Нравственно-политический отчет за 1849 год
(Перед текстом помета Л.В. Дубельта: "Его Величество изволил читать. 9 февраля 1850. Г(енерал)-л(ейтенант) Дубельт").

ВНЕШНЕЕ РАСПОЛОЖЕНИЕ К РОССИИ



После неприязненных истолкований многими заграничными журналами Высочайшего Манифеста от 26 апреля минувшего года насчет ополчения России противу венгерских мятежников1 блистательный успех этой войны не только не усилил вражды противу России иностранной журналистики, но заставил ее почти умолкнуть. Хотя пребывание войск наших в Дунайских княжествах и служило часто поводом к повторению периодическими изданиями, в том числе и английскими, обветшалых мнений насчет завоевательных намерений России на Востоке, но статьи эти писались не столько в духе враждебном к нам, как в общих политических видах. Из отзывов же всех прибывших сюда в последние два года из Германии и Франции образованных лиц можно заключить, что по мере распространяющихся в Европе бедствий от революционных действий возрастают в благонамеренных иностранцах уважение и расположение к России и к ее правительству.

ПОЛЬСКИЕ ВЫХОДЦЫ



Во Франции приняты в 1849 году насчет польских выходцев строгие меры: главные возмутители высланы из ее пределов; по поводу же того, что в Риме сражались противу французских войск большое число поляков2, и притом такие, которые долгое время пользовались пособием во Франции, сделано распоряжение о не впуске туда многих обратно. Выдаваемые пособия польским выходцам уменьшены и даже вовсе прекращены тем, которые прибыли во Францию после 1847 года, и, наконец, чтоб ограничить, сколь возможно, число пребывающих во Франции поляков, правительство способствовало отправлению партий выходцев в Сардинию.

По окончании военных действий в Италии и Венгрии3 участвовавшие в оных поляки рассеялись по разным странам. Преимущественно они удалились в Швейцарию, где их находится ныне до 1500 человек, и в Англию, куда стекаются с некоторого времени главные члены эмиграции в надежде произвесть там большую демонстрацию в пользу восстановления Польши.

Адам Чарторижский по поводу Венгерского возмущения вновь оказался деятельным. Он имел совещания на счет политической будущности Венгрии с депутатами венгерских мятежников в Париже и рассылал во все польские области эмиссаров для приготовления восстания. Наставления его по этому предмету и на счет действий будущих предводителей мятежа в Польше, Литве и Курляндии найдены были у задержанного в Бреславле эмиссара Шаптицкого.

Некоторые члены аристократической польской партии начали издавать в Париже новый революционный журнал «La tribune des peoples», коего редакция поручена была поэту Мицкевичу. Это издание по несогласию участников вскоре прекратилось.

Еще обратила на себя внимание издаваемая уже второй год в Париже Славянским обществом газета «La Pologne», которая проповедует свободу всех славянских племен и соединение их под покровом Польши, предсказывая в случае неуспеха неизбежное слияние всех славянских племен с Российскою державою.

По последним известиям из Парижа, тамошние польские выходцы совершенно упали духом. Между ними носится молва об амнистии, и многие даже изъявили намерение просить российское посольство об исходатайствовании оной.

Годовщина последнего польского мятежа, 17/29 ноября4, в первый раз в прошлом году не была празднована в Париже. Выходцы в тот день собрались только в церкви, где отслужен молебен священником из поляков. Произнесенные им в речи упреки за вмешательство поляков в действия повсеместной демократической пропаганды приняты были присутствовавшими выходцами с громким негодованием. Из французов никого не было в церкви, тогда как в 1848 году их было на этом торжестве несколько тысяч человек.

Русские изгнанники

Изгнанник Головин, быв в начале 1849 года, вследствие произнесенной им на помянутом торжестве поляков возмутительной речи, вторично удален из Франции, отправился в Женеву, где издал новое свое сочинение под заглавием «L’Europe revolutionnaire». Он же издал в прошедшем году «Записки русского священника», в которых доказывает несовершенство Господа Бога и даже опровергает Его существование; описывает невежество, разврат и сребролюбие русского духовенства; излагает в виде правды известную вымышленную историю Мечиславской; порицает отсутствие в России веротерпимости и религиозное преследование и, наконец, выказывая различные несправедливости нашего правительства, предвещает, что, по примеру бунта Новгородского поселения5, возмущение в России, ежели оно совершится, будет самое ужасное.


Великий Князь Александр Николаевич

Известный Бакунин, соединяясь в прошлом году с германскими демагогами, был одним из главных руководителей мятежа в Дрездене6, но был схвачен и предан суду.

Кроме этих двух лиц, замечены еще в сношениях с парижскими революционерами российские подданные: Ксаверий Браницкий7, пожертвовавший капиталом для издания журнала «La tribune des peoples»; надворный советник Герцен8 и дворянин Сазонов9, участвовавшие в учреждении Германо-российского общества, которое вскоре уничтожилось по случаю преследования оного парижскою полициею. Все три подвергнуты силе наших законов (Подробности сделанных о них распоряжений видны в отчете о действиях III отделения, глава 2-я, о политических преступлениях (Прим. авт. док.)).

ЭМИССАРЫ



По дошедшим сведениям, революционная пропаганда посылала в 1849 году в пределы наши многих эмиссаров, из коих одни направляемы были в Царство Польское, другие - в Западные и Южные губернии и даже в С.-Петербург. Имена некоторых сделались известными, как то: венгерцы Бетте, Перчело и Васвари: польские выходцы Кашовский, Ружицкий10, Корсак, Малиновский, Залеский и Атанаскович. Двум последним приписывались намерения в высшей степени преступные. То же самое было сказано и о двух других лицах, коих имена не были сообщены.

По всем таковым сведениям приняты были строжайшие меры предосторожности, и лица те не успели проникнуть в наши пределы.

ЦАРСТВО ПОЛЬСКОЕ И ЗАПАДНЫЕ ГУБЕРНИИ



Жители Царства Польского, удерживаемые твердыми и благоразумными мерами наместника от явного участия в волнениях Познани и Галиции, оставались, так сказать, зрителями этих смут. Тем не менее, событие Венгерского мятежа, обещавшее, по мнению поляков, важнейшие для них последствия, пробудило в Царстве и Западных губерниях надежды, которые поддерживались заграничными революционными внушениям.

Наместник, следя постоянно за всеми действиями возмутителей в Познани и Галиции, обратил в прошедшем году особое внимание на составившееся в первой из сих провинций вредное скопище под названием «Лиги Польской». Гласная цель этого союза состоит в поддержании польской народности и улучшении быта земледельческого и ремесленного классов, но под этою вывескою скрывается намерение обессилить в Познани влияние жителей германского племени и приготовить умы к восстанию во всех областях, входивших в состав прежней Польши.

Заговоров в Царстве в 1849 году не открыто: но были случаи преступных замыслов и неблагонамеренных действий со стороны отдельных лиц, предваренные каждый раз благовременным арестованием виновных и другими мерами предосторожности. В Вильне обнаружены возмутительные замыслы ремесленников и учеников. В Волынской губернии помещики, недовольные введением инвентарных правил, старались навлечь подозрение правительства на крестьян, домогаясь ссылки многих из них, под предлогом неповиновения, в Сибирь на поселение. Внимание обратило также распространение возмутительных стихов, которые в большом количестве обращались даже между крестьянами Западных губерний. Наконец, побеги за границу, особенно из Царства Польского, жителей среднего класса, наиболее же конскриптов11, продолжались в прошлом году в сильной степени, так что рекрутские присутствия находились в большом затруднении и не могли поставить к сроку партий в надлежащем количестве.

При всем том в Царстве и Западных губерниях сохранилось полное наружное спокойствие и порядок, и сделано утешительное замечание, что в Польше, как равно и во всех католических землях, большая часть духовенства после падения Папы убедилась, что выгоды служителей церкви не сопряжены с успехами демократов.

Великое нравственное влияние произвело на Варшаву и все Царство Польское пребывание там Вашего Императорского Величества12. Свободное появление Вашего Величества при тогдашних обстоятельствах среди польского народа было принимаемо одними как знак доверия к полякам, другими же приписывалось бесстрашию Вашего Величества; но как то, так и другое возвышенное чувство, пленив благонамеренных, обезоружило нерасположенных к правительству. Вообще, четырехмесячное пребывание Вашего Величества в Варшаве оставило там надолго следы общего благодарного впечатления.

НАРОДНЫЙ ДУХ В РОССИИ



Между тем как во всей Западной Европе демократические начала волнуют умы и сильно потрясают гражданское устройство, Россия и в 1849 году не только продолжала наслаждаться совершенным спокойствием, но нравственное ее состояние оказывалось в высшей степени удовлетворительным. Всякое важное происшествие, как внутреннее, так и внешнее, производило на сердца русских впечатления, согласные с впечатлениями их Царя, и при каждом таковом событии, радостном ли или печальном, они, подобно верной дружине, еще ближе сроднялись чувствами со своим венценосным Владыкой.

Порывы народной любви особенно видны были во время Высочайшего пребывания Вашего Величества и всей Августейшей фамилии в Москве13. Во всех сословиях постоянно выражался искренний восторг, и всюду повторялись излияния чувств преданности к Вашему Величеству. Память этого счастливого для Москвы события ознаменована со стороны купечества и мещан многими патриотическими пожертвованиями.

Объявленный Высочайшим Манифестом 26 апреля поход российских войск противу венгерских мятежников принят был повсеместно как мера мудрой политики в деле, касающемся безопасности наших границ, а со стороны войск - с безусловным повиновением и с полною верою в правоту и необходимость сей войны. Но и при этом случае люди, имеющие неблагонамеренную наклонность видеть во всем неблагоприятную сторону, предвещали, даже среди успехов оружия Вашего Величества, нравственную порчу войск наших и угрожали, что армия заразится западным социальным духом. Зловещее их предсказание не сбылось, и ежели кто-либо и старался потрясти обычный образ мыслей войск Вашего Императорского Величества, они, несмотря на то, оказав подвиги врожденной им храбрости, возвратились с теми же чистыми и верноподданническими чувствами, которые отличали и отличают их с незапамятных времен.

Во внутренних губерниях движения войск из мест их квартирования к границам сопровождались повсеместно приветствиями и пожертвованиями в пользу нижних чинов со стороны дворян, граждан и духовенства, и то же приветствие встретили они и в губерниях Остзейских и Западных. Во время же нахождения в Австрийских владениях и Дунайских княжествах войска наши примерною подчиненностью и кротким обращением с мирными жителями заслужили там общую похвалу и уважение. Наконец, блистательный успех, увенчавший подвиги нашей армии, возвысил, как среди оной, так и вообще в целой России, чувство народной гордости и доверие к мудрым предначертаниям Вашего Величества.

Вскоре после того, переходя от радости к глубокой скорби, все русские и даже самые поляки, бывшие свидетелями печального события в Варшаве, искренно разделяли ниспосланное Всевышним испытание Царствующему Дому14. Вся Россия, в строгом смысле слова, оплакивала великую и для нее потерю; особенно же близко она тронула Гвардейский и Гренадерский корпуса и военно-учебные заведения, для которых утешением могло служить одно то, что место царского брата заступил царский сын15, еще более близкий сердцу верноподданных.

Физическое состояние Империи в 1849 году равномерно благоприятствовало сохранению повсюду в низших классах спокойствия. Тревожившие Россию в течение последних лет бедствия от холеры, неурожаев и частых пожаров в прошлом году прекратились, и, вместе с тем, случаи неповиновения крестьян, возникавшие от этих причин, были весьма редки. Поводом же происходивших между помещичьими крестьянами в разных местах беспорядков большею частью было стремление их к свободе по неблагонамеренным наущениям.

Вообще не происходило в Империи никаких замечательных происшествий, могущих иметь вредное влияние на общество, кроме, однако ж, обнаруженного правительством сборища молодых людей, которые, заразившись заграничным учением социализма и гражданского равенства, мечтали о распространении оных и в России для произведения политического переворота16. Общественное мнение обрекло участников этого преступного замысла на посмеяние и презрение и, вместе с тем, признало их заслуживающими строжайшего наказания. Таким образом, произведенное упомянутым обстоятельством общее негодование явно приводит к утешительному заключению, что большая часть подданных Вашего Императорского Величества чужды идеи, волнующих Запад и Юг Европы, и что спокойствие в России не легко и не скоро может быть нарушено.

Таковы последствия наблюдений в настоящее время; но, дабы предупредить и отклонить и вдалеке грозящие смуты, благоразумие и осторожность требуют не усыпляться существующим спокойствием и наблюдать беспрерывно как за духом времени, так и за поклонниками социальных и либеральных начал, которых число в России хотя и не велико, но и те без неусыпного за ними наблюдения могут привести свои замыслы к важным и бедственным последствиям.

Граф Орлов



ГА РФ. Ф. 109. Оп. 223. Д. 14. Л. 117-132
1 Манифест 26 апреля 1849 г. "О движении армий наших для содействия Императору Австрийскому на потушение мятежа в Венгрии и Трансильвании".
2 В результате народного восстания 16 ноября 1848 г. в Риме было образовано светское правительство, папа Пий IX бежал в неаполитанскую крепость Гаэту, откуда обратился к главам католических держав с призывом к интервенции против образовавшейся 9 февраля 1849 г. Римской республики. Летом Римская республика пала.
3 Речь идет о революции 1848-1849 гг. в Австро-Венгрии, главной задачей которой было образование отдельных национальных государств. Восстание в Палермо 12 января 1848 г. положило начало Итальянской революции. На первом этапе была предпринята попытка объединить страну «сверху», вокруг Савойской династии или папы Пия IX, и провести назревшие буржуазные преобразования в рамках конституционных реформ. Король Сардинии Карл-Альберт объявил Австрийской империи войну, в которой потерпел поражение. С осени 1848 г. руководство движением берут на себя лидеры революционной демократии Дж. Мадзини и Дж. Гарибальди, военные действия против Австро-Венгерской империи возобновляются, целью провозглашается созыв Всеитальянского учредительного собрания для демократического переустройства и объединения страны. Однако к концу лета 1849 г. Итальянская революция была подавлена превосходящими силами Франции, Австрии, Испании и Неаполитанского королевства.
В Венгрии нижняя палата Государственного собрания 3 марта 1848 г. приняла обращение к императору с требованием создания независимого венгерского правительства, введения конституции и установления гражданских свобод. Верхней палатой венгерского Государственного собрания это обращение было отклонено. 15 марта в Пеште вспыхнуло восстание, власть перешла в руки Комитета общественного спасения. 17 марта император Фердинанд I согласился назначить «независимое и ответственное венгерское правительство» во главе с графом Л. Баттяни. В конце мая собор в Загребе провозгласил национальную автономию Хорватии, Славонии и Далмации. Венгерское правительство не признало равноправия славян. Венский двор, воспользовавшись этим конфликтом, направил хорватские войска под командованием И. Елачича против Венгрии. Разбитые революционной армией Л. Кошута войска И. Елачича отступили к Вене. Подавив Октябрьское восстание в столице Австрийской империи (См. Отчет за 1848 г.), Габсбурги двинули главные силы на Венгрию, 5 января 1849 г. пал Пешт. 4 марта новый император Франц-Иосиф издал так называемый Оломоуцкий манифест, превращавший Венгрию в австрийскую провинцию. Но вскоре, потерпев ряд тяжелых поражений, австрийские войска вынуждены были очистить почти всю территорию Венгрии. 14 апреля венгерское государственное собрание приняло «Декларацию независимости», по которой Габсбурги объявлялись низложенными. 21 апреля Франц-Иосиф обратился с просьбой о помощи к Николаю I. В мае 1849 года русские войска перешли границу Австрийской империи, к началу осени революция была подавлена.
4 Имеется в виду восстание 1830-1831 годов.
5 «Холерный бунт» в Старой Руссе в июле 1831 г.
6 Дрезденское восстание (3-9 мая 1849 г.) произошло в результате отказа саксонского короля Франца-Августа признать имперскую конституцию, принятую франкфуртским Национальным собранием 28 марта 1849 г.
7 Браницкий Ксаверий (ок. 1814-1879), граф, офицер русской армии, один из богатейших польских магнатов. В 40-х годах поселился во Франции, принимал активное участие в деятельности польской эмиграции; финансировал целый ряд ее предприятий, в частности, на его средства издавалась газета А. Мицкевича «Трибуна народов» (1849); являлся членом польского комитета в Париже (1863).
8 Герцен Александр Иванович (1812-1870), русский революционный деятель, философ, писатель и публицист. С 1847 г. жил в эмиграции (Париж, Женева, Ницца, Лондон). После поражения европейских революций 1848-1849 гг. разочаровался в революционных возможностях Запада, разработал теорию «русского социализма», став одним из основоположников народничества. В 1850 г., ответив отказом на требование русского правительства вернуться на родину, был лишен всех прав состояния и признан навсегда изгнанным из отечества. Создал в Лондоне Вольную русскую типографию (1853), где издавались газета «Колокол», альманах «Полярная звезда» и др.; поддержал Польское восстание 1863-1864 гг. Умер в Париже.
9 Сазонов Николай Иванович (1815-1862), окончил физико-математический факультет Московского университета. Был близок с А.И. Герценом и Н.П. Огаревым. После ареста кружка (1834) остался на свободе, уехал в Италию, через год вернулся в Петербург. В начале 1840-х гг. окончательно поселился за границей, сотрудничал в различных французских периодических изданиях. Как и Герцен, был лишен всех прав состояния и признан навсегда изгнанным из отечества (1850). Подал императору Александру II прошение о помиловании и получил разрешение возвратиться в Россию с дарованием прав потомственного дворянства (1858). Умер и похоронен в Женеве.
10 Ружицкий Эдмунд (1827-1893), офицер русской армии, член провинциального комитета русских земель, Исполнительного отдела, командовал повстанческими силами на Волыни (1863). Генерал, агент Национального правительства в Константинополе. После восстания - страховой чиновник в Галиции.
11 Конскрипция (от лат. conscriptio - «внесение в списки, набор»), способ комплектования войск. Основан на принципе всеобщей воинской повинности, но допускались заместительство и денежный выкуп. В Российской империи существовал в 1815-1874 гг. только для жителей Царства Польского.
12 Николай I посетил Варшаву по пути к войскам, стоявшим на венгерской границе.
13 Императорская фамилия находилась в Москве с 25 марта по 20 апреля. «Великолепный, громадный новый дворец в Московском кремле был окончен к весне 1849 года, и у императора Николая родилась поэтическая мысль освятить этот новый памятник его царствования в праздник Светлого Воскресения (3 апреля - М.С., Е.Щ.), дав при том древней столице случай посмотреть на новобрачных (великий князь Константин Николаевич и его супруга Александра Иосифовна. - М.С., Е.Щ.) и на всю свою семью» (М.А. Корф. Записки. С. 455.).
14 В 1849 г. умер великий князь Михаил Павлович.
15 Цесаревич Александр Николаевич.
16 Речь идет об участниках кружка М.В. Буташевича-Петрашевского - кандидата права, чиновника Министерства иностранных дел, фурьериста, сторонника уничтожения самодержавия и крепостного права. Петрашевский и его единомышленники стремились использовать различные практические пути для пробуждения политической активности общества от дружеских бесед до издания «Карманного словаря иностранных слов» («Краткой энциклопедии понятий, внесенных к нам европейскою образованностью») и распространения в Петербургском дворянском собрании литографированной записки «О способах увеличения ценности дворянских или населенных имений». Собрания у Петрашевского начались в 1844 году, а с осени 1845 года приняли регулярный характер («пятницы»). Кружок не имел организационных рамок, целью собраний первоначально являлись самообразование и знакомство с теориями утопического социализма. В 1848-1849 гг. в связи с европейскими событиями в центре внимания кружка оказались политические проблемы, обсуждался вопрос о неотложности реформ и создании тайного общества для руководства предполагаемым крестьянским восстанием. 23 апреля 1849 года посетители «пятниц» Петрашевского подверглись аресту. К следствию было привлечено 123 человека, из них 32 отданы под секретный надзор, двое умерли в тюрьме, один отправлен унтер-офицером в Кавказский корпус, 22 человека преданы военному суду. Согласно заключению генерал-аудиториата 21 человек подлежали расстрелу, по конфирмации императора они были сосланы на разные сроки на каторгу, в арестантские роты и рядовыми в линейные войска, (подробнее см. Л.В. Дубельт «Записки для сведения... 1849 г.» // «Российский Архив». Вып. 14. М. 2005. С. 146-249).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 171