Реализация столыпинской переселенческой политики на первом этапе массовых переселений. 1906-1909 гг
Для удобства организации переселенческого процесса каждый переселенческий район Азиатской России был разбит на подрайоны, количество которых в дальнейшем могло меняться. Например, в 1911 году в Томском переселенческом районе было 20 подрайонов, но при этом предполагалось в 1912 году открыть еще один подрайон, получивший название - 3-й Кулундинский. В организационном плане Томская губерния была разделена на участки крестьянских начальников. Последние занимались водворением и устройством быта переселенцев в старожильческих селениях211. На момент начала массовых переселений в 1906 году Томский переселенческий район сводился к границам казенных земель губернии.

На 1906 год Томский район состоял всего из пяти подрайонов: Мариинско-Зачулымский, Зачулымский, Алтайский, Золотоисковый и Татош-Шегарский. В составе всех этих подрайонов в 1906 году было 215 переселенческих участков, 58 запасных участков, а также 7 хуторских212. Общая емкость указанных пяти подрайонов определялась в 29 232 свободные душевые доли. Кроме того, на свободных и запасных переселенческих участках Каинского уезда имелось до 20 тысяч свободных долей. Многие переселенческие участки были образованы задолго до столыпинской аграрной реформы, но числились в разряде «запасных». Так, участок Порошинский Мариинского уезда был образован в 1899 году, а участок но реке Золотой Китат - даже в 1888 году213.

Образование переселенческих участков проводилось в рамках закона от 6 июня 1905 года, который был призван заменить устаревшие правила от 13 июня 1893 года, регламентировавшие до того нарезку переселенческих и запасных участков в губерниях и областях Азиатской России. Новые правила отличались в лучшую сторону, так как порядок образования участка заметно упрощался214.

С целью образования новых переселенческих участков и расширения емкости колонизационного фонда на места будущих участков командировались специалисты-топографы. Они составляли краткие, но очень емкие характеристики данных участков. Эти характеристики включали в себя почвенный анализ (чернозем, суглинок и т.п.), характер местности (низина или возвышенность), наличие или отсутствие водоема поблизости, отмечалось болотистость почв, наличие или отсутствие сенокосных трав, качество пахотных земель и общая площадь участка. Иногда отмечалось, какие культуры могут возделываться, а также вероятные сроки полевых работ. Выше названные данные по каждому участку разбирались отдельно, после чего помощник заведующего переселенческим районом утверждал образование переселенческого участка либо не утверждал, иногда утверждал с дополнениями и рекомендациями215.

В результате землеотводных работ в 1906 году в Томской губернии было заготовлено переселенческих участков общей емкостью в 6 тысяч душевых долей. В это же время в Томской губернии ходоки зачислили за собой 12 570 душевых долей. Кроме того, в губернию проследовало 5095 семей переселенцев216. (Движение переселенцев в Томскую губернию в 1906-1915 годах см. в табл. 2).

Из всех последующих годов 1906 год дал для Томской губернии далеко не самое большое число прибывших ходоков и переселенцев. Тем не менее заведующий Томским переселенческим районом 26 октября 1906 года отметил, что громадный наплыв ходоков поглотил весь запас пригодных для заселения переселенческих участков. Кроме того, для удовлетворения заявленных требований пришлось использовать 32 запасных участка217.

После указа 19 сентября 1906 года Переселенческое Управление предполагало образовать в Алтайском округе 6 подрайонов. Для исполнения работ в них было образовано 6 отрядов. На каждого производителя работ приходилось 100-120 тысяч десятин площади. По подсчетам Переселенческого Управления на кабинетских землях Томского уезда имелся следующий запас земель для колонизации уже на 1907 год:
1. 66 000 десятин, пригодных для заселения без ограничительных работ;
2. 250 000 десятин, которые необходимо было предварительно расчленить на более мелкие участки;
3. 130 000 десятин, не обеспеченных водой, не имеющих планового материала и нуждающихся в предварительном обследовании.

Предполагалось также исследовать следующие районы:
1. северо-западную часть Барнаульского уезда, где свободных земель около 500 000 десятин;
2. восточную часть Томского уезда около станции Тайга, площадью в 102 000 десятин свободных земель;
3. незаселенные переселенческие участки в Барнаульском уезде - 24, в Змеиногорском уезде - 8, в Кузнецком - 3, общей емкостью 12 420 душевых долей;
4. Бийский уезд, где велись работы по землеустройству;
5. арендные статьи Барнаульского уезда - по окончании на них срока аренды218.
Образование переселенческих участков на землях Кабинета и водворение на них переселенцев производилось тем же порядком, что и на казенных землях. В отношении прав пользования отведенными им землями, податного обложения и льгот переселявшиеся на Кабинетские земли приравнивались к переселяющимся на казенные земли219.

После 1907 года на Алтай хлынула волна переселенцев. Не все они прибывали в порядке, установленном законодательством. Подавляющее большинство занималось «самоустройством». Часть самовольных переселенцев устраивалась на землях Кабинета путем различных полузаконных хитростей, другие просто захватывали свободные земли или отрезки землеустройства220. По оценкам Г.П. Жидкова, самовольные захваты земель поставили Кабинет на Алтае в такое положение, что он недалек был от полной ликвидации своих земельных имуществ221. Несмотря на беспорядочные захваты земель, не было ни одного случая совершенного выселения самовольцев с захваченных ими земель222.

С целью общего расширения колонизационного фонда в декабре 1906 г. глава ГУЗиЗ князь Б.А. Васильчиков направил сибирским губернаторам циркулярное письмо. В этом письме было распоряжение оказывать широкое содействие переселенческому делу, на которое обращено особое внимание правительства223. Этот циркуляр предписывал для расширения колонизационного фонда, помимо свободных государственных земель, замежевывать в переселенческие участки земельные излишки, оставшиеся после землеустройства местного населения, и излишки в землепользовании инородцев, а также казенно-оброчные статьи, за исключением тех, которые необходимы для аренды окрестным селениям, или арендуются под фабрики и заводы224. (Общие данные по размерам колонизационного фонда см. в табл. 3).

Уже в 1907 году все вышеназванные меры дали ощутимый результат. Так, Томским переселенческим отрядом за период кампании 1907 года на Кабинетских и казенных землях было использовано 1 840 898 десятин, на которых был образован 641 участок общинного пользования емкостью в 106 828 душевых долей.

Усиленный наплыв семейных переселенцев и громадный спрос на землю со стороны ходоков заставил шире развернуть землеотводные работы, упростить ход этих работ и интенсивнее использовать межевые силы225.

В 1906-1907 гг. Переселенческое Управление вынуждено было форсировать самую простую из всех операций - межевую нарезку участков общинного пользования, чтобы не отстать от спроса на земельные участки. На первом этапе главной целью Переселенческого Управления было экстенсивное расширение его операций226.

На Кабинетских землях Томского уезда под переселение было использовано 391 070 десятин, из которых на неудобные земли приходилось 10 %. На этих землях было образованно в 1907 году 223 переселенческих участка и 75 отдельных хуторов на 30 328 душевых долей. При этом земельный надел в местностях близ железных дорог отводился по 10 десятин, несколько дальше и при худшем качестве земли - по 12 десятин, в редких случаях - по 15 десятин. Всего на Кабинетских землях в 1907 году отведено душевых наделов по 10 десятин - 18 257, наделов по 12 десятин - 11 334, наделов по 15 десятин - 737. На казенных землях Томского уезда под переселения было взято 202.390 десятин, в неудобную землю было отчислено - 18 %, образован 101 участок. Наделов по 15 десятин было 11 542 душевых доли, остальные наделы - по 12 десятин. На землях Мариинского уезда под переселение было взято 148 724 десятины, на которых было образовано 45 участков на 8 040 долей227.

Возросшая интенсивность ходаческого движения часто делала необходимым принятие экстренных мер к обращению под заселение различных пространств казенных лесных дач или оброчных статей. Поэтому главой ГУЗиЗ было отдано предписание разрешать все возникающие вопросы непринципиального характера по взаимному соглашению на местах228. 

Наплыв ходоков в Томскую губернию в 1907 году был огромен. По мнению заведующего переселенческим делом в Томском районе В.П. Михайлова, только с 1 января по 1 ноября 1907 года в Томскую губернию прибыло не менее 60 тысяч ходоков. Каждый ходок имел формальные доверенности и являлся представителем от сотен, а иногда и тысяч душ. По оценкам В.П. Михайлова, спрос ходоками был предъявлен на 500 000 душ, а вероятнее всего он только в Томской губернии достигал одного миллиона. Поэтому неудивительно, что в Челябинске за первое полугодие было зарегистрировано прошедших из Томской губернии ходоков, не зачисливших за собой доли, - 15 083 человека, что составило 68,5 % от общего числа ходоков, идущих обратно. По данным Челябинской регистрации из вернувшихся к 1 июля ходоков лишь 6 951 человек зачислил за собой землю. Ими было занято 26 188 душевых долей, кроме того, в старожильческих селениях по приемным приговорам было устроено 10 014 душ. Среди переселенцев ажиотаж вокруг зачисления был огромен. Так, первое зачисление на участки кабинетских земель оказалось возможным лишь при энергичном содействии отряда из 36 солдат и двух офицеров. Только услугами вооруженной силы переселенческие чиновники смогли заставить переселенцев входить по очереди в присутствие по отводу алтайских земель229.

Участки кабинетских земель разбирались в считанные дни. Так, по данным на 7 апреля 1907 года в Барнаульском уезде числилось 933 свободные душевые доли, а в Кузнецком уезде - 226 долей. Уже 14 апреля в Барнаульском уезде осталось всего 45 долей, а в Кузнецком - 30 долей230.

Общие итоги водворения за 1907 год таковы: в Томской губернии было водворено на участках 67 940 д.м.п. Для сравнения: в Тобольской губернии — лишь 10.326 д.м.п., а в Енисейской губернии - 16.669 д.м.п231.

На зачисленных ранее землях было водворено в Томской губернии - 12 847 семей, в Енисейской - 3 227 семей, в Тобольской - 1 891 семья. Интересно, что за весь период до 1907 года в Томской губернии на зачисленных ранее землях было водворено лишь 1 153 семьи232.

Заметим, что произвести абсолютно точный подсчет всех прибывших в Томскую губернию невозможно. Некоторая часть переселенцев, не имевшая проходных или ходаческих свидетельств и следовавшая по «дорогому тарифу» в товарно-пассажирских поездах, вообще ускользнула от Челябинской регистрации. Часть переселенцев следовала в соседнюю Акмолинскую область и Енисейскую губернию, но потом изменила свое направление и прибыла в Томскую губернию. Часть переселенцев, зарегистрированная как следующая на Дальний Восток, в действительности никакого намерения туда ехать не имела. Такие переселенцы лишь пользовались правом проезда с семьей по льготному тарифу, но потом останавливались в пределах Томской губернии и, без предварительного зачисления земель, причислялась к старожильческим селениям. Часть переселенцев, возвращавшаяся с Дальнего Востока, также прибыла в Томскую губернию и осталась здесь. Точное число всех таких переселенцев оценить трудно, но, но мнению В.П. Михайлова, их необходимо исчислять в десятках тысяч человек. Нередки были случаи, когда семейные переселенцы брали ходаческие свидетельства и везли остальных членов семьи по «дорогому тарифу». Из проследовавших в первое полугодие 1907 г. в Томскую губернию 30 % прибыло именно таким способом233.

Кроме того, под видом ходоков, по ходаческим свидетельствам в 1906-1908 гг. и в 1912-1914 гг. часто ехали переселенцы.

Итоги водворения в 1907 году в Томской губернии таковы - 21 639 семей получили земельные наделы на переселенческих участках. Это во много раз превосходит аналогичные показатели 1906 года, когда было водворено лишь 1 905 семей234. Помимо этого в 1907 году 8 021 семья осела в старожильческих селениях как «полетовщики». Полетовщиками считались лица, пользующиеся землей, выгоном и усадьбой по частному соглашению с сельским обществом или отдельным дворохозяином-старожилом. Согласно статье 10 правил поземельного устройства крестьян, водворившихся на Алтае, и инородцев, полетовщики имели право на получение надела при землеустройстве района, в котором они проживали. Главным условием получения надела было наличие самостоятельного земледельческого хозяйства, пусть даже эти полетовщики и не получили приемных приговоров от старожилов. Поэтому переселенцы стремились стать полетовщиками Барнаульского уезда, где землеустроительные работы еще не завершились235.

Не менее широко было распространено устройство на старожильческих землях по приемным приговорам. До начала массовых переселений уплата приемного приговора в старожильческом обществе стоила 40 рублей за д.м.п.236 Кроме причисления к старожилам крестьяне-переселенцы имели право приселяться и в инородческие селения и на одинаковых с инородцами правах наделяться землей237.

Плата за рабочую мужскую душу в придорожных селениях Алтайского округа после 1906 года составляла 100-120 рублей. Всего в 1907 году в Томской губернии причислилось к старожилам 31 751 д.м.п., в том числе в алтайских уездах 28 931 д.м.п.238

Возросшая цена за приемные приговоры привела к тому, что многие старожильческие селения готовы были потерпеть даже некоторое земельное утеснение, ради получения прибыли от приселяющихся. Так, крестьяне с. Лебедево Кузнецкого уезда в 1908 году в составе своего общества имели 244 души мужского пола, а к 23 ноября 1910 года их уже было в составе общества 606. И так как население постоянно допринимало новых членов в свое селение, то возникла некоторая земельная теснота. Крестьяне с. Голомыскино того же уезда неоднократно от властей получали предупреждения не допринимать в свою среду лишних лиц, но, несмотря на это, общество все же выдало приемные приговоры лишним 45 душам мужского пола239. Были случаи, когда после всех доприселений получалось, что переселенцев в старожильческом обществе больше, чем собственно старожилов. Например, в составе Новинского сельского общества Нижнекулундинской волости Барнаульского уезда в 1914 году было 446 д.м.п., из которых 419 являлись причисленными переселенцами240.

Движение переселенцев в губернию не прекращалось и в зимние месяцы. Например, в январе в Томский переселенческий район прибыло 3 666 человек, в феврале - 11 386 человек. В дальнейшем движение шло но нарастающей и достигло в мае цифры в 85 890 душ. Спрос на землю постоянно рос, но предложение за ним не успевало. Чтобы выйти из этой ситуации для ходоков было введено условное зачисление на те земли, которые должны были быть в будущем преобразованы в участки. Было допущено также условное водворение семейных переселенцев на земли. Общее число долей условного зачисления достигало 50 000241.

По губерниям выхода поток переселенцев выглядел следующим образом. Главный контингент дали западные губернии (Витебская, Минская, Могилевская) - 31 % всех переселенцев, из северно-черноземного района пришло 16 % общего потока, средне-черноземный район дал 5 %, юго-западные губернии - 8 %, промышленные губернии России дали - 9,2 %, из восточных губерний пришло 5 % переселенцев; кроме того, немного пришло из южно-степных губерний242.

Итогом переселенческой кампании 1907 года стала корректировка правительственного курса переселений. Собственно, корректировка началась еще в 1907 году, когда стало ясно, что поток легальных и самовольных переселенцев превышает число готовых переселенческих участков. Так, уже 10 мая 1907 года ГУЗиЗ предписало земским начальникам европейских губерний прекратить выдачу ходаческих свидетельств до 1 июля, так как землеотводные партии не смогли заготовить необходимое количество земельных наделов243.

5 июля 1907 года глава ГУЗиЗ в представлении Совету Министров предложил сократить переселение ввиду недостатка свободных земельных участков. В качестве практических мер планировалось не разрешать выдачу ходаческих свидетельств до отвода достаточного запаса переселенческих участков, а начиная с 15 августа 1907 года допускать посылку лишь групповых партий ходоков. Кроме того, было решено организовать групповое ходачество от селений, в которых решение переселиться и водвориться совместно будет принято не менее чем 10 домохозяевами. 13 июля 1907 года Совет Министров эти предложения одобрил244.

3 сентября 1907 года глава ГУЗиЗ докладывал Николаю II о результатах поездки в Западную Сибирь, где обратил внимание на то, что значительная часть семейных переселенцев прибывает без предварительной посылки ходоков. Таких переселенцев Б.А. Васильчиков назвал «самовольными» и отметил, что самовольное движение создает главные затруднения и составляет зло, с которым придется вести самую энергичную борьбу. Глава ГУЗиЗ писал, что предпочтительнее как-нибудь их устроить245.

Указанные меры помогали мало, колонизационный фонд уменьшался, а спрос на землю только возрастал. Поэтому последовали новые шаги правительства. ГУЗиЗ 30 сентября 1907 года телеграммой предупредило всех губернаторов о рискованности дальнейшей посылки ходоков сколько-нибудь значительными партиями246.

Аналогичные меры принимались и на региональном уровне. Губернатор Бессарабской губернии Харузин отдал приказ земским начальникам: «...безотлагательно и настойчиво разъяснять населению, что переселенцы, за которыми не зачислены участки, или не имеющие приговоров старожильческих обществ, не пользуются никакими льготами. Примите все меры к предотвращению самовольного переселения и вообще увлечения переселением»247.

Помимо запретительных мер, дающих очень небольшие результаты, правительство предприняло ряд шагов по общему упорядочению переселенческого движения. В ноябре 1907 года состоялось междуведомственное совещание представителей ГУЗиЗ, МВД и Министерства путей сообщения. Совещание обсудило и приняло решение «О мерах к упорядочению условий выхода переселенцев из местных сельских обществ, а равно отправления их в Азиатскую Россию». Это постановление обязало местные органы провести предварительный сбор сведений о количестве желающих переселиться и к 15 января 1908 года представить данные в Переселенческое Управление.

В списки предполагалось включить только тех крестьян, которые уже зачислили за собой земли в Западной Сибири и ждали немедленной отправки. Всем этим категориям предполагалось беспрепятственно выдавать проходные и тарифные свидетельства. Установленный на зиму 1907-1908 гг. порядок предварительного учета переселяющихся сохранялся в течение трех лет248.

Далее в феврале 1908 года зав. Переселенческим Управлением Г.В. Глинка и главноуправляющий князь Б.А. Васильчиков разослали губернаторам циркуляр, в котором излагались основные положения об упорядочении переселенческого движения. На главнейших железнодорожных линиях следования переселенцев с 10 марта 1908 года устанавливались сквозные переселенческие поезда. Прежние бессрочные удостоверения на льготный проезд заменялись на срочные, которые были действительны для посадки в поезд лишь в течение указанного двухнедельного срока. Для этого весь период времени с 10 марта по 15 мая был разделен на 4 очереди, но две недели в каждой с промежутками в 1-2 дня между отдельными очередями для лиц, которые не успели по каким-либо причинам проследовать в течение очередного срока. Для каждой губернии выхода была назначена своя очередь отправки с указанием тех именно переселенческих районов за Уралом, к которым приурочена данная очередь249.

13 марта 1908 года было издано «Положение Совета Министров о порядке переселения за Урал в 1908 году». Вторым пунктом этого положения было расширенное право главноуправляющего приостанавливать выдачу свидетельств на льготный и бесплатный проезд ходокам и переселенцам. Теперь глава ГУЗиЗ мог приостановить выдачу указанных свидетельств не только для проезда «в те районы водворения, где обнаружится недостаток свободных переселенческих участков», но и независимо от степени насыщения переселенцами той или иной местности, в силу «признанной им для любого района необходимости»250.

Уже 14 марта 1908 года это постановление было разослано в европейские губернии как циркуляр. Там, в частности, отмечалось, что ограничительные меры носят вынужденный характер, так как наплыв переселенцев не уменьшился. Все железные дороги в Сибирь заняты усиленной перевозкой нескольких саг тысяч семейных переселенцев, уже зачисливших за собой земли, а передвижение этой массы людей может быть осуществлено лишь при условии точного соблюдения установленных особым расписанием очередных сроков отправки переселенцев из каждой губернии. Отмечалось также, что новые работы по отводу переселенческих участков могут дать значительный запас не ранее второй половины 1908 года, а до тех пор поездки ходоков на поиски земли за Уралом неизбежно обречены на неуспех. За зиму 1907-1908 гг. и с открытием весенней переселенческой кампании в Переселенческое Управление поступило множество заявлений землеустроительных комиссий и земств о том, что ими уже сформированы ходаческие партии, готовые тронуться в путь. Так, до 10 марта 1908 года в 41 уезде Европейской России было образовано уже свыше 100 партий и составлены группы более чем из 5 000 ходоков, которым необходимо предоставить не менее 70 000 душевых долей. Между тем, свободный колонизационный фонд составлял всего 74 975 свободных долей во всех переселенческих районах Азиатской России. Причем, в счет этих долей входили и несколько не окончательно утвержденных участков и некоторые участки, требующие обводнения. Поэтому образование партий ходоков придется отложить до второй половины лета 1908 года251.

Практические 01раничения выразились также в следующем. Ходокам от отдельных семей разрешалось зачислять землю не более чем для трех семейств. Ходокам, отправляемым от групп населения и входящим в состав партий, образованных землеустроительными комиссиями или земскими учреждениями, предоставлялось право зачислять землю не более чем на 10 семейств каждому252.

Эффект от таких циркуляров был достаточно ограниченным.
В 1906 году за Урал прошло 216 648 человек.
В 1907 году - 576 979 человек.
В 1908 году - 758 812 человек.
В 1909 году - 707 463 человек253.
По Томской губернии данные таковы:
в 1906 году в губернию проследовало 28 402 души обоего пола (д.об.п.),
в 1907 году — 179 549 д.об.п.,
в 1908 году — 317 757 д.об.п.,
в 1909 году — 265 393 д.об.п. (См. табл. 2).

Помимо мер запретительного характера и попыток улучшить общую постановку переселенческого дела, в 1907 году был сделан шаг, направленный на увеличение землеотводных работ. Гак, 29 октября 1907 года приказом главы ГУЗиЗ дело поземельного устройства старожилов и отвода под переселение земель в Сибири было отдано в ведение Переселенческого Управления254. Это привело к тому, что с 1908 года Алтайскому землеустройству были приданы значительно более ускоренные темпы255.

Согласно решению Совещания чинов Кабинета и Переселенческого Управления от 9 января 1908 года все землеустроительные партии на Алтае перешли в ведение ГУЗиЗ. Кабинет со своей стороны обязывался выделять из своих средств на землеустройство ежегодно по 100 тысяч рублей256.

Насколько это объединение положительно повлияло на проведение переселенческой политики, видно из следующего примера. К 1909 году в селениях Барнаульского уезда скопилось огромное число крестьян, не получивших наделения землей в порядке закона 31 мая 1899 года о землеустройстве. Большинство из них были переселенцами и в значительном большинстве - самовольными. Они не имели ходаческих свидетельств и устройству на переселенческих участках не подлежали. Ситуация усугублялась тем, что эти крестьяне не подпадали под действие закона 31 мая 1899 года. Чиновникам Кабинета до таких безземельных переселенцев не было никакого дела, но чины Переселенческого Управления руководствовались совершенно иными инструкциями.

Поземельно-устроительная комиссия 2-й партии Алтайского землеустройства, подчинявшаяся после 1908 года Переселенческому Управлению, а не Кабинету, при землеустройстве многоземельных дач старожильческих селений специально оставляла в пользовании старожилов земельные излишки с обязательством принять на эти излишки соответствующее число безземельных переселенцев. Фактически это был единственный выход из сложившейся ситуации257. Помимо этого были повышены нормы производительности работ техников землеотводных партий. Так, если в 1906 году норма была 500 душевых долей за сезон, то в 1908 году эта норма была увеличена до 535 долей258.

С 1908 года важным шагом должно было стать организованное ходачество. Суть его в том, что для каждой из губерний Европейской России, из которой ожидались ходоки, назначалась для зачисления долей одна из областей Сибири, наиболее подходящая к ней по условиям ведения сельского хозяйства259. Результаты организованного ходачества в 1908 году для Томского переселенческого района были следующими: значительная часть долей, заготовленная для ходоков, оказалась неиспользованной.

Причины этого явления видятся в следующем:
1. Ходоки под влиянием самых разнообразных причин (слухи, разные разговоры в пути) подчас меняли свой первоначальный маршрут, и в итоге попадали совсем не на те участки, которые были для них заготовлены.
2. В составе фонда, собранного из «остатков», вошло много участков, находившихся в трудных для освоения районах260.

Вместе с тем зав. переселенческим делом в Томском районе Н.К. Шуман в докладной записке от 1908 года отметил, что движение переселенцев и ходоков было более интенсивным, чем в предыдущем году. Объемы движения переселенцев заставили землеотводных и межевых чинов вести более интенсивные работы по заготовке колонизационного фонда. Гак, вместо проектных по смете 53 600 душевых долей в Томском переселенческом районе в 1908 году было заготовлено 73 692 доли. Колонизационный фонд 1908 года выглядел следующим образом: было заготовлено 367 переселенческих участков общего пользования, 81 хуторской участок, 10 участков запасных и 18 прирезок261. Из этого числа на Алтайские уезды Кабинета Е.И.В. приходилось 266 участков и 13 хуторов262.

Переселенческая кампания 1908 года знаменовалась также изучением ранее неисследованных пространств Томской губернии. Интерес к колонизуемым пространствам в данном случае был, конечно, не столько научный, сколько практический. Переселенческое Управление было озабочено естественнонаучным освещением колонизируемых пространств, поэтому начиная с 1908 года регулярно командировало экспедиции из ученых специалистов. Последние должны были провести почвенно-ботанические исследования малоизученных районов Томской губернии. Так, в 1908 году были исследованы система реки Лебедь (в Бийском уезде) и Мариинско-Зачулымская тайга на севере Мариинского уезда. В дальнейшем почвенно-ботанические исследования продолжались. Так, в 1909 году в Кузнецком уезде были исследованы системы рек Кондомы, Мрассу и верховьев Томи, а также в Бийском уезде система рек Чарыш и Алея263. Эти экспедиции давали ответ на вопросы о возможном расширении колонизационного фонда за счет ранее неизученных районов Томской губернии.

Несмотря на все попытки улучшить организацию переселенческого дела, его стройность все же заметно нарушилась. В 1908 году, так же как и в 1907 году, переселенцы, имея первоначальный маршрут на Дальний Восток, высаживались в Томском переселенческом районе и здесь получали землю. Так, на Обском переселенческом пункте было подано 2 754 заявления о прекращении пути (из них 1 290 от переселенцев, ехавших на Дальний Восток)264.

Интересно, что подобные факты имели место и задолго до столыпинской аграрной реформы. Так, Н.М. Ядринцев привел пример, как шедшие на Амур в третьей четверти XIX в. переселенцы, не дойдя до места, также рассыпались по Сибири. А в 1875 году на юге Томской губернии оказалось 1 345 семей водворившихся здесь, но не зачисленных, в их числе были и шедшие ранее на Амур265.

Кроме водворения на переселенческих участках, к старожильческим селениям в 1908 году было причислено 9 754 семьи266.

Необходимо отметить, что все ограничительные распоряжения правительства 1907-1908 гг. имели своими последствиями не только увеличение процента самовольных переселенцев, но и увеличение числа обратных переселенцев. Проблема была еще и в том, что значительная часть таких самовольных переселенцев, оставаясь в Сибири, не получала здесь земельных наделов. Не получала потому, что землеотводные чины Переселенческого Управления с трудом успевали нарезать переселенческие участки даже для легальных переселенцев, приехавших с соблюдением всех правил. Самовольны устраивались самостоятельно. Часть из них. имевшие некоторые финансовые средства, получали приемные приговоры в старожильческих селениях, некоторые смогли устроиться на переселенческих участках. Но основная масса - либо, не имея вообще никаких наделов, устраивались в качестве «полетовщиков», либо - занимались самовольными захватами главным образом арендных статей Кабинета. Подобная ситуация в будущем могла привести к социальным волнениям, чего ни правительство, ни тем более чины Томского губернского управления и Переселенческого Управления не хотели.

Центральные органы власти пытались решить проблему путем запретительных циркуляров и за счет попыток лучшей организации переселенческого процесса в целом. Все эти меры в 1908 году положительного эффекта не принесли, но правительство и в 1909 году продолжило политику запретов и ограничений. Так, в январе 1909 года состоялось совещание с участием самых высоких чинов, таких как директор Департамента Государственных Земельных Имуществ А.А. Риттих, начальник Переселенческого Управления Г.В. Глинка267. Это совещание приняло решение упорядочить ходаческое движение в соответствии с состоянием переселенческого земельного фонда, а свободное ходачество разрешить только для областей Дальнего Востока.

Подбор ходоков производить лишь из числа лиц, настойчиво и вполне сознательно стремящихся к переселению за Урал. Необходимыми дополнительными условиями для включения в ходаческую партию являлись земледелие, как основной источник для добывания средств к существованию данной семьи, и наличие семейно-имущественной обеспеченности.

В целях сокращения числа самовольных переселенцев было приняло решение оповестить население в местах выхода о том, что, согласно действующему законодательству, лица, переселяющиеся без проходных свидетельств, водворяются на заготовленных переселенческих участках только в том случае, если таковые имеются в свободном распоряжении ГУЗиЗ. По отношению к семейным переселенцам, прибывшим самовольно до 1 января 1909 года, возможно допускать их устройство на переселенческих участках, но лишь во вторую очередь и на худших по качеству землях. Сами по себе ограничительные меры были разумными и диктовались логикой ситуации. Недостатком и этого решения, и всех предыдущих было плохое исполнение. Правительство на бумаге отменило свободу переселений, но не сделало ничего, чтобы реально уменьшить поток самовольно переселяющихся. Никаких административных мер к самовольцам никто не применял, и уже это одно сводило на нет все запретительные циркуляры. Реально ситуацию к лучшему таким способом правительство изменить не могло.

По распоряжению Томского губернатора была проведена перепись всех неприписанных переселенцев. Перепись проводилась 1 декабря 1909 года в один день и дала цифру в почти 80 000 не приписанных семей с 225 000 душами мужского пола268. В дальнейшем по распоряжениям властей Томской губернии в 1910-1911 гг. значительная часть колонизационного фонда выделялась специально для устройства таких непричисленных самовольцев. Как показала потом практика, эти меры были более действенными, чем все циркуляры центральных ведомств.

Переселенческая компания 1909 года в Томском районе была не менее напряженной, чем в 1908 году. Всего в губернии было запроектировано 498 переселенческих участков, 153 хуторских участка и 14 прирезок, общей емкостью 60 282 душевые доли. На рассмотрение временных комиссий было представлено 640 проектов на 54 957 душевых долей. Кроме того, комиссии приняли из заготовки предшествующего года 20 переселенческих участков на 1 217 долей. Всего же комиссиями были утверждены 473 переселенческих участка, 140 хуторов и 15 прирезок, общей емкостью 56 174 душевые доли269.

Некоторое уменьшение потока переселенцев 1909 года по сравнению с 1908 годом (см. табл. 2) может быть объяснено хорошим урожаем 1909 года в Европейской России. Так, в течение первого полугодия 1909 года, когда качество урожая еще не было определено, число прямых переселенцев за Урал достигло 524 480 человек, то есть превысило движение первого полугодия 1908 года, когда прошло 486 506 человек. Но во втором полугодии 1909 года уже стало ясно, что урожаи будет хорошим, и это сильно отразилось на потоке переселенцев. Второе полугодие кампании 1909 года дало всего 94 840 человек, прошедших в Азиатскую Россию. Эта цифра меньше аналогичных данных 1908 года на 47 %270.

В 1909 году можно отметить ускорение самого процесса водворения. Произошло сокращение промежутка времени между зачислением земли ходоками и окончательным оседанием на новом месте. Сократилось время, когда переселенец уже почти лишен своего хозяйства в губернии выхода, но еще неустроен на новом месте водворения. С другой стороны, прибытие на место водворения ходокам и переселенцам стало возможно не раньше осени. А в этот период до зимних холодов крестьянин еле успевал построить себе жилище и в лучшем случае расчистить одну-две десятины земли для запашки, но не успевал вырастить собственный урожай и вынужден был осень и зиму жить за счет покупного хлеба271.

В итоге в 1909 году в Томской губернии водворилось по приемным приговорам 13 248 семей, а на переселенческих участках - 17 353 семьи. Из числа водворенных в 1909 году с мест водворения ушли по Томскому району 1 449 семей или 4 338 душ мужского иола. Из этого числа 1 206 семей ушли обратно на родину. Остальные - в другие места Сибири272. Одиночных переселенцев, прошедших из Томской губернии в Европейскую Россию, можно не считать обратными, так как они в массе своей шли на родину для окончательного устройства своих дел, а затем возвращались к местам приписки273.

Таким образом, политика правительства вызвала широкий интерес, особенно среди малоземельного крестьянства густонаселенных европейских губерний. Следствием этого явился громадный наплыв ходоков и переселенцев в Томскую губернию. Число желающих получить землю было настолько велико, что спрос на землю намного превысил предложение. Переселенческое Управление вынуждено было форсировать самую простую операцию - нарезку участков общинного пользования. Причем, в целях ускорения и удешевления землеотводных работ переселенческие участки отводились главным образом в общее пользование размером по 6-7 тысяч десятин на 100 и более переселенческих семей274.

Вследствие огромного притока переселенцев и острой нехватки заготовленных участков правительство вынуждено было принять ряд постановлений и циркуляров запретительного характера с целью снижения числа переселенцев. Кроме того, правительство П.Л. Столыпина предприняло попытку по общему улучшению постановки переселенческого дела. Все указанные мероприятия не являлись отходом от первоначально намеченного курса, а были лишь его корректировкой с целью улучшения ситуации, мерой, отчасти вынужденной.

В силу как объективных, так и субъективных причин меры по ограничению числа желающих переселиться успеха не имели. В итоге к концу 1909 года в Томской губернии скопилось огромное число неустроенных самовольных переселенцев. Данную ситуацию можно охарактеризовать как, безусловно, кризисную. Этот кризис явился следствием не до конца продуманных мер правительства, а также следствием в большей степени стихийности процесса переселений. Объявив с 1906 года полную свободу переселения, государство оказалось не готово к огромному наплыву переселенцев и ходоков. Кроме того, государство первоначально не имело цели контролировать объемы переселений и направлять поток переселенцев и ходоков в нужную для себя сторону. Подобный излишне либеральный подход привел к перманентно назревающему кризису. Вместе с тем, назревший к концу 1909 года кризис совсем не означал, что новая аграрно-переселенческая политика себя полностью исчерпала. По-прежнему даже в Томской губернии, принявшей в себя намного больше переселенцев, чем другие сибирские губернии, к концу 1909 года имелись обширные запасы неиспользованных свободных земель. Эти земли вполне возможно было обратить в колонизационный фонд.

Таким образом, перед правительственными структурами в конце 1909 года стояли задачи наделения землей и обустройства тысяч не приписанных самовольных переселенцев, а также расширения переселенческого дела в сторону его качественного улучшения.



211 ГАТО. Ф.239 Оп.1. Д.57 ЛЛ.2-3, 5
212 ГАКО. Ф.Д-35. Оп.1. Д.45. Л.2.
213 РГИА Ф 391 Оп.З. Д.40 Л 4; ГАТО Ф.239. Оп.З Д.5. Л.1.
214 ПСЗРИ, III, Т.XXV. Отделение 1. - СПб., 1908. Ст.26369; Сборник узаконений и распоряжений правительства... - С.667-675.
215 ГАТО. Ф.239. Оп.1.Д. 18. ЛЛ.1-5.
216 Обзор деятельности Главного Управления Землеустройства и Земледелия с 6 мая 1905 года по 1 января 1907 года. - СПб., 1907. - С. 112, 96, 93; РГИА. Ф.391. Оп.6. Д.76. ЛЛ.201-202.
217 РГИА. Ф.391. Оп.З. Д.35. Л.117.
218 ЦХАФ АК. Ф.Д-29. Оп.1. Д.581. ЛЛ.4, 35.
219 ПСЗРИ, III, Т.XXVI Отлеление 1. - СПб., 1909. Ст. 28357.
220 Жидков Г.П. Кабинетское землевладение (1747-1917). -Новосибирск, 1973. -С.197-198.
221 Жидков Г.П. Крестьяне Алтая от февраля к Октябрю (К истории краха Кабинетского землевладения) // Вопросы истории социально-экономической и культурной жизни Сибири и Дальнего Востока. Вып. 2. - Новосибирск, 1968. - С.93.
222 РГИА. Ф.468. Оп.44. Д.645. ЛЛ.46, 75.
223 Василевский Е Г. Идейная борьба вокруг столыпинской аграрной реформы. - М, 1960. - С.61.
224 Скляров Л.Ф. Создание колонизационного земельного фонда на свободных государственных и
Кабинетских землях Сибири в 1907-1914 гг. // Вопросы истории Сибири. - Л., 1961. - С.9.
225 ГАТО Ф.239 Оп.1. Д 24. ЛЛ.12-13, 18
226 Савицкий П. Сметы Переселенческого Управления... - С.42-43.
227 ГАТО. Ф.239. Оп.1. Д 24. ЛЛ.13-17.
228 Татищев А. Общие итоги переселенческой компании 1907 года // Вопросы колонизации. - 1908. 2. -С.371.
229 Томский переселенческий район в 1907 году И Сибирские вопросы. - 1908. - .4® 23-24. - С.68.
230 РГИА. Ф.391. Оп.З. Д.207. Л.28.
231 РГИА. Ф.391. Оп.6. Д.76. ЛЛ.201-202.
232 РГИА. Ф 1158 Oп. 1. Д.300. Л. 133.
233 ГАТО Ф 239. Oп. 1. Д 24. ЛЛ.1, 4
234 ГАТО Ф 239. Oп. 1. Д 24. ЛЛ.1, 4
235 PГИА Ф 391 Оп.З. Д 1792. Л 26.
236 Томский переселенческий район... - С.67-68.
237 ЦХАФ АК. Ф.Д-4. On. 1. Д.158. Л. 15.
238 ЦХАФ АК Ф.Д-29. Оп.1. Д.949. Л 2.
239 Жидков Г.П. Кабинетское землевладение(1747-1917)... - С.198.
240 ЦХАФ АК Ф.Д-29. Оп.1. Д.386. ЛЛ.11, 20.
241 ЦХАФ АК. Ф.Д-137. Оп.1. Д.2. Л.18.
242 ГАТО. Ф.239. Он 1. Д.24. ЛЛ.5, 33.
243 ГАТО Ф.239 Оп.1. Д 24. ЛЛ.32-33.
244 Скляров Л.Ф. Переселение и землеустройство в Cибири... - С. 137.
245 Сидельников С.М. Аграрная реформа Столыпина. Сборник документов и материалов. - М., 1973 - С.193-197, 198-199.
246 Там же. - С. 199-203.
247 РГИА. Ф. 1291. Оп.54. Д47а. Л.132.
248 РГИА. Ф.1291. Оп.54. Д.47а. Л.132.
249 Скляров Л Ф. Переселение и землеустройство в Сибири... - С. 142.
250 РГИА. Ф. 1291. Оп.54. Д.47а. Л.З.
251 РГИА. Ф. 1158. Оп.1. Д.300. ЛЛ 97-99
252 ПСЗРИ, III, Т XXVIII. Отделение 1. - СПб., 1911. Ст. 30152.
253 РГИА. Ф.1291. Оп.54. Д.47а. Л.132.
254 Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое при Правительствующем Сенате. Отдел 1. 2-182. -СПб., 1908. - С.1004.
255 РГИА. Ф.391. Оп.6. Д.76. Л.200.
256 Ямзин И. Переселенческое движение в России... - С 44.
257 Храмков А.А. Земельная реформа в Сибири (1896-1916) и ее влияние на положение крестьян. - Барнаул, 1994. - С. 57.
258 Жидков Г.П. Кабинетское землевладение (1747-1917)... - С. 198.
259 ЦХАФ. АК. Ф.Д-29. Оп.1. Д.940. ЛЛ.1-2.
260 Смета доходов, расходов и специальных средств Переселенческого Управления ГУЗиЗ на 1909 год.-СПб., 1908. - С.20.
261 Дашкевич Б. Указ. соч. - С.54.
262 РГИА. Ф. 1158. Оп.1. Д.ЗОО ЛЛ.80-81
263 РГИА. Ф.391. Оп.З. Д.759. Л.21.
264 Жидков Г.П. Кабинетское землевладение (1747-1917)... - С. 198.
265 ГАТО. Ф.239. Оп.1. Д.57. ЛЛ.19-20.
266 РГИА. Ф.391. Оп.З. Д.759. Л.55.
267 Ядринцев Н.М. Сибирь как колония. - СПб., 1892.
268 РГИА. Ф.391. Оп.З. Д.759. ЛЛ.23, 55-56.
269 РГИА. Ф.391. Оп.З. Д. 1792. ЛЛ.1-2
270 РГИА. Ф 391. Оп.З. Д. 1619. Л.8.
271 Землеотводное и землеустроительное дело за Уралом в 1909 году. -СПб., 1910. - С.85-87.
272 Обзор деятельности ГУЗиЗ за 1909. - СПб., 1910. - С.97.
273 РГИА. Ф.391. Оп.З. Д. 1619. Л.35.
274 Итоги зачисления и водворения переселенцев за 1909 год - СПб., 1910. - С. 10-11.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 8726

X