Юмор Петра I

Шутки царя, особенно в его молодом возрасте, отличались грубостью и содержали издевательства над достоинством близких ему людей. В октябре 1698 года на обеде в австрийском посольстве государь предпринял нападение на Федора Алексеевича Головина, который испытывал «врожденное отвращение к салату и уксусу». По свидетельству секретаря австрийского посольства И. Г. Корба, полковник Иван Чемберс «по царскому повелению схватил сего боярина и крепко держал, а царь наполнял в это время ноздри и рот Головина салатом и уксусом, пока тот не закашлялся так, что у него бросилась из носу кровь»(261).

Своеобразным проявлением юмора Петра I были так называемые потешные пожары. Обычно их устраивали по инициативе царя «веселия ради» в первый и последний дни апреля. 30 апреля 1718 года был организован «обманный пожар» на Конюшенном дворе(262). Ровно пятью годами позже свидетелем подобного развлечения стал голштинский камер-юнкер Ф. В. Берхгольц, отметивший в своем дневнике: «После полуночи мы увидели позади императорского сада большое пламя и в то же время услышали колокольный звон, бой барабанов и усердную трескотню, производимую на улицах трещотками ночных сторожей. Почти весь город пришел в движение, и вдруг оказалось, что огонь этот развели нарочно, чтоб подшутить над многими тысячами жителей по случаю последнего дня апреля. Когда они сбежались на мнимый пожар, вокруг огня уже расставлены были часовые, которым велено было говорить всем, что это последнее апреля. Но так как никто не хотел показать другим, что попался на удочку, то толпы спешили за толпами, желая взглянуть на опустошительное действие огня. Всё это немало потешало императора. Он, говорят, ежегодно об эту пору придумывает что-нибудь подобное»(263).

Забавы государя зачастую были сопряжены с риском для здоровья и жизни окружавших его лиц. Так, в январе 1710 года Петр устроил катания по Немецкой слободе, ярко описанные Юстом Юлем: «Он велел привязать друг к другу 50 с лишком не запряженных саней и лишь в передние, в которых сидел сам, приказал запрячь десять лошадей; в остальных санях разместились важнейшие русские сановники. Забавно было видеть, как, огибая угловые дома, сани раскатывались и то тот, то другой седок опрокидывался. Едва успеют подобрать упавших, как у следующего углового дома опять вывалятся человек десять, двенадцать, а то и больше»(264).

Царь веселился, наблюдая свары приближенных. 31 августа 1710 года во время большого обеда в доме князя Меншикова глава Всешутейшего собора Никита Моисеевич Зотов, сидевший на почетном месте, попросил Петра подарить ему в Ингерманландии маленькое поместье, на что тот изъявил согласие. Но Меншиков резко спросил у Зотова, как ему пришло в голову выпрашивать у государя поместье в герцогстве, принадлежащем ему, светлейшему князю. Свидетель происшествия Юст Юль рассказывает: «…в ответ на это патриарх, рассердившись, крупно выругал князя, сказав, что он обкрадывает своего господина, как вор, пользуется своею долею во всех его доходах и все же остается обманщиком; что он завидует лицам, которым царь оказывает какую-либо милость, хотя нередко лица эти являются более старыми и верными слугами царя, чем он сам». Разошедшийся старик начал приводить примеры двоедушия, мошенничества, высокомерия, алчности и других пороков светлейшего. Петр делал вид, что желает помирить ссорящихся и прекратить их перебранку, но в действительности ситуация явно забавляла его и доставляла удовольствие. На следующий день во время плавания по Неве из Шлиссельбурга в Петербург опомнившийся Зотов выразил царю свои опасения, как бы всесильный Меншиков не отомстил ему. Петр ответил: «Не бойся!»

Через несколько дней злопамятный Меншиков явился к царю и с плачем стал жаловаться на Зотова, который осрамил его в присутствии многих генералов и министров. Он настойчиво требовал удовлетворения. Петр отвечал, что не стоит обращать внимания на речи пьяного старика; однако светлейший князь не отставал. Тогда царь решил довести эту ситуацию до абсурда и отправился к Зотову, чтобы его напугать. «Ты нехорошо сделал, — сказал ему Петр, — что так выругал князя. Теперь князь просит над тобой суда и наказания и настаивает на том, чтобы тебя повесили». Старик оторопел. Тогда царь предложил свое посредничество между участниками ссоры и обещал примирить их на следующих условиях: Никита Моисеевич напишет Меншикову письмо, в котором попросит у него прощения и удостоверит, что князь — честный, верный и добрый слуга своему государю, а сам он, Зотов, — мошенник, вор и обманщик. Светлейший был удовлетворен, расцеловался со своим обидчиком, и они снова стали добрыми приятелями(265).

Петр I часто смешивал забавы и серьезные дела. Он сделал предметом насмешки даже самодержавную власть, назначив князя Федора Юрьевича Ромодановского князем-кесарем, то есть шутовским императором. При этом сам царь выказывал ему всяческое почтение и изображал перед ним верного подданного, целуя ему руки и оказывая другие знаки внимания. Порой трудно было понять, где кончаются шутки и начинаются государственные дела. Например, князь-кесарь производил Петра в военные и военно-морские чины за победы, одержанные над шведами, и в этом не было ничего смешного: царь демонстрировал своим подданным, что он служит отечеству точно так же, как они.

В то же время такое вполне серьезное мероприятие, как возвращение из-за границы великих послов, состоявшееся 19 октября 1698 года, было обставлено с большой долей юмора. Этот эпизод красочно описан в дневнике Корба: «Двое царских полномочных, генерал Лефорт и боярин Головин, ездившие в последнее время послами к императорскому двору, въехали сегодня в Москву с той же самой церемонией, с какой въезжали они в Вену. Собрано столько карет, запряженных шестериками, сколько можно было лишь найти, чтобы увеличить великолепие поезда. Сам царь не считал для себя унизительным присоединиться к сопровождавшим послов. Вся процессия направилась к городскому дворцу князя Федора Юрьевича Ромодановского, на время сей церемонии назначенного царским наместником. Младший Лефорт (Пьер, племянник Франца Лефорта, кавалер в составе Великого посольства. — В.Н.) в должности секретаря посольства нес какую-то верительную грамоту, которую и вручил князю Ромодановскому с насмешливой и мнимой важностью; та грамота, вероятно, была от короля Утопии, так как вся эта комедия заключилась насмешкой, когда вместо подарка поднесли князю обезьяну»(266).

Солдатский юмор Петра I с нередким обыгрыванием неприличных слов и выражений отчетливо выражен в его переписке. В качестве примера приведем письмо княгине Анастасии Петровне Голицыной, отправленное 9 апреля 1711 года с дороги во время Прутского похода: «Вселюбезнейшая моя дщерь княгиня светлейшая Настасья Петровна. Здравствуй на многая лета. А мы здесь здоровы. О здешних ведомостях объявляю, что турки конечно на войну идут и везирь знак свой именуемый туй а по русски х… выставил, что конечной походу их знак, чего для к осени и ты против оного х… с щитом своим готовься во сретение противным. Рiter»(267).

Надо заметить, что при всем том государю не был чужд и тонкий политический юмор. Например, французский консул Анри Лави сообщил 20 января 1719 года министру иностранных дел Франции Гийому Дюбуа: «Несколько времени тому назад царь пил за здоровье шведского короля. Один из его любимцев спросил его, зачем он пьет за здоровье своего врага, на что Его Величество ответил, что тут его собственный интерес, так как покуда король жив, он постоянно будет ссориться со всеми»(268).


261. Корб И. Г. Дневник путешествия в Московское государство. С. 99.

262. См.: Базарова Т. А. Указ. соч. С. 59.

263. Берхгольц Ф. В. Указ. соч. (окончание). С. 66.

264. Юль Ю. Указ. соч. С. 127.

265. См.: Там же. С. 201-202.

266. Корб И. Г. Дневник путешествия в Московское государство. С. 101.

267. РГАДА. Ф. 1263. Оп. 3. Д. 4. Л. 2.

268. Сб. РИО. Т. 40. С. 7-8.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 7114