развитием крепостнических начал во многих сферах экономики и социальной жизни усиливается прикрепление податного населения к тяглу. В результате в XVII в. достигает расцвета налоговая система допетровской эпохи, достаточно централизованная, но сохранившая еще немало архаичных черт прежних эпох.

Нерешенными оставались многие проблемы: отсутствовало единое ведомство, куда поступали бы все казенные доходы, не существовало специальных налоговых органов на местах, перечень податей был чрезмерно обширен, не вполне ясной была фискальная политика в отношении разных сословий, тем более что таких сословий или «чинов» было много, границы между ними были размытыми.



157 Лаппо-Данилевский А. Указ. соч. С. 475—476.
158 Демидова Н.Ф., Морозова Л.Е., Преображенский А.А. Первые Романовы на Российском престоле. М., 1966. С. 187.
159 Милюков П.Н. Государственное хозяйство... С. 64.
160 Богословский М.М. Указ. соч. Т. 2. С. 109.
161 Милюков П.Н. Спорные вопросы... С. 123—124.
162 Устюгов Н.В. К вопросу о раскладке повинностей по дворовому числу в конце XVII в. // Академику Борису Дмитриевичу Грекову ко дню семидесятилетия. М., 1952. С. 221.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2133

X