Новые задания партии

После возвращения в Москву с Ленинградского фронта К. Е. Ворошилов получает новые ответственные поручения ЦК партии и Государственного Комитета Обороны. С 24 по 29 сентября 1941 года он по поручению Ставки Верховного главнокомандования находился в войсках 54-й армии Волховского фронта, с 29 сентября по 1 октября участвует в работе Московской конференции представителей СССР, США и Англии по вопросам о взаимной военно-экономической помощи.

Представители США и Англии на конференции уклонились от полного удовлетворения заявок СССР на вооружение и стратегические материалы, но согласились все же ежемесячно поставлять 100 бомбардировщиков и 300 истребителей (наша заявка 300 бомбардировщиков и 100 истребителей), 500 танков (заявка — 1100). Вдвое была сокращена наша заявка на поставку алюминия, в десять раз — на поставку противотанковых ружей и броневых листов для танков. Советский Союз обязался поставлять Англии и США сырье для производства вооружения. В дальнейшем был положительно решен вопрос и о распространении на СССР американского закона о ленд-лизе — передаче в аренду или взаймы вооружения воюющим странам.

Осенью 1941 года началась великая Московская битва. ЦК партии, Государственный Комитет Обороны и Ставка приняли решительные меры по укреплению обороны столицы. Постановлением ГКО был определен главный рубеж сопротивления немецко-фашистским захватчикам под Москвой — Можайская линия. обороны. Сюда спешно направлялись войска, техника, боепитание. Подготовка новых стратегических резервов в глубинных районах страны была возложена на Главное управление формирования и укомплектования войск РККА (Главупраформ) во главе с Е. А. Щаденко. Организация и осуществление контроля за ходом формирования и обучения резервных частей и соединений были поручены К. Е. Ворошилову.

13 октября К. Е. Ворошилов выехал в районы подготовки стратегических резервов. Сферой его деятельности стали Московский, Приволжский, Среднеазиатский, Уральский и Южноуральский военные округа, многие области и автономные республики. В помощь ему была выделена большая группа генералов.

Находясь в военных округах с небольшими перерывами около 14 месяцев, Климент Ефремович выполнял и другие задания ГКО и Ставки Верховного главнокомандования. Он и подчиненные ему инспекторские группы приняли участие в формировании и боевой подготовке 58 бригад, 64 стрелковых и 8 кавалерийских дивизий, 11 армий202. Чтобы максимально ускорить обучение и отправку на фронт резервных соединений, К. Е. Ворошилов по договоренности с Е. А. Щаденко решил применить в боевой подготовке формируемых бригад, дивизий и армий комплексный метод: проводить в полевых условиях двусторонние тактические учения и одновременно осуществлять индивидуальную подготовку бойца, сколачивание отделений, взводов и других подразделений.

Организуя инспектирование и обучение резервных войск, К. Е. Ворошилов на поездах, самолетах, дрезинах, автомашине добирался до самых отдаленных мест. О ходе формирования и боевой подготовки стратегических резервов он регулярно докладывал Верховному главнокомандующему И. В. Сталину.

К. Е. Ворошилов проводил большую организаторскую и политическую работу не только с командованием и личным составом военных округов и резервных частей и соединений, но и с местным населением. Он побывал тогда в Горьковской, Калининской, Кировской, Куйбышевской, Молотовской, Пензенской, Саратовской, Свердловской, Тамбовской, Ульяновской, Челябинской, Чкаловской областях, в Башкирской, Марийской, Татарской, Удмуртской и Чувашской АССР, в Актюбинской области Казахской ССР, во многих городах и селах, где проходило формирование и обучение войск. И всюду он встречался с партийными, советскими и военными работниками, вместе с ними решал многие вопросы помощи фронту, формируемым бригадам, дивизиям и армиям.

Благодаря этому Клименту Ефремовичу и его помощникам удалось пополнить многие формируемые части и соединения лучшими коммунистами и комсомольцами — тружениками заводов и фабрик, колхозов и совхозов, организовать снабжение резервных войск — по нарядам и на добровольных началах — лыжами, лопатами, теплой одеждой, валенками, шапками, рукавицами и т. п. При отсутствии оружия на складах оно, по договоренности с центром и местными органами, направлялось в части прямо с заводов.

Всюду, где ему приходилось тогда бывать, К. Е. Ворошилов глубоко интересовался делами оборонных предприятий, ходом сельскохозяйственных работ в колхозах и совхозах. Климент Ефремович по поручению ЦК партии и ГКО оперативно решал в Челябинске все вопросы, связанные с быстрейшей заменой выпуска тракторов производством танков. С 13 ноября 1941 года на выпуск танков были переключены все заводские цехи. По призыву Ворошилова на Кировском заводе (бывш. ЧТЗ) танкостроители развернули упорную борьбу за выпуск для фронта боевых машин.

Время у К. Е. Ворошилова было рассчитано по часам и минутам. Вот типичный для него день той поры — 25 ноября 1941 года.

Климент Ефремович знакомился с ходом передислоцирования штаба и соединений 61-й армии, проверил укомплектование дивизий этой армии всем необходимым, распорядился установить местонахождение в пути вагонов и барж с оружием, обеспечить изменение их маршрутов, чтобы оружие было доставлено куда следует. После этого он вместе с партийными и советскими руководителями области проверил строительство запасного оборонительного рубежа, обратил внимание на неудачный выбор места и медленные темпы работы, попросил секретаря обкома партии непосредственно заняться этими вопросами. В тот же день Климент Ефремович выступил с речью в обкоме ВКП(б) на совещании с партийными работниками, отобранными для политической работы в армии Но рабочий день на этом не кончился.

В дневниковой записи помощника К. Е. Ворошилова в этот день значится:

«В 20.00 маршал принял командующего армией т. Попова и члена Военного совета т. Колобякова.

В 21.00 маршал заслушал доклад генерал-лейтенанта т. Чибисова о проделанной работе группы командиров по организации боевой подготовки и сколачиванию частей армии.

В 22.00 маршал принял зам. начальника Управления НКВД т. Осетрова. В 23.00 маршал прибыл в обком, откуда разговаривал по телефону с т. Щаденко о состоянии дивизий — о неукомплектованности армии, полков связи, дивизий личным составом, вооружением и имуществом.

— (разговаривал) с т. Хрулевым о необходимости быстрее снабдить отправляемые (на фронт) дивизии всем положенным.

В 0.20 (26 ноября) маршал разговаривал по телефону с начальником ГАУ т. Яковлевым о снабжении дивизий вооружением. В 0.35 (разговаривал) с т. Василевским, который проинформировал об обстановке на фронтах.

Кроме того, в 0.50 маршал выяснил с т. Найденовым положение со снабжением дивизий средствами связи и отправкой телефонного кабеля в 325 и 326 сд.».



И так изо дня в день: встречи с партийными, советскими и военными руководителями, оперативное решение многих больших и малых вопросов, поездки в части и соединения, на военные заводы, участие в стрельбах и тактических учениях войск. При этом Климент Ефремович обязательно находил возможность для бесед с бойцами командирами и политработниками, с рабочими и колхозниками.

В поздние часы, как правило, подводились итоги, заслушивались доклады об исполнении тех или иных поручений, велись телефонные разговоры с Москвой и Куйбышевом, где находилась тогда часть центрального партийного и советского аппарата, отправлялись донесения в ГКО и Ставку. Чаще всего Клименту Ефремовичу приходилось решать текущие вопросы с А. И. Микояном, начальником тыла РККА А В. Хрулевым, начальником Главупраформа Е. А. Щаденко, начальником Главного артиллерийского управления РККА Н Д. Яковлевым и другими.

Организуя работу инспекторских групп, К. Е Ворошилов постоянно направлял и контролировал их деятельность, добивался высокой ответственности каждого исполнителя за порученное дело. Присутствуя в бригадах и дивизиях, он отменял плохо подготовленные или слабо проведенные стрельбы и двусторонние тактические учения, заставлял проводить их вновь.

Климент Ефремович радовался росту воинского мастерства резервных частей и соединений, мобилизовывал бойцов, командиров и политработников на упорное освоение военного дела. Проводя разбор двустороннего учения частей 139-й стрелковой дивизии 4-й резервной армии 12 июня 1942 года, он говорил:

«Второй раз я присутствую на занятиях вашей дивизии. Если в первый раз дело вышло не совсем хорошо, то сегодня все три полка выглядели значительно лучше... Каждый час, каждая минута должны быть разумно вами использованы. Каждый последующий час должен наращивать новые знания и навыки в боевой подготовке. Урон врагу нанесет только тот, кто хорошо овладеет военным делом».


Многие из сформированных и подготовленных с помощью К. К Ворошилова бригад, дивизий и армий были направлены Ставкой на оборону столицы, участвовали в разгроме немцев под Москвой, в дальнейших боях против немецко-фашистских захватчиков. Отважно сражаясь с врагом, они прославили свои боевые знамена. Так, например, 327-я дивизия за подвиги при прорыве блокады Ленинграда была преобразована в 64-ю гвардейскую, 179-я дивизия дошла до Берлина, штурмовала рейхстаг, 2-я и 3-я ударные армии (бывшие 26-я и 60-я) участвовали в завершающих боях по разгрому фашистской Германии, а 60-я армия (бывшая 3-я резервная) форсировала Днепр, участвовала в освобождении Польши и Чехословакии.

С 15 февраля по 25 марта 1942 года К. Е. Ворошилов по заданию Ставки снова на Волховском фронте. Но и в это время он продолжает внимательно следить за ходом формирования резервных войск: держит постоянную связь с командующими военными округами, направляет и контролирует деятельность подчиненных ему инспекционных групп.

5 сентября 1942 года К. Е. Ворошилов был назначен главнокомандующим партизанским движением.

Этому предшествовало важное событие: в Москве в конце августа — начале сентября состоялось созванное ЦК ВКП(б) совещание представителей партийных органов, командиров и комиссаров партизанских соединений и отрядов Украины, Белоруссии, Орловской и Смоленской областей, обсудившее вопросы борьбы в тылу врага. В совещании приняли участие члены Политбюро ЦК партии, руководящие работники аппарата ЦК, Наркомата обороны и Центрального штаба партизанского движения, многие видные партизанские руководители.

Обобщающим документом совещания был приказ Народного комиссара обороны СССР И. В. Сталина от 5 сентября 1942 года «О задачах партизанского движения». В нем были подведены итоги деятельности советских партизан за первый год войны, ставились задачи дальнейшего усиления их помощи Красной Армии в разгроме нацистской Германии.

Назначение в эти дни главнокомандующим партизанским движением члена Политбюро ЦК ВКП(б) и члена Государственного Комитета Обороны свидетельствовало об огромном внимании ЦК партии и Советского правительства к дальнейшему развертыванию партизанской борьбы в тылу врага и вместе с тем явилось выражением большого доверия К. Е. Ворошилову — испытанному полководцу и военачальнику.

Климент Ефремович оказался достойным этого доверия. Он глубоко понимал всю важность данного ему нового партийного задания, так как активно участвовал в выработке всех директив и постановлений ЦК, определявших цели и задачи партизанской борьбы.

Свою работу на новом посту Ворошилов строил в тесном контакте с руководителями подпольных партийных органов и партизанских формирований.

Руководитель одного из соединений белорусских партизан, впоследствии председатель Президиума Верховного Совета Белорусской ССР В. И. Козлов вспоминал об одной из встреч командования соединения с К. Е. Ворошиловым:

«Особенно интересовался Климент Ефремович тактикой партизанской борьбы. Я доложил, как мы воюем теперь и как думаем воевать в дальнейшем. Коротко рассказал о наиболее важных и сложных операциях, проведенных партизанами в Минске и Борисове, о старобинской, октябрьской и любанской операциях, о нашем рейде, а также о боевых действиях в Слуцке, Красной Слободе и в деревне Клинок.

...Товарищ Ворошилов внимательно слушал, делая время от времени пометки на листке бумаги. ...В конце беседы Климент Ефремович сердечно поблагодарил нас и сказал:

— Партизаны действительно несокрушимая сила. С помощью партизан Красная Армия и советский народ обязательно выйдут в этой войне победителями.

На следующий день в полдень, когда я собирался идти в штаб партизанского движения, зазвонил телефон. Я снял трубку. У телефона был товарищ Пономаренко. Из беседы я узнал, что Климент Ефремович после нашей встречи говорил с членами Политбюро ЦК ВКП(б). Все они очень интересовались нашими делами, подробно расспрашивали о белорусских партизанах, а потом было высказано пожелание принять меня в Кремле»203.



В тот период общими усилиями главкома партизанского движения и работников ЦШПД была расширена сеть специальных школ для подготовки организаторов партизанской борьбы, радистов, разведчиков, подрывников, усилилась работа по сооружению партизанских аэродромов и посадочных площадок. Советские летчики доставляли партизанам все необходимое, сбрасывали в глубокий тыл на парашютах диверсионные группы, вывозили на «Большую землю» больных и раненых.

Под руководством ЦК ВКП(б) и местных партийных органов партизанское движение набирало большую силу.

К. Е. Ворошилов отдавал руководству партизанской борьбой все свои знания и революционный опыт, всемерно содействовал развитию партизанского движения.

«Мне вспоминается один из боевых эпизодов, — писал видный участник партизанского движения, Герой Советского Союза Р. Н. Мачульский. — В ознаменование 25-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции штаб нашего партизанского соединения решил взорвать крупный железнодорожный мост на реке Птичь и тем самым нарушить важную коммуникацию в тылу противника. Это была сложная операция, так как мост усиленно охранялся гитлеровцами. Кроме того, не хватало взрывчатых материалов. План этой операции мы доложили тов. Ворошилову, он одобрил наш замысел и дал практические указания, как лучше провести операцию, чтобы обеспечить ее успех. Климент Ефремович прислал нам также специальный самолет со всеми необходимыми для осуществления этой операции материалами.

В ночь с 2 на 3 ноября 1942 г. мост был взорван, и мы доложили тов. Ворошилову, что боевое задание успешно выполнено»204.



15 декабря 1942 года К. Е. Ворошилов был направлен Ставкой в районы действий Ленинградского и Волховского фронтов для помощи в подготовке к прорыву блокады города Ленина.

Предстояли бои по сокрушению хорошо организованной вражеской обороны. Надо было скрытно провести всю подготовку, научить бойцов смелым и решительным боевым действиям на заранее разведанных рубежах. С этой целью были проведены сборы командного состава, а затем командно-штабные игры. Одновременно в частях и подразделениях шли упорные тренировки в специально оборудованных местах, сооруженных по примерному образцу тех узлов обороны противника, которые предстояло штурмовать, отрабатывалось взаимодействие пехоты, артиллерии и других родов войск.

Накануне операции в частях и соединениях фронтов широко проводилась партийно-массовая работа. Климент Ефремович, находясь в 942-м стрелковом полку 268-й дивизии 67-й армии (Ленинградский фронт), беседовал со многими бойцами и офицерами, интересовался их настроением, спрашивал, готовы ли они к бою. Воины отвечали твердо и решительно: «Готовы, товарищ маршал, и приказ, безусловно, выполним!»

В результате согласованных действий войск Ленинградского и Волховского фронтов, в тяжелых боях, продолжавшихся с 12 по 18 января 1943 года, вражеская блокада Ленинграда была прорвана (координацию действий фронтов осуществляли представители Ставки К. Е. Ворошилов и Г. К. Жуков). Немецко-фашистские войска неоднократно пытались ликвидировать пробитую в их кольце брешь к югу от Ладоги, но так и не сумели сделать этого. Приковав к себе здесь значительные силы врага, наши войска не позволили гитлеровцам перебросить отсюда часть своих сил на другие фронты, и в частности на помощь войскам Паулюса, окруженным под Сталинградом.

Содействуя закреплению достигнутого успеха, К. Е. Ворошилов участвовал в организации боевых действий советских войск в районе Мги. Попытки противника сосредоточить силы для ликвидации только что созданного нашими войсками коридора в их обороне были сорваны. В этот период 54-я армия нанесла удар по фашистам в сторону Чудова и тем самым предотвратила их прорыв к Шлиссельбургу.

Гитлеровцы стремились во что бы то ни стало вернуть утраченные позиции. Шли упорные сражения. К. Е. Ворошилов снова оказался на переднем крае, и это воодушевляло советских воинов. Однако такие поездки были чреваты неожиданностями и большими опасностями.

К. А. Мерецков, командовавший в то время Волховским фронтом, рассказывает такой эпизод:

«Знакомиться с обстановкой в этом районе прибыл представитель Ставки К. Е. Ворошилов. Я сопровождал его. Мы были на командном пункте дивизии, вклинившейся в расположение противника. Вдруг поднялась стрельба. Выскакиваем из землянки. В чем дело? Оказалось, что вражеский десант автоматчиков при поддержке самоходок прорвался и окружает КП. Мы, вероятно, сумели бы пробиться к своим, но, отвечая за безопасность представителя Ставки, я не мог рисковать. Связываюсь по телефону с 7-й гвардейской танковой бригадой и приказываю прислать на выручку танки. Комбриг докладывает, что все боевые машины выполняют задание, налицо один танковый взвод, да и тот после боя не в полном составе.

Делать нечего. Пока пара танков мчится к КП, организуем круговую оборону подручными силами. Несколько связистов и личная охрана развернулись в жидкую цепочку и залегли с автоматами. Минут пятнадцать отбивались. Но вот показались наши танки.

Сразу же наши бойцы поднялись в атаку, следуя за танками, смяли фашистов и отбросили на полкилометра, а потом подоспевшая пехота завершила разгром прорвавшейся вражеской группы»205.



С 25 мая 1943 года Климент Ефремович возглавлял трофейный комитет при ГКО, в состав которого входили член Оргбюро ЦК партии Н. М. Шверник, начальник тыла РККА А. В. Хрулев, начальник Главного артиллерийского управления РККА Н. Д. Яковлев и другие. Этот комитет ведал учетом и распределением захваченного у врага оружия, боевой техники, боеприпасов, вещевого имущества, продовольствия, сбором и отправкой на заводы черного и цветного металлолома (разбитая техника), очисткой городов, железнодорожных станций и портов от поврежденного имущества и взрывчатых веществ.

Трофейный комитет при ГКО в 1943 году организовал постоянно действующую выставку образцов трофейного оружия в Московском парке культуры и отдыха имени Горького. Ее посетители воочию убеждались в том, какого сильного и коварного врага одолевают в тяжелых и упорных боях советские воины, весь наш народ.

В сентябре 1943 года К. Е. Ворошилов возглавит: Комиссию по вопросам перемирия при Наркомате иностранных дел СССР, в которую входили М. Р. Галактионов, А. А. Игнатьев, И. М. Майский, В. П. Потемкин, Б. М. Шапошников и другие. В дальнейшем в связи с усложнением стоявших перед нею задач она была преобразована в Комиссию по перемирию с Германией (в прежнем составе) и дополнительно созданную Комиссию по перемирию с Финляндией, Венгрией и Румынией, в нее входили К. Е. Ворошилов (председатель). С. Т, Базаров, И. С. Исаков, Б. М. Шапошников. Член этих комиссий под руководством Климента Ефремович внесли значительный вклад в разработку советской программы мирного урегулирования.

28 ноября — 1 декабря 1943 года К. Е. Ворошилов участвовал в работе Тегеранской конференции руководителей трех держав — СССР, США и Великобритании, на которой главное место занял вопрос об открытии второго фронта. Благодаря настойчивой и гибкой политике Правительства СССР на этот раз удалось добиться от Англии и США твердых обязательств начать вторжение в Северную Францию в мае 1944 года.

По поручению И. В. Сталина — главы Советского правительства — К. Е. Ворошилов вел тогда военные переговоры с представителями военного командования США и Англии, настаивал на быстрейшем осуществлении операции «Оверлорд» (кодовое название операции по высадке войск союзников в Северо-Западной Франции). На все попытки военачальников западных держав преувеличить роль их действий в Средиземном море он твердо заявил, что советская сторона рассматривает эти действия как имеющие второстепенное значение.

С 15 декабря 1943 года по 19 апреля 1944 года К. Е. Ворошилов как представитель Ставки участвовал в разработке и осуществлении плана операции по освобождению Крыма Отдельной Приморской армией. Вместе с Маршалом Советского Союза А. М. Василевским он координировал действия 4-го Украинского фронта, Отдельной Приморской армии, Черноморского флота и Азовской военной флотилии.

Участник боев за освобождение Крымского полуострова, начальник Оперативного управления Генерального штаба в те годы С. М. Штеменко вспоминает:

«Работу начали сразу же. К. Е. Ворошилов заслушал доклады И. Е. Петрова и командующего Черноморским флотом Л. А. Владимирского. На следующий день побывали в двух стрелковых корпусах: в 11-м у генерал-майора Б. Н. Аршинцева и в 16-м у генерал-майора К. И. Провалова. Неугомонный Климент Ефремович не ограничился только тем, что услышал от командиров корпусов и увидел сам с их НП. Он рвался в окопы, на передний край...»206


В ходе начавшейся операции К. Е. Ворошилов и А. М. Василевский четко осуществляли координацию действий сухопутных, Военно-Морских и Военно-Воздушных Сил, информировали друг друга о положении дел Когда командующий 4-м Украинским фронтом

Ф. И. Толбухин попросил ускорить переход в наступление Отдельной Приморской армии, А. М. Василевский немедленно сообщил об этом К. Е. Ворошилову и получил от него по телефону четкий ответ: в 22 часа 10 апреля Приморская армия начала боевые действия и сильными передовыми отрядами заняла первые траншеи противника; главные силы корпусов армии, начав наступление в 2 часа 11 апреля, к 6 часам полностью освободили город Керчь, а к 22 часам, преследуя отходящего врага, вышли на рубеж Мескечи, Кашик-Джермай, Ленинск, Кол-Кипчак, Коджанка207.

Несмотря на сложность боевой обстановки, Климент Ефремович нашел возможность для того, чтобы выехать из Отдельной Приморской армии, где он постоянно находился, в штаб 4-го Украинского фронта.

«15. IV. В этот день меня и командование войск 4-го Украинского фронта в Сарабузе Болгарском навестил К. Е. Ворошилов, — пишет А. М. Василевский. — Это позволило нам более детально договориться о совместных действиях войск фронта и Отдельной Приморской армии...»208


Успешное наступление советских войск завершилось полным разгромом вражеской группировки в Крыму, освобождением всей территории Крымского полуострова и города-героя Севастополя.

Красная Армия гнала фашистских захватчиков с нашей земли. Перед ее воинами встали новые задачи в связи с освободительной миссией Красной Армии в Европе. Эти вопросы обсуждались на созванном Центральным Комитетом партии совещании членов Военных советов фронтов (май 1944 года), на совещании Политбюро ЦК ВКП(б) и Ставки Верховного главнокомандования, рассмотревших план боевых действий на завершающем этапе войны (начало июля 1944 года). К. Е. Ворошилов принял участие в работе этих совещаний, а также в подготовке и осуществлении ряда постановлений ГКО: «Об усилении внимания делу восстановления и развития угольной и нефтяной промышленности, черной и цветной металлургии и электростанции»; о задачах Красной Армии в связи с вступлением на территорию Польши; о задачах Красной Армии в связи с вступлением на территорию Венгрии и др.

1 февраля 1945 года К. Е. Ворошилов был назначен председателем Союзной контрольной комиссии в Венгрии. На этом ответственном посту он умело координировал действия представителей союзных держав, обеспечивал налаживание нормальной жизни и порядка в венгерских городах и селах, создание благоприятных условий для укрепления в стране демократических сил. Все это способствовало победе и утверждению народной власти, проведению прогрессивной земельной реформы, усилению влияния Венгерской рабочей партии и в конечном счете установлению в Венгерской Народной Республике социалистического строя.

В горячую пору весенних полевых работ 1945 года Советское правительство выделило Венгрии большое количество тракторов, отпустило из запасов Советской Армии 11 тысяч тонн горючего и 700 тонн смазочных масел. Советские воины предоставили деревенской бедноте несколько тысяч лошадей для проведения сева и 500 автомашин, организовали ремонт сельскохозяйственного инвентаря, обезвредили более 1 миллиона мин и тем самым сделали поля доступными для обработки. Многие из них участвовали в проведении полевых работ.

К. Е. Ворошилов внес свою лепту в установление и укрепление равноправных отношений между СССР и Венгрией.

Всюду, куда в годы Великой Отечественной войны посылали К. Е. Ворошилова партия и Советское правительство, он своей беззаветной и неутомимой работой содействовал достижению победы нашего народа над немецко-фашистскими захватчиками. За ратные подвиги в годы войны он удостоен высокой награды — ордена Суворова 1-й степени.

Отмечая заслуги К. Е. Ворошилова в годы Великой Отечественной войны, Маршал Советского Союза В. Д. Соколовский писал: «Он занимался координацией боевых действий партизанских соединений, разрабатывал планы нанесения ударов по коммуникациям, базам и штабам противника... Он проводил огромную работу по формированию крупных войсковых резервов, участвовал в колоссальной хозяйственно-организационной работе по перестройке народного хозяйства страны на нужды фронта»209.

В 1956 году Клименту Ефремовичу Ворошилову было присвоено звание Героя Советского Союза, в 1968 году он награжден второй медалью «Золотая Звезда».



202 Данные об участии К. Е. Ворошилова в подготовке стратегических резервов в Московском, Приволжском, Среднеазиатском, Уральском и Южноуральском военных округах заимствованы из дневниковых записей его помощника генерал-майора в отставке Л. А. Щербакова,
203 В. И. Козлов. Верен до конца. М., 1970, стр. 390, 391 — 392.
204 «Военно-инженерный журнал», 1951, № 2, стр. 17 — 18.
205 К. Л. Мерецков. На службе народу. Страницы воспоминаний. М., 1970, стр. 326 — 327.
206 С. М. Штеменко. Генеральный штаб в годы войны. М., 1968, стр. 209.
207 См. «Военно-исторический журнал», 1971, № 6, стр. 59.
208 Там же, стр. 61.
209 «Военный вестник», 1951, № 3, стр. 16 — 17.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3399