Оброки и таможенные пошлины в XVII в.
Попытки правительства Алексея Михайловича увеличить доходы казны за счет введения соляного налога или медных денег не были единственными его мероприятиями по взиманию налогов, непосредственно связанных с развитием промыслов, торговли, денежного обращения. Ведь в этой сфере имелись уже давно известные и традиционные сборы, которые в правление Алексея Михайловича были существенно расширены. Так, в XVII в. продолжался сбор всевозможных пошлин и оброков. Большое распространение получили оброки с бань, лавок, харчевен, мельниц, кузниц, соляных варниц, сенных покосов, бортных угодий, бобровых гонов, рыбных ловель и т.п. Оброк мог взиматься как в денежной форме, так и в натуральной — в виде доли добычи или произведенной продукции. Например, в реках Кольского полуострова, Заонежья добывался северный жемчуг, хотя и мелкий, но довольно красивый. Владельцы этих промыслов сдавали в казну в качестве оброка часть добытого жемчуга153. В XVII в. не которые из таких оброков, особенно связанные с промысловыми угодьями, сдавались с торгов «из наддачи». Их получал тот, кто соглашался вносить в казну в виде оброка наибольшую сумму. Тем самым он получал право эксплуатации данного промысла.

Значительную эволюцию претерпевает в XVII в. и система разнообразных пошлин, поступавших в казну с торговых операций, движения товаров. Эта эволюция происходит главным образом в середине и второй половине столетия. От предыдущего столетия страна унаследовала исключительно сложную и громоздкую систему торговых пошлин. В общей сложности в этой сфере взималось более 30 различных пошлин от наиболее существенных — тамги, осмничего, мыта во всех его разновидностях, до множества мелких, платившихся при взвешивании, клеймении, разгрузке и т.п. Взимались они на протяжении первой половины XVII в. Кроме того, единых ставок пошлинного сбора на территории всей страны не существовало, как не существовало единообразной для всех городов и уездов системы торговых пошлин. В каждой местности применялись свои ставки пошлин, имелись свои специфические сборы, определяемые уставными грамотами, издаваемыми центральной властью с конца XV в. для определенного региона, города, торгового села, ярмарки. При наличии некоторых общих принципов (льготы для местных торговых людей, взимание некоторых основных пошлин, характерных для всей страны), имевшиеся различия определялись особенностями местного товарооборота, ролью иногородних или иностранных купцов, стремлением правительства предоставить какие-то льготы определенному уезду или монастырю. Например, по уставным грамотам 20-х гг. XVII вв. в Вязьме местные жители платили с продажи товара 1 деньгу с рубля, иногородние — 5 денег, в Переславле — 2 и 6 денег, в селе Рогачеве — 1 и 3 деньги, в Тотьме — 2 1/2 и 4 деньги, соответственно154. Этот разнобой представлял собой пережиток удельной старины, когда единого государства еще не существовало, отражал он и характерное для средневековых городов стремление оградить любыми средствами торгово-ремесленные занятия местных жителей от конкуренции иностранцев и иногородних. В XVII в. это выглядело уже анахронизмом и крайне затрудняло централизацию таможенных сборов, представляло собой препятствие на пути развития единого внутреннего рынка страны. Радикальная реформа в этой области предпринимается в середине столетия. В 1653 г. издается единая для всей страны Таможенная уставная грамота.

В соответствии с этой грамотой упразднялись все прежние пошлины с торговых сделок (тамга, осмничее и пр.). Вместо них вводилась единая для всей страны торговая пошлина в размере 10 денег с рубля с цены товара (или 5%). Она получила название рублевой пошлины. Упразднялись и проезжие пошлины. Лишь в Москве сохранялись мытные пошлины со скота, леса и мелочных товаров (по 10 денег с рубля). Оставался в силе сбор пошлин за перевоз через реки — от полуденьги до 6 денег в зависимости от ширины реки и оттого, кто переправляется — купец с возом либо с телегой или только всадник верхом, или пеший торговец со своим нехитрым товаром. Отменялось большинство мелких пошлин, сопровождавших торговые операции. Сохранялись только амбарные пошлины, сборы с взвешивания и обмеривания товаров (аршинные пошлины и т.п.)155. Казалось бы, государство теряло часть своих доходов в виде мелких и проезжих пошлин. Вовсе нет — все они компенсировались единой рублевой пошлиной. Вводимая уставной грамотой 1653 г. система пошлин вполне соответствовала достигнутому уровню развития торговли. Величина таможенного сбора прямо зависела от товарооборота (а не от пересечения границ чьих-то владений, проезда по мостам, обмеривания товаров и др.). Взимание торговой пошлины в зависимости от цены товара позволяло всегда учесть колебания курса рубля, а падение его стоимости и рост цен не вели к реальному уменьшению таможенных сборов. Новая система упрощала процедуру сбора торговых пошлин и отчетность по ним. Это было выгодно как государственным налоговым органам, так и крупному купечеству. Во-первых, богатые купцы несли службу в качестве таможенных голов, руководили сбором пошлин и были больше всех заинтересованы в упрощении его процедуры. Во-вторых, они вели торговлю по всей стране, переезжали с товарами из города в город, и им была выгодна ликвидация всех местных таможенных особенностей, отмена различий между местными и приезжими торговыми людьми. С подобными просьбами крупные купцы неоднократно обращались к правительству до принятия Таможенной уставной грамоты.

Определенные меры в интересах русского купечества предпринимаются и в отношении торговли иностранцев. В первую очередь усложнялся доступ иностранцев на внутренний рынок. В соответствии с Уставной грамотой 1653 г. иностранные купцы, если они отправляли товары в Москву и другие внутренние города, должны были платить проезжую пошлину по 4 деньги с рубля (2%). Кроме того, при продаже товаров на внутреннем рынке они платили пошлину 2 алтына (12 денег) с рубля, а не 10 денег, как русские торговые люди.

Эти идеи в отношении торговли иностранцев были развиты в Новоторговом уставе, принятом в 1667 г. по настоянию боярина А.Л. Ордина-Нащокина, видного государственного деятеля той эпохи, главы Посольского приказа, поборника всестороннего развития российской торговли, внутренней и внешней. Пошлины с продажи иностранцами товаров во внутренних городах сохранялись те же, что и в Грамоте 1653 г. (2 алтына с рубля), а проезжие пошлины повышались до гривны с рубля (10%). Таким образом, в общей сложности пошлина для иноземцев, проникавших на внутренний рынок, достигала 13% с цены товара. Русские торговые люди платили лишь обычную рублевую пошлину в 10 денег (5%). Новоторговый устав вводил и специальные пошлины на определенный товар, а именно на вино. Правительство стремилось защитить монополию казны на продажу крепких напитков населению и повышало пошлины на ввоз и без того дорогих иностранных вин. В 51-й статье Новоторгового устава говорится: «А вина и розных питей перед прежним гораздо много привозят и оного много не нужно надобно: потому что на Государевых кружечных дворах чинятся оттого убытки и недоборы большие»156. Следовательно, таможенные пошлины становятся уже не только источником пополнения казны, но и инструментом экономической политики, средством защиты отечественной коммерции, обеспечения определенных финансовых интересов государства. Более гибкой эта политика может быть с введением настоящего таможенного тарифа, с установлением определенных ввозных и вывозных пошлин по всей номенклатуре товаров. Эту задачу довелось решать уже Петру I.



153 Богословский М.М. Указ. соч. Т. 2. М., 1912. С. 107.
154 Тихонов Ю.А. Таможенная политика Русского Государства // Исторические записки. Т. 53. М., 1955. С. 264.
155 ПСЗ-1. Т. 1. № 107.
156 ПСЗ-1. Т. 1. № 408.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1475

X