Убийство иеромонаха Иллариона
Церковь и монастырь — места, защищенные крестом и Евангелием от криминала. Преступления в стенах обителей в дореволюционной России совершались крайне редко. Тем более жадное внимание приковывали они к себе, если все же совершались. И вот — не просто преступление, а зверское убийство иеромонаха в первенствующем монастыре православной империи.
Убийство было совершено в январе 1873 года. О его расследовании рассказывает тогдашний прокурор Петербургского окружного суда А Ф. Кони. Труп иеромонаха Иллариона был обнаружен в келье, где он «лежал... в огромной луже запекшейся крови, натекшей из массы ран, нанесенных ему ножом. Его руки и лицо носили следы борьбы и порезов, а длинная седая борода, за которую его, очевидно, хватал убийца, нанося свои удары, была почти вся вырвана, и спутанные, обрызганные кровью клочья ее валялись на полу в обеих комнатах». Из кельи была похищена сумка с золотом. Убитый иеромонах был человеком состоятельным: он долгое время служил корабельным священником и за время плаваний скопил некоторую сумму денег в золоте и ценных бумагах. Жизнь вел уединенную, лишь изредка приглашая к себе в келью молодых послушников для общения, и, как намекали некоторые злые языки, не только и не просто для общения... Трудность, с которой столкнулось следствие, заключалась в том, что лавру посещало множество богомольцев и приезжих из других монастырей; все они проживали здесь без регистрации, уезжали свободно. Круг подозреваемых поэтому был неопределенно широк. К тому же с момента убийства до обнаружения трупа прошло два дня; убийца имел достаточно времени, чтобы скрыться. Между тем дело выходило громкое: Александро-Невская лавра — резиденция митрополита, самый почитаемый монастырь столицы, покровительствуемый царской семьей. Как раз в то время, когда в келье Иллариона работало следствие, в Троицком соборе лавры на богослужении присутствовал государь.

Прибывший на место происшествия начальник Петербургской сыскной полиции И. Д. Путилин обратил внимание на то, что, в то время как пол, стены и мебель забрызганы кровью, в донце подсвечника кровь натекла ровно, без брызг. Из этого он заключил, что это — кровь убийцы, что, следовательно, убийца сам ранен в руку; далее по расположению кровавых пятен на некоторых предметах Путилин установил, что ранен тот в ладонь правой руки. Во все полицейские участки Петербурга и соседних губерний были разосланы соответствующие ориентировки. По описанной примете убийца был в тот же день обнаружен, пьяный, в трактире на станции Любань. Им оказался крестьянин Новгородской губернии Иван Михайлов, восемнадцати лет. При нем было похищенное золото. От ужаса он тут же сознался, что под видом богомольца проник в монастырь, где прослышал о «сокровищах» Иллариона, проник к нему в келью и...

Михайлов был осужден, но, как пишет А. Ф. Кони, «до отправления в Сибирь сошел с ума. Ему, несчастному, в неистовом бреду все казалось, что к нему лезет отец Илларион, угрожая и проклиная...».

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5350

X