Характер переселенческой политики в 1910-1914 гг
Вторым этапом переселенческой политики стали 1910-1914 годы. Переселенческая политика на втором этапе реформы претерпела существенные изменения. Правительство перешло к политике поддержки мелких индивидуальных форм крестьянского хозяйства: хуторов и отрубов. В Европейской России эта политика юридически была оформлена указом 9 ноября 1906 года275 и целым рядом других нормативных актов, изданных позднее. Но на сибирские губернии не распространялось действие указа 9 ноября 1906 года, действие закона 14 июня 1910 года и положение о землеустройстве от 29 мая 1911 года276. Все эти юридические документы касались разрушения общинного землевладения и развития хуторской системы на основе института частной собственности на землю.

В 1911 году П.А. Столыпин отметил, что необходимо пересмотреть землеустроительную политику в Сибири и отводить землю не в пользование, а в собственность. Необходимо, считал П.А. Столыпин, теперь же переводить в частную собственность хутора и отруба переселенцев, отмечая положительный опыт создания хуторов на Алтае и ставя конечной целью введение частной собственности на землю и у старожилов277. П.А. Столыпин писал: «Необходимо и в Сибири столь же твердо, как и в Европейской России, стать на путь создания и укрепления частной собственности»278.

ГУЗиЗ разработало проект «Положения о поземельном устройстве крестьян и инородцев Сибирских губерний и областей». Проект был представлен на рассмотрение П.А. Столыпину в июне 1909 года279. «Положение» предусматривало немедленное укрепление в собственность усадебных и отрубных участков, а также землю, занятую под технические культуры и капиталистические предприятия. Сверх того, за этими домохозяевами сохранялось право получения в собственность уже при землеустройстве положенной доли общинной земли.

На Сибирь распространялись все столыпинские законы о разрушении общины280. Этот законопроект был внесен на рассмотрение Государственной думы III созыва и оглашен на четвертой сессии. III Дума до конца срока своих полномочий рассмотреть этот документ не успела. IV Дума занималась его изучением, но так и не приняла281.

Правительство также подготовило целый пакет законопроектов, касающихся становления в Сибири частной крестьянской собственности на землю. Например, 9 февраля 1909 года глава ГУЗиЗ направил циркуляр всем заведующим переселенческим делом в губерниях и областях Азиатской России, где предлагал обратить особое внимание на образование возможно большего числа хуторских участков. По закону хуторской отруб не должен был превышать 60 десятин (45 удобной и 15 годной для выпаса) земли282.

28 февраля 1912 г. в Государственную думу был представлен законопроект о продаже переселенцам земельных наделов в лучших местностях Азиатской России283. 12 июля 1912 года глава ГУЗиЗ получил право изымать из общего фонда те земли, которые могли быть обращены в продажу переселенцам в собственность284. Кроме того, 10 марта 1911 года правительство утвердило положение об отводе переселенцам отрубных и хуторских участков в частную собственность285. Далее в 1910 году ГУЗиЗ выдвинуло проект о продаже и сдаче в аренду участков земли под устройство сельскохозяйственных и промышленных предприятий. Правительство приняло правила о сдаче в аренду казенных земель под культурное скотоводство и тонкорунное овцеводство. Последние два закона были приняты Советом Министров и утверждены Николаем II, а в Думу даже не поступили. Широкому применению этих правил помешала лишь первая мировая война286.

Николай II в письме П.А. Столыпину определил цели аграрной политики следующим образом: «Прочное землеустройство крестьян внутри России и такое же устроительство переселенцев в Сибири - вот два краеугольных вопроса, над которыми правительство должно неустанно работать. Не следует, разумеется, забывать и о других нуждах - о школах, путях сообщения и пр., но те два должны проводиться в первую голову»287.

Помимо этого, в Томской губернии необходимо было устроить не причисленных самовольных переселенцев. Согласно данным переписи непричисленных переселенцев в конце 1909 года в Томской губернии находилось 454 144 души обоего пола или 80 746 семей288. Следует иметь в виду, что проблема самовольных переселенцев существовала и до столыпинской реформы. Так, в 1896-1905 гг. в пределы Томской губернии проследовало 443 147 переселенцев, из которых только 276 462 имели проходные свидетельства289. Многие из них годами жили в Сибири, имея статус «непричисленных». Например, по переписи 1909 года около 25 тысяч семей прибыло до 1905 года290.

Проблема самовольного переселения существовала и после столыпинской реформы, в годы советской власти. Так, Н.И. Платунов отметил, что в 20-е годы значительная часть переселенцев фактически являлись самовольными291. Сложность ситуации была в том, что подавляющее большинство из них все же не желали уходить с мест своего проживания. Так, из числа прибывших до 1909 года 145 тысяч душ мужского пола в старожильческих селениях планировали устроиться 70 тысяч, а 72 тысячи рассчитывали устроиться на переселенческих участках, и лишь около 3 тысяч решили в 1910 году вернуться. Из числа прибывших в 1909 году 80 тысяч д.м.п. предполагали в 1910 году устроиться: припиской к старожилам и в процессе поземельного устройства — 38 000 душ мужского пола на переселенческих участках — 40 000 д.м.п. И только около 2 тысяч приняли решение вернуться292.

Наилучшим выходом из такой ситуации стаю решение устраивать неприписанных переселенцев с 1910 года на переселенческих участках. Подобная практика получила распространение и в других переселенческих районах. Так, во всех губерниях и областях Азиатской России в течение 1910 года для самовольных неприписанных переселенцев был предоставлен фонд почти достаточный, чтобы обеспечить всех самовольцев во всех губерниях. Препятствием к полному устройству таких переселенцев было упорное нежелание их оставить облюбованные ими районы, где свободных душевых долей на всех самовольцев не хватало293.

Правительство предприняло целый комплекс мер для устройства непричисленных самовольных переселенцев. В результате предпринятых мер в Томской губернии к 1912 г. осталось всего 33 000 семей неводворенных. Из них немалый процент, по мнению К.А. Кривошеина, вообще оказался неспособен вести самостоятельное хозяйство и работал в батраках у более преуспевающих крестьян294.

Следует также иметь в виду, что некоторые переселенцы, будучи непричисленными, сами не хотели получать земельные наделы по тем или иным причинам. Например, при землеустройстве в заселке Усть-Мата 40 душ мужского пола не изъявили желания получать наделы295. Помимо наделения непричисленных крестьян землей правительство провело ряд мер для облегчения условий их обустройства. Очередным таким мероприятием стал Высочайший Манифест от 21 февраля 1913 года, в котором было объявлено, что «крестьяне-домохозяева, переселившиеся за Урал без надлежащего разрешения... получают право пользоваться всеми льготами», предоставленными легальным переселенцам296.

На 1 января 1910 года колонизационный фонд Томской губернии был равен 73 445 душевым долям 2. Кроме того, по плану в 1910 году землеотводные партии в Томском переселенческом районе должны были заготовить 50 тысяч душевых долей297. Фактически план был перевыполнен, так как в итоге удалось запроектировать 52 728 душевых долей. Из них было отведено 459 переселенческих участков, 284 хутора и 7 прирезок к ранее отведенным селениям. Общая площадь заготовленного в 1910 году фонда равнялась 822 724 десятинам, кроме того, было запроектировано 5 участков в постоянное пользование для киргизов, 13 таких же участков для инородцев Горного Алтая, а также 8 запасных участков, 3 лесные дачи и 4 оброчные статьи. Несмотря на то, что в 1910 году хуторов в Томской губернии запроектировано было больше, чем в 1909 году, все же земель, отведенных под общинное пользование, было заметно больше. Так, хуторов было запроектировано 284 на 934 душевых доли площадью в 14 080 десятин удобной земли, тогда как участков поселенного пользования было запроектировано на 51 392 душевые доли площадью в 662 389 десятин удобной земли298.

Примечательно, что если в 1906-1908 гг. переселенческие участки отводились площадью по 6-7 тысяч десятин, то теперь - по 1-3 тысячи десятин. На территории каждого отвода проектировалось размещение усадеб в виде распланированного населенного пункта299.

Переселенческая кампания 1910 года дала заметно более низкие показатели, чем в 1907-1909 годах. Так, в 1910 году в Томскую губернию проследовало 10 384 ходока и 12 081 семья переселенцев. Общий поток семейных и одиноких переселенцев составил 97 924 д.м.п. В то же время в обратном направлении проследовало 4 245 семей переселенцев или 47 754 души мужского пола300. В 1910 году для водворения и устройства самовольных переселенцев распоряжением главы ГУЗиЗ был передан весь колонизационный фонд Томской губернии, остававшийся свободным на I августа 1910 года. Все меры в комплексе позволили в 1910 г. устроить 27 956 семей непричисленных, а 4 313 семей все же предпочло вернуться на родину301.

В целом практика наделения землей в первую очередь неприписанных самовольных переселенцев по оценкам некоторых современников себя оправдала. Так, депутат Государственной думы К. Куртеев-2й считал, что решение наделить землей самовольцев ценой временного сокращения общего переселенческого движения должно быть признано вполне правильным302.

Снижение потока переселенцев в 1910 и в последующем 1911 годах не свидетельствует о том, что колонизационные возможности Сибири были исчерпаны. Гак, в 1910 году экспедиции Переселенческого Управления исследовали Горный Алтай в бассейнах рек Томь, Мрассу и Кондома. При этом было отмечено, что в указанных районах имеются три почвенные зоны: черноземная, каштановая и бурая. Эти земли схожи с землями Северного Кавказа и предгорьями черноземной полосы Урала303. Другими словами, колонизационный фонд Томской губернии, принявшей в 1906-1910 гг. более 40 % всех переселенцев, вполне мог еще быть расширен. В наличии имелись достаточно удобные и плодородные земли, которые можно было пустить в сельскохозяйственный оборот.

На 1 января 1911 года колонизационный фонд Томского переселенческого района исчислялся 85 168 свободными душевыми долями304. Из указанного фонда порядка 60 тысяч душевых долей было распоряжением ГУЗиЗ предоставлено для устройства проживавших в губернии самовольных305.

Для устройства дворян и разночинцев был назначен отдельный участок на 135 душевых долей для 22 семей, а также 20 хуторов емкостью в 80 долей для 20 семейств. Для продажи назначено было в 1911 году 16 хуторов в Нижнекулундинской волости — 773 десятины удобной земли. Кроме того, предполагалось пустить в продажу еще два участка в 3 024 десятины удобной земли и 727 десятин удобной земли соответственно. Для зачисления ходоков в Томском переселенческом районе было назначено всего 3 000 душевых долей. Весь остальной фонд Томского района предоставлялся для устройства самовольцев306.

Как можно видеть, большая часть колонизационного фонда 1911 года должна была поступить на удовлетворение земельных нужд переселенцев, уже проживавших в Томской губернии. Лишь небольшая часть свободного земельного фонда была отдана для переселенцев и ходоков 1911 года. При таком положении, казалось бы, число переселившихся в 1911 году в Томскую губернию должно было выразиться минимальной цифрой. Некоторый спад действительно произошел, но в целом число приехавших в 1911 году в Томский переселенческий район было значительным. В 1911 году наибольшее число водворенных пришлось именно на Томскую губернию, где в итоге было устроено более 1/3 всех водворившихся за Уралом семейств307.

Так, в течение 1911 года в прямом направлении в Томский район проследовало 7 865 семей, в которых было 57 400 душ обоего пола. Как и в предыдущие годы, большая часть из них направилась на земли Кабинета Б.И.В. - 5 321 семья и 39 877 человек308.

Помимо этого, в губернию проследовало 11 905 ходоков309. В итоге в Томской губернии ходоки, а также проживавшие в местах водворения заимщики, самовольны и арендаторы зачислили за собой долей на 77 403 д.м.п. На переселенческих участках поселенного пользования в 1911 году было водворено 17 501 семья или 49 853 души мужского пола. Кроме того, на участках единоличного пользования в Томской губернии водворилось 32 семьи (94 души муж. пола)310. Из числа водворенных на переселенческих участках 3 171 семья (9 093 д.м.п.) прибыла на зачисленную ранее землю. Кроме того, из числа водворенных 14.330 семей (39.434 д.м.п.) принадлежало к числу самовольных переселенцев, прибывших до 1911 года.

Кроме водворения на переселенческих участках в 1911 году значительная часть переселенцев смогла устроиться в старожильческих селениях по приемным приговорам, а также при поземельном устройстве старожильческих селений. Так, в течение 1911 года принято в старожильческие селения по приемным приговорам 20 809 семей в составе 64 739 душ мужского пола. В процессе землеустройства устроено было 9 607 семей или 28 662 души мужского пола311. В интересах привлечения переселенцев в малозаселенные районы Томской губернии в 1911 году получила широкое применение практика разбивки колонизационного фонда на хутора и отруба. Примечательно, что большая часть хуторов и отрубов фонда 1911 года приходилась на Томский, Мариинский и Кузнецкий уезда. Так, в Томском уезде был образован - 231 хутор, в Кузнецком - 584 хутора и 1 отруб, а в Мариинском уезде - 1 отруб и 431 хутор. Кроме того, в Мариинском уезде из числа малопривлекательных и труднодоступных участков фонда прежних лет было нарезано 243 хуторских участка. Итого, на Томский, Кузнецкий и Мариинский уезды приходилось 1 491 хутор и отруб из 1 781 образованных в Томском переселенческом районе вообще312.

Сравнение потока переселенцев и ходоков 1911 года с аналогичными показателями 1910 года говорит об уменьшении числа переселившихся в Томскую губернию. Вместе с тем по сравнению с 1910 годом количество водворенных за год не только не упало, но и увеличилось на 3 829 семей в составе 9 104 душ мужского пола313.

Поток обратных переселенцев в 1911 году из казенных земель составил 8 927 душ обоего пола, из кабинетских земель - 24 200 душ обоего пола. Сравнение с теми же данными 1910 года позволяет сделать вывод, что поток обратных в 1911 году также падает. Так, в 1910 году казенные земли Томской губернии покинули 10 801 человек, а кабинетские - 36 953 человека314.

Уменьшение числа обратных переселенцев происходило в 1911 году на фоне сильного неурожая, во-первых, и резкого сокращения земельного фонда для желающих переселиться в 1911 году, во-вторых. Факт снижения потока обратных переселенцев может быть объяснен, с одной стороны, уменьшением числа прямых переселенцев в Томскую губернию. С другой стороны дали эффект предпринятые правительством меры по улучшению переселенческого дела, намеченные П.А. Столыпиным после поездки в Сибирь.

Следует также упомянуть о том, что из всего колонизационного фонда, предложенного переселенцам различных категорий, к 1 января 1912 года остались незанятыми 47.432 душевые доли315. По при этом число водворенных переселенцев в 1911 году по сравнению с предыдущим годом увеличилось почти на 4 тысячи семей или 9 тысяч душ мужского пола, что говорит нам не об упадке в переселенческой политике, а скорее о некотором подъеме. Итак, кампания 1911 года проходила в достаточно сложных условиях неурожая по всей Западной Сибири, что наложило определенный отпечаток на процесс переселения. Вместе с тем факт увеличения числа водворенных говорит о том, что правительственная программа переселений себя не исчерпала.

На 1912 год планировалось образовать колонизационный фонд, во-первых, за счет остатков от фонда 1911 года, что составляло 47 432 душевые доли. Во-вторых, с 1911 года началось сплошное землеустройство алтайских инородцев, получивших наделы по установленной норме в 15 десятин на равных с крестьянами правах316. Остатки от землеустройства алтайцев также должны были дать земли для переселенцев. В-третьих, за счет свободных незаселенных земель казны участков на 6 300-6 400 долей, общей площадью до 133-135 тысяч десятин. Кроме того, на Кабинетских землях в 1912 году планировалось образовать участков на 9 000 душевых долей общей площадью в 170 000 десятин.

В порядке исполнения программы 11.А. Столыпина на 1912 год Переселенческим Управлением было предложено разработать и образовать оброчные статьи и участки для продажи. Вместе с тем, в 1912 году эта практика в Томской губернии распространения не получила, так как землеотводные работы углублялись в таежные местности, удаленные от торговых центров и нулей сообщения. Поэтому что на 1912 год политика продажи земель для переселенцев не планировалась317.

Помимо этого, за ряд лет в Томском районе накопилось значительное число таежных переселенческих участков, заселение которых приостановилось или шло крайне медленно вследствие того, что в составе их находилось незначительное количество открытых мест, годных непосредственно для обработки под хлебопашество и сенокошение. Причем, зав. Томским переселенческим районом в смете расходов на 1912 год отметил, что разработка земель из-под леса затрудняется тем, что за разработавшим площадь переселенцем «существующими порядками не укрепляется обращенная ими в сельскохозяйственные угодья земля». В 1912 году предполагалось разбить на хутора и отруба часть незаселенного фонда, входившего в состав переселенческих участков, отведенных в 1908-1910 гг. К этому фонду относились земли в Томском уезде - до 20 тысяч десятин (около I 000 душевых долей), в Мариинском уезде - до 80 тысяч десятин (4 000 долей), в Бийском уезде - до 86 978 десятин (3 995 долей), в Кузнецком уезде - до 45 тысяч десятин (2 500 долей)318.

Результатом землеотводных работ в 1912 году стало образование 99 переселенческих участков для поселенного пользования, 36 отрубов (со 168 семейными наделами) и 623 хуторских участков. Кроме того, было произведено 8 прирезок к участкам прежних лет. Всего в итоге за кампанию 1912 года в Томском переселенческом районе было запроектировано 797 участков площадью в 155 038 десятин земли, из которой 124 549 десятин было признано удобной. Правда, Временными комиссиями из 797 участков было принято менее половины - лишь 393 участка общей площадью в 125 074 десятины всей земли и 94 577 удобной319.

Несмотря на то, что процент удобных земель был достаточно большим, более 400 из числа запроектированных участков было признано непригодными для немедленного заселения. Данный факт говорит о том, что к 1912 году легкодоступный для заселения фонд был почти исчерпан. Вместе с тем, участки, признанные Временными комиссиями в 1912 году непригодными, вполне могли быть пущены в сельскохозяйственный оборот после проведения соответствующих агротехнических и мелиоративных работ. Для этого необходимо было увеличить финансирование и расширить штаты организаций, занимавшихся мелиорацией и земельными улучшениями. Переселенческая кампания 1912 года в Томской губернии проходила в очень непростых условиях. Лето 1912 года было очень холодным, и часть хлебов погибла от морозов.

Например, по этой причине в Кузнецком уезде погибло до урожая, и была необходима помощь населению уезда в 20 тысяч пудов хлеба. В Мариинском уезде крестьянам на продовольствие необходимо было 91 519 пудов, а на обсеменение полей - 155 465 пудов хлеба. В Каинском уезде на обсеменение требовалось 201.313 пудов, а на продовольствие - 106 547 пудов хлеба. Губернатор Томской губернии П.К. Гран телеграфировал 19 января 1913 года, что общая площадь ярового клина пострадавших селений по Каинскому уезду - 25 884 десятины, по Томскому уезду - 7 318 десятин, по Змеиногорскому уезду - 83 543 десятины, по Барнаульскому уезду - 71 790 десятин. В итоге правительственная помощь населению Томской губернии, пострадавшему от неурожая хлебов, определилась в 2 737 121 иуд хлеба. Правительство также предоставило крестьянам возможность заработать и организовало «общественные работы» (постройка мостов, гатей, лесозаготовки и т.д.). За выполнение этих работ в Каинском уезде планировалось выплатить населению 235 тысяч рублей, в Мариинском уезде — 286 тысяч рублей, а в Змеиногорском — 174 тысячи рублей. Помимо этого, особо нуждавшиеся крестьяне в 1912 году так же, как и в 1911 году получали безвозвратные пособия иногда хлебом, иногда деньгами. Широко применялась также раздача ссуд с обязательством их возврата. Таковых ссуд было отпущено на заготовку хлеба из общеимперского продовольственного капитала в Томской губернии на 1 098 750 рублей320.

Несмотря на неурожай, в 1912 году переселенцев в Томскую губернию направилось больше, чем в 1911 году. Так, на казенные земли в 1912 году проследовало 30 094 человека, на кабинетские - 52 327 человек. Помимо этого, в Томскую губернию прибыло 24 218 ходоков321. Участки 1912 года были несколько лучше подготовлены, чем в предыдущие годы. Кроме того, улучшилась обстановка водворения, требовавшая широкого приложения технических сил и значительных затрат денежных средств. Подобное положение стало возможным ввиду некоторого спада переселенческого движения в 1910-1912 годах.

Итоги водворения в 1912 году таковы: в Томском районе было водворено 43 892 д.м.п., то есть почти в 2 раза меньше, чем в 1911 году, когда было водворено 85 929 д.м.п. Уменьшение водворения 1912 года произошло главным образом за счет сокращения устройства самовольцев, уже много лет проживших в губернии без официального устройства. Так, если в 1911 году самовольцев было устроено 46 037 душ обоего пола, то в 1912 году - лишь 27 740 душ мужского пола. Объясняется такое понижение водворения самовольцев в 1912 году тем, что уже были исчерпаны свободные земли Кабинета Е.И.В. в Алтайском Округе.

На участках поселенного пользования в 1912 году в Томском районе водворилось 13 612 семей или 38 147 д.м.п., на участках единоличного пользования - 443 семьи или 1 184 д.м.п. Помимо этого, в 1912 году в Томской губернии зачислили за собой земли 53 226 д.м.п., что составляло 22,1 % от числа зачисливших землю за Уралом вообще. Примечателен факт, что более 50 % от общего числа зачисливших землю в Томской губернии сделали это в установленном порядке, тогда как в 1911 году таковых было немногим более 1/3322.

Для кампании 1912 года в Томской губернии характерно также заметное уменьшение потока обратных переселенцев. Так, если в 1910 году с казенных земель проследовало в обратном направлении 10 801 человек, а с Кабинетских земель - 36 953 человека, то в 1912 году с казенных земель уехало лишь 6 396 человек, а с земель Алтайского округа - 11 246 человек323.

Переселенческая кампания 1912 года может быть отмечена еще одним немаловажным фактом — снижением процента самовольных переселенцев. Это стало следствием восстановления свободы переселения и свободы ходачества.

Следует обратить внимание на то, что лишь около 30 % ходоков зачислили за собой землю. Подобный факт может быть объяснен тем, что очень удобные для ведения сельского хозяйства земли к 1913 году практически были разобраны. Даже арендные статьи Алтайского округа, передаваемые Кабинетом Переселенческому Управлению, были после 1911-1912 годов крайне невысокого качества. Так, в 1914 году было намечено передать в колонизационный фонд 77 650 десятин из числа земель Кабинета, но было фактически использовано лишь 46 102,07 десятин324. Остальные земли, назначенные под переселенческие участки, были признаны негодными.

Таким образом, заготовка колонизационного фонда для кампании 1913 года должна была сосредоточиться исключительно в весьма трудных, для заселения таежных пространствах:
а) в Томском уезде - в районах, прилегающих к Нарымскому краю;
б) в Мариинском уезде - в районах Мариинско-Чулымской тайги и в Золотоисковой даче;
в) в Кузнецком уезде - в причерневых пространствах но реке Антропу;
г) в Бийском уезде - на отрезках, оставшихся от поземельного устройства инородцев.

Общая площадь должна была составить по подсчетам в смете расходов на 1913 год около 4 миллионов десятин325.

Трудность заселения Томского и Мариинского уездов определялась несколькими факторами. Во-первых, таежные пространства достаточно трудны для расчистки. Во-вторых, климатические условия севера Томской губернии достаточно суровые. В-третьих, север Томского и Мариинского уездов в 1912-1913 гг. представлял собой район, плохо обеспеченный дорогами и малозаселенный. Последнее обстоятельство в неурожайные годы было особенно важно, так как крестьяне в эти годы в значительной степени жили за счет покупного хлеба. Неразвитость инфраструктуры внутреннего рынка приводила к резкому росту цен на хлеб.

Отсюда определялись задачи правительственной политики. Необходимо было наладить регулярное сообщение по водным путям либо грунтовым дорогам таежных районов с торговыми центрами. Далее, правительственные структуры должны были оказывать помощь переселенцам в расчистке таежных районов от леса. И, наконец, необходимо было соответствующим образом поставить дело ссудного кредитования. Например, часть выдаваемых ссуд могла бы иметь характер безвозвратного пособия.

Конечно, нельзя сказать, что для привлечения переселенцев к освоению таежных пространств правительство ничего не делало. Меры принимались и очень значительные. Вместе с тем, освоение таежных пространств требовало намного больше финансовых средств, чем реально выделялось.

Кампания 1913 года вследствие вполне объективных причин должна была дать снижение числа переселенцев, хотя это снижение было не очень значительным. Так, в 1913 году на казенные земли Томской губернии проследовало 26 126 человек, на Кабинетские земли - 47 013 человек. Кроме того, в пределы Томского переселенческого района в 1913 году прошло 26 995 ходоков. Примечательно, что показатели 1913 года ниже 1912 года, но заметно выше данных по 1910 году или по 1911 году. Далее, число ходоков, прошедших в 1913 году на кабинетские земли заметно выше, чем число прошедших в 1912 году, когда в пределы Алтайского округа проследовало лишь 12 792 ходока. Сравнение с данными ходаческого движения в 1910-1911 годах дает еще более заметный контраст. В 1910 году на Алтай прошло 8 262 ходока, а в 1911 году - всего 5 639 ходоков326.

В итоге за период проведения переселенческой кампании в 1913 году в Томской губернии было водворено на участках общинного пользования - 11 037 семей, на участках единоличного пользования — 503 семьи, в старожильческих обществах - 4 435 семей. Всего за 1913 год в пределах губернии водворилось 15 974 семьи327.

Обратное движение переселенцев в 1913 году несколько сократилось по сравнению с 1912 годом. Так, из Томской губернии в обратном направлении проследовало 14 920 переселенцев. В 1912 году, к примеру, Томскую губернию покинули 17 642 человека. Помимо этого, Томскую губернию покинули 17 379 ходоков, из которых лишь 4 442 человека смогли, так или иначе, зачислить за собой землю328.

Переселенческая кампания 1913 года проходила в целом при достаточно благоприятных условиях. Так, изучение данных по сбору хлеба за 1913 год позволяет сделать вывод, что в целом по губернии в указанном году избыток хлеба определился в 46 миллионов 723,5 тысяч пудов. При этом главная часть избыточного хлеба была произведена в Барнаульском уезде — 37 миллионов 218,9 тысяч пудов329. Данный факт вполне объясняет повышенный интерес ходоков именно к Алтаю в 1913 году. Благоприятными условиями водворения может быть объяснен и факт уменьшения числа обратных переселенцев по сравнению с 1912 годом.

Совсем в иных условиях проходила переселенческая кампания 1914 года. В августе 1914 года началась первая мировая война, и проведение переселенческой политики, как и аграрной политики вообще, стало делом довольно затруднительным. Вместе с тем, в течение 1914 года было образовано 34 переселенческих участка для поселенного пользования емкостью в 2 843 душевых доли. Кроме того, в ходе землеотводных работ было заготовлено 442 участка отрубного пользования и 33 участка хуторского пользования, 3 участка были зачислены в категорию «запасных» и еще 2 участка были предназначены для заселения дворянами. Помимо этого, в ходе землеотводных работ было произведено 26 прирезок к участкам прежних лет.

Площадь этих прирезок равнялась 1 305 десятинам удобной земли или 2 465 десятинам всей земли. Площадь переселенческих участков общинного пользования была равна 44 254 десятины удобной земли или 67 849 десятин всей земли. Площадь участков единоличного пользования равнялась 19 242 десятинам удобной и 22 575 десятинам всей земли.

В ходе землеотводных работ из участков прежних лет было сформировано 4 уменьшенных участка поселенного пользования, а также 39 отрубов и 77 хуторов.

Параллельно шел процесс расчистки земель на переселенческих участках из-под леса. В Томской губернии за 1914 год было расчищено всего 354,5 десятин. Столь малая цифра есть следствие двух причин.

Во-первых, правительственное финансирование и организация процесса расчистки таежных массивов под сельскохозяйственные нужды были весьма невелики.

Во-вторых, стоимость расчистки 1 десятины из-под леса в Томской губернии стоила 88 рублей 81 копейку, что весьма недешево.

Заканчивая характеристику колонизационного фонда на 1914 год, необходимо отметить, что в 1914 году заготовка переселенческих участков, предназначенных для продажи, не производилась330.

Вообще, политика продажи лучших участков переселенцам из Европейской России в Томской губернии практически не нашла применения. Идея продажи переселенческих наделов была выдвинута П.А. Столыпиным после поездки в Сибирь в 1910 году, а свое практическое воплощение могла бы найти не ранее 1911 года. Вместе с тем, ежегодный поток переселенцев в Томскую губернию был настолько огромен, что к 1911 году лучших земель, годных к продаже, в свободном наличии практически не осталось. Именно по этой причине продажа переселенческих участков не производилась ни в 1912 году, ни в 1914 году.

Прямое движение переселенцев в 1914 году выразилось цифрой в 9 423 семьи, причем 6 577 семей переселенцев проследовало на кабинетские земли и лишь 2 849 семей - на земли казны331. За весь 1914 год в пределы Томского переселенческого района прошло 10 208 ходоков на казенные земли и 14 947 ходоков на кабинетские земли332.

Следует заметить, что война самым негативным образом повлияла на проведение переселенческой кампании 1914 года. Так, с началом первой мировой войны переселенческое и ходаческое движение падает в несколько раз. В августе 1914 года, например, за Урал прошло всего лишь 2 982 переселенца и ходока. Для сравнения: за тот же месяц в 1913 году прошло 11 849 ходоков и переселенцев, а в июле 1914 года - 14 999333. Таким образом, приводимые данные о числе ходоков и переселенцев, это данные - в основном, за первое полугодие 1914 года. Но даже с учетом того, что, начиная с августа 1914 года, поток ходоков и переселенцев резко упал, общие данные кампании 1914 года лишь немногим уступают данным за 1913 год. На основании этого мы можем предположить, что в мирных условиях кампания 1914 года вполне могла стать в Томской губернии более удачной и успешной, чем в 1913 году.

В итоге в 1914 году в Томском районе ходоки зачислили за собой 11 813 душевых долей, а заимщики, самовольцы и ранее прибывшие крестьяне - 4 436 душевых долей.

На участках поселенною пользования в 1914 году в Томской губернии было водворено 5 954 семьи или 17 863 д.м.п., на участках единоличного пользования 458 семей или 1 374 д.м.п. Помимо этого в старожильческих селениях было водворено 2 259 семей или 6 267 душ мужского пола. Из числа водворенных обратно на родину ушло 548 семей или 1 566 д.м.п334.

Общий поток обратных переселенцев в 1914 году был относительно мал. Так, в обратном направлении из Томского переселенческого района проследовало лишь 8 268 душ обоего пола, тогда как в 1913 году только кабинетские земли Алтайского округа покинуло 9 622 человека335.

Уменьшение потока обратных переселенцев из Томской губернии вполне может быть объяснено очень хорошим урожаем 1914 года. Так, в 1913 году избыток хлеба в Томской губернии был равен 46 723 580 пудам336. В 1914 году для сравнения: только в одном Барнаульском уезде избыток хлеба определился в 73 796 880 пудов, а всего по губернии излишек хлеба равнялся 122 965 587 пудам337.

Таким образом, условия для водворения в течение переселенческой кампании 1914 года следует признать исключительно благоприятными. К сожалению, начало войны в августе 1914 года не позволило успешно завершить переселенческую кампанию, начавшуюся так удачно. Следует отметить, что после начала первой мировой войны правительство не объявило об окончании аграрной реформы и не прекратило проведение переселенческой политики. Так, в смете расходов по Томскому переселенческому району на 1915 год планировалось продолжить работу землеотводных партий по заготовке переселенческих участков поселенного и единоличного пользования, планировалось также обследовать новые колонизационные районы338. Действие Указа от 2 января 1906 года о расписании личного состава чинов временных партий и отряда для заготовления переселенческих участков в Сибири и Стенных областях было продолжено до 1 января 1916 года. Из средств Государственного Казначейства в 1915 году на содержание этих партий и отрядов было выделено 1 282 700 рублей339.

Вместе с тем, в годы войны темпы реформы и размеры переселений резко пошли на спад. Например, за 3 месяца 1916 года в Томской губернии была зачислена за крестьянами 721 душевая доля, а водворилось переселенцев на площади емкостью 709 долей. В 1915 году за то же время крестьяне зачислили за собой 1 697 долей, а водворение произошло на площади емкостью 1 745 душевых долей340.

Итоговое водворение 1916 года по Томскому району - 2794 души мужского пола, кроме того, 2171 переселенец зачислили за собой землю341.

Необходимо отметить, что в годы первой мировой войны заметно изменился состав переселенцев. Если ранее в 1906-1914 годах основную часть контингента переселенцев составляли крестьяне, то после 1914 года переселялись главным образом беженцы из Западных губерний России, которые были охвачены войной. Главным образом это были Виленская, Волынская и Гродненская губернии342. Кроме того, на переселенческих участках в 1914 -1916 гг. селились увольняемые в запас нижние чины. Они могли подавать своему начальству прошения с просьбой о водворении их на казенные земли и выдачи им безвозвратной ссуды за счет военного ведомства343. После начала войны изменились причины отъезда крестьян. Если ранее переселенцы уезжали в Сибирь главным образом по причинам сугубо экономическим, то теперь причиной стало расширение зоны военных действий и приближение линии фронта.

Тот фат, что после начала военных действий правительство не прекратило проведение аграрно-переселенческой реформы, говорит о том, что после окончания войны реформу планировалось проводить так же, как и до войны.

Важным моментом в оценке итогов столыпинской переселенческой политики является анализ данных прямого и обратного движения переселенцев. Рассмотрим данные прямого и обратного движения переселенцев по Томской губернии. Процент обратных переселенцев был достаточно высок только в 1910-1911 гг., когда составил 54,3 % и 57,7 % соответственно (см. табл. 2). При этом в 1910-1911 гг. из Томской губернии возвращались не только переселенцы, прибывшие в эти годы, но и прибывшие в 1907 году или даже в 1904 году.

В первую очередь следует остановиться на причинах обратного переселения 1910-1911 гг. Чиновники, непосредственно занимавшиеся переселением и водворением крестьян, в числе причин обратного переселения называли суровость и отдаленность участков от жилых мест, а также отсутствие заработков и малая состоятельность переселенцев344. В числе причин возвращения на родину или переводворения в другие места Сибири было названо также желание устроиться на одном месте со своими родственниками или единоверцами345.

С.М. Дубровский в числе причин, побудивших крестьян покинуть Томскую губернию, выделил две: неурожай и неустроенность переселенцев на новых местах346.

В.В. Казарезов «всплеск» обратных переселенцев 1910-1911 гг. объясняет целым рядом обстоятельств. Прежде всего тем, что соответствующие службы не успевали с отводом участков и многим переселенцам предлагались недостаточно изученные, неподготовленные места. Усилению потока переселявшихся в Сибирь способствовала своеобразная эйфория, широко распространившаяся молва о том, как просто разбогатеть в сказочно щедрой Сибири. А когда действительность оказывалась совершенно иной, легковеры быстро разочаровывались и устремлялись назад. Конечно же, сыграл свою роль и неурожай 1911 года347.

Заметное возрастание числа обратных переселенцев имеет свои объективные и субъективные причины. В 1910 году значительное число переселенческих поселков было поражено недородом хлебов348. Эта причина объективного характера привела к росту цен на хлеб на местных рынках, а так как переселенцы в первые год-два в значительной степени вынуждены были пользоваться покупным зерном, то водворение 1910 года слило стоить дороже, чем в 1908 или 1907 годах.

Кроме указанных выше причин, высокий процент обратных переселенцев 1910-1911 гг. был обусловлен еще и тем, что большую часть колонизационного фонда в 1910-1911 гг. решено было передать для устройства непричисленных самовольных переселенцев. Например, из 32 032 семей, водворенных в 1910 году в Томской губернии, 27 954 семьи были из числа непричисленных349. В итоге получилось, что для ходоков и легальных переселенцев 1910-1911 гг. земли оставалось очень мало. Тем самым ходоки и переселенцы 1910-1911 гг. фактически заранее были обречены на обратное переселение.

Из табл. 2 следует, что в 1906 -1914 гг. средний процент обратных переселенцев из Томской губернии относительно мал и равен всего 15,0. Кроме того, высокий процент обратных переселенцев наблюдался только в 1910-1911 гг., а в последующие годы резко упал. Подъем волны обратных переселенцев в 1910-1911 гг. - это не тенденция, а временное явление, вызванное не общим кризисом аграрно-переселенческой политики правительства, а временными, преходящими факторами.

Многие исследователи не принимают во внимание, что приводимые в официальных изданиях цифры по прямому-обратному движению переселенцев в 1906-1914 гг. не совсем точны. Правительственные структуры учитывали прямых и обратных переселенцев только в Челябинске и Сызрани. Г.А. Ноздрин отметил, что в такой системе регистрации существовали недостатки: не регистрировались переселенцы, прибывшие в Сибирь по грунтовым дорогам, не учитывались переселенцы, шедшие в Степной край через станцию Кинель, а часть крестьян вообще ускользнула от регистрации350.

Не учитывается и то, что под видом переселенцев и ходоков в Сибирь и из Сибири проезжали сезонные рабочие, либо крестьяне-отходники, занимавшиеся промыслом. Например, в 1900-1903 гг. в Сибирь ежегодно в среднем на заработки проходило 6 134 человека351. Л. Чермак в 1908 году отмечал, что под видом ходоков ради льготного проезда по железной дороге за Урал идут просто рабочие, которые по зиме возвращаются назад352. С.М. Дубровский писал, что в период промышленной депрессии 1907-1909 гг. часть безработных, которые не находили приложения для своего труда в центральных районах, переместилась на восток и юго-восток страны353. Л.M. Горюшкин отметил, что значительную часть рабочих в промышленности, на транспорте и в строительстве составляли крестьяне-отходники. По приводимым им данным, в 1911 году из Западной Сибири, Енисейской и Иркутской губерний ушло на заработки на строительные и дорожные работы свыше 40 тысяч человек. Число отходников из Европейской России в отдельные годы также достигало значительных размеров - 35-37 тысяч человек, многие из которых оставались на постоянное жительство в Сибири. Характерной чертой отходничества была повторяемость приходов крестьян на заработки354.

Таким образом, ежегодно в Сибирь и из Сибири едут тысячи крестьян, имеющих переселенческие или ходаческие документы, а в действительности являющихся лишь сезонными рабочими. Но на Челябинском пункте их регистрировали именно по их документам как переселенцев и ходоков. Приняв во внимание указанные факты, мы должны констатировать, что реальное соотношение прямых и обратных переселенцев должно быть совсем иным, а процент обратных переселенцев будет ниже, чем указан в табл. 2. Крайне важным критерием оценки деятельности правительства, на наш взгляд, является анализ данных по водворению и устройству переселенцев. В 1909 году в Томской губернии в старожильческих селениях и на переселенческих участках было водворено 30 605 семей (89 559 душ мужского пола)355. В 1910 году в Томской губернии в итоге было устроено 32 032 семьи (94 544 д.м.п.)356. А в 1911 году на переселенческих участках Томского района была водворена 17 501 семья (48 528 д.м.п.), при землеустройстве старожильческих селений было устроено 9 607 семей (28 662 д.м.п.), а но приемным приговорам смогли устроиться в старожильческих селениях еще 20 809 семей (64 739 д.м.п.)357. В итоге за 1911 год в пределах Томской губернии смогли устроиться 47 917 семей или 141 929 душ мужского пола.

Таким образом, количество крестьян, водворенных в 1910-1911 гг., по сравнению с предшествующим периодом не только не уменьшилось, но даже увеличилось. Этот факт свидетельствует о расширении постановки переселенческого дела в 1910-1911 гг., но никак не о крахе переселенческой политики.

Исходя из вышеизложенных фактов можно сделать вывод: аргумент о том, что высокий процент обратных переселенцев в 1910-1911 гг. свидетельствует о полном крахе переселенческой политики, не выглядит бесспорным и убедительным. Безусловно, высокий процент обратных переселенцев 1910-1911 гг. свидетельствует о кризисе переселенческой политики правительства. Этот кризис явился прямым следствием ряда объективных и субъективных причин, в числе которых и непродуманная политика правительства. Вместе с тем, если смотреть не на количество обратных переселенцев, а на число водворенных в Томской губернии, то никаких доказательств краха переселенческой политики мы не увидим вообще.

Итак, переселенческая политика правительства в Томской губернии на втором этапе в 1910-1914 гг. претерпела ряд изменений. Эти изменения были обусловлены необходимостью решения некоторых социально-экономических проблем, накопившихся в ходе переселенческой кампании 1906-1909 гг. Одной из таких проблем была проблема непричисленных самовольных переселенцев. Комплекс правительственных мероприятий, направленных на обустройство этой категории крестьянства, в итоге имел значительный успех. В 1910-1912 гг. в Томском переселенческом районе было устроено несколько десятков тысяч семей самовольных переселенцев. Вместе с тем полностью решить проблему неприписных крестьян правительственные структуры в Томской губернии до 1914 года не успели.

Переселенческая кампания 1910-1914 гг. проходила в непростых условиях, так как значительная часть земельных ресурсов в Томской губернии выделялась специально для обустройства самовольцев. Это привело к снижению потока легальных переселенцев в несколько раз. Проведение переселенческой политики на втором этапе осложнилось еще и сильнейшими неурожаями, охватившими в 1910-1911 гг. Западную Сибирь.

В 1906-1909 гг. легкий для заселения колонизационный фонд был почти полностью исчерпан в Томской губернии. Поэтому Переселенческое Управление провело ряд организационных и практических мероприятий по привлечению переселенцев в таежные и труднодоступные для заселения районы губернии. Одной из таких мер стала разбивка колонизационного фонда на хутора и отруба с целью их скорейшего заселения. Правда, стесненность в финансовых средствах не позволила в 1910-1914 гг. приступить к массовой расчистке таежных пространств.

Томской губернии, а потому к 1914 году мероприятия правительства в этой сфере имели в целом весьма ограниченный эффект.

Вместе с тем переселенческие участки заготовки 1910-1914 гг. в Томской губернии были несколько лучше подготовлены, чем в предыдущий период. Улучшилась обстановка водворения, требовавшая широкого приложения технических сил и значительных затрат денежных средств. Подобное положение стало возможным ввиду некоторого спада переселенческого движения в 1910 -1914 гг. В итоге при уменьшении количества переселенцев улучшилось качество водворения.

Трудности заготовки фонда 1911-1915 гг. совсем не означали то, что удобные земли в Сибири закончились. По подсчетам Л.M. Горюшкина, даже в 1917 году в Сибири насчитывалось еще 16 миллионов десятин удобной земли358.

Проведение аграрно-переселенческой политики было нарушено начавшейся в 1914 году первой мировой войной. И хотя правительство после 1914 года не объявило об окончании реформы, в 1915-1916 гг. интенсивность ее проведения резко упала. В то же время по окончании войны реформа вполне могла быть продолжена. Таким образом, завершению реформы помешали проблемы сугубо политического характера.



275 ПСЗРИ, III, T.XXVI. Отделение 1. - СПб., 1909. Ст. 28529.
276 Асалханов И В. Указ. соч. - С.83.
277 Кривошеин А.В , Столыпин П.А. Указ. соч. - С.58-59.
278 Кривошеин А.В., Столыпин П.А. Указ. соч. - С.58.
279 Скляров Л.Ф. Переселение и землеустройство... - С.341.
280 Когут М.Т. К вопросу о характере столыпинской аграрной политики царизма в Сибири // Экономическая политика царизма в Сибири в XIX- нач. XX в. - Иркутск, 1984. - С.50.
281 Тюкавкин В.Г. Сибирская деревня накануне... - С.72.
282 Сидельников С.М. Аграрная реформа Столыпина... - С.209-210; Сборник узаконений и распоряжений о сельском состоянии... - С.671.
283 Переселение и землеустройство за Уралом в 1912 г. - СПб., 1913. - С.2.
284 Сборник узаконений и распоряжений правительства о сельском состоянии... - С.639.
285 Когут М.Т. Указ. соч. -С.51.
286 Тюкавкин В.Г. Сибирская деревня накануне... - С.52-53.
287 Переписка Н.Л. Романова и П.А. Столыпина// Красный архив. - 1924. - Т.5. - С. 121-122.
288 Огановский Н.П. Закономерность аграрной эволюции. Т.III... - С. 126-127.
289 Турчанинов Н. Итоги переселенческого движения за время с 1896 по 1909 г. - СПб., 1910 - С 56.
290 Огановский Н.П. Закономерность аграрной эволюции. Т. III... - С. 127.
291 Платунов Н И. Переселение в Сибирь в годы советской власти: Автореф. лис... канд. ист. наук.-Томск, 1967.-С.10-16
292 РГИА. Ф 1278. Оп.2. Д.3006. Л.34.
293 Переселение и землеустройство за Уралом в 1906-1910... - С.76.
294 Кривошеин К А. Александр Васильевич Кривошеин. Судьба российского реформатора. - М.. 1993. - С. 129.
295 ЦХАФ АК. Ф.Д-210. Оп.1. Д.66 Л.118об.
296 ГАТО Ф.239. Oп 9. Д.25. Л 77.
297 ГАТО Ф.239. Оп.8. Д.86. Л.22.
298 Переселение и землеустройство за Уралом в 1906-1910... - С. 149, 268.
299 Бочков Н.В., Першин П.Н., Снегирев М.А. Шарапов В.Ф. Указ. соч. - С. 106.
300 Домрачев Л /Итоги переселенческого движения с 1910 по 1914 гг. / Домрачев А., Турчанинов Н. - Пг., 1916.-С.54.
301 ГАТО. Ф.239. Оп.1. Д 93. ЛЛ 7-8.
302 Кургеев-2й К. Последние меры для упорядочения переселенческого движения // Сибирские вопросы. - 1908. - Но 23 -24. - СЛ.
303 Переселение и землеустройство за Уралом в 1906-1910... - С.118.
304 ГАТО Ф.239. Оп.8. Д.89. Л.51.
305 ЦХАФ АК. Ф.Д-194. Оп.1. Д.291. Л.4.
306 ГАТО Ф.239. Оп.1. Д.47. ЛЛ.3-4.
307 Общий обзор переселения за Уралом в 1911 году // Вопросы колонизации. - 1913. - № 12. - С.369.
308 Домрачев А., Турчанинов Н. Указ. соч. - С.54.
309 ГАТО. Ф.239. Оп.1. Д.96 ЛЛ. 179-180.
310 Переселение и землеустройство за Уралом в 1911 году. - СПб., 1912. - С. 17-19.
311 ЦХАФ АК. Ф.Д-194. Оп.1. Д.291. ЛЛ.5-6.
312 Переселение и землеустройство за Уралом в 1911... - С. 146
313 ЦХАФ АК. Ф.Д-194. Оп.1. Д.291. Л.6.
314 Домрачев А., Турчанинов Н. Указ. соч. - С.54.
315 ЦХАФ АК. Ф.Д-194. Оп.1. Д.291. Л.5.
316 Жидков Г.П. Кабинетское землевладение (1747-1917)... - С.202
317 ГАТО. Ф.239. Оп.1. Д.57. ЛЛ.7 - 9.
318 ГЛТО. Ф.239. Оп.1. Д.57. ЛЛ. 12-13.
319 Переселение и землеустройство за Уралом в 1912 году... - С. 114, 144.
320 РГИА. Ф 1291. On. 131. Д. 194. ЛЛ.24-35, 85, 127, 351; Д. 117. Л.42.
321 Домрачев А., Турчанинов Н. Указ. соч. - С.54.
322 Переселение и землеустройство за Уралом в 1912... - С.3-32.
323 Домрачев А , Турчанинов Н. Указ. соч. - С.54.
324 ЦХАФ АК. Ф.Д-4 Оп.1. Д.446. Л. 139.
325 ГАТО. Ф.239. Оп.1. Д.93. Л. 10.
326 Домрачев А., Турчанинов Н. Указ. соч. - С.54.
327 Обзор сельскохозяйственной жизни... - С.95.
328 Домрачев А., Турчанинов Н. Указ. соч. - С.54.
329 Обзор сельскохозяйственной жизни... - С.47.
330 Переселение и землеустройство за Уралом в 1914 году. - Пг., 1915. - С.60-77, 296, 330.
331 ГАТО. Ф.239. Оп.1. Д.96. Л.46.
332 Домрачев А., Турчанинов Н. Указ. соч. - С.54.
333 Переселение и землеустройство за Уралом в 1914... - С.2.
334 Переселение и землеустройство за Уралом в 1914... - С.22-25.
335 Домрачев А., Турчанинов Н. Указ. соч. - С.54.
336 Сельскохозяйственный обзор Томской губернии за 1913 год. - Томск, 1914. - С.61.
337 Обзор Томской 1убернии за 1914 год в сельскохозяйственном отношении. - Томск, 1915. - С 67.
338 ГАТО. Ф.239. Оп.1. Д. 120. Л.35.
339 Сборник действующих постановлений, изданных в порядке статьи 87 основных государственных законов. Дополнение к сборнику, изданному в 1913 году. - Г1г., 1915. - С. 197. Ст.799, 800.
340 ГАТО Ф.239. Оп.1 Д. 129. ЛЛ.81-82.
341 РГИА. Ф.391. Оп.6. Д.76. Л.31.
342 ГАТО Ф.239. Оп.1. Д. 116. ЛЛ.79-80.
343 ГАТО Ф.239. Оп.1. Д. 112. Л. 13.
344 РГИА. Ф.391. Оп.З. Д. 1619. Л 38.
345 Итоги зачисления и водворения переселенцев за 1909 год... - С.10-11.
346 Дубровский С.М. Столыпинская реформа. - Л., 1925. - С.245.
347 Казарсзов В.В. П.А. Столыпин: история и современность... - С. 102.
348 ГАТО. Ф.239. Оп.8. Д.89. Л.51.
349 Нагнибеда В.Я. Не приписанные переселенцы Томской губернии в 1910 году// Вопросы колонизации. - 1912.- № 11.- С.285.
350 Ноздрин Г.А. Материалы обследований переселенцев и переписи населения в Сибири в дооктябрьский период // Хозяйственное освоение Сибири в период капитализма. - Новосибирск, 1988. - С. 126.
351 Переселение в Сибирь. Прямое и обратное движение переселенцев семейных, одиноких, на заработки и ходоков. Вып. XVIII. - СПб., 1906. - С.39.
352 Чермак Л. Невыгодность ходачества // Сибирские вопросы. - 1908. - № 2. - С. 17.
353 Дубровский С М. Сельское хозяйство и крестьянство... - С.34.
354 Горюшкин Л.М. Развитие капитализма вширь в сибирской деревне периода империализма (1900-1917 гг.): Автореф. дис... д-ра ист. наук. - Новосибирск, 1975. - С.61.
355 Итоги зачисления и водворения переселенцев... - С.5-7.
356 Переселение и землеустройство за Уралом в 1906-19)0... - С.31.
357 ЦХАФ АК. Ф.Д-194. Оп.1. Д.291. Л.6.
358 ГАТО Ф.239. Oп 9. Д.25. Л 77.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 7883

X