Внутринадельное размежевание и землеустройство в Томской губернии в 1906-1914 гг
Важным аспектом переселенческой политики правительства П.А. Столыпина была индивидуализация крестьянского землевладения. В Томской губернии этот процесс проходил, во-первых, путем разбивки пустующих переселенческих участков на участки единоличного пользования, во-вторых, за счет внутринадельного размежевания в уже заселенных районах. Поэтому крайне важным фактором, определяющим характер экономического и социального развития Томской губернии в 1906-1914 гг., являлось финансирование процесса внутринадельного размежевания и организации хуторских и отрубных хозяйств. Стремление крестьян к размежеванию наблюдалось и до столыпинской аграрной реформы. Например, 12 июня 1905 года крестьяне деревни Пьянковой Троицкой волости Бийского уезда приняли решение о размежевании общего надела между выселками Верхние и Нижние Саразоны, Ускучь-Караса, Ключи и Беруля359.

Согласно законодательству Российской Империи, по соответствующим ходатайствам можно было выделять земли отдельным селениям, выселкам и частям селений. Разрешался выдел отрубных участков отдельным членам сельских обществ, полное развертание угодий на отрубные участки и уничтожение черезполосицы360. В соответствии с Положением о землеустройстве отрубное хозяйство достигалось в тех случаях, когда все земли одного лица, кроме усадебной, сводились к одному месту в более или менее правильных границах с проездом к каждому участку. Самым совершенным землеустройством считалось хуторское хозяйство с усадьбой посреди пахотных полей и возможным соединением всех земель в одном отрубе Положение о землеустройстве устанавливав необходимость количественного равенства всех разверстываемых угодий, которое могло быть заменено денежной компенсацией по добровольному соглашению сторон.

В землеустроительном отношении раздел надела на хутора представлял гораздо больше удобств, чем отрубные участки, так как каждому крестьянину не приходилось считаться с дальностью расстояния от деревни. Помимо этого, каждый участок мог быть спроектирован самостоятельно, не было потери на переезды, вывоз удобрений облегчался, могли возделываться более ценные растения, и труд всей семьи каждого домохозяина мог быть более продуктивно использован. Прежде пустовавшие земли, считавшиеся неудобными, теперь могли обрабатываться, и ни один клочок земли на хуторе не оставался неиспользованным. Хуторянин имел возможность наблюдать за своими полями, поэтому потравы становились более редкими. Домохозяин имел возможность сеять, что хочет и как хочет, вводить новый севооборот с кормовыми растениями361.

В конце 1906 года в Томской губернии было созвано совещание, чтобы выяснить возможности оказания переселенцам межевой помощи. Совещание рекомендовало привлекать частных землемеров, оплачивая их труд за счет населения. Если у новоселов не окажется достаточных средств, то выделять им ссуду, как было предусмотрено правилами 15 июня 1902 года. В дальнейшем выдача ссуд на внутринадельное размежевание регулировалась циркулярами от 31 марта 1908 года и 16 марта 1909 года. Согласно последнему из них, ссуды выдавались с рассрочкой платежа на 10 лет. Как отметил И.А. Асалханов, спрос на внутринадельное размежевание был велик и со стороны переселенцев и со стороны старожилов. К началу 1906 года по Томскому переселенческому району было до 100 ходатайств о разверстании наделов на хутора и отруба. В Томской губернии внутринадельное межевание началось по инициативе самого населения и на их средства еще в 1905 году, а затем стихийно охватило все население губернии362.

Вопрос о причинах стремления к внутринадельному размежеванию однозначного ответа не получил. По мнению известного исследователя аграрного вопроса в России Н. Огановского, стремление к размежеванию вызывалось не идейными внутренними побуждениями переселенцев, а чисто случайными внешними условиями, в которые ведомство ставило переселенцев по водворении. В одном и том же месте селились и те, кто привык вести хозяйство подворно, и общинники. Разумеется, между ними не могло не возникнуть споров по вопросу о форме землепользования363.

Действительно, в ходе водворения переселенцев на участки чиновники не задумывались о том, из какой губернии приехал тот или иной крестьянин и как он привык вести свое хозяйство. Больше того, по причине, указанной Н. Огановским, вполне мог быть начат процесс раздела на хутора и отруба даже и старожильческого селения, если большинство жителей в нем - переселенцы. Так, например, в составе Новинского общества Нижнекулундинской волости на момент начала процесса размежевания (12 марта 1914 года) проживало 446 душ мужского пола, из которых 419 были причисленные переселенцы364.

Социальные либо бытовые противоречия между старожилами и переселенцами также могли послужить причиной для начала процесса внутринадельного размежевания. Например, в 1913 году в процессе землеустройства переселенцы, причисленные к обществу деревни Сафоновой, ходатайствовали об отводе им отдельного от старожилов надела на 84 души мужского пола365. Далеко не все переселенцы были этническими русскими и не все - православными. За Урал правительство переселяло всех желающих. Так, 13 марта 1908 года император утвердил положение о переселении зарубежных старообрядцев на общих, установленных для сельских обывателей России, основаниях на казенные земли366.

В результате к 1 января 1911 года в Томской губернии проживали представители различных сект и конфессий: католики, лютеране, магометане, иудеи, а также раскольники, молокане, менониты, баптисты и язычники. Таковых в Каинском уезде было 4 417 человек, в Томском уезде - 10 107 человек, Мариинском - 7 125 человек, в Барнаульском - 11 114 человек, в Змеиногорском - 6 717 человек367.

Проживание в одном и том же поселке представителей различных вероисповеданий было чревато религиозными конфликтами и вполне могло послужить причиной разверстания общины на единоличные участки. Например, в поселке Орлином Томского уезда крестьяне-переселенцы ходатайствовали о выделении им отдельных участков. Причина - в Орлином большинство семей - старообрядцы, православных всего 5 семей. Староста - также старообрядец, поэтому «к православным плохо относятся, притесняют в размере полей и покосов», «украли стога скошенного сена, топоры и капканы, а также старообрядцы насмехаются над православной верой и не соблюдают православные праздники»368.

Проблемы могли возникнуть и между выходцами из разных губерний. Так, в одном поселке причиной недовольства переселенца-великоросса оказались разногласия с выходцами из Малороссийских губерний. Последних на участке проживало большинство. Свои разногласия великоросс выразил фразой: «одно слово - хохлы, с ними никак не столкуешься... у них в праздники гречаники да вареники, а у нас, к примеру, лапша». По данным переписи 1897 года, в Томской губернии проживали представители 54 национальностей369.

Все приведенные выше примеры так или иначе точку зрения Н. Огановского подтверждают, но сводить все только к одной лишь причине, на наш взгляд, не совсем верно. Несколько по-иному объясняет стремление крестьян выделиться на хутора и отруба Л.Ф. Скляров. По его мнению, в Томской губернии для единоличного хозяйства были более благоприятные естественногеографические условия, чем в других губерниях, возможности сбыта сельскохозяйственной продукции. Все это способствовало развитию рыночных отношений, которые, в свою очередь, усиливали в среде томских крестьян стремление к обособлению, индивидуализации своею хозяйства. Недостатки общинного землепользования тяжелее всего сказывались на бедняцко-середняцких хозяйствах. Дальноземелье и чересполосица подрывали производительность мелкого крестьянского двора, заставляя тратить лишние средства, непроизводительно использовать рабочий скот, терять драгоценное рабочее время. В итоге сибирская община с ее уравнительностью оказалась бессильной перед развивающимся капитализмом370. Таким образом, с точки зрения Л.Ф. Склярова, индивидуализация крестьянских хозяйств и разрушение общины есть закономерный итог экономического развития, когда рынок сам диктует способы ведения хозяйства.

Это мнение разделяли А.В. Минжуренко и Е.Я. Слепцов371.
По мнению В.И. Ленина, «средневековая замкнутость полукрепостной общины... поддерживает традиции косности, забитости, одичалости». «Современна поземельная община на 3/4 является фискально-крепостнической обузой»372. «Община... становится все более и более вредной для крестьянской бедноты Разрушение общины есть все более и более настоятельная необходимость для сельского пролетариата373. В.И. Ленин утверждал, что община исторически преходяща, реакционна, обречена на исчезновение и уже разрушалась естественным образом в начале XX века374. В.И. Ленин пришел к выводу, что разрушение общины обусловлено экономическими законами: «Капитализм подчиняет себе и общиннонадельное землевладение в России, и захватное, и регулируемое свободной и даровой раздачей земли в демократическом или крепостническом государстве землевладение Сибири»375.

Данная причина, на наш взгляд, также может считаться верной, так как она вполне объясняет стремление к внутринадельному размежеванию не только у переселенцев, но и у старожилов, и даже у инородцев. Так, инородцы аила Пильного Бийского уезда ходатайствовали о разделе их селения на отруба. Причем за раздел проголосовало 25 домохозяев, против - ни одного376. Старожилы села Камень Барнаульского уезда ходатайствовали о ссуде на внутринадельное размежевание в размере 8 тысяч рублей, а оставшиеся 6 тысяч они обязывались выплатить из своих средств. Характер раздела - подворный377.

Несколько с иной точки зрения смотрит на причины размежевания в Томской губернии И.Л. Асалханов. По его мысли, частично процессу размежевания способствовала подворно-наследственная форма пользования пашнями, которой придерживались выходцы из Южных и Западных губерний Европейской России. Многие пахотные угодья были удалены от усадьбы, что затрудняло удобрение гашен и применение передовой техники. Другой причиной, по мнению М.А. Асалханова, может быть названа почвенно-климатическая особенность некоторых районов Сибири. Так, в засушливых степных местах Сибири необходимы были мероприятия по удержанию и сбережению влаги в почве. Но борьба с засухами путем правильной обработки почвы была возможна лишь при условии близости пашен к усадьбе. Если же пашня отстоит от селения на 15- 20 верст, то проведение мелиоративных работ - проблематично378.

Безусловно, хутор и отруб позволяли более рационально и интенсивно вести хозяйство в степной и лесостепной зонах. Но в Томской губернии желание выделиться на хутора или отруба высказывали не только крестьяне южной чаете губернии, где были степи - Бельагачская и Кулундинская, но и крестьяне таежной и горной частей губернии. Несомненно, что причины, названные Н. Огановским, Л.Ф. Скляровым И.А. Асалхановым, верны. Как показано выше на конкретных примерах, многие селения размежевывались именно в силу данных причин. Но существуют и иные причины выделения крестьян на хутора и отруба.

Первой из таких причин следует считать стремление крестьян закрепить за собой свои наделы. Уже упоминалось, что в Томской губернии господствовал захватное землепользование. Крестьяне-старожилы захватывали лучшие земли каком угодно количестве. После начала массовых переселений в 1906 год начинается ограничение захватного землепользования. В старожильческие обществе приселяются переселенцы либо по приемным приговорам, либо в процесс землеустройства. Нередко число доприселяемых было значительным. Например, селении Большая Талда Кузнецкого уезда после землеустройства общество обязан было допринять 19 душ мужского пола380. Аналогичным образом должны был допринять в свое общество крестьяне улуса Тайлеп Кузедеевской волости 40 году мужского пола381. По закону каждый доприселяемый должен был получить общества надел.

Вполне очевидно, что все доприселяемые получали наделы даленне лучшего качества. А так как число приселившихся подчас было значительным, то переселенцы начинали внутри общины вести борьбу за введение правила периодических переделов земли. В этой ситуации вполне естественным и логичным становится желание старожилов укрепить за собой обрабатываемые наделы. Единственный способ для этого - ходатайствовать о внутринадельном размежевании. Практически эту же тенденцию мы можем наблюдать и в переселенческих поселках. У переселенцев тоже существовало захватное землепользование, когда первые засельщики захватывали 30-40 десятин на семью, а последующие от силы 5-10 десятин и далеко не лучшего качества. После полного заселения участков внутри общин также начинался процесс ограничения захватного землепользования382. И точно так же переселенцы, захватившие лучшие земли, стремятся закрепить их за собой и выделиться на отруба и хутора. А.В. Минжуренко приводит пример, как зажиточные домохозяева в поселке Бароковском при разделе земли на хутора, чтобы застолбить за собой лучшие места, использовали деньги и вино. Так, 4 земельные доли одному из крестьян стоили всего 30 рублей, другой за 3 доли поставил ведро вина383.

Несколько иными мотивами руководствовалась беднота. Как считает А.В. Минжуренко, беднота добивалась получения земли, чтобы тут же переуступить ее за деньги зажиточным соседям384.

Другой мотив выхода на хутора и отруба малоимущих домохозяев стремление увеличить свои наделы. Например, Кошелевское сельское общество Барнаульского уезда 1 июня 1911 года постановило: произвести разверстание на отруба. Мотивом раздела было неравномерное пользование отведенными землями. Три разверстании непременным условием было, чтобы пашню каждому домохозяину давать в одном отрубе согласно оценке пахотной земли, произведенной особыми оценщиками, выбранными от общества в числе не менее 30 человек385. Иными словами, крестьяне стремились полностью уравнять наделы всех, кто выделялся на отруба.

Подобным же образом происходил раздел деревни Я новой Хмелевской волости Барнаульского уезда, где техники-землемеры по договору обязаны были сделать владения разных хозяев равноценными386.

Иногда при разделе, общины прибегали к процедуре жребия. Так, при разверстании села Золотое Корыто Мариинской волости Барнаульского уезда отруба крестьяне получали в результате жеребьевки387. Мотив один и тот же – уравнять неравномерность землепользования.

Еще одной причиной внутринадельного размежевания являлись земельные неурядицы и споры между односельчанами. По этой причине, например, было решено разверстать на хутора и отруба село Комарчихинское Барнаульского уезда388. Точно так же крестьяне Высокогривского общества Барнаульского уезда постановили на сельском сходе размежевать земли общины на отрубные участки ввиду «земельного непорядка и споров»389.

Несмотря на стремление крестьян к уравниванию землепользования неравномерность все же сохранялась. Это утверждение нагляднее всего доказывается итогами размежевания села Лукошкинского Тарсминской волости Характер раздела - на отруб390. По итогам раздела отруба площадью менее 20 десяти, получили 95 семей, от 20 до 40 десятин - 90 семей, от 40 до 60 десятин - 51 семья от 60 до 80 десятин - 16 семей, от 80 до 100 десятин - 11 семей, более 100 десятин 10 семей. Неравномерность раздела в данном случае была обусловлена наличием в каждой семье разного числа лиц мужского пола, которые, собственно, и наделялись землей. Так, все крестьяне, получившие надел менее 20 десятин, имели не более одного члена семьи мужского пола, тогда как получившие максимально большие наделы в 175,20 десятин и 153,60 десятин Аникий Каштан и Алексей Захарчук имели соответственно 6 и 7 душ мужского пола в своих семьях391.

Причинами раздела могли быть некоторые негативные черты, присущие общине, например, дальноземелье. Многие общества Томской губернии имели наделы значительной площади. Так, в наделе с. Устьянского было 28 843 десятины земли, в наделе с. Таловского Змеиногорского уезда было 36 933 десятины земли, а в наделе с. Курьинского - даже 46 910 десятин земли392. При таких огромных наделах цальноземелье было неизбежно.

Таким образом, мы приходим к выводу, что желания крестьян выделиться из общины и получить в единоличное владение хутор или отруб диктовались не одной причиной, а целым комплексом. В каждом конкретном случае причины могли быть различными. Более того, на наш взгляд, трудно говорить о доминировании какой-то одной из них в Томской губернии. Несомненно то, что процесс размежевания в губернии был обусловлен рядом причин как объективного, так и субъективного характера.

Внутринадельное размежевание какой-либо общины - процесс трудоемкий и достаточно дорогостоящий. Чтобы размежевать землю какой-либо деревни, необходима была ежедневная работа 15-16 человек и 6-7 лошадей в течение месяца, а то и более393.

Между селением и землемером составлялся договор о разверстании земель фи условии оплаты со стороны селения. Кроме оплаты техников при внутри надельном межеваний, оплачивалось также присутствие понятых. Так, в 1909-1910 гг. вознаграждение понятым в один день назначалось но первому и второму участкам Томского уезда - 1 рубль, по третьему и четвертому участкам того же уезда - 1 рубль 25 копеек, в Барнаульском уезде - от 1 до 2 рублей. В 1912- 1914 гг. цены возросли. Например, в пределах Томского уезда оплата назначалась от 1 до 2 рублей в день394.

В итоге сумма, необходимая для разверстания деревни, получалась достаточно большой. Например, для размежевания старожильческого села Камень Барнаульского уезда требовалась сумма в 14 тысяч рублей, причем 6 тысяч крестьяне обязались выплатить из своих средств, а другие 8 тысяч рублей выдавало государство в качестве ссуды395. Для размежевания села Лукошкинского Кузнецкого уезда денег было необходимо 4 733 рубля. Подесятинная оплата частному землемеру в данном случае составляла 40 копеек396.

Оплачивать подобные расходы только своими средствами могли далеко не все старожильческие селения и очень немногие переселенческие поселки. В гаки условиях должна была существенно повыситься роль государства в организации финансировании процесса размежевания. Первым шагом правительства в это направлении можно считать циркуляр заведующего ГУЗиЗ от 31 марта 1908 года и циркуляр от 16 марта 1909 года. Согласно данным документам ссуда выдавалась сроком на 10 лет без процентов. Переселенческие участки, заполненные водворенными крестьянами меньше, чем наполовину, никаким разделам и разверстаниям не подлежали.

Процесс размежевания проводили частные землемеры, нанимаемы обществом. Государство осуществляло лишь общее руководство и контроль на процессом размежевания. Полностью обеспечить проведение процесса разверстания в Томской губернии за счет государства правительство не могло. И это первая серьезная проблема в деле внутринадельного размежевания. Государственных работников-специалистов катастрофически не хватало. Например, заведующий землеустройством и переселением в Томском районе отметил, что в деревне Паклиной процесс межевания проводил студент-технолог М.М. Попов, который до того уже работал по внутринадельному размежеванию вне контроля переселенческой организации397.

Правительственный чиновник А.А. Кофод, командированный в 1911 году в Сибирь для изучения на местах внутринадельного размежевания, писал в своем отчете, что разверстания за счет самого населения проводятся лицами, чей род занятий может быть различен: писарь, мещанин, крестьянин. Средняя подесятинная оплата такого «землемера» составляла 10,3 копейки. Их работа до 1911 года никем не контролировалась в отношении правильности межевых работ398. Вследствие того, что размежевание осуществляли люди, слабо разбирающиеся в деле, работа производилась плохо, некачественно и с большим количеством недочетов399. Вместе с тем, даже с учетом того, что работы производились не всегда качественно, а ссуды выдавались до 1912 года только переселенческим поселкам, процесс размежевания охватил практически всю Томскую губернию. Стихийно возникали частные землемерные организации, рожденные спросом и действовавшие томимо Переселенческого Управления.

Ситуация была взята под контроль после совещания 16 июля, которое состоялось под председательством Томского губернатора П.К. Грана. В итоге было решено поставить работу частных землемеров под полный контроль чинов Переселенческого Управления400. Следующим шагом стаю создание в апреле 1913 ода при содействии П.К. Грана и Н.К. Шумана Томского общества частных землемеров, целью которого было усовершенствование внутринадельного землеустройства и наибольшее обеспечение интересов крестьян. Это общество объединяло разрозненные до того мелкие предприятия. В итоге к 1914 году процесс размежевания в Томской губернии все же удалось поставить под строгий правительственный контроль. Так, в Томской губернии к работам допускались лишь те землемерные организации, которые были зарегистрированы в Томском губернском управлении, а все межевые действия постоянно проверялись заведующим технической частью401.

Вторая проблема в сфере организации внутринадельного размежевания - нехватка финансовых средств для ссудного кредита. На первом этапе переселенческой политики ссуды выдавались только переселенцам. 21 апреля 1911 года последовал циркуляр МВД и ГУЗиЗ, установивший общие основания для оказания правительственного содействия внутринадельному межеванию. 20 апреле 1912 года последовал циркуляр о порядке производства внутринадельного разверстания земель сибирского старожилого и переселенческого крестьянства402. Поэтому с 1912 года резко возросло размежевание земли на Алтае403.

Проблема была в том, что издание циркуляров, разрешающих выдачи ссуд совсем не означало решения вопроса. Так, но 1 января 1913 года через Общее Присутствие Томского губернского управления прошло ходатайств о ссуде не внутринадельное межевание на сумму 730 288 рублей. Переведено же было кредитом всего на сумму 352 271 рубль404.

И.А. Асалханов приводит другой пример: в 1910 году в Томской губернии размер ссудного кредита по поступившим заявкам был определен в 100 тысяч рублей, а по смете отпускаюсь лишь 30 тысяч рублей405.

Нельзя сказать, что правительство не пыталось изменить ситуацию в лучшую сторону. Определенные меры по расширению постановки процесса размежевания принимались. Так, если в 1911 году в Томской губернии занимались внутринадельным размежеванием только 14 государственных чинов и 180 частных землемеров, то в 1914 году их число значительно увеличилось - 82 казенных землемера и более 400 частных406. В 1914 году в Томской губернии работало 48 частных землемерных организаций. Они исполняли работы в 367 селениях на площади в 1 879 601 десятину. В том же 1914 году были заключены договоры о межевании 238 селений на площади в 1 082 181 десятину407.

Постепенно росли размеры средств, выделяемых на ссудное кредитование. Так, в 1908 году на нужды в1гутринадельного размежевания в пределах Томского переселенческого района было выдано ссуд на 24 590 рублей 75 копеек408. А уже в следующем году на те же нужды населению Томской губернии было выдано ссуд на 75 152 рубля 97 копеек409.

Примечательно, что из всех селений, получавших ссуды во всех районах Зауралья, больше половины находятся именно в Томской губернии. Такая же ситуация и с площадью размежеванных селений. Всего к 1915 году в Азиатской России было размежевано 10 593 790 десятин земли и 7 704 713 из них приходятся на Томскую губернию. (См. табл. 4). Процесс внутринадельного размежевания в Томской губернии начался в 1908 году, когда за ссуды было размежевано 87 000 десятин в переселенческих поселках. В последующие годы число разбитых на единоличные участки земель стабильно растет. Так, в 1909 году только в переселенческих поселках за ссуды было размежевано 240 тысяч десятин, а в 1911 году - уже 300 тысяч десятин410.

Всего в Томской губернии с 1908 по 1915 гг. было возбуждено ходатайств о внутринадельном размежевании 238 208 домохозяевами, площадь наделов которых в сумме была равна 10 314 441 десятине. На этой площади было образовано 2 449 хуторов площадью 100 689 десятин и 10 738 отрубов площадью 340 922 десятины411.

Приводимые выше данные высчитаны на основании сведений о выданных на внутринадельное размежевание кредитах. Как отметил А.А. Кофод, достоверно можно подсчитать только земли, подвергшиеся внутринадельному землеустройству в Томской губернии за счет ссудного кредита. Данные по старожильческим селениям далеко не полные, так как разверстываемые старожильческие деревни до 1911 года никем своевременно не регистрировались. Кроме того, часть переселенческих участков была разверстана целиком за свой счет без помощи ссудного кредитования и также не была зарегистрирована412.

Таким образом, реальная цифра разверстанной площади в Томской губернии должна быть несколько выше приведенной ранее. Характер разверстания на 1 января 1913 года был по переселенческим участкам таков: смешанно на хутора и отруба было разверстано 32,4 % всех селений, по одному отрубу - 60,6 % селений, по 2 отруба - 7 % селений. В старожильческих селах соотношение было несколько иным: смешанно на хутора и отруба было размежевано 16,6 % деревень, на 1 отруб - 81,6 % деревень, на 2 отруба - 1,8 % деревень413.

Впрочем, в 1908 1910 гг. 30,7 % всех селений от числа размежеванных в этот период было разверстано на 3 и более отруба414. А.А. Кофод считал, что раздел селения по несколько отрубов на один двор представляет собой лишь замаскированный переход данного селения к общему трехполью415. Вероятно, какая-то часть из числа межующихся селений действительно таким образом переходила к трехпольной системе. Вместе с тем не следует забывать, что размежевывалась между отдельными дворами не только пашня, но и покосы, и лес. Надел каждого домохозяина состоял из этих трех угодий. Свести все эти угодья в одном отрубе было далеко не всегда возможно. Отсюда и разделы на 2 или 3 отруба. А иногда такие разделы производились по специальной просьбе крестьян. Например, при разделе земель деревни Яновой Барнаульского уезда по договору техники обязались отвести каждому домохозяину землю в двух отрубах, первый - пашня, второй - сенокос416. При разверстании села Комарчихино Барнаульского уезда землемеры обязались по договору на каждого домохозяина отвести отдельные отруба по пашне лесу417.

Большая часть селений Томской губернии была размежевана на отруба, причем в ряде случаев покосы и лес оставались в общем пользовании. Так, после раздела деревни Николаевки Мариинского уезда выгон остался в общем пользовании418.

Отчасти, на наш взгляд, это связано с тем, что в каждом конкретном случае далеко не всегда было возможно разверстать все угодия, а тем более свести их в один отруб или хутор. Происходило это в силу того, что значительная часть сибирских общин имела сложную структуру, состояла из нескольких селений и угодия были разбросаны на достаточно больших расстояниях друг от друга.

A.M. Анфимов считает, что при оставлении сенокоса или выгона в общем пользовании определенные слои крестьянства даже могли иметь прямую выгоду. В-первую очередь это касалось зажиточных крестьян, которые именно в силу этой причины предпочитали выдел на отруба, а не на хутора419.

Необходимо заметить, что начало первой мировой войны замедлило процесс размежевания земель в Томской губернии, хотя и не остановило его совсем. Даже в благополучные довоенные годы государство выделяло недостаточно средств на этот процесс. После начала военных действий финансирование процесса внутринадельного размежевания и вовсе шло по остаточному принципу. Это привело к тому, что более половины ходатайств (52,1 %) на 1 января 1916 года еще находилось только на стадии разрешения: землеустроительные комиссии составляли по ним проекты420. В 1915 году чины Томской поземельно-устроительной партии отмечали заметное стремление населения к внутринадельному разверстанию на участки единоличного пользования421. Но к 1917 году но причине недостатка средств остались неудовлетворенными ходатайства о разверстании жителей 623 селений с площадью в 2 426 573 десятины422.

Анализ указанных цифр позволил Л.Ф. Склярову сделать вывод, что правительству не удалось создать широкого слоя хуторян-единоличников в Томской губернии, а значит, это является показателем провала столыпинской аграрной реформы423.

Такую же точку зрения высказала и Е.И. Соловьева. По ее мнению, внутринадельное размежевание оказалось нереальным мероприятием в деле насаждения кулацких хозяйств. Царизму удалось создать лишь ничтожное число действительно крепких хозяйств хуторского типа424.

С мнением Н.И. Соловьевой можно не согласиться. Так, в 1885- 1914 гг. только в Мариинском уезде было образовано 639 участков с сельскими обществами и 1 192 участка, размежеванных на хутора (из них 38 - дворянские хутора) и 31 отруб. D Кузнецком уезде в тот же период было образовано 294 участка с сельскими обществами, 37 отрубов и 950 размежеванных на хутора, в Томском уезде – 903 участка с сельскими обществами, 2 отруба и 583 размежеванных на хутора, учитывая, что хутора и отруба образовывались лишь в 1906-1914 гг., следует признать, что определенные успехи в создании хуторской системы все же были достигнуты425.

Тот факт, что процесс внутринадельного размежевания в Томской губернии не был завершен к 1917 году, по нашему мнению, не является доказательством провала политики правительства. Рассмотрим факты. По данным на начало 1912 года в омской губернии необходимо было размежевать 20 824 406 десятин земли. Вместе тем, в 1914 году (т.е. в год пика активности землемерных организаций) работы по размежеванию исполнялись на площади всего 1,8 миллиона, десятин426. Другими ловами, полного размежевания всех земель при существующих темпах достичь южно было лет через десять, не ранее.

Правительство не ставило себе цели во что бы то ни стало и как можно быстрее размежевать все земли. Напротив, есть много факторов, доказывающих, что государство стремилось проводить процесс размежевания медленно, постепенно, без ненужной спешки. Г.Ф. Чиркин в 1908 году, когда процесс размежевания в Томской губернии еще только набирал обороты, писал: «Для удовлетворения нужд переселенцев в плане внутринадельного размежевания на заселенных участках не хватило бы даже всех наличных сил переселенческих отрядов. Внутринадельное размежевание, хотя и является мерой мелиоративного характера, но соответствует, главным образом, полным интересам каждого двора. Поэтому внутринадельное размежевание должно вестись за счет самих переселенцев, а со стороны правительства должно быть оказано содействие в виде ссуд на межевание, в организации межевого надзора и руководства действиями частных землемеров, нанимаемых обществами, а также в посредничестве между ними»427.

Другой факт: 21 апреля 1911 года глава ГУЗиЗ издал правила, согласно которым для наибольшего содействия процессу внутринадельного размежевания в Сибири разрешено было оказывать правительственное содействие населению в таких только случаях, когда местные учреждения, ведающие делами разверстания признают ходатайства крестьян уважительными и целесообразными с точки зрении правительственного землеустройства. Другими словами, установят за данной работой соответствующую землеустроительную ценность428.

Участие правительственных структур в деле размежевания следует признать минимальным. О недостаточном финансировании уже упоминалось. Кроме топ внутри надельное размежевание через казенных землемеров производилось лишь исключительных случаях429. За недостатком технических средств в конце 1911 г. канцелярии Томского района лежало более 100 ходатайств отдельных домохозяев групп о выделе их на хутора, которые невозможно было выполнить на тот момент В сметных предположениях на 1912 год предлагалось создать особь землеустроительные партии для размежевания старожильческих селений заполненных переселенческих участков. Таких партий только по Томской губерни предполагалось создать минимум 7430. Ввиду нехватки средств этого не было сделан Томский губернатор П.К. Гран в телеграмме на имя главноуправляюще А.В. Кривошеина 16 июня 1912 года отмечал, что при существующем темпе раб потребуется не менее 10 лет для завершения процесса размежевания. Что ускорить работы, губернатор предлагал захвалить весь процесс разверстания в руках государства и не ждать, когда население выполнит землемерные работы на свои средства431. Этого не было сделано.

Имеется целый ряд примеров, подтверждающих, что правительство не ставило цели «форсированной хуторизации» и не стремилось к «подстегиванию» процесса внутринадельного размежевания, а даже напротив, этот процесс несколько притормаживало в Томской губернии. Многие крестьяне, ходатайствовавшие о выделе на хутора и отруба, получали от чиновников отказы, причем отказы мотивировались не отсутствием денежных средств, а иными причинами. Например, крестьяне села Прокопьевском Кузнецкого уезда Егор Галкин, Яков Косырев, Александр Пушкарев и Иван Соколов ходатайствовали о выделе на хутор. Но при обследовании на месте производитель работ счел нецелесообразным выделение хуторских участков Пушкареву, Галкину и Косыреву. Было поддержано лишь прошение Ивана Соколова, который постоянно проживал на своей заимке, в деревне усадьбы не имел, а его земледелие и так было совершенно обособлено и заключало в себе все виды угодий432. Таким образом, из четырех прошений было удовлетворено только одно.

Другой пример: Иван Бусыгин ходатайствовал об отводе ему и еще пяти домохозяевам в числе 9 душ мужского пола из надела деревни Лучшевой Сузнецкого уезда хуторских участков. Прошение датировано 3 мая 1914 года, процесс внутринадельного размежевания в Томской губернии уже набрал обороты, но чиновники нашли повод для отказа. Общее Присутствие, обратив внимание, что проситель с товарищами проживает в селении и «обособленного хозяйства не имеет», определило: ходатайство оставить без последствий433.

Подобные случаи совсем не были исключениями из общего правила. Гак, крестьянин села Алтайского Алтайской волости Устин Казаков ходатайствовал на имя Томского губернатора о выделе ему из общего надела участка Прямая Сосновка хутора. Ему было отказано на том основании, что «проситель занимает лучшие места участка»434. Фактически отказано было в выделе на хутора переселенцам участка Средний Устюбень Семену Пачеву и Анфиму Бжицкову, а также крестьянам Емельяну Казанцеву и Осию Тютюкову из поселка Осиновского Покровской волости435.

По данным В.Г. Тюкавкина, почти треть крестьян в стране из числа подавши? заявления, не получили разрешения и не вышли из общины436.

На момент начала процесса внутринадельного размежевания в Томской губернии большое распространение получили заимки, практически не отличавшиеся от хуторов и отрубов. Правительство вполне могло бы создать хуторскую систему на базе этих заимок. Исследовавшая данный вопрос М.Т. Когут пришла к выводу, что сибирские заимки замежевывались в колонизационный фонд или оброчные статьи. Это свидетельствует о том, что правительство боялось укрепления в Сибирь самостоятельного, независимого от центра мужика437. Случаев включения заимок состав переселенческих участков достаточно много. Например, на Иноземцевско участке в момент перечисления его в ряд переселенческих в 1906 году проживал несколько заимочников438.

Многочисленные факты замежевания в колонизационный фонд займе опровергнуть нельзя, но мнение М.Т. Когут о боязни правительства укрепления самостоятельных хозяйств мы не разделяем. Правительство, на наш взгляд действительно ставило своей целью создание прочной хуторской системы в Азиатской России. Так, П.А. Столыпин после поездки по Сибири определил задачу правительства в противодействии развитию в Сибири общинно-уравнительных порядков439.

Что же касается замежевания заимок в колонизационный фонд, то на наш взгляд, причина этого не в правительственной политике. Дело в том, что в 1906-1909 гг., когда наплыв переселенцев в Томскую губернию был огромен, чиновники Переселенческого Управления просто не могли выделять каждую конкретную заимку в отдельный хутор. Для этого не было ни времени, ни необходимого числа специалистов. Задача на тот момент была предельно простой: отвести как можно больше земель в колонизационный фонд. Ранее уже приводились }акты, как чиновники отводили под переселенческие участки земли площадью в 5-7 тысяч десятин.

Поэтому, на наш взгляд, нельзя обвинить правительство в промышленном замежевании заимок в колонизационный фонд. В условиях массового наплыва сотен тысяч переселенцев и при достаточно ограниченных собственных возможностях сотрудники Переселенческого Управления были вынуждены форсировать самые простые работы по нарезке огромных переселенческих участков. Целью чиновников был отвод как можно большего числа душевых долей. Уделять должное внимание развитию и становлению индивидуальных форм землевладения пало возможно лишь после некоторого спада переселенческого движения в 1910-1911 гг.

Таким образом, к началу массовых переселений в 1906 году в Томской губернии сложились определенные предпосылки для перехода от общинного крестьянского хозяйства к индивидуальным формам. Самое широкое распространение среди местного населения получили заимки. Желание крестьян к уделу на хутор или отруб было обусловлено целым комплексом причин объективного и субъективного плана. Процесс внутринадельного размежевания в Томской губернии начался по инициативе и на средства самого населения. На первом этапе переселенческой политики в 1906-1909 гг. участие правительственных структур в деле создания хуторской системы следует считать минимальным. Только после поездки П.А. Столыпина и А.В. Кривошеина по Сибири в 1910 году правительство наметило ряд шагов по противодействию в Сибири общинно-уравнительным порядкам.

Провозглашенная политика поддержки процесса индивидуализации крестьянского землевладения отвечала реальным потребностям Томской губернии и стремлению крестьянства размежевать свои земли. Вместе с тем правительство не смогло выделить достаточно средств на кредитование процесса разверстания. Не хватало не только отпускаемых правительством кредитов, но и специалистов, способных грамотно и профессионально разверстать общинный надел на индивидуальные хозяйства. Некоторые из указанных проблем правительство частично смогло решить к 1913-1914 гг., но участие государства в деле размежевания сибирской деревни могло быт и большим. Правительство не смогло к 1914 году разверстать все селения Томском губернии на хутора и отруба потому, что не стремилось форсировать даны процесс. Налицо было стремление крестьян выделиться из общины и желании правительства оказать этому процессу поддержку. В силу этих обстоятельств можно считать, что политика индивидуализации крестьянских хозяйств в Томской губернии имела все шансы на успешное завершение. К сожалению, окончанию процесс размежевания помешала первая мировая война.



359 ЦХАФ. АК Ф.Д-213. Оп.1. Д.7. Л.23.
360 Землеустройство: сборник законов и распоряжений. Вып. I. - Пг., 1914. - С. 1-2.
361 Волков Н. Т. Положение о землеустройстве. - СПб., 1914. - С.6-7,40.
362 Асалханов И.А. Указ. соч. - С.81-83.
363 Огановский Н. Закономерность аграрной эволюции. Т.1П.. - С 281.
364 ЦХАФ. АК. Ф.Д-137. Оп.1. Д.2. Л.18.
365 ГАКО Ф.Д-9. Он. 1. Д. 17. Л.49.
366 Собрание узаконений и распоряжений правительства.. 1908. - С.2012.
367 ГАТО. Ф.239. Оп 8 /J.89. Л.31.
368 ГАТО. Ф.239. Оп.1. Д.346. Л.127.
369 РГИА. Ф.391. Оп.4. Д.922. Л.75; Томская область. Исторический очерк. - Томск, 1994. - С.83.
370 Скляров Л.Ф. Переселение и землеустройство в Сибири.. - С.322-323, 400, 408.
371 Минжуренко А.В Переселенческая деревня Западной Сибири.. - С. 176; Слепцов В.. Старожильческая деревня Западной Сибири (середина 80-х гг. XIX века - 1917 г.): Автореф дис. канд. ист наук, - Томск, 1978.- С. 10
372 Ленин В. И. Полн. собр. соч. - Т.6 - С.344, 395.
373 Ленин В. И. Поли, собр соч. - Т.З. - С. 149, 322.
374 Минжуренко А.В. Русская община в оценках П.А. Столыпина, В.И. Ленина и современных политиков // П.А. Столыпин и исторический опыт реформ в России (тезисы докладов и сообщений научно-практической конференции, посвященной 135-летию со дня рождения П.А. Столыпина). - Омск, 1997,- С. 117-121.
375 Ленин В И Поли. собр. соч. - Т.27. - С.180-181.
376 ЦХАФ. АК. Ф.Д-194. Оп.1. Д.255. Л.1.
377 Там же. Ф.Д-137. Оп.1. Д.7. Л.71.
378 Асалханов И. А. Указ. соч. - С.87- 88.
380 ГАКО. Ф.Д-9. Оп.1. Д.5. Л.61.
381 Там же. Ф.Д-59. Оп.1. Д 28. Л.43.
382 Тюкавкин В.Г. Характер аграрных отношений.. - С. 177- 178.
383 Минжуренко А.В Внутринадельное межевание в переселенческих.. - С.50.
384 Минжуренко А.В. Внутринадельное межевание в переселенческих.. - С.51.
385 ЦХАФ. АК. Ф.Д-67. Оп.1. Д 13. ЛЛ.71, 166.
386 ЦХАФ. АК Ф.Д-67 On. 1 Д 16 Л.30.
387 Там же Д. 14 Л. 11.
388 ЦХАФ. АК. Ф.Д-67. On. 1. Д. 17. Л.61.
389 ЦХАФ. АК Ф.Д-137. Оп.1 Д 3. Л 2.
390 ГАКО. Ф.Д-14. Оп.1. Д.4. ЛЛ 2, 39.
391 ГАКО. Ф.Д-14. Оп.1. Д 8. ЛЛ 141-145.
392 ЦХАФ. АК. Ф.Д-183. Оп.1. Д.З. Л. 10; Д.6. Л.339; Д.8. Л.442
393 Сибирская жизнь. - 1908 - 7 сент.
394 ЦХАФ. АК. Ф.Д-29. Оп.1. Д.946. JI.55.
395 ЦХАФ. АК. Ф.Д-137. Оп.1. Д.7. Л.71.
396 ГАКО. Ф.Д-14. Oп I. Д 4. Л.2.
397 ЦХАФ. АК. Ф.Д-137. Оп.1. Д.1. ЛЛ.21, 37.
398 РГИА. Ф 391. Оп.5. Д.882. Л.141.
399 Сибирская жизнь. - 1908. - 7 сект.
400 Жизнь Алтая - 1911- 24 июля.
401 РГИА. Ф.391. Оп.5. Д.882. ЛЛ.2-3, 127.
402 Сборник узаконений и распоряжений правительства.. - С 710-711.
403 Минжуренко А.В. Внутринадельное размежевание в переселенческих . - С.46-47.
404 ГАТО.. Ф 239. Оп.9. Д.5. Л.5.
405 Асалханов И.А. Указ соч. - С.97.
406 Седых Г., Сергиснко В., Тивяков С. Указ. соч. - С.
407 Переселение и землеустройство за Уралом в 1914 .
408 РГИА. Ф.391. Оп.З. Д.759. Л.24.
409 РГИА. Ф 391 Оп 3. Д. 1619. Л.67.
410 ГАТО. Ф.239. Оп.1 Д.57. Л. 11.
411 Седых Г., Сергиенко В, Тивяков С. Указ соч - С.84.
412 РГИА. Ф.391. Оп.5. Д.882. ЛЛ.139-140.
413 Азиатская Россия. - Т. 2.. - С.564.
414 Переселение и землеустройство за Уралом в 1912..
415 РГИА. Ф.391. Оп.5. Д.882. Л. 142.
416 ЦХАФ. АК. Ф.Д-67. Оп.1. Д. 16. Л.30.
417 ЦХАФ. АК. Ф.Д-67. Оп.1. Д 17. Л.61.
418 ГАТО.. Ф.239. Оп.1. Д 75. Л.6.
419 A.M. Неоконченные споры // Вопросы истории. - 1997. - № 6. - С.59.
420 Скляров Л.Ф. Переселение и землеустройство в Сибири.. - С.321.
421 РГИА Ф.391. Оп.6. Д.45. Л.55.
422 Асалханов И.А Указ. соч. С 97.
423 Скляров Л.Ф. Переселение и землеустройство в Сибири.. - С.320.
424 Соловьева Е.И. Переселение крестьян в Томскую губернию . - С. 194.
425 ГАТО.. Ф.239. Оп.1. Д 102. ЛЛ.1-19, 21-39, 40-58
426 ГАТО.. Ф.239. Оп.1. Д.57. Л И.
427 Чиркин Г. Земельные нужды переселенцев и меры их удовлетворения 1908. - №2. - С.260.
428 Переселение и землеустройство за Уралом в 1911..- С.35.
429 Переселение и землеустройство за Уралом в 1912.. - С.49.
430 Там же Л. 11.
431 Скляров Л.Ф Столыпинское землеустройство в Сибири // Научные доклады высшей школы. Исторические науки. - М , 1958. - № 4. - С.31.
432 ГАКО Ф.Д-9 Оп.1. Д 15 ЛЛ.89-90, 98.
433 ГАКО. Ф.Д-9. Оп.1. Д 20 Л.83
434 ЦХЛФ АК. Ф.Д-194. Оп.1. Д. 147 Л.1.
435 ЦХАФ. АК. Ф.Д-194. Оп.1. Д. 147. Л. 10
436 Тюкавкин В.Г. Великорусское крестьянство и столыпинская.. - С.296.
437 Когуг М.Т. Переселенческое движение и поземельное устройство сибирских крестьянско-столыпинской аграрной политики // Влияние переселений на социально-экономическое развития Сибири в эпоху капитализма. - Новосибирск, 1991.- С.98-99.
438 РГИА Ф.391. Оп.З. Д.46. Л.З.
439 Кривошеин А.В., Столыпин П.А. Указ. соч. - С.60.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 7007

X