Как я не стал депутатом
Летом 1998 года инициативная группа, состоящая из родственников жертв маньяка Ершова, предложила мне баллотироваться в Госдуму. Заманчивое предложение заставило задуматься. Не хотелось отказывать уважаемым людям, да и морально я был готов. Но в то же время я понимал, что не располагаю должным административным и финансовым ресурсом, да и то обстоятельство, что я не уроженец Красноярска и не проживал гам постоянно, явно было не в мою пользу. Взвесив все «за» и «против», я все-таки принял предложение и вступил в предвыборную борьбу. Нацеливаясь на успех, точно знал, что уж программу-минимум я выполню. А заключалась она в том, чтобы расширить административные горизонты и связи, так необходимые для успешного ведения любой работы в крае.
Моими основными соперниками были господин К., действующий глава телерадиокомпании Красноярска, и бывший второй секретарь Красноярского крайкома КПСС С., работавший в Счетной палате России. Если первый явно использовал в своих интересах телеканалы и радио, то второй красиво провел аудиторские проверки главных предпринимателей Красноярска и Норильска. За эту работу ему была обещана «серьезная поддержка» на всех этапах — и руководство этих мощных комбинатов и заводов не подпускало других кандидатов даже к своему забору. Так что говорить о равенстве не приходилось, да и время было не то.
Создав свой небольшой штаб, я работал в массах и мог использовать только официальный ресурс. Это меня вполне устраивало — я был избавлен от всяких дополнительных проверок и придирок конкурентов, так как не в пример им ничего не нарушал.

Встречи с жителями города, учеными Академгородка, ветеранами и рабочей молодежью дали очень многое для понимания житейских проблем. Осознание того, что между народом и властью вырастает огромный барьер, уже было, но тут оно укрепилось еще больше. Все было по классику: « Низы хотят, а верхи не могут». Или наоборот. Ясно то, что никто никого не слышит.
И хотя в тот период я, разумеется, был уже давно сформировавшейся личностью, мне многое пришлось переосмысливать. Конечно, как и всем, мне не единожды приходилось слышать о том, что выборы и политика — грязные дела, но реально убедиться в этом быстро помогли конкуренты. Слава богу, меня тогда не трогали, но между собой они устраивали целые « шоу». Были и стрельба по окнам квартир, и бандитские «разборки», и панические выступления кандидатов, якобы подвергавшихся нападениям. В общем, все по голливудским сценариям, но только с провинциальным российским привкусом.
Если я четко понимал, что на левом берегу Красноярска ждать каких-либо чудес вряд ли возможно, то Норильск для меня вообще был загадкой. О его существовании и жизни я знал лишь из книг, газет и документальных кинофильмов, и до 1998 года я там никогда не бывал. Но ехать и обозначиться как кандидату было надобно. Перед поездкой, в декабре, незадолго до выборов, коллеги из красноярского УФСБ дали понять, что власти ждут там только господина С. из Счетной палаты, а с остальными встречаться не желают. Но как бы то ни было, я решил лететь туда со своим доверенным лицом П. и запланировал несколько выступлений перед молодежью и ветеранами.

Зима, холод и темень круглосуточная. В Норильске — полярная ночь. Разместились в гостинице и решили поужинать вместе с тамошними «конторскими». Под водочку и грибочки вели неспешный разговор. Нас живо обслуживала чернявая дивчина с явным донбасским акцентом. Она щебетала то справа, то слева и все предлагала: «Чи, може вам помидорчиков пидризать?» Я спросил ее: «Откуда такая будешь, землячка?» «Та из Лисичанска», — последовал ответ. «А я учился там в горном», — сказал я. «Та вы шо?!» — удивилась она, и тут пошел такой разговор, что мы, чекисты, стучали себя по лбам и удивлялись тому, как же мы раньше не обратили на эти моменты внимания.
По рассказу землячки Натальи оказалось, что на шахтах и рудниках под Норильском и в самом городке — сплошь донбасский народ, а потому Долгано-Ненецкий национальный округ, в который входит Норильск, земляки называют Лугано-Донецким. Дальше — больше. Ее муж оказался работником шахтоуправления и помог организовать нам встречу с шахтерским руководителем и самими горняками. После кратких деловых переговоров, где я представился и «проставился» по полной программе, они приняли решение поддержать меня как земляка на выборах и убедили в этом горняцкие коллективы. Это было уже серьезно. Шахтеры, не стесняясь грубости своих аргументов, высказывались против городских властей, навязывающих им своего ангажированного кандидата С. Я был окрылен поддержкой.
Встречи с ветеранами труда также вселяли уверенность. Их заботы, оторванность от Большой земли и слабая социальная защищенность ложились на душу тяжелым грузом. Я не давал каких-либо обещаний и рецептов, а просто выслушивал. Помогли и руководители авиакомпании «Атлант-Союз», осуществлявшей чартерные рейсы в Норильск. Они взяли на себя обязательство предоставить в каждом рейсе по два-три бесплатных места для ветеранов, улетающих из Норильска. Свое решение директор компании Станислав Лейченко подкрепил телеграммой в адрес комитета ветеранов, и они оказали мне серьезную поддержку. Мало того, ветераны подсказали еще одно решение и порекомендовали поздравить с праздником коллектив Скорой медицинской помощи города. В соответствии с рекомендацией ветеранов, медики в любую погоду доставляли жителям Норильска и пригородных шахтерских поселков мою агитационную продукцию. Мы с удовольствием приняли уже вместе с шахтерским руководством и представителями комитета ветеранов участие в торжестве врачей из Скорой. Там мы тоже ничего особенного не обещали. Просто и от души сказали много приятных слов, в основном женскому коллективу, повеселились вместе с ними и потанцевали. Мы дарили цветы и улыбки, а они поддержали нашу команду.

Все эти мероприятия вместе взятые и так неожиданно удачно сложившиеся для нас дали невероятный результат. Мы выиграли в Норильске, оставив других кандидатов позади. Это было здорово и вызвало немалое удивление Красноярского избиркома. В целом же, с учетом голосов левого берега Красноярска, моя кандидатура была на вторых местах, но, как известно, выборы — не спортивные соревнования, и в них победу одерживает тот, кто занял первое место. Как, в принципе, и предполагалось, в Госдуму прошел К., так много обещавший сделать, но, увы, в итоге не реализовавший своих обещаний.
Многие мои знакомые, наблюдавшие за ходом выборов, рассказывали, как избиратели подходили к портретам кандидатов и, оценивая меня, говорили, что, мол, хороший человек, герой и обязательный, но ведь он не красноярский. По большому счету, этот фактор и стал определяющим. Но я не жалел. Для меня это была хорошая школа. Школа, в которой я научился еще больше понимать людей и задумываться над их ролью в судьбе нашей Родины и ее будущего.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4504

X