На защите города Ленина

Как один человек, поднялся советский народ на защиту Родины от германского фашизма, вероломно напавшего на нас.

Организатором и вдохновителем борьбы советского народа против гитлеровских оккупантов стала Коммунистическая партия во главе с ее ленинским Центральным Комитетом.

Призыв партии и Советского правительства «Все для фронта, все для победы!» стал боевой программой масс в их непримиримой борьбе против немецко-фашистских захватчиков. На отпор врагу были мобилизованы все силы партии и народа.

23 июня К. Е. Ворошилов был назначен членом Ставки Главного командования (с 8 августа — Ставка Верховного главнокомандования). 30 июня 1941 года он был введен в состав только что созданного чрезвычайного органа — Государственного Комитета Обороны (ГКО). Находясь на этих постах, Климент Ефремович активно участвует в организации отражения вражеского нашествия.

На пятый день войны по заданию Ставки он едет в район Могилева. «Моя поездка, — писал он впоследствии, — явилась кратковременной — с 27 июня по 1 июля 1941 года, — но она была настолько тяжелой и напряженной, что стоила мне, по всей вероятности, многих лет жизни»192.

Немецко-фашистские захватчики, располагая превосходством в танках и авиации, осуществили глубокий прорыв на внешних флангах советских войск. Создалась угроза окружения наших частей и соединений, находившихся в районе Гродно — Белосток — Бельск.

К. Е. Ворошилов совместно с партийными и советскими руководителями Белорусской ССР и прибывшим сюда ранее Маршалом Советского Союза Б. М. Шапошниковым восстанавливает воинский порядок и управление войсками, организует сооружение новых оборонительных рубежей на реках Березине и Днепре. На эти работы местные органы мобилизовали десятки тысяч трудящихся. Одновременно создавались отряды народного ополчения, диверсионные группы для заброски на оккупированную территорию. По просьбе ЦК Компартии Белоруссии Климент Ефремович принимал участие в их инструктировании.

«С гордостью и восхищением вспоминаю я поведение советских людей перед отправкой их в тыл врага, — писал он об этом. — Однажды, когда тов. Пономаренко П. К. пригласил меня побеседовать с одной из групп, я внимательно всматривался в сосредоточенные лица будущих партизан и, хорошо понимая их волнение, откровенно сказал им:

— Дорогие товарищи, хочу вас предупредить. Идете вы на опасное дело, на подвиг, и если кто из вас почему-либо не готов к этому, пусть по-честному признается. Мы не взыщем, дадим другую работу, другие задания.

— Среди нас, — ответил один из них, — таких нет! И все взглядами, кивками головы подтвердили это.

Я был растроган до глубины души и горячо, с волнением напутствовал отбывающих на подпольный фронт:

— Тогда в добрый путь, дорогие товарищи! Желаю вам успеха. Бейте смертным боем фашистскую нечисть»193.



По указанию К. Е. Ворошилова особое внимание было уделено отражению атак превосходящих сил противника на реке Березине. Отважно действовали на этом рубеже советские летчики и артиллеристы — они разрушали вражеские переправы, уничтожали танки и живую силу оккупантов. Все преимущества были тогда на стороне врага, и было ясно, что долго сдерживать его натиск на Березине наши войска не смогут. К. Е. Ворошилов доложил в Ставку, что надо всемерно укреплять оборону на рубеже Днепра, хорошо подготовить его для отражения танковых атак, эшелонировать в глубину.

Ставка Верховного главнокомандования дала указание усилить оборону на Березине и Днепре. Партийный актив, состоявшийся в штабе Западного фронта, вблизи Могилева, наметил практические меры по выполнению этого указания, а также директивы ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР партийным и советским организациям прифронтовых областей от 29 июня 1941 года. Был принят план обороны Могилева и определены задачи по развертыванию партизанской борьбы в тылу врага.

10 июля 1941 года в связи с образованием трех главных стратегических направлений К. Е. Ворошилов назначается главнокомандующим Северо-Западного направления (член Военного совета А. А. Жданов, начальник штаба М. В. Захаров).

На Северо-Западном направлении наши войска вели ожесточенные бои против группы немецких армий «Север», вторгшейся на советскую территорию из Восточной Пруссии и нацеленной на Ленинград. На Карельском перешейке на город Ленина наступали финские войска. В общей сложности вражеские силы, угрожавшие Ленинграду, насчитывали более 700 тысяч солдат и офицеров, 13 тысяч орудий, 1500 танков, 1070 самолетов.

Фашистское командование придавало сокрушению Ленинграда исключительное значение, видело в этом одно из главных условий захвата Москвы.

К концу первой декады июля гитлеровские войска захватили Латвию, Литву, вторглись в пределы Эстонии, создали угрозу прорыва в районе Остров — Псков. Но им не удалось сломить волю советских людей к сопротивлению.

Нацистские полчища стремились уничтожить советские войска в Эстонии и захватить главную базу Балтийского флота — Таллин, чтобы затем ударить на Кронштадт и Ленинград. Гитлер приказал «сровнять Ленинград с землей». Вражеское командование развернуло тогда же наступление финских войск и немецкого горнострелкового корпуса «Норвегия» на Крайнем Севере (целью этой операции был захват Мурманска).

В этих сложных условиях главком Северо-Западного направления координировал действия советских войск в Эстонии, под Ленинградом, на Карельском перешейке, в Заполярье, а также на оказавшихся в глубоком вражеском тылу полуострове Ханко и островах Моонзундского архипелага. В результате этого враг нес тяжелые потери, срывались его расчеты и планы.

После захвата противником Пскова и Острова исключительно опасное положение создалось на Лужском направлении. Противник стремился нанести Удар главными силами через Лугу на Красногвардейск (Гатчину), чтобы в дальнейшем с ходу овладеть Ленинградом и соединиться с финскими войсками. Между тем укрепление Лужской позиции еще не было завершено.

Командование Северо-Западного направления и Северного фронта приняло меры к срочной переброске войск на Лужский оборонительный рубеж с других участков фронта, усилило авиационную поддержку частей и соединений, оборонявших Лужский рубеж. Была ускорена отправка на этот участок боевой техники, снарядов, продовольствия. Однако нацистам ценой больших потерь удалось выйти к реке Луге в 20 — 25 километрах юго-восточнее Кингисеппа, а затем переправиться на правый берег реки у деревни Ивановской, где оборону держали курсанты Ленинградского пехотного училища и ленинградцы-ополченцы.

Создание фашистского плацдарма на северном берегу Луги открывало врагу путь на Кингисепп с дальнейшим продвижением вдоль шоссе на Ленинград. Стремясь закрепить этот успех, нацисты обрушили на оборонявшиеся здесь наши войска мощные бомбовые удары с воздуха, сильный артиллерийский и минометный огонь, усилили атаки своей пехоты, поддержанной танками. Советские патриоты стояли насмерть. В эти дни к ним приехал К. Е. Ворошилов.

Вот как рассказано об этом в «Истории Великой Отечественной войны»: «В дни самых напряженных боев к курсантам и ополченцам прибыл К. Е. Ворошилов. Он потребовал не только остановить врага, но и отбросить его за Лугу. Присутствие К. Е. Ворошилова на передовых позициях и его простые, полные суровой правды слова, обращенные к войскам, вдохновили советских воинов, и они с честью выполнили свою задачу»194.

В разгар боев на Лужском рубеже немецко-фашистское командование развернуло наступление на Новгород. Чтобы не допустить прорыва врага к этому городу, войска 11-й армии по указанию К. Е. Ворошилова 14 — 18 июля нанесли контрудар с севера и с юга по наступавшим здесь вражеским силам. Эта операция наших войск в районе Сольцы — Ситня — Порхов была настолько неожиданной для противника, что он едва успел вырваться из «котла», понеся при этом большие потери. Немецко-фашистские войска были отброшены на запад на 35 — 40 километров, и это замедлило на некоторое время их прорыв к Новгороду.

Бывший командующий 56-м немецким моторизованным корпусом, находившимся в составе тех войск, генерал Манштейн писал впоследствии: «Нельзя было сказать, чтобы положение корпуса в этот момент было весьма завидным. Последующие несколько дней были критическими, и противник всеми силами старался сохранить кольцо окружения»195.

Контрудар в районе Сольцы и возросшее сопротивление наших войск на всех участках фронта под Ленинградом вынудили командование группы немецких армий «Север» приостановить 19 июля наступление на Ленинград и ожидать подхода подкреплений. Этот выигрыш во времени был для наших войск чрезвычайно дорог, и они всемерно использовали его для укрепления подступов к Ленинграду.

Душой обороны города Ленина были Ленинградская партийная организация, воинский партийно-политический аппарат, коммунисты армии, флота, ленинградских предприятий. К. Е. Ворошилов и А. А. Жданов опирались на эту могучую силу во всей своей работе по организации обороны города.

24 июля 1941 года в Смольном состоялось собрание партийного актива Ленинграда совместно с представителями фронта и Краснознаменного Балтийского флота. Первое слово для сообщения о военном положении и необходимых мерах для усиления защиты города было предоставлено К. Е. Ворошилову. Он не скрывал истинного положения на фронте. «Трудности предстоят большие, — говорил главком. — Преимущества пока на стороне врага. На ряде участков немецко-фашистские войска остановлены, но они по-прежнему угрожают многим основным жизненным центрам страны. Задача всех задач — не допустить фашистов к этим центрам, остановить противника и подготовить контрнаступление»196.

Об укреплении обороны Ленинграда, повышении революционной бдительности и оказании всемерной помощи фронту говорили на собрании А. А. Жданов, А. А. Кузнецов и другие.

Трудящиеся Ленинграда в ту тяжелую пору проявили подлинное мужество и отвагу. На фронт было мобилизовано 60 процентов состава городской партийной организации и 70 процентов — комсомольской. За короткий срок Ленинградский обком и горком партии при активном участии партийных организаций фабрик, заводов и учреждений сформировали 10 дивизий народного ополчения и 14 артиллерийско-пулеметных батальонов общей численностью более 135 тысяч человек. Местное население было мобилизовано на строительство вокруг города нескольких оборонительных поясов.

Огромную помощь фронту оказывали рабочие ленинградских предприятий. На заводах и фабриках города было налажено производство оружия и боевой техники. К выполнению заказов фронта широко привлекались научно-исследовательские учреждения и лаборатории.

Неослабное внимание К. Е. Ворошилов уделял в тот период боевым действиям на Севере, где наступление противника развернулось на многих участках фронта. Враг стремился во что бы то ни стало захватить Мурманск, выйти к Кировской железной дороге. Наши 52-я и 14-я стрелковые дивизии, оборонявшие подступы к Мурманску, поддержанные морским десантом, высадившимся 14 июля с кораблей Северного флота, выдержали натиск противника и вынудили его перейти к обороне.

Отмечая этот успех, К. Е. Ворошилов и А. А. Жданов от имени командования Северо-Западного направления послали защитникам Мурманска телеграмму: «Считаем, что дивизии Мурманского направления сражаются стойко, упорно и честно выполняют свой долг перед Родиной»197.

Упорные бои, развернувшиеся в то время на Центральном направлении (Смоленское сражение), не позволяли фашистскому командованию усилить группу армий «Север». Активные действия войск Северо-Западного и Западного фронтов, а также кораблей Балтийского флота почти на месяц задержали наступление гитлеровцев на Ленинград.

В начале августа противник возобновил наступление, но не сумел достигнуть решающего успеха: новый контрудар наших войск 12 — 14 августа из района Старой Руссы против южного фланга группы армий «Север» заставил гитлеровцев оттянуть часть своих войск на отражение этого удара. Таким образом, натиск главных сил врага, нацеленных на Ленинград, был вновь ослаблен.

14 августа главком отдал распоряжение о срочной разработке плана обороны Красногвардейского укрепленного района, усилении его огневыми средствами и инженерными сооружениями по правому берегу Невы, об использовании зенитных батарей ПВО Ленинграда для борьбы с танками. Ленсовет обязывался провести дополнительную мобилизацию 120 тысяч ленинградцев на оборонительные работы в этом укрепрайоне. Ленинградский горком партии направил сюда тысячу коммунистов — политбойцов и политработников.

Мужество воинов Балтийского флота, 10-го корпуса 8-й армии, латышских и таллинских рабочих на две недели приковало фашистские войска к Таллину.

Противник тщетно стремился тогда же захватить оказавшиеся у него в тылу острова Моонзундского архипелага, уничтожить советскую военно-морскую базу на полуострове Ханко (Гангут). Командование Северо-Западного направления хорошо организовало оборону и здесь: советские воины, отбивая натиск врага, зорко контролировали входы в Финский залив. Огнем береговых батарей и атаками торпедных катеров они срывали все попытки фашистов поддержать с моря свои сухопутные войска.

По указанию Ставки с аэродромов Моонзундского архипелага 8 августа 1941 года пятнадцать бомбардировщиков военно-воздушных сил Краснознаменного Балтфлота совершили первый налет на Берлин. В дальнейшем советские летчики совершили отсюда еще ряд ударов по глубоким тылам противника. За образцовое выполнение этих заданий полковнику Е. Н. Преображенскому, капитанам В. А. Гречишникову, А. Я. Ефремову, М. Н. Плоткину и П. И. Хохлову было присвоено звание Героя Советского Союза. Боевые рейсы наших летчиков на Берлин и другие города фашистской Германии разоблачили ложь вражеской пропаганды о полном уничтожении советской авиации.

Исключительно смело и активно, проявляя инициативу и боевую находчивость, воевали с врагом защитники военно-морской базы Ханко. Новый прилив отваги и мужества влила в них полученная 27 июля 1941 года, в День Военно-Морского Флота, телеграмма главнокомандования Северо-Западного направления на имя командира базы генерал-майора С. И. Кабанова. Она гласила:

«Начавшаяся Отечественная война показала, что за истекший период бойцы, командиры и политработники военно-морской базы Ханко являли собой образец настоящих большевиков и патриотов социалистической Родины, честно и беззаветно выполняющих свой долг.

Отдаленные от основных баз, оторванные от фронта, в тяжелых условиях и под непрекращающимся огнем противника, храбрые гангутцы не только смело и стойко держатся и обороняются, но и смело наступают, наносят белофиннам ощутительные удары, захватывая острова, пленных, боевую технику, секретные документы.

Ваша активность — хороший метод обороны. Смелость и отвага гарнизона — лучший залог успеха в окончательной победе над врагом.

Передайте героическим защитникам базы от Главного командования Северо-Западного направления нашу благодарность и искреннее восхищение их мужеством и героизмом.

Главком: Ворошилов, Жданов»
198.



Отважные защитники Моонзундского архипелага и полуострова Ханко — моряки, пехотинцы, артиллеристы, летчики, саперы — покинули занимаемые ими позиции только после приказа командования, с честью выполнив поставленную перед ними задачу — обескровили врага, сдержали его натиск на Ленинград.

В ходе тяжелых оборонительных боев защитники Ленинграда изматывали противника, уничтожали его живую силу и технику. В результате этого темпы наступления захватчиков по сравнению с начальным периодом войны резко замедлились. При этом они несли все большие потери в живой силе и технике.

Наступавшие на северо-западе гитлеровские войска к 21 августа достигли Красногвардейского укрепленного района, но здесь были остановлены. На Новгородско-Чудском направлении фашисты, стремившиеся обойти Ленинград с юго-востока, были также остановлены 19 августа на рубеже реки Малый Волховец.

Однако положение города Ленина становилось все более критическим. 20 августа 1941 года в Смольном состоялось второе собрание партийного актива Ленинграда. В своем выступлении К. Е. Ворошилов рассказал о положении на фронте, призвал ленинградцев мобилизовать все силы и средства на отпор врагу.

...У нас есть возможность не только задержать продвижение противника, но разбить его и уничтожить, — говорил он. — Имейте в виду, что враг разовьет бешеную атаку, будет применять и авиацию, и артиллерию. Артиллерии у нас хватит... Надо производить больше снарядов, мин и минометов. Врага мы не только не пустим в Ленинград, но и расколотим его здесь. Ленинград станет для него могилой»199.

В принятом собранием решении коммунисты Ленинграда наметили неотложные меры по усилению обороны города — строительству новых оборонительных рубежей, созданию дополнительных войсковых формирований, увеличению производства оружия и боеприпасов. Волей большевиков Ленинград превращался в несокрушимую крепость.

На следующий день руководители обороны Ленинграда опубликовали обращение «Ко всем трудящимся города Ленина».

«Ленинград — колыбель пролетарской революции, мощный промышленный и культурный центр нашей страны, никогда не был и не будет в руках врагов, — говорилось в нем, — не для того мы живем и трудимся в нашем прекрасном городе, не для того мы своими руками построили могучие фабрики и заводы Ленинграда, его замечательные здания и сады, чтобы все это досталось немецким фашистским разбойникам.

Никогда не бывать этому!

...Встанем, как один, на защиту своего города, своих очагов, своих семей, своей чести и свободы. Выполним наш священный долг советских патриотов и будем неукротимы в борьбе с лютым и ненавистным врагом, будем бдительны и беспощадны в борьбе с трусами, паникерами и дезертирами, установим строжайший революционный порядок в нашем городе. Вооруженные железной дисциплиной, большевистской организованностью, мужественно встретим врага и дадим ему сокрушительный отпор».



Обращение подписали: Главнокомандующий, Маршал Советского Союза К. Ворошилов, секретарь Ленинградского городского комитета партии А. Жданов, председатель исполкома Ленинградского городского Совета П. Попков200.

Обращение было воспринято всеми ленинградцами и воинами, оборонявшими город, как призыв партии, Советской власти и командования к решительным действиям.

К этому был направлен и проникнутый глубокой верой в силы армии и народа, верой в победу приказ К. Е. Ворошилова войскам Северо-Западного направления.

«Наступил решительный момент, — указывалось в нем. — Враг приближается к Ленинграду. Здесь родилась и победила Великая Октябрьская социалистическая революция... Здесь каждый камень, каждая горсть земли политы кровью и потом рабочих и крестьян.

Ленинград был, есть и навеки останется городом Великого Октября!

...Помните завет Ленина, чье имя носит великий город:

— Бейтесь до последней капли крови, товарищи, держитесь за каждую пядь земли, будьте стойкими до конца.

Ни шагу назад! Бесстрашия, мужества, отваги ждет от вас родной народ»201.



В эти суровые и грозные дни К. Е. Ворошилов, штаб и политаппарат еще настойчивее учат бойцов и командиров строить глубоко эшелонированную оборону, не бояться вражеских танков, зарываться в землю, чтобы сохранить свои жизни и нанести врагу наибольший урон.

Когда войска противника двинулись на Колпино, Кириши и Мгу, чтобы вторгнуться в Ленинград с юго-востока и прикрыть от удара советских войск свой правый фланг, главком принял срочные меры к переброске сюда наших подкреплений. Он лично поставил перед командиром 168-й дивизии полковником А. Л. Бондаревым задачу занять одним полком оборону на западном берегу реки Ижоры и остановить здесь немецко-фашистских захватчиков, а остальными силами отбить у врага Тосно. Выполняя этот приказ, советские воины смело атаковали противника, выбили его из населенных пунктов Поги, Поповка, Куньголово, Красный Бор. В результате этого положение в районе Колпино заметно улучшилось.

Командование Северо-Западного направления стремилось обеспечить постоянное взаимодействие наших сухопутных войск с артиллерией, танками, авиацией и Военно-Морскими Силами. Большую помощь войскам, защищавшим станцию Мга, оказали советские летчики. Так, например, 25 августа на вражеском аэродроме Спасская Полнеть они уничтожили 35 самолетов на земле и 20 во время взлета и в воздушном бою. При попытке фашистов прорваться к Ленинграду вдоль шоссе Москва — Ленинград и вдоль берега Невы нашу пехоту активно поддерживали артиллерийским огнем крейсер «Максим Горький», эсминцы «Строгий» и «Стройный».

ЦК ВКП(б), Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного главнокомандования внимательно следили за героической обороной Ленинграда и делали все возможное для помощи защитникам города Ленина оружием, боевой техникой, продовольствием. 29 августа 1941 года в Ленинград вылетела специальная комиссия ЦК партии и ГКО в составе заместителя председателя Совнаркома СССР А. Н. Косыгина, наркома Военно-Морского Флота Н. Г. Кузнецова, командующего Военно-Воздушными Силами П. Ф. Жигарева, начальника артиллерии РККА Н. Н. Воронова и других.

В течение десяти дней комиссия ЦК ВКП(б) и ГКО, в состав которой вошли А. А. Жданов и К. Е. Ворошилов, помогала решать важнейшие вопросы защиты Ленинграда. В результате этого возросло сопротивление защитников города натиску немецко-фашистских захватчиков, усилилась деятельность партизанских отрядов и диверсионных групп в тылу врага. Активнее стали действовать подразделения местной противовоздушной обороны.

ЦК партии, ГКО и Ставка Верховного главнокомандования приняли ряд мер по улучшению управления войсками, защищавшими Ленинград, и организации обороны города.

23 августа решением Ставки Северный фронт был разделен на два — Ленинградский и Карельский. 30 августа Государственный Комитет Обороны упразднил Военный совет обороны Ленинграда и передал его функции Военному совету Ленинградского фронта. 5 октября было упразднено Северо-Западное направление. Все руководство организацией обороны города Ленина сосредоточилось в руках командования и Военного совета Ленинградского фронта, и это было сделано весьма своевременно.

Усилив свои войска свежими пополнениями и техникой, гитлеровцы 8 сентября прорвались к Ладожскому озеру, захватили Шлиссельбург, перерезали все сухопутные пути, связывающие Ленинград со страной; начался обстрел города из дальнобойных орудий. Наступил самый трудный этап в обороне Ленинграда — борьба армии, флота, советских партизан и всех трудящихся города в условиях вражеской блокады.

Блокировав Ленинград, немецко-фашистские войска с яростью обреченных продолжали рваться к городу. В конце сентября в результате упорных боев удалось остановить их и стабилизировать положение на Ленинградском фронте. Большую роль в этом сыграли решительные действия Г. К. Жукова и других военачальников, обеспечивших оборону города Ленина в сентябрьские дни, огромная работа Ленинградской партийной организации по мобилизации всех сил и средств на разгром врага.

Этот успех был подготовлен тяжелыми оборонительными боями защитников Ленинграда в июле — августе, в значительной мере обескровившими гитлеровские полчища. Достойный вклад в это великое дело внес в те суровые дни главнокомандующий Северо-Западного направления, а затем командующий Ленинградским фронтом К. Е. Ворошилов.



192 «Солдатами были все». Минск, 1972, стр. 24.
193 «Солдатами были все», стр. 27.
194 «История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 — 1945», т. 2. М., 1961, стр. 81.
195 Э. Манштейн. Утерянные победы. М, 1957, стр. 181.
196 «На защите Невской твердыни». Л., 1965, стр. 81.
197 «Военно-исторический журнал», 1960, № 12, стр. 29.
198 С. И. Кабанов. На дальних подступах. М., 1971, стр. 184 — 185.
199 Д. В. Павлов. Ленинград в блокаде (1941 г.). М., 1961, стр. 14.
200 См. «Правда», 21 августа 1941 года.
201 Ленинградский партийный архив (ЛПА), ф. 1816, оп. 4, ед. хр. 4, л. 11 об. — 12.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4005

X