Всешутейший, всепьянейший и сумасброднейший собор

Первое упоминание о Всепьянейшем соборе встречается в дневниковой записи Патрика Гордона, относящейся к осени 1691 года. Это было своеобразное питейное общество, пародировавшее церковные и государственные власти. Первым «патриархом» собора являлся боярин Матвей Филимонович Нарышкин, умерший на рубеже 1691 — 1692 годов. В январе 1692 года царь с товарищами избрали его преемником старого учителя Петра, думного дьяка Никиту Моисеевича Зотова, чей титул в конце концов преобразился в князь-папу. Членами Всепьянейшего собора стали Франц Лефорт, Тихон Стрешнев, князь Федор Ромодановский, Александр Меншиков, Федор Апраксин, Гавриил Головкин, Иван Мусин-Пушкин, князь Михаил Львов, Александр Протасьев и обрусевший голландец Андрей Виниус. В этом обществе царских любимцев аристократы были смешаны с выходцами из «никакой породы». К аристократии принадлежали Ромодановский, Стрешнев, Головкин, Апраксин и Львов. Мусин-Пушкин и Протасьев были новичками среди правящей элиты, первыми членами своих семейств, попавшими в Боярскую думу в чине окольничих. Еще ниже на социальной лестнице стояли Меншиков и Виниус(287). Вскоре состав собора значительно расширился: Петр включил в него всех своих придворных шутов, а также множество самых отъявленных пьяниц и обжор Москвы.

В январе 1699 года секретарь австрийского посольства И. Г. Корб отметил в своем дневнике, что «театральный патриарх» Зотов «в сопровождении мнимых своих митрополитов и прочих лиц, числом всего 200 человек, прокатился в восьмидесяти санях через весь город в Немецкую слободу, с посохом, в митре и с другими знаками присвоенного ему достоинства». Вся эта пьяная компания вламывалась в дома богатых москвичей и немецких офицеров, распевая рождественские псалмы(288).

В следующем месяце тот же дипломат описал очередное мероприятие Всешутейшего собора: «Особа, играющая роль патриарха, со всей труппой своего комического духовенства праздновала торжественное посвящение Вакху дворца, построенного царем и обыкновенно называемого дворцом Лефорта. Шествие, назначенное по случаю этого обряда, выступило из дома полковника Лимы. Патриарха весьма приличное облачение возводило в сан первосвященника: митра его была украшена Вакхом, возбуждавшим своей наготой страстные желания. Амур с Венерой украшали посох, чтобы показать, какой паствы был этот пастырь. За ним следовала толпа прочих лиц, отправлявших вакханалии: одни несли большие кружки, наполненные вином, другие — сосуды с медом, иные — фляги с пивом и водкой…» Вся эта толпа непрестанно курила. Князь-папа Зотов благословлял свою «паству» двумя сложенными крест-накрест чубуками длинных трубок(289).

Сохранились довольно остроумные письма Зотова Петру I, который именуется в них протодьяконом — титулом, присвоенным ему в иерархии Всешутейшего собора. 23 февраля 1697 года Никита Моисеевич писал: «Нашего смирения сослужителю геру протодиакону П. А. со всею компаниею о Господе здравствовати! Благодарствую вашей любви за возвещение путешествия вашего (за границей) при добром здравии (о чем уведомлен от азовского владыки), и впредь о сем нам ведомо чините. Зело удивляемся вашей дерзости, что изгнанную нашу рабыню, т. е. масляницу, за товарища приняли, не взяв у нас о том свободы; только ведайте: есть при ней иные товарищи Ивашка (т. е. пьянство) и Еремка (распутство), и вы от них опаситесь, чтоб они вас от дела не отволокли; а мы их дружбу знаем больше вашего. Сего числа поехали к вам иподиаконы Готовцев и Бехтеев, с которыми наказано от нас подати вам словесно мир и благословение; а масляницу и товарищев ея отлучати: понеже при трудех такие товарищи непотребны; а к сим посланным нашим иподиаконам будьте благоприятны. При сем мир Божий да будет с вами, а нашего смирения благословение с вами есть и будет. Smirenni Anikit власною рукою»(290). Официальный же титул Зотова звучал следующим образом: «Всешутейший и всесвятейший патриарх кир-ети Никита Прешбургский (по названию «потешной фортеции», построенной в 1686 году — В.Н.), Заяузский, от великих Мытищ и до мудищ».

Царь собственноручно писал инструкции и уставы для Всепьянейшего собора. По справедливому замечанию В. О. Ключевского, «Петр старался облечь свой разгул с сотрудниками в канцелярские формы, сделать его постоянным учреждением». В собор, или «коллегию пьянства», входил конклав из двенадцати «кардиналов», отъявленных пьяниц и обжор, с огромным штатом таких же «епископов», «архимандритов» и других «духовных чинов». Первейшей заповедью членов собора было ежедневно напиваться и не ложиться спать трезвыми. У собора, целью которого было «славить Бахуса питием непомерным», были свой порядок «пьянодействия», «служения Бахусу и честнаго обхождения с крепкими напитками», свои облачения, молитвы и песнопения. Трезвых «грешников» отлучали от всех кабаков в государстве(291).

Мнения историков о Всешутейшем соборе разнятся. В. О. Ключевский полагал, что «это была неприличнейшая пародия церковной иерархии и церковного богослужения, казавшаяся набожным людям пагубой души, как бы вероотступлением», но в то же время замечал, что Петр и его собутыльники «в пародии церковных обрядов глумились не над церковью, даже не над церковной иерархией как учреждением: просто срывали досаду на класс, среди которого видели много досадных людей»(292). Современная исследовательница Елена Уханова склонна считать собор аналогом европейского карнавала, «праздника глупцов» и «пасхального смеха», принесенным в Россию из Европы вместе с серьезными преобразованиями(293).

На Масленицу 1699 года после пышного придворного обеда Петр I устроил «служение Бахусу». Князь-папа Никита Зотов невероятно много пил и благословлял преклонявших перед ним колена гостей, осеняя их крестом из двух сложенных трубок. А потом «владыка» с посохом в руке пустился в пляс(294). На Святках веселая компания человек в двести в Москве или Петербурге на нескольких десятках саней на всю ночь до утра пускалась по городу «славить». Во главе процессии ехал шутовской патриарх в полном облачении, с жезлом и в жестяной митре; за ним мчались сани, битком набитые его сослуживцами; из каждых саней разносились пьяные песни и свист. Хозяева домов, которые были удостоены посещением таких гостей, обязаны были их поить, кормить да еще и платить за славление.

На первой неделе Великого поста «его всешутейшество» с соборянами иногда устраивали покаянную процессию. Ее участники надевали полушубки, вывернутые мехом наружу, ехали верхом на ослах и волах или же в санях, запряженных свиньями, медведями и козлами(295).

Члены собора с их безобразными выходками участвовали и в других праздниках. По свидетельству Юста Юля, в День святого Андрея 30 ноября 1709 года «многочисленные шуты, сидя рядом с царем, кричали, свистели, курили и пели. Патриарх Зотов так напился, что всюду спал за столом и в присутствии царя, державшего ему свечу, мочился… прямо под стол»(296).

После смерти Никиты Моисеевича Зотова необходимо было избрать нового князь-папу. Это мероприятие было обставлено Петром I чуть ли не как важнейшее государственное событие: он лично разработал два основополагающих документа — «чин избрания» и «чин поставления». Кандидаты на должность князь-папы должны были восседать «в особой каморе на прорезанных стульях». Архидьякон, ключарь и протодьякон Всешутейшего собора должны были «свидетельствовать их крепким осязанием», то есть, просунув руки в прорези на сиденьях стульев, ощупывать половые органы кандидатов, провозглашая: «Габет, габет!» или «Нон габет!»[55] (Эта процедура являлась пародией на обряд избрания римского папы, который аналогичным образом подвергался освидетельствованию на мраморном стуле с отверстием в сиденье. Обряд возник после известного казуса, когда в IX веке на папском престоле оказалась женщина, скрывшая свой пол. Она правила под именем папы Иоанна VIII больше года, пока не забеременела от одного кардинала и не умерла при родах(297).)

После такого освидетельствования кандидатов князь-игуменья Дарья Гавриловна Ржевская, разбитная веселая старуха, раздавала членам собора «балы», а они целовали ее «в перси». «Балами» являлись два яйца: «натуральное», то есть куриное, служило белым шаром при баллотировке, а деревянное, обшитое материей — черным. Члены собора должны были голосовать, опуская яйца в ящик; после окончания процедуры производился подсчет голосов.

Избранный таким тайным голосованием князь-папа обряжался «папиною мантиею». «Потом, — законотворчествовал Петр I, — целуют его все в руку, держащую орла (то есть знаменитый кубок Большого орла, вмещавший более литра спиртного. — В.Н.); и в ж…у, под лоном. И пиют из десницы в знак присяги верности закона… И тако сотворившуся, посаждают новоизбранного в ковш (громадных размеров). И провождают всем собором к дому его. И опускают в чан, как и прежде бывало, наполненный пивом и вином. И пив из онаго расходятся».

Для избрания нового князь-папы Петр I 15 декабря 1717 года выехал со свитой из Петербурга в Москву. На другой день вслед за ним отправилась царица Екатерина Алексеевна со своим двором. 23-го числа государь с супругой прибыл в старую столицу, а 28-го состоялись выборы князь-папы с точным выполнением всех разработанных царем предписаний. Им стал престарелый боярин Петр Иванович Бутурлин, «жаркий поклонник Бахуса», прежде занимавший во Всешутейшем соборе должность петербургского «митрополита».

Десятого января 1718 года в селе Преображенском был совершен обряд поставления нового главы собора. При этом опять же с точностью соблюдались все разработанные Петром I предписания. Старший архижрец собора благословил Бутурлина: «Пьянство Бахусово да будет с тобою, затмевающее, и дрожащее, и валяющее, и безумствующее тя во вся дни жизни твоея!»

Голову князь-папы помазали «крепким вином»; потом тем же «елеем» обвели ему круги «около очей» со словами:

— Тако да будет кружитися ум твой, и такие круги, разными виды, да предстанут очесам твоим во вся дни живота твоего!

Архижрец провозгласил:

— Рукополагаю аз старый пьяный сего нетрезвого! Прочие жрецы запели:

Во имя всех пьяниц,
Во имя всех скляниц,
Во имя всех зернщиков[56],
Во имя всех дураков,
Во имя всех шутов,
Во имя всех сумасбродов,
Во имя всех литров,
Во имя всех водок,
Во имя всех вин,
Во имя всех пив,
Во имя всех медов и т. д.(298)

Новый князь-папа произнес торжественный обет: — Обещаюсь вяще и вяще закон Бахусов не точию исполнять, но и врученное мне стадо денно и нощно тому поучать, еже да поможет мне честнейший отец наш Бахус!

Всешутейший собор участвовал во всех праздниках и маскарадах петровского времени. А в промежутках между этими торжественными мероприятиями его члены в полном составе посещали дома петербургских или московских вельмож, заблаговременно предупреждая хозяев о предстоящем набеге. Те, разумеется, старались приготовить для гостей лучшие блюда, ведь в составе пьяной компании ожидался «протодьякон» Петр Алексеевич. Однако порой верные служители Бахуса заранее напивались так, что не были в состоянии нанести запланированный визит. В связи с этим князь-папа Бутурлин под диктовку Петра I написал следующий указ: «Объявляет наша немерность, что мы иногда так утруждены бываем, что с места двинуться не можем; отчего случается, что не все домы посетить можем, которые того дня обещали; а хозяева оттого в убыток входят, ради другова приуготавливания. Того ради, сим объявляем и накрепко заповедуем, под наказанием великого орла: дабы ядей никаких никто не готовил; но точию следующее по сем…» Далее приводился список продуктов, которые необходимо было иметь под рукой каждому хозяину для угощения членов собора: «Хлеб, соль, калачи, икра, сельди, окорока, сухие куры и зайцы, ежели случится; сыр, масло, колбасы, языки, огурцы, капуста, яйцы и шабаш. Над всеми же сими превозлюбленные наши вины, пиво и меды, сего что вяще, то нам угоднейше будет, ибо в том живем, и не движемся, и есть ли или нет, не ведаем»(299).

Архиереи Всешутейшего собора носили забавные и не всегда приличные клички. У самого Петра I было нецензурное прозвище Пахом Пихайхуй[57]. К августу 1723 года насчитывалось восемь «митрополитов»: Ианикадр, Морай, Тарай, Ияков Прыткой, Гнил, Бибабр, Мудак, Феофан Краснойхуй, а также «архидьакон» Идинахуй.

Деятельность Всешутейшего собора являлась для Петра I и его соратников одним из способов расслабиться, отдохнуть и позабавиться после тяжелого напряженного труда. Излишне упрекать царя-реформатора за отразившуюся в приведенных выше документах грубость нравов: таков был стиль эпохи и таковы были отнюдь не безупречные вкусы государя.


287. См.: Бушкович П. Петр Великий: Борьба за власть (1671 — 1725). СПб., 2008. С. 183.

288. Корб И. Г. Дневник путешествия в Московское государство. С. 112.

289. Там же. С. 125-126.

290. Цит. по: Семевский М. И. Слово и дело. 1700 — 1725: Очерки и рассказы из русской истории XVIII в. М., 1991. С. 283.

291. См.: Ключевский В. О. Русская история. Кн. 2. С. 485.

292. Там же.

293. См.: Уханова Е. Указ. соч. С. 35.

294. См.: Ключевский В. О. Русская история. Кн. 2. С. 486.

295. См.: Там же.

296. Юль Ю. Указ. соч. С. 89.

297. См.: Семевский М. И. Слово и дело. С. 301, 328.

298. См.: Там же. С. 304-310.

299. Цит. по: Там же. С. 314-315.


55 Habet (лат.) — имеет. (Прим. авт.)

(обратно)

56 3 е р н щ и к — игрок в зернь (кости).

(обратно)

57 Прозвища соборян, как и монашеские имена на Руси до XVIII века, начинались на те же буквы, что и мирские: Иван Бутурлин звался Иоиль Попирайхуй (варианты: Петрохуй, Петропизд), Иван Мусин-Пушкин — Изымайхуй, Никита Репнин — Неоманхуй и т. п.

(обратно)

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 16005

X