Кормилец — уголь
Завершая военно-чекистскую карьеру и прослужив 33 года 6 месяцев и 22 дня, я искренне радовался тому, что увольнялся с чувством исполненного долга. Самостоятельно принятое решение также «грело» душу хотя бы по той причине, что, не мог прогибаться и ежегодно выпрашивать разрешение послужить еще годик и еще — то есть до тех пор, пока ты забываешь о собственном мнении. Эти обстоятельства не для меня. Да и определяться нужно было тогда, когда еще способен на самостоятельные действия.
Пока служил, обдумывал различные варианты, но о том, что «кормить» меня в буквальном смысле станет моя первая горняцкая профессия, не думал никогда.
Однако именно так и случилось. Удачный « заход» с письмом о шахтерских проблемах в Красноярском крае предопределил род моих занятий на ближайшие семь лет. Начиная с 1997 года, я жил в двух городах — Москве и Красноярске. Проблемы угольных разрезов и компании «Красноярсккрайуголь» были настолько сложны и увлекательны, что я практически полностью ушел в шахтерскую тему. Я вспоминал и заново изучал все, что связано с добычей этого весьма полезного ископаемого. А уж о его количестве в Красноярском крае и говорить не приходится. Только в непосредственной близости от краевого центра — три крупнейших угольных разреза и масса мелких и очень мелких...

За первые три разгорелась серьезная борьба между олигархами, пребывающими во власти (Березовский, Абрамович) и около нее (Дерипаска, Мельниченко и др.). За более мелкие боролись сами шахтеры со своими профсоюзами и бизнесмены «местного разлива». Не относясь ни к одной из этих групп, я примкнул к «профсоюзной составляющей», в которой серьезный голос имели профессиональные горняки, опирающиеся на свою краевую команду бизнесменов. По правде сказать, единства в этой команде не было, и мне частенько приходилось брать насебя функции «старейшины» и, пользуясь приобретенным авторитетом, примирять владельцев акций компании. Это удавалось, правда, ненадолго, а потому было принято решение выкупить у акционеров их доли и сосредоточить в одних руках контрольный пакет акций.
Вместе с командой ЧБ-4 я занимался этой проблемой и поиском серьезных кредитных денег. Скажу, что то, с чем пришлось столкнуться, трудно назвать бизнес-процессом. Это было больше похоже на плавание в бассейне с пираньями. Конечно, все было очень опасно, но и интересно одновременно — адреналина хватало с избытком. Здорово помогла моя известность в городе и крае после задержания маньяка, а также выборная компания в Госдуму... Но это отдельная тема, на которой я остановлюсь позже.
С первых шагов я был похож на минера-новичка, который бродит по минному полю без миноискателя да и еще в очках, не соответствующей диоптрии. Но, кто не рискует, тот сидит дома, хотя и он не застрахован от любых форс-мажоров. Серьезную помощь мне оказывал руководитель УВД края — в знак благодарности за пойманного маньяка. Коллеги из «конторы» в тот период еще не приобрели нужного бизнес-опыта и предпочитали наблюдать за происходящими процессами со стороны. Желающих работать в тот период было меньше, чем желающих «крышевать». И как водится на окраинах России, первенствовали в этом деле бывшие спортсмены, вытеснившие «синюшных», как называли воровской, бандитский люд.

В Красноярске и крае у всех на слуху была фамилия А. П. Быкова, владельца алюминиевого и многих других заводов. До стычек с губернатором Лебедем и Дерипаской его авторитет был непререкаем. Для нас, горняков, главным было то, чтобы никто из быковской команды не покушался на наш суверенитет. Как раз решение этой задачи нам и обеспечил руководитель УВД края. При его непосредственном участии и под контролем коллег из « конторы » нам была организована встреча в одном из помещений заксобрания края.
Петрович, так звали его в народе, был в ту пору депутатом от Назаровского района. Он слыл Робин Гудом, поддерживающим детские дома, спортивные школы и ветеранов. Он знал о моем «подвиге» — поимке маньяка — и зашел в кабинет со словами: «Да вы у нас в крае в авторитете!» Я отшутился, что такого звания не имею. «Я об истинном смысле этого слова! » — уточнил он.
Понимая и щекотливость, и важность этой встречи для шахтеров, я сразу же обозначил тему разговора и выразил уверенность в том, что горняки компании «Красноярсккрайуголь» будут избавлены от попыток какого-либо давления со стороны «алюминиевой отрасли» и сами смогут поставлять свою продукцию заводам города. А. П. Быков заверил, что проблем в этом плане не будет. Умный да поймет. Дальше и говорить, и просить о чем-либо было бессмысленно. Нам не нужна была ни любовь, ни преграды с той, непредсказуемой стороны. Нейтралитет был достигнут.
Затем пообщались на отвлеченные темы. Мне хорошо было понятно, кто за этим парнем стоял раньше и примерно какие проблемы его ждут с приходом в край Лебедя, которого он, кстати, и поддерживал. У сибиряков особый менталитет. Они в большинстве своем считали Петровича своим парнем и доверяли ему больше, чем представителям власти образца 1990-х. Правоохранители, находящиеся в растерянности, пытались его руками решать вопросы с криминалом и тем самым «вырастили» из рядового учителя физкультуры лидера спортивной «братвы», подмявшей под себя краевой бизнес. Новый губернатор Лебедь, засучив рукава, взялся за Быкова со всем своим десантным напором. Побегал тот по «белу свету», посидел в СИЗО «Лефортово» и, получив восемь лет условно, вернулся в Красноярск. До сих пор он депутат от родного Назарово, да и бизнес перевел в аграрную плоскость. Работает и, как говорят, «не высовывается». Вот так бывает в жизни. Гонителей уж нет, а ранее гонимый процветает. Таковы сибирские истории.

Нам, по большому счету, не везло. Если административного ресурса хватало, то с финансовым были проблемки, которые уводили нас в зависимость от кредитов. Мы всё решали вроде бы успешно, но для развития компании нужны были серьезные деньги. А в то время, с приходом в край команды Лебедя, наступление на краевой бизнес вели и МДМ-групп, и потанинская команда, и бывший угольный министр Генералов. Зная «слабости» Лебедя, они подешевле выкупили крупные угольные разрезы и стали демпинговать по всем «угольным фронтам». Такого давления мы выдержать не смогли и задумались о продаже компании тем, кто мог бы финансово противостоять новоявленным олигархам.
По чистой случайности или нет, это уже не так важно, глаз на нашу компанию положил казахский олигарх Аблязов. Он, кстати, оказался далеким родственником казахского космонавта Мусабаева. Но не это обстоятельство решало судьбу компании: у Аблязова появилось желание купить компанию «Красноярсккрайуголь» и, главное, были деньги. Долгие и упорные торги наконец-то увенчались успехом, и мы с сожалением, но и с облегчением продали этот бизнес. С облегчением, потому что не могли противостоять экономически сильным и богатым конкурентам, а с сожалением, потому что неплохая, в принципе, команда ЧБ-4 в конце концов распалась...

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3042

X