а) Полицейская охрана на ХVI Всероссийской промышленной и художественной выставке 1896 года в Нижнем Новгороде.
Любое массовое мероприятие, тем более такое, как Всероссийская выставка, требовала всесторонней проработки, в том числе и особых мер предосторожности. 1896 год для Нижнего Новгорода и Нижегородской ярмарки проходил под знаком ХVI Всероссийской промышленной и художественной выставки.

К этому мероприятию нижегородские власти стали готовиться заранее. Губернатор Н.М. Баранов 7 мая 1895 года ходатайствовал перед высшими властями о предоставлении ему полномочий временных генерал – губернаторов. Однако это не встретило понимания. Тогда, учитывая посещения императором выставки и города, он приказал «безусловно необходимым» учредить в Нижнем Новгороде власть хотя бы с «правами усиленной охраны» с июня 1895 года по 1 ноября 1896 года. Ссылаясь на опыт Московской выставки 1882 года, на которой насчитывалось 217 полицейских чинов в одну смену, и на то, что в Нижнем предполагалась выставка в полтора раза больше столичной, Н.М. Баранов просил учесть и данный момент1.

Результатом скоординированных действий губернатора и распорядительного комитета выставки стало высочайшее повеление об объявлении Нижнего Новгорода и Нижегородского, Балахнинского, Горбатовского и Семеновского уездов «в положении усиленной охраны» на год, с 1 июля 1895 года.

Штат временной полиции на время проведения мероприятий определялся в 537 человек. По заявлению местного полицмейстера П. Я. Яковлева, 400 городовых, околоточных надзирателей и других «классных чинов» можно было набрать в губернии. Он просил губернатора исходатайствовать из санкт- петербургской полиции 10 околоточных и 100 нижних чинов под командованием двух полицейских начальников2.

В дополнение к просьбе Н.М. Баранов департамент полиции 1 февраля 1896 года добавил 13 конно-полицейских стражников, предназначенных для охраны пути от Молитовки до выставки. Штаб Отдельного корпуса жандармов также решил усилить личный состав полицейских железных дорог, в частности, на станцию Нижнего Новгорода откомандировывалось 12 нижних чинов.

На содержание временной полиции Николай II из экстренного государственного фонда приказал выдать 130 000 рублей. В действительности же на всю полицию выставки, ярмарки и города требовалось чуть более 171 тыс. рублей3. Из этих сумм предполагалось 9,5 тыс. рублей на специальные расходы по борьбе с преступностью4.

К охранным мероприятиям привлекались не только полицейские кадры, но и тысячи нижегородских добровольцев, в особенности их круг увеличился в дни пребывания в городе государя. С этой целью поусердствовали многие именитые нижегородские граждане. К примеру, мануфактур советник Н.А. Бугоров от общества с. Городца «из собственных рабочих» организовал артель добровольной охраны в 1000 человек, нижегородский ремесленный староста А.Е. Наумов – в 300, нижегородский купец П.И. Лельков от Общества вспоможения частному служебному труду – 65, столько же купец А.К. Витушкин от мещан г. Семенова. Правление Общества вспоможения частному служебному труду предоставило 62 своих действительных членов. Добровольная охрана выходила на свои объекты рано утром и оставалась там до позднего вечера. По оценке нижегородской администрации, она работала хорошо, и доказательством тому – «образцовый порядок» на улицах города в дни пребывания царя»5. Хотя без неприятных инцидентов политического свойства в тот год не обошлось. На Курбатовском и Соромовском заводах были подброшены 17 августа гектографические воззвания «Письма к нижегородским рабочим», которые «приглашали» рабочих и служащих «устроить союз для борьбы с предпринимателями». Распространялись и другие воззвания и прокламации. Поэтому за месяц до приезда Николая II жандармы произвели массовые аресты среди членов социал-демократического кружка.

В начале 1896 года внимание Нижегородского охранного отделения привлекли слухи о подкопах и минировании выставки. По этом поводу бдительные нижегородцы обращались в полицию с предупредительными заявлениями. Например, было получено прелюбопытнейшее уведомление о подкопе под выставку в восьми верстах от нее. На это последовало разъяснение помощника генерального комиссара выставки, что «люди, углубившись на такое расстояние, прежде всего сами задохнуться от недостатка воздуха». Подобные интригующие версии бытовали и в соседних губерниях. Руководство Нижегородского охранного отделения успокаивало департамент полиции, что «вообще подобные слухи, не представляя ничего серьезного в политическом отношении, могут и в будущем циркулировать» в местностях государства по причине многочисленных рабочих на выставке, прибывших из разных местностей страны6.

Превентивные меры нижегородской и столичной политической и общей полиции сделали посещение выставки безопасным, не омраченным даже малейшими неприятностями, а руководство полиции могло быть довольным работой своих подчиненных.



1 ЦАНО. Ф. 2, Оп. 2. Д. 103. Л. 5-5об.
2 Там же. Л. 2-2об., 6,8
3 Там же. Л. 2-2об., 6,8
4 Там же. Л.37.
5 ЦАНО. Ф. 915. Оп. 1. Д. 44. Л. 13-15, 56, 66
6 ЦАНО. Ф. 915. Оп.1. Д. 3. Л. 14-15

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 151