Влияние столыпинской переселенческой политики на социально-экономическое развитие Томской губернии
Центральным пунктом в изучении проблемы реформы П.Л. Столыпина является вопрос оценки итогов этой реформы. В отечественной исторической науке данный вопрос однозначного ответа не получил. Многие исследователи, признавая, что переселение объективно, имело прогрессивное значение для экономики края, тем т не менее, делали вывод о провале и переселенческой политики и столыпинских аграрных преобразований439.

Чтобы оценить значение переселенческой политики П.А. Столыпина для Томской губернии, следует понять, что дала переселенческая политика Томской губернии. В первую очередь в числе положительных последствий столыпинской переселенческой политики мы должны отметить колоссальный прирост населения в Томской губернии за период 1906- 1914 гг. По данным В.И. Пронина, в 1906 году население Томской губернии состояло из 2 414,4 тысяч человек, в 1911 году — уже 3 879,7 тысяч человек, в 1914 году - 4 181,4 тысяч человек, а в 1916 году - 4 510,0 тысяч человек. При этом по Сибири вообще численность коренного населения также выросла. В 1897 году представителей коренных народов проживало по Сибири 1 345,5 тысяч человек, а в 1911 году - 1 602,8 тысяч человек440. Таким образом, колонизация Сибири не сопровождалась вымиранием коренных народов. По данным З.А. Зверева, в сельской местности по Сибири естественный прирост был выше, чем по Европейской России. Так, в 1906-1910 гг. естественный прирост на тысячу человек в Сибири был равен 19,0, а в Европейской России за тот же период - 16,6441.

По отдельным уездам Томской губернии процент переселенцев в массе всего населения был очень высок. Так, в Мариинском уезде переселенческих хозяйств перед первой мировой войной было 61 % от числа всех крестьянских дворов442. А к 1918 году в «кемеровских» деревнях (Боровая, Евсеева, Давыдова, Кемерова, Красный Яр, Кур-Искитимская, Усть-Искитимская) старожилы уже растворились в массе пришлого населения443. По плотности населения Томская губерния превосходила другие губернии и области Сибири. Так, накануне первой мировой войны в Томской губернии проживало почти в два раза больше людей, чем в Тобольской губернии. В этот период плотность населения Томской губернии на 1 квадратную версту составляла более 5 человек, в других губерниях и областях Сибири плотность населения - менее двух человек на квадратную версту444.

Несмотря на то, что в годы столыпинской аграрной реформ неземледельческая колонизация Сибири имела весьма скромные размеры, городов по Томской губернии в 1906-1914 гг. был весьма значителен. Так, в 1900 году в Барнауле проживало 30 тысяч человек, а в 1915 году уже 51 270 человек445. Особенно значительным был наплыв торговых, ремесленных и рабочих людей. В период 1900-1914 гг. Новониколаевск увеличил свое население в 13 раз. В 1914 год в Новониколаевске проживало свыше 80 тысяч человек, тогда как в 1899 году еще не было и самого города446. В 1908 году бюджет Томской городской думы достиг 1 миллиона рублей, и но этому показателю Томск вошел в число двадцати самых развитых городов страны447. Некоторые поселки росли настолько быстро, что получали статус городов. Так, 27 января 1911 года было утверждено положение Совета Министров о преобразовании поселков при станциях Боготол (Мариинский уезд), Тайга (Томский уезд) и Татарск (Каинский уезд) в безуездные города448.

За 5 лет (1907-1912 гг.) естественный и механический прирост населения городов в расчете на 1 000 городских жителей составлял: в Сибири - 124 человека, в Европейской России - 34 человека449. По данным Л.М. Горюшкина, городское население в Сибири росло даже в 2 с лишним раза быстрее, чем сельское450.

С.С. Базыкин определил, что темп развития земледелия, безусловно, зависит от темпа притока населения: чем выше второй, тем больше первый. Исследовав динамику переселений, С.С. Базыкин выявил сильное влияние переселенческих процессов не только на направление динамики посевов, но и на темп их и прогрессивное соотношение этого темпа с ростом населения заселяемых районов. Интенсивность прироста населения во всех географических полосах (степь, лес, лесостепь) являлась определяющим условием для динамики хозяйства451.

Прямым следствием политики массовых переселений 1906-1914 гг. можно считать очень быстрый рост посевных площадей в Томской губернии. Даже на примере Мариинского уезда, где посевные площади переселенцам приходилось осваивать в очень непростых природно-климатических условиях, мы можем видеть неуклонный рост посевов. Так, в 1906 году в Мариинском уезде было засеяно всего 103 144 десятины земли452. В 1908 году посевная площадь но Мариинскому уезду составила уже 142 735 десятин453. В 1913 году засеяно было 175 625 десятин, а в 1914 году посевная площадь по сравнению с 1913 годом увеличилась еще на 12 293 десятины454.

Но особенно значительным рост посевных площадей был, конечно, на Алтае. По темпам роста посевных площадей Алтай опережал Европейскую Россию, Дальний Восток и Сибирь в целом. Так, если в Сибири в начале XX века среднегодовой прирост составлял 3,3 %, то на Алтае он равнялся 7,2 %. При этом 50 % прироста площадей давали переселенцы455.

По данным В.И. Тютькина, в 1907-1914 гг. в Алтайском округе пришлые переселенцы, заселив Горный Алтай, Кулундинскую и Бельагачскую степи, освоили и ввели в сельскохозяйственный оборот 3,4 миллиона десятин пустующих и залежных земель. В Кулунде на площади около 1 миллиона десятин переселенцы построили до 600 поселков с населением в 250 000 человек. В эти годы было основано 3 415 населенных пунктов, в которых поселилось свыше 600 тысяч крестьян из Европейской России, что составило 22 % всех жителей Округа456.

Г.П. Жидков итогом интенсивной колонизации считает повышение удельного веса Алтая в сельском хозяйстве Сибири. В начале XX века Кабинетские земли составляли 19,3 % в сельскохозяйственном фонде Сибири (без Дальнего Востока) Но к 1916 году на Алтае находилось 35,5 % всех крестьянских хозяйств Сибири более 1/3 скота и посевов. Накануне первой мировой войны Алтай был главной житницей и основным экспортером масла, сосредотачивая более 1/3 сибирского сельскохозяйственного производства457.

По Томской губернии в целом рост посевных площадей был очень впечатляющим. В 1908 году общая площадь посевов по губернии составляла 2 007 210 десятин458. В 1913 году эта цифра выросла до 3 610 911 десятин459. А в 1914 году составила уже 4 123 247 десятин460. В 1915 году Западную Сибирь поразил неурожай, следствием чего стало некоторое снижение посевных площадей. Так, по данным И.А. Асалханова, посевная площадь в 1916 году составила 3 373 614 десятин. Однако уже в 1917 году вновь отмечен рост посевов - 3 894 697 десятин. Примечательно, что подобный же рост посевных площадей в годы первой мировой войны И.А. Асалханов отметил и по Тобольской, Енисейской и Иркутской
губерниям461. В итоге на 100 душ сельского населения в 1916 году в Томской губернии засевалось 95 гектаров, в Тобольской - 88 гектаров, в Акмолинской области - 109 гектаров462.

Особенно значительным рост посевных площадей по четырем сибирским губерниям был в 1910-1914 гг. В этот период посевы увеличились с 4 429,7 тысяч десятин до 6 335,9 тысяч десятин, или на 43%463.

Темпы роста посевных площадей в Сибири были выше, чем в крупнейших странах-экспортерах хлеба (США, Аргентине, Канаде)464.

Как отметил известный ученый-экономист П.И. Лященко, для экономики Сибири имел громадное значение не только поток людей, но и ценности, которые крестьяне стали вносить в сибирское хозяйство465. Согласно данным регистрации в Челябинске и Сызрани от одной только ликвидации земельных наделов в губерниях выхода переселенцы за 1907-1912 гг. получили 61 миллион рублей466. Кроме того, за 1906-1911 гг. прилив за Урал казенных денег составил 114,5 миллиона рублей, которые были отпущены на переселенческое дело и израсходованы на помощь новоселам467.

В конце XIX - начале XX вв. в экономике Сибири практически отсутствовало такое явление как аренда. В.И. Ленин отмечает, что зажиточный крестьянин Сибири не покупает и не арендует землю, а захватывает ее. Само явление аренды существует лишь в зачаточном виде, и имеют место лишь единичные случаи сдачи в аренду земли468.

Правительство пыталось развивать аренду, привлекая крестьян льготами. Например, положением 16 июня 1889 года было разрешено сдавать в аренду сибирским старожилам казенную землю без торгов и допустить прием в обеспечение исправной уплаты арендного оброка за отдаваемые земли взамен денежных залогов мирские приговоры и взаимные ручательства съемщиков469. По признанию начальника Алтайского округа, арендное хозяйство Кабинета в тот период находилось в состоянии полного беспорядка. Точного учета земельного фонда подлежащего сдаче в аренду, не было. Эксплуатировались арендой в большинства случаев свободные земельные пространства, не только не обмежеванные и не разбитые на участки, но даже не обследованные в смысле пригодности этих угодий для какого-либо определенного использования. Аренда, таким образом, носил случайный характер470. Массовые переселения эту ситуацию в корне изменили. Цен на одну десятину земли в Томской губернии с 1908 по 1912 гг. выросла с 40 до 70 рублей471. Повышенный спрос на землю привел к быстрому развитию арендных отношений, что отразилось на росте доходов Алтайского округа. Так, в 1908 году доходы по Алтайскому округу составили 321 198 рублей, в 1910 году доход от
аренды был равен 383 500 рублей, в 1911 году - 490 270 рублей, в 1912 году - 508 454 рубля, а в 1913 году - 589 414 рублей. Рост доходов объяснялся ростом площадей, сдаваемых в аренду. Так, в 1910 году в аренду сдавалось 488 278 десятин, а в 1914 году - 1 059 772 десятины472.

В начале XX века в Сибири были крайне благоприятные экономические условия для вложения капитала в сельское хозяйство. Так, цены на землю, продаваемую через Крестьянский Банк, в Сибири были в целом в 2 раза ниже, чем в Европейской России. Арендные ставки в Сибири были в 5-10 раз ниже, чем в Европейской России. К 1912 году арендуемые участки составляли почти 1/3 всех удобных земель, обрабатываемых переселенцами. На 4/5 это была вненадельная земля, государственная или кабинетская473. На оставшихся после землеустройства и передачи в колонизационный фонд землях Кабинета была распространена аренда довольно больших площадей сельскими обществами. Преобладающим видом была долгосрочная аренда. Средняя стоимость арендованной десятины при долгосрочной аренде - 65 копеек, при краткосрочной - 52 копейки. Большинство поселков /плачивало от 15 до 25 рублей на хозяйство и от 2 до 5 рублей на 1 душу мужского юла. Более 50 рублей на хозяйство уплачивали только богатые арендаторы, занимающие большие площади земли474. По оценке В.И. Ленина, для чистого капитализма, для самого полного, свободного, идеального приспособления к рынку фен да даже удобнее, чем собственность на землю475.

Таким образом, мы можем сказать, что переселенческая политика 1906-1914 гг. привела не только к освоению миллионов пустовавших десятин земли, но и к развитию производительных сил Томской губернии. Политика массовых переселений стимулировала рыночные отношения, поднимая их на качественно новый, более высокий уровень.

На рост посевных площадей и общий подъем сельского хозяйства Сибири в 1906-1914 гг. заметное влияние оказала более высокая механизация земледелия в Сибири, чем во многих других губерниях Европейской России.

В торговле сельскохозяйственными машинами выделялись 3 структуры: казенные заводы Переселенческого Управления, посредники крупных русских и иностранных фирм и собственная сеть складов русских и иностранных фирм, производивших сельскохозяйственные машины476.

Потребление машин особенно возросло в последнее предвоенное шестилетие (1908- 1913 гг.). Более 1/3 (34,7 %) машин и орудий было продано в Томском губернии477. Кроме того, в 1913 году в Сибири было 13 заводов и мастерских, заняты изготовлением сельскохозяйственных орудий и запасных частей к ним478.
Динамика роста потребления сельскохозяйственных машин по Сибири в целом такова. В 1900 году машин было продано на 27.909 рублей (4,5 тысячи тонн), в 191 году - на 108 187 рублей (53,7 тысячи тонн), а в 1913 году - на 109 186 рублей (73, тысяч тонн). В сибирском земледелии машины занимали куда большее место, чем сельском хозяйстве других районов. На площадь посевов, составлявшую всего 6,8 (от всех посевов в стране, по Сибири приходилось потребление 17-18 % всей русской продукции сельскохозяйственных машин479. В итоге в Европейской России на 1 хозяйство приходилось 1,8 сельскохозяйственных орудий, а в Сибири - 2,25480.

Прямым показателем роста сельского хозяйства и Сибири, и Томской губернии служат данные по увеличению сбора хлебов. Так, в первое десятилетие XX века количество товарного хлеба в переселенческих хозяйствах возросло почти в 5 раз - с 10,5 до 50 миллионов пудов481. В 1913 году по Томской губернии избыток хлеба был определен в 46 723 589 пудов. В 1914 году избыток хлеба уже определился в 122 965 587 пудов482.

Вообще, в конце XIX - начале XX веков в Сибири имелось 3 крупных земледельческих района, дававших основную часть товарного хлеба – Ишимская степь от Урала до Омска, Барабинская лесостепь и Алтайский Округ483. 3Л всего экспортируемого хлеба давала Западная Сибирь. Восточная Сибирь, исключая Енисейскую губернию, после проведения Сибирской железной дороги превратилась в потребляющий район484.

По мнению П.И. Малахинова, лишь одна Томская губерния в 1908-1912 гг. производила товарный хлеб. Тобольская, Енисейская и Иркутская губернии едва покрывали свои потребности. Валовой сбор зерновых в Томской губернии вырос с 61 миллиона пудов в 1901-1905 гг. до 145 миллионов пудов в 1911-1915 гг. По другим сибирским губерниям рост также отмечен, но заметно скромнее. Гак, за тот же период в Тобольской губернии объемы валового сбора зерновых возросли с 53,5 миллионов пудов до 57,4 миллионов пудов, в Енисейской губернии - с 18,3 до 23,4 миллионов пудов. В среднем за 1908-1912 гг. остаток хлеба (без озимого ячменя, овса и картофеля) после посева на 1 душу населения обоего пола в Томской губернии был равен 16 пудам, тот же показатель в 1913 году возрос уже до 22,7 пудов. Для сравнения: в Курской губернии в 1908-1912 гг. остаток на 1 человека - 19,7 пудов, в 1913 году - 17,7 пудов485.

По данным С.С. Базыкина прирост посевных площадей с 1901-1905 гг. по 1911-1915 гг. в процентном отношении составил по Томской губернии - 230 %, по Тобольской губернии - 127 %, по Акмолинской области - 354 %, по Семипалатинской области - 381 %486.
Цифровые данные позволяют нам говорить о весьма значительном подъеме сельского хозяйства Томской губернии в период столыпинской аграрной реформы. Так, в 1909-1913 гг. одна Томская губерния вывозила пшеницы больше, чем Воронежская, Тамбовская, Тульская, Рязанская и Орловская губернии вместе взятые, хотя сельского населения в Томской губернии было в 4 раза меньше487.

Но самым поразительным следует считать то, что даже в годы первой мировой войны валовые сборы хлебов в Сибири не только не уменьшились по сравнению с довоенным периодом, но даже еще и возросли. Так, валовой сбор хлебов в Сибири в 1909-1913 гг. составлял 298,3 миллионов пудов, в 1916 году - 379 миллионов пудов, в 1917 году - 599,1 миллионов пудов. Сравнительный анализ данных свидетельствует, что в годы первой мировой войны только в Сибири происходило повышение валового сбора хлебов. В других частях империи мы можем отметить снижение сбора хлебов488.

В 1917 году производство зерна на Алтае на душу населения составляло 580 кг. Для сравнения - в России в среднем производилось на душу населения 455 кг., а в настоящее время экономически развитые страны Западной Европы производят 465 кг489.

В.И. Пронин отметил, что, несмотря на призыв в армию из Сибири около 1 миллиона человек (а это, по оценке В.И. Пронина, примерно 50 % работоспособных мужчин), ухудшение технической оснащенности деревни и обеспеченности крестьян скотом, в годы войны Сибирь продолжала расширять посевы хлебов. Сопоставление данных о посевах хлебов в годы первой мировой войны со средними за 1909-1913 гг. и с уровнем 1913 года свидетельствует, что в годы войны посевные площади достигли самых высоких показателей490. Например, в 1912 году в Мариинском уезде было засеяно 60 764 десятины всех озимых хлебов491. В 1915 году только озимых ржи, пшеницы и ячменя в Мариинском уезде было засеяно 64 595 десятин492.

В результате роста посевных площадей в Сибири к 1916-1917 гг. скопились достаточно значительные излишки хлеба. По данным JI.M. Горюшкина, в 1916 году излишки составляли но Сибири 640,7 миллионов пудов, а в 1917 году они возросли уже до 674 миллионов пудов493.

В.Г. Тюкавкин приводит примерно те же цифры. Он считает, что излишки хлеба в Сибири в 1916-1917 гг. превышали урожай хлебов и достигли огромной цифры - 600 миллионов пудов494. По мнению М.И. Шорникова, всего но Сибири сбор хлеба в 1916 году составил 379 миллионов пудов, а в 1917 году - 599,1 миллионов пудов. В 1916 году излишки хлеба по Сибири составили 640 миллионов пудов, а в 1917 году излишки составили уже 674 миллиона пудов495.

Излишки хлеба в Сибири имелись и в предвоенный период. Так, в Западной Сибири и Степном крае в урожайные годы около У урожая представляло собой избыток. По подсчетам П.А. Столыпина, в Западной Сибири в переселенческой семье в среднем было 7 десятин посева и 350 пудов сбора. Для собственных нужд было достаточно 100-150 пудов, а 200 пудов нужно было продать. До 1913 года часть излишков покупали вновь прибывающие переселенцы, которые еще не успели устроиться. Но эта категория потребителей относительно уменьшалась, а с другой стороны переселенцы быстро становились на ноги и начинали сами производить хлеб. В итоге местный рынок оказывался переполненным496. Так, по данным С.С. Базыкина, в 1909-1913 гг. в Томской губернии, даже несмотря на неурожаи 1910- 1911 гг., избыток всех хлебов и картофеля определился в среднем в 53,4 кг. На душу населения497.

Параллельно с ростом посевных площадей росло поголовье скота. Так, в Томской губернии лошадей в 1908 году было 1 901 тысяча голов, в 1912 году - 2 111 тысяч голов, а в 1917 году - уже 2 641 тысяча голов. Крупного рогатого скота в 1908 году было 2 153 тысячи голов, в 1912 году - 1 964 тысячи голов, а в 1917 году - 3 385 тысяч голов498. Некоторое снижение поголовья крупного рогатого скота в 1912 году есть следствие неурожаев 1911-1912 годов. В целом рост поголовья лошадей с 1912 по 1916 гг. в процентах составил по Томской губернии - 116, по Тобольской - 120, по Акмолинской области - 147499.

Как отметил В.И. Пронин, урожайность хлеба и трав напрямую влияла на поголовье скота. Чем более богатый урожай, тем выше поголовье. В случая: неурожаев сельские обыватели вынуждены были сбывать свой живой инвентарь как для поддержания собственного существования, так и ввиду невозможною поддержать существование скота500.

Рост поголовья крупного рогатого скота привел к расширению пастбищных угодий. В 1901-1906 гг. в Томской губернии они занимали 1 945 тысяч десятин, а в 1906-1910 гг. - 2 319 тысяч десятин501.

Очень быстрыми темпами развивалось маслоделие. В Томской губернии в 1900 году маслодельных заводов было 662, в Тобольской губернии - 360. Уже в 1909 году число заводов в Томской губернии возросло до 2061, в Тобольской – до 960502. Данная отрасль сельскохозяйственного производства была предметом особой заботы со стороны правительства. Например, в 1908 году для улучшения и развития маслоделия в Западной Сибири было решено выделить 83 500 рублей503.

Статистическим обследованием переселенческих хозяйств в 1911 году было отмечено, что маслоделие имеет большое распространение среди переселенцев и является важным источником денежного дохода в хозяйстве. Так, из числа хозяйств, имеющих дойных коров, в обследованных поселках 59,8 % дали показания, что они продают молоко. В среднем каждое такое хозяйство продало за год 108,5 пудов молока на сумму 53,3 рубля при средней цене 49 копеек за пуд. Через станцию Татарская, которая являлась центром сбыта продуктов для южной части Каинского уезда, вывозилось сливочного масла в 1909 году - 165 410 пудов, а в 1910 году - 188 244 пуда504.

В итоге накануне первой мировой войны в Сибири производилось свыше 6 миллионов пудов масла, 95 % которого поступало на рынок505. Видное место в экономике Сибири занимало производство товарного мяса. Так, на рынках Санкт-Петербурга к 1914 году сибирское мясо составляло уже 58 % от всего привозного мяса506.

Следует отметить, что переселенческая политика 1906-1914 гг. привела к развитию мукомольной промышленности, центрами которой стали Барнаул, Бийск, Томск, Новониколаевск. Мукомольная промышленность становится сферой приложения крупных капиталов507. Увеличение товарное сельскохозяйственной продукции привело к увеличению потоков железнодорожных перевозок. Например, объемы железнодорожных перевозок хлебных грузов со станций Томской губернии в 1901-1904 гг. составляли 31 тысячу тонн, в 1905-1909 гг. - 168 тысяч тонн, а в 1909-1914 гг. уже 237 тысяч тонн. Аналогичным образом возросли объемы вывоза мясных продуктов и масла. Так, мяса по железной дороге из Западной Сибири и Степного края в 1900 1904 гг. вывозилось 32 тысячи тонн, а в 1909-1914 гг. - 57 тысяч тонн. Вывоз масла (по Сибири в целом без Степного края) в 1900-1904 гг. составлял 41 тысячу тонн, а в 1910-1914 гг. - 81 тысячу тонн508.

Общий товарообмен Сибири с 1900 по 1909 гг. увеличился более чем в четыре раза509. В Новониколаевске общий товарообмен за период 1900-1912 гг. вырос с 4 400 пудов до 30 тысяч пудов510. Вследствие возросшего товарообмена Сибирская железная дорога из убыточной превратилась в доходную, давшую в 1912 году 13 400 000 рублей чистого дохода511.

Рост товарности сельскохозяйственной продукции требовал развития путей сообщения. Этот факт понимал и П.А. Столыпин512. В результате Бюджетная Комиссия Государственной думы разработана программу работ по развитию водных и железнодорожных путей сообщения. Эта программа работ предполагала широкий план от 1911 до 1920 гг513. Выработанный план постройки сети новых железных дорог в колонизируемых районах был достаточно подробным. Причем некоторые линии железных дорог были разрешены к постройке за частные средства. Высочайше было одобрено строительство Южно-Сибирской магистрали, параллельной Сибирской железной дороге. Она должна была быть проведена через киргизские степи и Алтай с примыканием к Сибирской железной дороге. Рассматривался проект дороги от станции Татарской через Каинский уезд, вглубь Кулундинской степи до Славгорода.

Кроме того, в проекте была железная дорога от станции Ижморской до торгового села Зыряновского на реке Чулым514. В итоге 6 июня 1913 года был издан Именной Высочайший указ о выделении земли для постройки дороги от станции Татарской до села Славгород,515 13 апреля 1910 года было решено выделить землю под постройку железной дороги г. Каинск – станция Каинск516. Строительство железных дорог после начала первой мировой войны не прекратилось. Уже в ходе войны вошла в строй Алтайская железная дорога (750 км), строились Кольчугинская (245 км), Кулундинская (328 км) и Минусинская (454 км) дороги517.

Достаточно большие средства выделялись также на постройку шоссейных и грунтовых дорог. Необходимо отметить, что до начала столыпинской аграрной реформы правительство должного внимания проблеме дорожного строительства в Сибири не уделяло. Например, с 1897 по 1902 гг. на дорожные работы во всех сибирских губерниях было ассигновано лишь 34 400 рублей518. В 1906 году по Томскому переселенческому району было построено дорог протяженностью 133 версты на сумму в 7 481,25 рублей. В 1907 году построено было уже 335 верст дорог на 18 843,75 рублей519. В 1906 году на дорожное строительство в Томской губернии было отпущено 54 000 рублей, в 1907 году - 206 000 рублей, в 1908 году (до 1 ноября) - 230 000 рублей520. По плану работ в 1909 году в Томской губернии строилось 197 верст дорог. Вносилась в смету на 1910 год постройка 203 верст дорог521.

Начиная с 1908 года масштабы дорожного строительства в Томской губернии становятся еще более впечатляющими. Так, в 1908 году было проведено 203,42 версты новых дорог, стоимость которых была оценена в 147 443,11 рубля. Кроме того, в том же году было достроено и отремонтировано 460,6 верст дорог общей стоимостью 111 823,27 рубля522.
На производство только текущего ремонта и содержание в исправности дорог в Томском районе на 1909 год по смете было исчислено 37 743,75 рубля523.

По данным Л.М. Горюшкина, к 1911 году протяженность дорог в Томской губернии была равна 44 740,5 километров, в Тобольской - 4 620 километров, в Енисейской - 28 107 километров, а в Иркутской - лишь 4 282 километра. На 100 верст территории в Томской губернии приходилось 5,9 километров дорог, в Тобольской губернии - 0,4 километра, в Енисейской - 1,2524.

В 1913 году в Томской губернии планировалось построить 245 верст новых дорог на 265 145 рублей, а также построить 150 верст подъездных путей и отремонтировать 1 548 верст ранее построенных дорог. Всего в 1913 году на дорожное строительство в Томской губернии планировалось истратить 499 150 рублей525. В 1914 году на постройку только Бельагачского шоссе было потрачено 47 549 рублей, а всего на постройку 569 верст новых дорог было выделено 310 391 рубль, кроме того, было выделено 163 197 рублей на достройку ранее начатых дорог526.

Всего по данным Л.Ф. Склярова за 1906-1915 гг. в Томской губернии строители проложили 4 244 версты дорог527. Повышение товарности сельскохозяйственной продукции и развитие сети дорог неизбежно должно было привести к общему подъему экономической жизни и развитию экономической инфраструктуры Томской губернии.

Так, если в 1907 году в Томской губернии было всего лишь два казенных зернохранилища528, то в 1914 году было 3 казенных зернохранилищ и 6 хранилищ частных529.

Быстро развивается биржевая торговля. 22 сентября 1911 года был утвержден устав Барнаульской биржи, а 4 октября 1911 года - устав Бийской биржи530. В результате, если в XIX веке в Сибири не было ни одной биржи, то перед первой мировой войной их стало уже 9, причем 4 из них - в Томской губернии (Томская, Барнаульская, Бийская, Новониколаевская)531. Заметно выделялась такая форма торговли, как биржевая. Объектами биржевой торговли были зерно, сахар, мясо, масло. Па Омской бирже сделки на пшеницу заключались на миллионы пудов532.

80 % земледельцев Западной Сибири строили свой бюджет исключительно на продаже хлеба533. Столыпинская реформа ускорила темпы формирования рыночных отношений в Сибири. Благодаря торговле капитализм развивался не только вглубь, но и вширь, захватывая все новые территории, вовлекая в предпринимательскую деятельность широкие слои населения.

Быстрый рост торговых оборотов и оживление экономической жизни Сибири отмечал Г.Х. Рабинович. В заведениях I-III разрядов за 1902-1913 гг. торговые обороты выросли с 186,1 миллиона рублей до 337,5 миллионов рублей. Всего перед первой мировой войной в Сибири насчитывалась около 34 тысяч различных заведений534.

Интенсивно развивалась кредитная система Томской губернии. Так, в 1907 году в Томской губернии было 18 кредитных товариществ, ссудно- сберегательных товариществ, банков и касс. В 1912 году число таких учреждений выросло до 154535.

В начале XX века в четырех Сибирских губерниях было всего по 29 учреждений мелкого кредита в каждой. Для сравнения: в среднем по стране (без Польши) - по 94 учреждения мелкого кредита. В 1914 году в 8 губерниях Сибири и Дальнего Востока в среднем на одну губернию приходилось уже по 116 учреждений. Около 3/4 всех балансовых средств, ссуд и вкладов в Сибири было сконцентрировано в Томской и Тобольской губерниях536.

Г.Х. Рабинович заметил, что в середине XIX в. для Сибири были характерны совершенно архаичные формы кредита, тогда как к 1914 году кредитная система Сибири уже мало чем отличалась от остальной российской периферии537.

В экономике Сибири в 1906-1917 гг. можно отметить общее оживление финансовой деятельности крупных банков. В 1908 году в Сибири широко распространили свою деятельность Русско-Азиатский и Сибирский банки. Первый имел свои отделения в Новониколаевске, Барнауле и Бийске. Сибирские предприниматели с целью отстаивания своих экономических интересов объединяются в синдикаты. Например, в 1907 году был создан «Союз маслодельческих артелей». В 1912 году сумма оборотов «Союза» равнялась 7,5 миллиона рублей, а в 1917 году - 160 миллионам рублей. «Союз» имел 24 конторы в Сибири и 4 за границей - в Лондоне, Нью-Йорке, Бостоне и Копенгагене538.

Переселенческая политика 1906-1914 годов привела также к развитию некоторых отраслей промышленности, среди которых следует отметить угольную. Так, если в 1900 году в Кузнецком и Черемховском уездах добываюсь 132 тысячи тонн угля, то в 1910 году - уже 823,5 тысяч тонн. Получила развитие соляная промышленность, центрами которой стали Славгород, Кулунда, Петропавловск. Помимо этого развивались лесопильное и лесохимическое производства. В итоге в 1912 году по Сибири насчитываюсь около 2000 цензовых предприятий539.

В 1907-1917 гг. происходит развитие всех видов кооперации в Сибири - сбытовой, кредитной, продовольственной и потребительской. Последняя получила наибольшее распространение, представляя собой добровольное объединение экономического характера, создаваемое для закупки и продажи потребительских товаров. К 1912 году в Томской губернии было 106 потребительских кооперативов, в Тобольской губернии - 72 кооператива540. Большое значение имела кредитная кооперация. В большинстве случаев кредитная кооперация обслуживала сельское население. Деньги не всегда имелись в каждом крестьянском хозяйстве, а обращение к ростовщикам было экономически «выгодным. Это вызвало рост сети кредитных кооперативов в годы первой мировой войны541.

Прямым подтверждением общего экономического подъема в Томской губернии могут служить данные о доходах Государственного казначейства. Так, по Мариинскому уезду сумма доходов в Государственное казначейство за 1906 год определилась в размере 2 625 698 рублей и 52 копеек542. За 1908 год доход в Мариинское уездное казначейство составил уже 3 116 280 рублей и 91 копейку.

Доход за 1909 год по Мариинскому уезду был равен уже 3 314 760 рублей543. В 1908 году доходов с окладных и неокладных оброчных статей по Томской губернии поступило 46 936,57 рублей, а в 1909 году - 49 426,66 рублей, в 1910 году - 52 681,43 рублей, в 1911 году- 71 551,68 рублей, в 1912 году - 88 000,28 рублей544. Не меньшее значение для Томской губернии в 1906-1914 гг. имело развитие социальной инфраструктуры. Особое значение в данный период приобрело финансирование государством церковно-школьного строительства.

Правда, не все исследователи придают большое значение проблеме церковного строительства. Например, К.А. Софроненко считает, что развитие сети церквей шло в Сибири в ущерб благоустройству переселенцев. По ее мнению, царское правительство больше заботилось об устройстве церквей и молитвенных домов в районах переселения, чем о жизни переселенцев545. С данной точкой зрения трудно согласиться. Церковь в начале XX в. была составной частью государства, и потому выполняла часть государственных функций: регистрация браков, рождений, смертей и т.п. Таким образом, церковное строительство представляло собой фактически развитие государственной инфраструктуры в сибирской деревне. Церковь имела очень важное практическое значение в повседневной жизни крестьянского населения. Именно поэтому, как отметила Т.В. Батурина, переселенцы, прибывшие в Сибирь в годы столыпинской аграрной реформы, сразу поднимали вопрос о строительстве у них церкви. Все потоки колонизации осуществляли каждый по-своему распространение на Сибирь русского традиционализма, для которого православие являлось неотъемлемой чертой546.

В Государственном архиве Томской области имеется достаточно много ходатайств и прошений крестьян о ссудах на постройку и отделку церквей. Так, крестьяне с. Никольского Ишимской волости Томского уезда составили приговор сельского схода о ходатайстве ссуды в 500 рублей на покупку иконостаса для выстроенной у них в поселке церкви. Это ходатайство было направлено в Общее Присутствие Томского губернского управления и удовлетворено547. Интересно, что государство выделяло средства не только на постройку, православных церквей, но и на строительство храмов иных конфессий на равных основаниях. Например, обществу переселенцев-лютеран участка Новониколаевский № 35 Славгородской волости на постройку молитвенного дома была выдана ссуда в 500 рублей. Товариществу переселенцев-католиков пос. Вознесенского была выдана ссуда на постройку костела в 2 000 рублей, на постройку костела в г. Тайге для переселенцев-католиков Таловской волости была выдана ссуда в 1 430 рублей. А переселенцы Прокопьевской старообрядческой общины на постройку молитвенного дома получили ссуду в 500 рублей548.

В 1911 году зав. Татош-Шегарским подрайоном представил в Общее Присутствие Томского губернского управления 5 приговоров переселенческих поселков (Малиновского, Маличевского, Полозовского, Мадоги и Петропавловского) с ходатайством о выдаче этим поселкам ссуды в 4 600 рублей на внутреннюю отделку католического костела. При этом чиновник лично просил не отказать в поддержке ходатайства, так как «переселенцы отдали все, что могли на постройку костела, и по большей части народ бедный, хотя и трудолюбивый и честный». Данное ходатайство также было удовлетворено549.

В 1908 году при Святейшем Синоде было открыто Совещание по удовлетворению религиозных нужд сибирских переселенцев. С 1909 по 1912 гг. в пределах Зауральских епархий было открыто около 500 новых приходов, правда, из них было обеспечено сооружение церквей и молитвенных домов только в 360 приходах550. Постановлением Томской епархии от 5 мая 1909 года было решено открыть по Томскому уезду 5 новых самостоятельных приходов, по Каинскому уезду - 3 прихода, по Барнаульскому уезду - 3 прихода, в Змеиногорском и Мариинском уездах - по 1 приходу551.

Финансирование церковного строительства в Сибири осуществлялось Переселенческим Управлением и Синодом. Так, на сооружение церквей и причтовых домов в 1914 году в Томском переселенческом районе Святейший Синод выделил 24 000 рублей, а Переселенческое Управление - 27 794 рубля552.

Значительное внимание государство уделяло вопросу школьного строительства за Уралом. В 1909 году при Министерстве народного просвещения (МНП) было образовано Особое Совещание для решения этого вопроса. Оно постановило отпускать пособие от 500 до 700 рублей в год на содержание училищ и до 50 % стоимости на постройку школьных зданий. Другая половина стоимости могла быть выдаваема Переселенческим Управлением в ссуду, а иногда и в безвозвратное пособие. В 1908 году Переселенческое Управление и Святейший Синод приняли решение по вопросу об открытии церковно-приходских училищ в некоторых вновь заселяемых местностях. Синод принял на себя обязательство по содержанию учителей и училищ, а Переселенческое Управление – устройство помещений. 30 октября 1909 года при губернаторе Томской губернии состоялось совещание по вопросу об открытии школ в переселенческих поселках в губернии. На этом совещании было решено в переселенческих поселках Томской губернии создавать пока тип одноклассной школы с тремя отделениями553. Норма пособия из средств МНП на 1 деревянное училище была 1 500 рублей, а на каменное - 2 000 рублей554. В 1910 году Томская городская дума приняла план всеобщего начального образования, рассчитанный на 10 лет555.

Выделяемые государством средства на нужды школьного строительства предназначались для кредитования сельских обществ в форме ссуд. Для получения такой ссуды переселенцы должны были составить приговор сельского схода и направить этот приговор в Общее Присутствие Томского губернского управления. Кроме того, для решения вопроса о ссуде в положительном смысле Общее Присутствие принимало во внимание мнение местных чиновников. Например, Московское сельское общество Локтевской волости Змеиногорского уезда ходатайствовало о выдаче ссуды в размере 750 рублей на постройку церковноприходской школы. При этом крестьянский начальник 2-го участка доложил, что вблизи поселка Московского школы не имеется и что жители поселка водворены только в 1908 году и экономически еще не окрепли, своих средств на постройку школьного здания не имеют. Поэтому чиновник высказал мнение о желательности выдачи обществу испрашиваемой ссуды, с чем Общее Присутствие согласилось556.

В отдельных случаях сельские общества могли получать средства на строительство школ в виде безвозвратного пособия. Например, Хмелевское сельское общество Елгайской волости Томского уезда получило безвозвратное пособие в размере 1 063 рублей557.

После начала массовых переселений в 1906 году ситуация с финансированием школьного строительства заметно меняется. Так, если в 1900 году общий расход на начальные школы в Томской губернии выражался цифрой 254 984 рубля, то к началу 1913 года расход этот был равен уже 564 869 рублям558.

Финансирование осуществлялось сразу несколькими государственными структурами, с каждой из которых губернатору Томской губернии приходилось отдельно улаживать вопрос о выделении средств. Так, 12 июля 1910 года из средств МНП испрашивалось 81 500 рублей на постройку зданий для 57 училищ и 33 600 рублей на постоянные ежегодные пособия. Кроме того, 3 января 1910 года Томский губернатор просил Управление Государственными Имуществами сделать распоряжение о незамедлительном отпуске лесного материала на строительство
школьных зданий559.

В развитии сети начального образования уже до начала первой мировой войны удалось достичь определенных успехов. Так, только в 1910-1912 гг. на постройку, оборудование и содержание училищ в Томском переселенческом районе из сумм МНП было выделено 270 536 рублей, из средств Переселенческого Управления было выделено 182 636 рублей560.

Дальнейшему развитию сети школ в Томской губернии помешала первая мировая война. 30 сентября 1914 года в Томск из Петрограда пришла телеграмма, где вице-директор Марков извещал губернатора, что вследствие войны пособия на строительство училищ не будут отпущены. А 27 октября 1914 года Департамент народного просвещения официально уведомил Томского губернатора, что МНП в данный момент не располагает кредитами, необходимыми для субсидирования училищ. Лишь позже, 21 февраля 1915 года, MHTI признало возможным назначить к отпуску в ведение заведующего переселением в Томской губернии единовременный кредит в размере 14 230 рублей для достройки зданий 16 училищ в переселенческих поселках Томской губернии561.

Таким образом, в силу сложившихся предпосылок политика индивидуализации крестьянского землевладения объективно соответствовала реальным потребностям крестьян Томской губернии. Взятый правительством курс на развитие хуторской системы в Томской губернии отличался постепенностью. Не хвалило средств и специалистов. Вместе с тем процесс индивидуализации крестьянских хозяйств в Томской губернии набирал ход. Налицо было стремление крестьянства размежевать общинные земли. Также к 1913-1914 гг. в Томской губернии возникла целая сеть частных землемерных организаций, выполнявших значительный объем работ но разделу общин. Таким образом, в Томской губернии возникли реальные предпосылки для успешного завершения процесса размежевания и создания хозяйств фермерского типа. Этот процесс был прерван только начавшейся в 1914 году первой мировой войной.

Итогами переселенческой политики правительства П.Л. Столыпина в 1906-1914 гг. в Томской губернии следует считать:
1. Увеличение общей численности населения губернии, что отразилось не только на создании новых деревень и поселков, но и на росте городов.
2. Происходит быстрый рост посевных площадей за счет вовлечения в сельскохозяйственный оборот миллионов десятой пустующих земель.
3. В 1906-1914 гг. в сельское хозяйство Томской губернии были сделаны значительные капиталовложения как со стороны государства, так и за счет средств самих переселенцев.
4. Заметно повысилась механизация земледелия, возрос уровень интенсификации крестьянских хозяйств.
5. Происходит значительное увеличение сбора хлебов, следствием чего стал рост объемов товарного хлеба. В результате этого местный рынок губернии оказался переполнен, а излишки стали реализовываться в других регионах страны. Причем даже в 1914-1917 гг. отмечено наличие таких излишков за счет повышения валового сбора зерновых в губернии.
6. Развивается скотоводство, и растет число земель, занятых под пастбищные угодья. Прямым следствием этого можно считать быстрое развитие маслоделия в губернии и увеличение объемов продажи сливочного масла, в том числе и за границу.
7. Происходит увеличение общего товарообмена Томской губернии с другими регионами, что отразилось на росте потоков железнодорожных перевозок и привело к развитию сети путей сообщения в Томской губернии.
8. Подъем аграрного сектора экономики Томской губернии привел к развитию экономической инфраструктуры губернии, что отразилось в росте числа кредитно-финансовых учреждений, кооперативов и повышении государственных доходов.
9. Развитие социальной инфраструктуры в Томской губернии, когда были достигнуты заметные успехи в вопросах церковного и школьного
строительства.

Переселенческая политика правительства П.А. Столыпина в 1906-1914 гг. способствовала общему подъему сельского хозяйства в Томской губернии и дальнейшему развитию производительных сил. Переселенческая политика придала настолько мощный импульс сельскому хозяйству Томской губернии, что его развитие не остановила даже первая мировая война. Переселенческая политика 1906-1914 гг. смогла создать предпосылки для превращения губернии в один из самых экономически развитых районов страны. Это позволяет сделать вывод об успехе столыпинской аграрной реформы в Томской губернии.




439 Сидельников С М. Аграрная политика самодержавия в период империализма. - М., 1980252;
440 Островский И В. Аграрная политика царизма в Сибири периода империализма.
441 Зверев В.А. Особенности естественного движения... - С. 104.
442 Бродникова М.С. Дореволюционный период заселения Кемеровской области // Хозяйственна освоение и заселение районов Сибири. - Иркутск, 1975. - С. 181.
443 Усков И.Ю. Кемерово: формирование территории и населения областного центра - Кемеров 2001.- С.40.
444 Пронин В.И. Население Сибири за 50 лет (1863-1913 гг.) // Вопросы истории. - 1981. - № 4 С.60.
445 Барнаул (1730-1980).- Барнаул, 1980.- С.37.
446 Азиатская Россия - Т 1... - С 485.
447 Томская область. Исторический очерк. - Томск, 1994. - С.86.
448 ПСЗРИ, Ш, Т. XXXI. Отделение I. - СПб., 1914. Ст. 34686.
449 Горюшкин Л.М. К характеристике народонаселения Сибири периода империализма // Вопросы истории социально-экономической и культурной жизни Сибири. - Новосибирск, 1976. - С.87.
450 Горюшкин Л.М. Сибирское крестьянство в эпоху капитализма (проблемы и направления исследования) // Проблемы истории советского общества Сибири Выпуск 2. История крестьянства сибири досоветского периода. - Новосибирск, 1970.- С.51-52.
451 Базыкин С.С Сельское хозяйство Сибири и заселение//Северная Азия. - 1929. №3. - С.30, 50.
452 ГАКО Ф.Д-35. Оп.1. Д.45а. Л.264.
453 Сибирский торгово-промышленный календарь на 1911 год. Отделение I. - СПб., 1910. - С. 188.
454 Сельскохозяйственный обзор Томской губернии... - С.51; Обзор Томской губернии за 1914 год..- С.42.
455 Иванцова Н.Ф Влияние переселений на социально-экономическое развитие Алтая в конце XIX начале XX вв. // Влияние переселений на социально-экономическое развитие Сибири в эпоху капитализма - Новосибирск, 1991.- С. 132.
456 Тютькин В И. Освоение переселенцами земель Алтая в 1907-1914 гг. // Алтай в прошлом настоящем - Барнаул, 1987.- С.93-94
457 Жидков Г.П. Размеры крестьянских переселений на Алтай в эпоху капитализма // Материалы научной конференции профессорско-преподавательского состава. - Усть-Каменогорск, 1969. - С.10.
458 Сибирский торгово-промышленный календарь... - С.188.
459 Сельскохозяйственный обзор Томской губернии... - С.51.
460 Обзор Томской губернии за 1914 год... - С.42.
461 Асалханов И. А. Указ. соч. - С. 104.
462 Базыкин С.С. Указ соч. - С.35.
463 Сидоренко С.А Сельское хозяйство Сибири в годы первой мировой войны // Вопросы аграрной истории Урала и Западной Сибири. - Свердловск, 1966. - С.316.
464 Малахинов П И О двух типах аграрной эволюции в России. - Улан-Удэ. 1962. - С.374-377.
465 Лященко П. И. История народного хозяйства СССР. - Т.2. - М., 1956. - С.520.
466 Гинс Г. Переселение и колонизация // Вопросы колонизации. - 1913. - № 12. - С.81.
467 Хроника. Объяснительная записка к смете расходов Переселенческого Управления на 1913 год Вопросы колонизации. - 1913. - № 12. - С.387.
468 Ленин В.И. Развитие капитализма в России // Полн. собр. соч. - Т.З. - С. 116.
469 Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое при правительствующие Сенате. Второе полугодие. № 67-147. - СПб., 1889. - С.2014. Ст. 849.
470 ЦХАФ АК. Ф Д-4. Оп.1. Д.3069. Л.39.
471 Азиатская Россия. - T.l... - С.575.
472 ЦХАФ АК. Ф.Д-29 On 1. Д.476. ЛЛ.13-15.; Ф.Д-4 Оп.1. Д.446. Л. 140.
473 Горюшкин Л.М. Сельское хозяйство и крестьянство Западной Сибири в конце XIX - начале XX, Автореф. дис .. канд. Ист наук. - Новосибирск, 1964. - С. 14-15.
474 РГИА. Ф.468. Оп.44. Д.645. ЛЛ.63, 71.
475 Ленин В.И Полн. собр. соч - Т.21. - С.382.
476 Лукин А.А. Роль иностранных фирм на сибирском рынке по продаже сельскохозяйственных машин (1900- 1914 it.) // Краевед Кузбасса. Выпуск 2. - Новокузнецк, 1970. - с.226.
477 Асалханов И.А. Указ. соч. - С. 173.
478 Тюкавкин В.Г. Сибирская деревня накануне... - С.326.
479 Базыкин С.С. Указ. соч. С.39-40.
480 ГешелеЭ.Э. Очерки сибирского земледелия. - Омск, 1957. - С.55.
481 Ветошкин М.К. Революция 1905- 1907 гг. в Сибири и на Дальнем Востоке. - Чита, 1955. - С.25.
482 Сельскохозяйственный обзор Томской губернии,.. - С.61; Обзор Томской губернии за 1914 год... - С.67.
483 Горюшкин Л.М. Из истории города Каинска в дореволюционный период // Исторические аспекты экономического, культурного и социального развития Сибири. Ч. I. - Новосибирск, 1978. - С.53.
484 Горюшкин Л.М. Состояние сельского хозяйства и развитие капиталистических отношений в деревне // История Сибири. Т.З. Сибирь в эпоху империализма и буржуазно-демократических революций Раздел 2. Ч. 1. - Новосибирск, 1965. - С.51.
485 Малахинов П И. Указ соч. - С.375, 378- 379.
486 Базыкин С.С. Сельское хозяйство Сибири... - С.27.
487 Тюкавкин В.Г. Сибирская деревня накануне... - С.342.
488 Экономическое положение России накануне Великой Октябрьской Социалистической
489 Революции. Ч. I. - М.; Л 1957. - С.279.
490 ИванцоваН Ф. Указ. соч. - С. 132.
491 Пронин В.И. Динамика уровня земледельческого производства Сиоири во второй половине XIX - начале XX вв. // История СССР. 1977. - № 4. - С.63-64.
492 ГАКО. Ф.Д-37. Оп.1. Д.37. Л.382.
493 Урожай 1915 года в Европейской и Азиатской России. Озимые хлеба и сено. - Пг.} 1916. - С. 16-17.
494 Горюшкин Л.М. Социально-экономические предпосылки... - С.60.
495 Тюкавкин В.Г. Социально-экономические предпосылки социалистической революции в сибирской деревне // Программа и краткое содержание докладов на объединенной научной сессии по вопросу "Предпосылки социалистической революции и установление советской власти в Сибири". - Томск, 1964. - С.7.
496 Шорников М.И. Большевики Сибири в борьбе... - С. 121.
497 Кривошеин А В., Столыпин П.А. Указ. соч.
498 Базыкин С.С. Указ соч. - С.41.
499 Шорников М.М. Указ. соч. - С. 125.
500 Базыкин С.С. Указ. соч. - С.32.
501 Пронин В.И. Скотоводство в Сибири в XIX - С.98
502 Алексеева В.К. Артельное маслоделие в Сибири // Вопросы истории социально-экономической и культурной жизни Сибири и Дальнего Востока. Выпуск 2. - Новосибирск, 1968. - С.79- 80.
503 Базыкин С С. Указ. соч. - С.34.
504 Собрание узаконений и распоряжений правительства... - СПб., 1908. - Ст. 928.
505 РГИА Ф.391. Оп.4. Д.922. ЛЛ.29-30.
506 Горюшкин Л.М. Крестьянское движение в Сибири в 1917 году. - Новосибирск, 1975. - С. 15.
507 Азиатская Россия. - Т.1... - С.575.
508 Рогачевская М.А. П.А. Столыпин: аграрная реформа и Сибирь // ЭКО. - 2002. - № 9. - С. 153.
509 Базыкин С.С. Указ. соч. - С.43-45.
510 Головачев П.М. Экономическая, география Сибири... - С. 127.
511 Мосина И.Г. Развитие промышленности и товарно-денежных отношений в Сибири в начале XX е //Вопросы истории Сибири. ВыпускIII. - Томск, 1967. - С. 104
512 Азиатская Россия. - Т. 1... - С.496.
513 Жизнь Алтая. - 1911.- 22 мая.
514 Речи сибирских депутатов в Государственной думе // Сибирские вопросы. - 1909. - № 19. - С.З.
515 Хроника. Объяснительная записка к смете... - С.392- 393.
516 ПСЗРИ, Ш, Т XXXIII Отделение I. - Пг., 1916. Ст. 39519.
517 ПСЗРИ, И1, Т. XXX. Отделение I. - СПб., 1913. Ст. 33349.
518 История Сибири. - Томск, 1987. - С.397.
519 Пестржецкий Д. Заселение окраин... - С.13.
520 ГАТО Ф 239. Оп.З. Д.7. ЛЛ.81-82.
521 РГИА. Ф.391. Оп.З. Д. 1328. Л 20.
522 Там же. Ф.1158. Оп.1. Д.97. Л.48.
523 ГАТО. Ф.239. Оп.1. Д.30. Л.5.
524 ГАТО. Ф.239. Оп.З. Д.7.Л.51.
525 Горюшкин Л.М. Аграрные отношения в Сибири периода империализма - Новосибирск, 1976. - С.123.
526 ГАТО. Ф 239. Оп.1. Д.93. Л.34.
527 Переселение и землеустройство за Уралом в 1914 году... - С.223.
528 Скляров Л.Ф. Переселение и землеустройство... - С.246.
529 Переселение и землеустройство за Уралом в 1906- 1910... - С. 16.
530 Переселение и землеустройство за Уралом в 1914 году... - С.140.
531 ПСЗРИ, Ш, Т. XXXI. Отделение I. - СПб., 1914. Ст. 35885, 35953.
532 Говорков А.А. / "Представительные" организации буржуазии в Сибири (в кон. XIX в. - 1914 г.), Говорков А А., МосинаИ.Г., Рабинович Г.Х. //Вопросы истории Сибири. Вып. 6. - Томск, 1972. - С.34.
533 Дроздков А.В. Торговля в Сибири в годы столыпинских реформ // П.А. Столыпин и исторический опыт реформ в России (тезисы докладов и сообщений научно-пракгической конференции, посвященной 135-летию со дня рождения П.А. Столыпина). - Омск, 1997. - С. 179.
534 Борзунов В.Ф. Влияние Транссибирской магистрали на развитие сельского хозяйства Сибири и Дальнего Востока в начале XX в. (1900- 1914 гг.) // Особенности аграрного строя России в период империализма. - М., 1962. - С. 165.
535 Рабинович Г.Х. К вопросу о многоукладноей экономики Сибири в конце XIX - начале XX вв // Научная сессия по вопросам многоукладности Российской экономики в период империализма - Свердловск, 1969 - С. 173.
536 Азиатская Россия. - Т.2... - С.451.
537 Корелин А П. Сельскохозяйственный кредит в России в кон. XIX - нач. XX вв - М., 1988. - С.88, 136, 138.
538 Рабинович Г.Х. Из истории кредита в дореволюционной Сибири // Вопросы истории Сибири. Вып. 9. - Томск, 1976. - С.47, 53.
539 Мосина И Г. Указ. соч. - С. 106, 111.
540 Рогачевская М.А. Указ. соч. - С. 157-163.
541 Макарчук С В. Социалистические партии и потребительская кооперация Сибири (июнь 1907 - февраль 1917 гг.)// Из прошлого Сибири. Вып. I. Ч. I. - Новосибирск, 1984. - С.26.
542 Алексеева В. К. Городская и сельская кооперация Сибири в нач. XX в. //Город и деревня Сибири в советский период. - Новосибирск, 1984 - С. 138, 140.
543 ГАКО. Ф.Д-23. Оп.1. Д.220. Л.46.
544 Там же Д.294. Л.37; Д.319. Л.59.
545 РГИА. Ф.396. Оп.6. Д.832. Л.8.
546 Софроненко К.A AipapHoe законодательство в России (вторая половина XIX - начало XX вв.). - М., 1981.- С.148.
547 Батурина Т.В. Русская православная церковь и переселения в Сибирь на рубеже XIX- XX вв.: Автореф. дис... канд. ист. наук. - Новосибирск, 1999. - С. 17, 22.
548 ГАТО. Ф.239. Оп 8. Д.22. ДЛ.З- 5.
549 ГАТО. Ф 239. Оп.9. Д 51. ДЛ 8, 11.
550 ГАТО. Ф.239. Oп 8. Д. 19. ЛЛ.1,7.
551 ГАТО. Ф.239. Оп.9. Д.5. Л.79.
552 ГАТО. Ф.239. Оп.8. Д.84. ЛЛ.1-2.
553 ГАТО. Ф.239. Оп.9. Д.40. Л.1.
554 ГАТО. Ф.239. Оп.8. Д.1. ЛЛ.18, 20, 25-26.
555 ГАТО Ф.239. Оп.9. Д.17. Л. 10.
556 Томская область. Исторический... - С. 158.
557 ГАТО Ф 239 Оп.8. Д.26. Л.1.
558 ГАТО. Ф 239. Оп.8. Д.27. Л.1. .
559 ГАТО Ф 239. Оп.1. Д.98а Л.22.
560 ГАТО. Ф.239. Оп.8. Д.1. ЛЛ.141, 164.
561 ГАТО. Ф.239. Оп.9. Д.20. Л. 13.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 7978

X