Нравственно-политический отчет за 1848 год
(Перед текстом помета Л.В. Дубельта: "Его Величество изволил читать. 1 марта 1849. Г(енерал)-л(ейтенант) Дубельт").

ВНЕШНЕЕ РАСПОЛОЖЕНИЕ К РОССИИ



Заграничные демагоги, видя в России законный порядок, противный их предприятиям, в прошлом 1848 году еще более усилили свою к ней ненависть. Главным орудием для излияния неприязненных чувств служили журналы, наполненные неистовыми выходками противу нашего правительства, и иностранцы продолжали мечтать о завоевательных предположениях России или, по крайней мере, недоброжелатели наши старались поддержать эту мысль; но, с одной стороны, укрощение безначалия в различных государствах1 силою своего собственного оружия ободрило и успокоило честных людей; а с другой - манифест Вашего Императорского Величества 14 марта 1848 года2 и, в особенности, последовавшее объяснение политического его значения доказало Европе миролюбивые начала политики Вашего Величества; а грозным ополчением Вашим, собравшимся по одному Вашему слову, указали ей, что оно собрано не для пролития крови Ваших подданных, но только для собственной защиты государства и, как бы сказав им: «Не тронь меня!» - показали целой Европе, что есть Россия, и таковое действие, успокоив волнующиеся державы насчет нашей политики, заставило отчасти умолкнуть и наших недоброжелателей.

ПОЛЬСКИЕ ВЫХОДЦЫ И РУССКИЕ ИЗГНАННИКИ



Польские выходцы, упавшие было духом после неудач в Кракове и Познани, вновь ободрились переворотом дел во Франции3; но вскоре, разочарованные насчет содействия французского революционного правительства вооруженною рукою восстановить независимость Польши, они бросились в объятия приверженцев так называемой во Франции красной республики. Демонстрация в Париже 15 мая, когда мятежники ворвались в народное собрание, требуя с угрозами защиты угнетенной Польши, лишила эмигрантов последнего сочувствия со стороны Франции. Оставалась им надежда на единомыслие в Германии, но и тут они ошиблись в своих догадках. За сим уже ухватились они за мысль о панславянизме: составилось общество славян, проповедующее соединение всех западных славянских племен, и для сей цели на Славянском сейме в Праге4 собралось большое число поляков. Вообще же польские выходцы видят теперь спасение свое только в распространении безначалия, и по сему при всех происходивших в течение 1848 года в Европе возмущениях они были одною из главных к тому пружин. Между прочим, влияние их оказалось сильным в Валахии и Молдавии. Найденная в последнем из сих княжеств переписка польских выходцев доказывает обширный заговор, имевший целью приготовить восстание в одно и то же время в Дунайских княжествах, в Венгрии и во всех польских провинциях.


Император Австрийский Франц Иосиф

Русские изгнанники: Головин и Бакунин перед самою революциею во Франции удалены были оттуда влиянием российского посольства; но при перемене обстоятельств они немедленно возвратились в Париж, где оба вместе с Тургеневым и бывшим при тамошнем посольстве протоиереем Лавровым участвовали в депутации поляков, которая после ниспровержения монархии во Франции приносила поздравление временному правительству с изъявлением готовности составить особый легион народной гвардии. Бакунин являлся впоследствии во Франкфурте в клубах, в Праге на Славянском сейме и в Бреславле, где, по донесению польского выходца Малановского, он подкупил двух братьев Выховских посягнуть на жизнь Вашего Императорского Величества.


Императрица Австрийская Елизавета

ЭМИССАРЫ



По сведениям, доставленным от российских посольств, многие эмиссары отправляемы были в 1848 году заграничными выходцами в пределы Империи. Из числа этих эмиссаров Дейчинский, Бабский и Рымкевич намеревались прибыть в Россию через северо-восточную Пруссию; Кулинскому и Козиебрадскому поручено было непременно проникнуть в С.-Петербург. Участвовавший в беспорядках в Берлине доктор Либельт5 должен был отправиться в Литву. Туда же назначен был еще эмиссар Поцей, а на Волынь - Еловицкий (В Вене расстрелян Эдуард Еловицкий (Прим. авторов док.)). Наконец, известный Мирославский, получив английский паспорт, под названием негоцианта намеревался отправиться в Курляндию; но при настоящем наистрожайшем наблюдении со стороны жандармов, полиций и таможен, равно со стороны самых войск, охраняющих западную границу, никто из них не успел проникнуть в Империю. Был, однако же, случай в мае месяце минувшего года, что в Россиенском уезде к арендному владельцу Бернацкому явился неизвестный человек, который назвал себя эмиссаром Стравинским, присланным в Литву для возбуждения жителей к мятежу. Быв преследуем, он бежал за границу.

ПОЗНАНЬ И ГАЛИЦИЯ



По случаю возмущения в Берлине6 и в Вене7 многочисленная толпа польских выходцев из Франции и других государств прибыла в Познань и Галицию. Упомянутые события и предшествовавшая оным революция во Франции предоставили обширное поле политическим замыслам всех вообще тамошних поляков. Полагаясь на сладкозвучные слова Ламартина8 и на успехи мятежников в Берлине, легкомысленные мечтатели видели уже воскресающую независимость Польши, но замыслы их были подавлены противодействием пруссаков и прусским оружием.

В Галиции равномерно революционная польская партия обессилена внутренним несогласием. Крестьяне со времени неистовств 1846 года сделались страшными для помещиков9. Получив от правительства большие льготы, они оказывают оному преданность и ненавидят дворян. Только благоразумные меры, принятые бывшим галицийским губернатором графом Стадианом, и решительные действия командующего там войсками генерала Гаммерштейна не допустили край тот до явного мятежа, хотя между шляхтою и польским народонаселением городов существует и поныне сильное брожение умов, которое, к несчастью, имеет весьма вредное влияние на Царство Польское и на Западные наши губернии.

ЦАРСТВО ПОЛЬСКОЕ



Царство Польское по нравственному его состоянию и по смежности открытых его границ с Познанью и Галициею не могло не возбудить в начале истекшего года некоторого опасения насчет нарушения там спокойствия. Поляки следили с живым участием за каждым политическим событием, занимая воображение свое мечтами, которые появлялись и исчезали по мере успехов или неудач заграничной революционной пропаганды. Даже умеренные польские патриоты признавали во время тревоги в Познани невозможным для России удержать за собою Царство Польское в теперешнем его виде. Мнение это отчасти разделяли и пребывающие в Варшаве иностранные консулы и другие лица, преданные Российскому правительству, так что доходившие в течение года сведения убеждают, что расположение умов жителей Царства Польского не было и не есть благонадежно. Дворянство, не вмешиваясь в замыслы заграничных демократов, смотрит на оные как на средство к достижению главной цели и терпеливо выжидает событий. Большая часть жителей среднего класса, в том числе второстепенное духовенство и мелкопоместная шляхта как бы готовы при первой возможности поднять знамя бунта - одни противу русских, другие вообще противу законного порядка. Что же касается до крестьян, то они столько получили благодеяний от правительства, что остаются благодарными, но как католическое духовенство имеет на них сильное влияние и как оказанная им в 1846 году милость уменьшением некоторых дворовых работ не совершенно их удовлетворила, то они ожидают больших льгот, на кои указал им в будущем Высочайший указ того же года, и потому на их чистую преданность правительству положиться невозможно.

Кроме обыкновенных предметов жалоб, коими беспокойные поляки стараются оправдать неприязнь свою к России, недоброжелатели правительства в 1848 году искали еще повод к неудовольствию: в назначении платной поставки определенного количества провианта и лошадей для российских войск, хотя тут ничего не было обременительного и начальство предупреждало всякие при исполнении сего притеснения, и особенно во введении нового уголовного уложения10, которое признают чрезмерно строгим и потому неудобоисполнимым.

Сосредоточенная в Царстве Польском значительная военная сила, отобрание у жителей оружия и вообще строгое внимание и решительные действия наместника, пользующегося притом по высоким его личным достоинствам всеобщим уважением и между поляками, сохранили совершенное в крае спокойствие; но революционный дух обнаруживался отдельными случаями, особенно же многочисленными побегами за границу молодых людей из всех состояний. Довольно замечательно между прочим, что из числа служащих в Августовском губернском правлении бежало в короткое время в Пруссию 24 человека.

ЗАПАДНЫЕ ГУБЕРНИИ



Западные губернии в отношении расположения умов жителей высшего и среднего классов равномерно не вселяют к себе доверия; но крестьяне, исповедующие греко-российскую веру и находящиеся хотя в крепостном, но в лучшем положении, нежели крестьяне Царства Польского, преданы правительству и внушают опасение помещикам. В тех губерниях, где введены в прошедшем году инвентарные правила, опасение это возрастало еще по причине обнаружившегося в некоторых местах между крестьянами неповиновения, хотя это было только по недоразумению насчет новых взаимных отношений. Впрочем, отчаянные польские патриоты в Западных губерниях не составляют большинства; даже между дворянами есть довольно таких, которые сближаются с русскими, состоя с ними под одними законами и пользуясь теми же правами и преимуществами. В 1848 году меры предосторожности в Западных губерниях были столь же строги, как и в Царстве Польском, и потому никакая попытка к неповиновению, ниже какие-либо важные замыслы не могли иметь места. Побеги за границу, хранение возмутительных сочинений и оружия и толки служили, однако ж, признаками некоторого волнения между жителями.

Исполнение в начале прошлого года в Вильне конфирмации над эмиссаром Рером, задержанным еще в 1846 году, и над семью другими лицами, причастными к возмутительным его действиям, послужило поучительным примером для жителей Западного края.

ОСТЗЕЙСКИЕ ГУБЕРНИИ



Весьма непродолжительное только время в начале прошлого года взгляды правительства с недоверчивостью обращены были на Остзейские губернии вследствие замеченного в некоторых местах волнения между крестьянами и появлявшихся из-за границы воззваний к дворянству с целью пробуждения в оном чувства германской народности. Но вскоре получено удостоверение, что дух тамошних крестьян есть вообще самый благоприятный для правительства, за исключением небольшого числа имений на пограничной черте с Пруссиею, где существуют, по воспрещенной торговле, тесные отношения между обоюдными жителями. Дворянство же и купечество поспешили уничтожить насильно накидываемую на них заграничными возмутителями личину желания отпасть от России. Доказав на деле свою преданность правительству благородными пожертвованиями для военных сил в крае и для призрения семейств, отозванных под знамена бессрочноотпускных солдат, дворянство трех губерний и граждане города Риги в поднесенных ими адресах изъявили чувства неизменной вековой их верности Российскому престолу.

Конечно, помещики не совершенно равнодушно смотрят на усиливающийся переход крестьян, латышей и эстонцев в православие, но причина неудовольствия дворян большею частью не есть политическая; она скорее заключается в опасении, дабы через отчуждение от них крестьян различием в религии не лишиться части выгод от своих имений.

ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ И НАРОДНЫЙ ДУХ



После взгляда на внешние современные события глаз наблюдателя с утешительным спокойствием смотрит на Россию: здесь все части внутреннего состава, как бы в противоположность общему заграничному разрушению, еще более обыкновенного соединяются между собою, несмотря на то что различные бедствия искушали в истекшем году смирение низших классов народа, ибо во всех почти губерниях и в обеих столицах свирепствовала холера11, с которою вновь распространились слухи об отравлении злоумышленниками пищи и воды; от продолжительной засухи, неосторожности, частию же и от поджогов происходили опустошительные пожары не только в селениях, но и в значительных городах, которые вообще приписывались злонамеренности. Сверх того, во многих губерниях следствием неурожая оказывался недостаток в хлебе. От важных этих причин случались в некоторых местах волнения в народе, но они не имели политического характера, и почти везде порядок восстановлен кроткими мерами. В здешней же столице одно Царское слово к народу, как бы волшебною силою, пресекло беспокойство, объявшее умы при виде многочисленных жертв смертоносной болезни.

В предшествовавшие годы и в начале 1848 волновали еще умы и меры правительства к улучшению крестьянского быта и всеобщая уверенность о постепенном их освобождении. Слышны были также рассуждения, что восставшие против нашего крепостного состояния, вероятно, не знают или не хотят знать отношений нашего помещика к крепостным людям; не хотят знать, что связь между ними столь крепка, что она, сливаясь в самодержавии Государя, служит твердым оплотом благоденствия и тишины в государстве и что лучшим и единственным способом к благосостоянию крестьян есть строгое наблюдение, чтобы владельцы не дозволяли себе выходить из пределов той власти, которая законами им предоставлена. Но Высочайший манифест в марте месяце в самом пылу заграничных смятений дал умам внезапное, другое направление и встретил в русском народе не только готовность отразить угрожавшую государству опасность, но возбудил даже восторженные чувства, где просияло воспоминание 1812 года.

Войска Вашего Императорского Величества без наименьшего исключения воспламенились тем же чувством; все с каким-то восторгом готовы были стать за Вас и за Россию; а бессрочноотпускные явили в сем случае в высшей степени достойное похвалы рвение: быстрота, с которою они собрались и сформировались в батальоны и порядок, в каком совершили дальние переходы, превзошли всякое вероятие, и блистательный успех этот оправдал вполне ту государственную меру, которую собственно Ваше Императорское Величество приняли, вопреки общего мнения.

Итак, все русские уже по здравому их суждению чужды настоящего бессмысленного стремления иностранцев к невозможному, и по врожденному благоговению к власти Монарха всякое противодействие этой власти признают преступлением равным святотатству, и современные события еще более убедили, что Россия не должна завидовать восхваленному просвещению Франции и Германии, которые от брожения умов ныне гибнут в безначалии.

Таковы были в истекшем году повсеместные в России отголоски всех сословий. Особенно дворянство запылало усердием доказать свою преданность престолу, делая значительные пожертвования для армии и изъявляя перед Вашим Величеством желание запечатлеть верность свою кровью. Это единодушное нравственное движение, уничтожающее все надежды революционеров найти себе какую-либо добычу в России, доказывает беспредельную любовь русских к особе Вашего Императорского Величества и всему Августейшему Вашему дому, любовь должную со стороны верноподданных, и вместе с тем, если смею выразиться простым языком сердечного их сознания, заслуженную отеческим, неусыпным попечением Вашего Императорского Величества о счастии состоящих под Скипетром Вашим народов.

Граф Орлов




ГА РФ, Ф. 109. Оп, 223. Д. 13. Л. 125-141.
1 Имеется в виду волна буржуазно-демократических революций, прокатившаяся по Европе в 1848-1849 гг. Революционными событиями, непосредственным толчком для которых послужил неурожай 1845-1846 гг. с последующим экономическим кризисом, были охвачены Франция, Германия, Австрия, Венгрия, Италия.
2 Высочайший манифест 14 марта 1848 г. гласил: «После благословений долголетнего мира, запад Европы внезапно взволнован ныне смутами, грозящими ниспровержением законных властей и всякого общественного устройства. Возникнув сперва во Франции, мятеж и безначалие скоро сообщились сопредельной Германии и, разливаясь повсеместно с наглостию, возраставшею по мере уступчивости Правительств, разрушительный поток сей прикоснулся, наконец, и союзных Нам империи Австрийской и Королевства Прусского. Теперь, не зная более пределов, дерзость угрожает, в безумии своем, и Нашей, Богом Нам вверенной России.
Но, да не будет так! По заветному примеру Православных Наших предков, призвав в помощь Бога Всемогущего, Мы готовы встретить врагов Наших, где бы они не предстали, и, не щадя Себя, будем, в неразрывном союзе с Святою Нашей Русью защищать честь имени Русского и неприкосновенных пределов Наших. Мы удостоверены, что всякий Русский, всякий верноподданный Наш, ответит радостно на призыв своего Государя; что древний наш возглас: за веру, Царя и отечество, и ныне предукажет нам путь к победе: и тогда, в чувствах благоговейной признательности, как теперь в чувствах святого на него упова-ния, мы все вместе воскликнем: С нами Бог! Разумейте языци и покоряйтеся: яко с нами Бог!» («Николай I и его время. Документы, письма, дневники, мемуары, свидетельства современников и труды историков». В 2-х тт. М. 2000. Т. 1. С. 121).
3 Февральская буржуазно-демократическая революция во Франции привела к падению Июльской монархии. 25 февраля была провозглашена республика, объявлены демократические свободы, опубликован декрет о «праве и на труд» и т. д. Поворотным моментом в революции стало подавление Июньского восстания пролетариата. В ноябре была принята конституция так называемой Второй республики, президентом которой был избран принц Луи Наполеон Бонапарт.
4 Пражский съезд был организован славянскими политическими и культурными деятелями летом 1848 г. в ответ на пангерманистские заявления Франкфуртского национального собрания, 340 делегатов (237 чехов, 42 представителя южных славян, 60 поляков и 1 русский - М.А. Бакунин) обсуждали проект создания союза славянских народов для взаимной защиты и поддержки и выпустили Манифест к народам Европы, в котором провозглашался принцип равноправия национальностей в рамках федеративной Австрийской империи, осуждались разделы Польши и национальное угнетение славян в Пруссии и Саксонии, выдвигался проект созыва общеевропейского конгресса для разрешения международных вопросов. 12 июня работа съезда была прервана Пражским восстанием.
5 Либельт Кароль (1807-1875), философ. Участник Польского восстания 1830 г. и революционных событий 1848 г. Руководил конспиративным Познанским комитетом, принимал участие в работе Славянского съезда в Праге (1848), основал газету «Дзенник польский», был депутатом прусского ландтага (1859-1870).
6 В начале марта 1848 г. в Берлине, как и во многих других германских городах (Бадене, Кельне и др.), происходили массовые сходки и демонстрации, 18 марта они вылились в народное восстание, в результате которого прусский король был вынужден вывести войска из столицы и сформировать либеральное правительство во главе с представителями крупной рейнской буржуазии Кампгаузеном и Ганземаном. 22 мая открылось Прусское национальное собрание, на обсуждение которого был поставлен проект новой конституции, предусматривавшей сохранение монархии и учреждение двухпалатного парламента с высоким имущественным цензом; во Франкфурте, в свою очередь, заседало общегерманское Национальное собрание, призванное решить вопрос о создании единого германского государства. Однако осенью Национальное собрание, погрязшее в бесплодных словопрениях, было разогнано; сменился правящий кабинет; в Берлин ввели войска. 6 декабря правительством графа Бранденбурга и барона Мантейфеля была обнародована новая конституция, которая расчищала путь для восстановления в Пруссии абсолютизма.
7 13 марта 1848 г. в Вене началось народное восстание, канцлер Меттерних вынужден был подать в отставку. Новое правительство опубликовало проект конституции, однако фактически вся власть оставалась в руках императора и назначаемой им верхней палаты рейхстага; избирательный закон 11 мая устанавливал высокий имущественный ценз и ценз оседлости. Ограниченность политических и аграрных преобразований (личные повинности крестьян были отменены безвозмездно, барщина и оброк - за выкуп) вызвало недовольство населения столицы. В октябре в Вене вспыхнуло новое восстание, подавленное правительственными войсками.
8 Ламартин Альфонс (1790-1869), французский политический деятель, историк, поэт. В молодости служил в гвардии; был секретарем французского посольства в Неаполе и Флоренции (1823-1829). Выступил против Июльской монархии как представитель дворянства, оттесненного от власти событиями 1830 г. Избранный в Палату депутатов (1833), Ламартин примкнул к роялистской оппозиции, но вскоре сблизился с либералами и стал поддерживать их прогрессивную парламентскую реформу, не скрывая отрицательного отношения к развитию рабочего движения. Во время Февральской революции 1848 г. играл видную роль во Временном правительстве; был министром иностранных дел до мая 1849, стремился к союзу с Россией. После 1849 г. от политической деятельности отошел.
9 В борьбе с польским национализмом правительство Меттерниха спровоцировало выступление православных крестьян против польских помещиков-католиков. На эти события повлияли также мероприятия по введению инвентарей в соседних губерниях, принадлежавших России: за крестьянами сохранялась вся земля, находившаяся в их пользовании, регламентировались барщинные работы и другие крестьянские повинности, отменялись дополнительные платежи в пользу помещиков (см. также Отчет за 1846 год).
10 «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 г.
11 Под 22 августа 1848 года в дневнике А.В. Никитенко имеется следующая запись: «Четыре месяца не вносил ничего в свой дневник, но за это время легко могло бы случиться, что и дни перестали бы для меня существовать. С первых чисел июня в Петербурге начала свирепствовать холера и до половины июля погубила до пятнадцати тысяч человек. Каждый в этот промежуток времени, так сказать, стоял лицом к лицу со смертью. Она никого не щадила, но особенно много жертв выхватила из среды простого народа. Малейшей неосторожности в пище, малейшей простуды достаточно было, чтобы человека не стало в четыре, в пять часов. Ужас повсюду царствовал в течение целого лета...» (А.В. Никитенко. Дневник. Т. 1. С. 312).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 165