Накануне суровых испытаний

Международная обстановка второй половины 30-х годов была не только тревожной, но и угрожающей.

Приблизилась опасность развязывания новой мировой войны. Во многих капиталистических странах резко возросли ассигнования на военные цели, усилилась гонка вооружений. С 1934 по 1936 год в Японии доля военных расходов в бюджете увеличилась с 43,4 до 70 процентов, в Германии — с 21 до 67, в Италии — с 20 до 52 процентов.

В этих условиях Советскому Союзу приходилось вести очень гибкую внешнюю политику — настойчиво добиваться коллективной безопасности и одновременно не только морально поддерживать миролюбивые государства, ставшие жертвами агрессии, но и оказывать им практическую помощь. Большую работу в этом направлении по указанию партии и правительства проводил Народный комиссариат обороны СССР.

После вторжения в июле 1937 года японских войск в Центральный Китай Советское правительство выделило Китаю 250 миллионов долларов для покупки в СССР военного снаряжения и в счет этого кредита направило ему только в 1938 — 1939 гг. 777 самолетов, 82 танка, 1550 грузовых автомашин, 1225 пушек и гаубиц, 9525 пулеметов, 50 тысяч винтовок, а также большое количество авиабомб, снарядов, патронов и других военных материалов182.

Отважно сражались в Китае против японских агрессоров советские военные летчики-добровольцы. Некоторые из них погибли и похоронены в китайской земле.

Огромную помощь оказал Советский Союз в те годы испанскому народу в его героической борьбе против франкистских мятежников и стоявших за их спиной немецко-итальянских интервентов.

СССР лишь в 1936 — 1937 годах поставил республиканской Испании более 800 военных самолетов, 362 пулеметно-пушечных танка, 120 броневых машин, более 1550 артиллерийских орудий, 15 тысяч пулеметов, 500 тысяч винтовок, огромное количество патронов, снарядов и другого военного снаряжения, медикаментов и продуктов питания. Направленные в Испанию по просьбе республиканского правительства, советские военные советники отдавали порученному делу все свои знания и энергию.

В составе республиканской армии отважно сражались многие советские воины-добровольцы. В их числе: 772 летчика, 351 танкист, 100 артиллеристов, 77 военных моряков, 339 других военных специалистов, 202 переводчика. Верные своему интернациональному долгу, они боролись с фашистами, не щадя собственной жизни. Их подвиги не забыты испанским народом.

Партия и Советское правительство придавали огромное значение изучению опыта уже начавшихся в Европе и на Дальнем Востоке военных действий, сильных и слабых сторон вероятных противников. Особенно глубокий интерес проявлялся к опыту военных действий в Испании, где в войсках генерала Франко использовались немецкая боевая техника, итальянские и немецкие военные специалисты — штабные работники, летчики, танкисты и др.

В 1937 году возвратившаяся из Испании группа советских военных советников — Н. Н. Воронов, Д. Г. Павлов, Я. В. Смушкевич и другие — самым детальным образом доложила в Наркомате обороны СССР и в Политбюро ЦК партии свои выводы и предложения, сделанные из анализа боев в Испании.

«Нас пригласили в зал заседаний, — вспоминал позднее об этом Н. Н. Воронов. — Сразу же завязался деловой разговор. Я. В. Смушкевич рассказал о действиях авиации в Испании, Д. Г. Павлов — о действиях танков, я — о боевом применении артиллерии. Старался выделить возросшую роль наземной и зенитной артиллерии в современной войне. Члены Политбюро задали много вопросов. Их интересовало, как комплектовалась и оснащалась артиллерия Испании, в чем проявились недочеты в действиях итальянского экспедиционного корпуса. Затем летчики И. И. Копец и К. М. Гусев рассказали о проведенных ими воздушных боях»183.


Нарастание военной опасности как в центре Европы, так и на Дальнем Востоке вынуждало партию и Советское правительство принимать срочные меры к дальнейшему укреплению экономической и оборонной мощи СССР. Материальной основой выполнения этой задачи были экономические успехи Советского Союза.

Партия и правительство в 1937 году увеличили бюджетные ассигнования Наркомату обороны СССР до 17,5 миллиарда рублей (при плановой наметке в 4,3 миллиарда рублей). Были обеспечены более высокие темпы производства военной продукции. Увеличилось поступление в армию нового оружия и боевой техники.

Перспективным планом развития РККА на 1939 — 1942 годы, рассмотренным К. Е. Ворошиловым и начальником Генштаба Б. М. Шапошниковым, а затем утвержденным ЦК партии и СНК СССР, предусматривалось увеличить численность Красной Армии лишь на 175 тысяч человек. Главный упор делался на максимальное совершенствование боевой подготовки войск, их вооружения, организационной структуры и системы управления.

Все это было сделано весьма своевременно, так как уже вскоре развернувшиеся события потребовали от нашей страны решительных действий.

29 июля 1938 года японские войска вторглись на территорию СССР в районе озера Хасан. Обладая превосходством в живой силе и технике, они захватили высоты Безымянную и Заозерную, надеясь после этого контролировать дальние подступы к Владивостоку. Но это были расчеты, построенные на песке.

Упорные бои в районе озера Хасан продолжались 14 дней — с 29 июля по 11 августа. Противник цепко удерживал занятые и укрепленные им позиции. 1 августа в штаб Дальневосточного фронта поступил приказ Наркома обороны СССР К. Е. Ворошилова: «В пределах нашей границы снести и уничтожить интервентов, занявших высоты Заозерная и Безымянная, применив в дело боевую авиацию и артиллерию»184. В район конфликта были направлены свежие силы и боевая техника.

Объединенными действиями пехоты, артиллерии, танков и авиации японские захватчики были разгромлены.

Бои Красной Армии у озера Хасан были первой после гражданской войны и иностранной интервенции серьезной схваткой наших Вооруженных Сил с кадровыми войсками одной из сильнейших империалистических держав. Поэтому, несмотря на ограниченный район действия, они дали много поучительного.

Советские воины сражались храбро и самоотверженно, показали высокие образцы доблести и героизма. Вместе с тем в ходе боев выявились серьезные просчеты в подготовке наших войск, в работе штабов частей и соединений, в организации взаимодействия различных родов войск. В связи с этим К. Е. Ворошилов писал: «Мы оказались недостаточно... молниеносны и четки в тактике и особенно в применении соединенных сил и нанесении концентрированного удара»185.

В результате обсуждения итогов боев в районе озера Хасан на заседании Главного военного совета РККА было принято развернутое решение, направленное на дальнейшее повышение боевой и мобилизационной готовности войск, расположенных на Дальнем Востоке, и на усиление охраны наших границ.

В мае 1939 года японские милитаристы совершили новую агрессию — на этот раз против дружественной нам Монгольской Народной Республики в районе реки Халхин-Гол.

В первых боях в районе реки Халхин-Гол, начавшихся 28 мая 1939 года, японские войска, обладая втрое большей численностью пехоты и значительным превосходством в артиллерии, танках и авиации, вели активное наступление, но советско-монгольские войска упорно защищались, изматывая силы врага. И хотя японцам удалось переправиться на левый берег реки и даже занять гору Баин-Цаган и прилегающую к ней местность, они не сумели выбить советские войска с занятого ими плацдарма на правом берегу Халхин-Гола и закрепить свой временный успех.

Наркомат обороны внимательно следил за ходом военных действий в Монголии, принимал меры к переброске в район боев дополнительных войсковых контингентов и боевой техники. Приказом наркома было укреплено руководство 57-го особого стрелкового корпуса — его командиром был назначен Г. К. Жуков. Его просьба — усилить нашу авиацию, выдвинуть к району боевых действий не менее трех стрелковых дивизий и одной танковой бригады и значительно укрепить артиллерию была удовлетворена.

Это позволило в кратчайший срок подготовить мощное контрнаступление и в течение трех дней совместными действиями пехоты, артиллерии, танков и авиации, при участии монгольской конницы, разгромить прорвавшуюся в район горы Баин-Цаган крупную японскую группировку. Противник был вынужден отойти на исходные позиции, понеся огромные потери.

Этот удар по японским войскам был настолько ошеломляющим, что Япония намеревалась прекратить начатую военную авантюру.

Но, подогреваемое империалистическими державами Запада, японское правительство, продолжая международный разбой, приступило к новому накапливанию сил. Это грозило возникновением на Дальнем Востоке большой войны. Необходимо было не допустить этого, быстро разгромить японских агрессоров.

Наркомат обороны СССР в короткий срок обеспечил превосходство наших войск над силами противника. По приказу наркома в район боев были переброшены 82-я и 57-я стрелковые дивизии, 6-я танковая и 212-я авиадесантная бригады, артиллерийские полки, части связи и др. Командовал созданной из всех сосредоточенных здесь соединений и частей 1-й армейской группой комкор Г. К. Жуков. Координация действий советских и монгольских войск была поручена командарму 2-го ранга Г. М. Штерну.

Стремительными действиями советско-монгольских войск за период с 20 по 31 августа большая часть японской 6-й армии, в которую вошли все японские войска, находившиеся в районе Халхин-Гола, была окружена и уничтожена. Потерпев поражение, Япония обратилась к Советскому правительству с просьбой о прекращении военных действий.

За время боев — с мая по сентябрь 1939 года — японцы потеряли до 55 тысяч солдат и офицеров, большое количество боевой техники.

Разгром японских захватчиков на реке Халхин-Гол показал не только возросшее боевое могущество Советских Вооруженных Сил, но и продемонстрировал всему миру верность СССР своим союзническим обязательствам. Он свидетельствовал о возросшем оперативно-тактическом мастерстве советского командного состава, высоком умении советских воинов бить врага в любых условиях.

Однако опасность новой мировой войны и нападения империалистов на Советский Союз продолжала возрастать. Особенно большой угрозой делу мира были агрессивные действия фашистской Германии.

После оккупации Австрии в марте 1938 года Германия начала открытую подготовку к расчленению и захвату Чехословакии.

Советский Союз был полон решимости внести достойный вклад в коллективные действия европейских стран в защиту свободы и независимости чехословацкого народа. Президенту Чехословакии было сообщено, что СССР готов оказать военную помощь Чехословакии даже в том случае, если от выполнения своих обязательств откажется Франция, а чехословацкое правительство примет решение сопротивляться агрессии186.

Нарком обороны СССР принял срочные меры к сосредоточению на западной границе мощных ударных сил. Белорусский и Киевский приграничные военные округа были преобразованы в особые военные округа. В Белорусском особом военном округе началось формирование двух армейских групп (Бобруйской, Витебской), а в Киевском особом военном округе — четырех таких же групп (Винницкой, Житомирской, Одесской и кавалерийской) со сроком завершения этой работы к 1 сентября 1938 года. Для их пополнения и усиления направлялись личный состав, боевая техника, боеприпасы, горючее.

Позиция западных держав вызывала глубокую озабоченность Советского правительства. В ответ на наглое требование Гитлера о передаче Германии Судетской области они понуждали чехословацкое правительство к безоговорочной капитуляции. Так, например, в англо-французской ноте от 19 сентября 1938 года Чехословакии предлагалось немедленно передать Германии Судетскую область «для предупреждения европейской войны».

В этих условиях Советское правительство приняло ряд дополнительных мер.

21 сентября 1938 года в Киевский особый военный округ была передана директива наркома обороны К. Е. Ворошилова привести в боевую готовность определенную часть войск и приблизить их к государственной границе. 23 сентября К. Е. Ворошилов и Б. М. Шапошников направили такую же директиву Белорусскому особому военному округу. Для прикрытия и поддержки войск приказывалось привлечь истребительную и бомбардировочную авиацию.

25 сентября 1938 года К. Е. Ворошилов, информируя советское посольство в Париже лишь о части этих мероприятий, телеграфировал для передачи французским властям:

«Наше командование приняло пока следующие предупредительные меры:

1. 30 стрелковых дивизий придвинуты в районы, прилегающие непосредственно к западной границе. То же самое сделано в отношении кавалерийских дивизий.

2. Части соответственно пополнены резервистами.

3. Что касается наших технических войск — авиации и танковых частей, то они у нас в полной готовности»187.



Этих сил, в сочетании с войсками Чехословакии и Франции (и даже без учета французских войск), было вполне достаточно для того, чтобы дать решительный отпор агрессору. Но правящие круги Англии и Франции предпочли сделку с Гитлером за счет Чехословакии.

29 сентября 1938 года в Мюнхене на конференции глав правительств Англии, Франции, Германии и Италии участь Чехословакии была решена — она была отдана на растерзание фашистской Германии.

Мюнхенский сговор создал новую обстановку в Европе. Фашистская Германия убедилась в безнаказанности своих агрессивных действий и усилила приготовления к новым захватам. В марте 1939 года немецко-фашистские войска полностью оккупировали Чехословакию.

Обострение международной обстановки требовало от Советского Союза предельной бдительности и осторожности. Об этом со всей остротой партия сказала на своем XVIII съезде, состоявшемся в марте 1939 года.

Выступая на съезде, нарком обороны К. Е. Ворошилов доложил о состоянии боевой готовности Вооруженных Сил и одновременно разоблачил происки международного империализма.

«Мировая буржуазия, — говорил он, — ищет выхода из тупика неразрешимых противоречий в озверелом фашизме, предоставляя ему полную свободу действий. Она поощряет его на военные авантюры, подталкивает на борьбу с Советским Союзом.

...Миролюбивые государства, среди которых имеются и наши ближайшие соседи, мало делают для упрочения мира и подготовки отпора агрессорам. Поэтому мы должны, как и раньше, полагаться только на себя»188.



В этих сложных условиях Советский Союз продолжал упорную борьбу за сохранение мира и создание системы коллективной безопасности. Он был единственным государством, которое не признало оккупацию Австрии и Чехословакии гитлеровцами и осудило ее как акт произвола, насилия и агрессии. Когда же немецко-фашистские войска захватили принадлежащую Литве Клайпедскую область, правительство СССР 28 марта 1939 года обратилось к Латвии и Эстонии с заявлениями, в которых предупреждало их о нависшей над ними опасности. При этом было сообщено, что Советский Союз не останется безучастным к любым попыткам открыто или замаскированно уничтожить независимость Прибалтийских стран.

Но агрессоры все более наглели. Германия усиленно накапливала свои войска у польских границ. В апреле 1939 года Италия оккупировала Албанию и тем самым растоптала англо-итальянское соглашение о сохранении неизменного положения на Средиземном море.

Это вызывало тревогу у мировой общественности, вынуждало Англию и Францию согласиться на переговоры с СССР о выработке совместных мер по сохранению мира и обузданию агрессора.

Советский Союз вел переговоры открыто и честно, но англо-французской стороне нужна была лишь видимость переговоров. Ей нужно было усыпить бдительность СССР и выиграть время для того, чтобы «припугнуть» Германию и добиться от немецких монополистов уступок в конкурентной борьбе на мировых рынках, отказа их от колониальных претензий. За это Англия и Франция готовы были предоставить фашистской Германии полную свободу в ее агрессивных действиях на Востоке.

В ходе переговоров все более выявлялось стремление Англии и Франции получить от СССР в одностороннем порядке полную гарантию на случай нападения Германии на них и их союзников и в то же время избежать таких гарантий в отношении СССР и соседних с ним стран, если они станут жертвой агрессии.

Бесплодная переписка по этим вопросам продолжалась пять месяцев, и тогда правительство СССР, чтобы до конца выяснить позицию своих партнеров, 23 июля 1939 года предложило организовать в Москве переговоры военных миссий.

Они начались в Москве 11 августа 1939 года. Советский Союз представляла вполне авторитетная делегация во главе с Наркомом обороны СССР К. Е. Ворошиловым, имевшая все полномочия на ведение переговоров и на подписание военного договора. В составе военных миссий Англии и Франции оказались второстепенные военные деятели, не располагавшие к тому же и должными полномочиями. Так, глава французской миссии генерал Думенк предъявил документ, свидетельствовавший о том, что ему поручается лишь ведение переговоров, а глава английской делегации адмирал Драке оказался вообще без каких-либо официальных подтверждений своих полномочий.

К. Е. Ворошилов вместе с другими членами советской делегации (Н. Г. Кузнецов, А. Д. Локтионов, И. В. Смородинов, Б. М. Шапошников) предотвратил попытку англо-французской стороны навязать им пустую дискуссию о «целях» и «общих принципах» и направил ход переговоров в деловое русло. При этом выяснилось, что Англия и Франция не имеют конкретных военных планов для организации обороны договаривавшихся сторон.

В процессе переговоров также выяснилось, что общая численность вооруженных сил трех держав такова, что они вполне способны удержать гитлеровцев от принятия ими рокового шага, а в случае, если Германия выступит против них, разгромить ее в короткий срок. Были все условия предотвратить вторую мировую войну. Но Англия и Франция как раз и не хотели этого: они лишь выжидали, когда СССР и Германия вступят в войну друг с другом.

Желая ускорить и облегчить договоренность, советская делегация внесла на рассмотрение участников переговоров три варианта возможных действий вооруженных сил договаривавшихся держав. При этом предусматривались точно определенная взаимопомощь союзников и обязательное участие в войне Польши, связанной договорами с Англией и Францией.

Осуществление любого из этих вариантов было возможно лишь при наличии договоренности Франции и Англии с Польшей, Литвой и Румынией о пропуске советских войск через территорию этих стран. Поэтому достижение такой договоренности ставилось СССР перед Англией и Францией в качестве обязательного условия.

Глава английской делегации адмирал Драке, председательствовавший на этом заседании, поблагодарил советскую военную миссию «за ясное и точное изложение плана», но дальше этого ни англичане, ни французы не пошли. Они оказались не готовыми ответить на главный вопрос советской стороны: предполагают ли генеральные штабы Великобритании и Франции пропуск на польскую и румынскую территории Вооруженных Сил СССР, имеется ли у них договоренность об этом с Польшей и Румынией?

В связи с этим по предложению К. Е. Ворошилова заседания военных миссий были 14 августа приостановлены, чтобы английская и французская стороны могли запросить свои правительства по интересовавшему СССР вопросу. Однако ни на следующий день, ни в дальнейшем, вплоть до 21 августа, английская и французская делегации так и не получили ответа на свои запросы. Срыв переговоров стал фактом.

В беседе с корреспондентом газеты «Известия» К. Е. Ворошилов заявил тогда:

«Советская военная миссия считала, что СССР, не имеющий общей границы с агрессором, может оказать помощь Франции, Англии, Польше лишь при условии пропуска его войск через польскую территорию, ибо не существует других путей для того, чтобы советским войскам войти в соприкосновение с войсками агрессора.

...Несмотря на всю очевидность правильности такой позиции, французская и английская военные миссии не согласились с такой позицией советской миссии, а польское правительство открыто заявило, что оно не нуждается и не примет военной помощи от СССР.

Это обстоятельство сделало невозможным военное сотрудничество СССР и этих стран»189.



Провал англо-франко-советских военных переговоров наглядно показал подлинные замыслы правящих кругов Англии и Франции, направленные не к предотвращению войны, а к поощрению агрессии германского империализма против СССР. У Советского Союза не оставалось никаких иных возможностей избежать войны, кроме заключения предложенного германским правительством договора о ненападении. Это отодвинуло на какой-то срок опасность нападения гитлеровской Германии на СССР.

1 сентября 1939 года фашистская Германия вторглась на территорию Польши. Английское и французское правительства, опасаясь дальнейшего нападения немецко-фашистской армии на Францию, Англию и на их колонии, объявили войну Германии. Началась вторая мировая война.

Англия и Франция, заявившие в свое время о гарантиях польской безопасности и поощрявшие Польшу на отказ от советской помощи, ничего не сделали для оказания ей действенной военной поддержки. Буржуазно-помещичья Польша, оставленная один на один с превосходящим ее агрессором, не сумела организовать отпор врагу. Разрушая все на своем пути и совершая чудовищные злодеяния, немецко-фашистские войска двигались на Восток.

Создалась серьезная угроза безопасности Советского Союза, и поэтому необходимо было во что бы то ни стало помешать дальнейшему продвижению гитлеровских агрессоров, предотвратить порабощение фашистами наших единокровных братьев — западных украинцев и западных белорусов. Это и предопределило действия Советского правительства и наших Вооруженных Сил в тот период.

17 сентября 1939 года войска Красной Армии по указанию Советского правительства и приказу наркома обороны К. Е. Ворошилова начали освобождение западных областей Украины и Белоруссии, отторгнутых от нашей страны буржуазно-помещичьей Польшей в 1920 году. Эти области воссоединились с Советской Украиной и Советской Белоруссией.

По договору между СССР и Германией, подписанному 28 сентября 1939 года в Москве, была установлена новая граница Советского Союза, проходящая на 250 — 300 километров западнее прежней — примерно по линии Керзона, признанной в свое время Англией, Францией, США и Польшей.

Это был важный шаг для укрепления обороноспособности СССР, и его неотложную необходимость понимали наиболее дальновидные буржуазные деятели. Так, например, Черчилль, выступая по английскому радио 1 октября 1939 года, после ряда недружелюбных выпадов против Советского Союза, заявил:

«То, что русские армии должны были находиться на этой линии, было совершенно необходимо для безопасности России против немецкой угрозы»190.


Объявившие Германии войну Англия и Франция не вели серьезных боевых действий против гитлеровских захватчиков. Они все еще не отказались от попыток повернуть фронт войны против СССР. Агрессивные силы Англии, Франции и США подбивали на войну против СССР соседние с ним государства — Латвию, Эстонию и Литву, но эти происки потерпели провал: по договоренности с правительствами этих государств на их территорию были введены советские войска. Они прикрыли западные границы прибалтийских республик и тем самым обеспечили их безопасность от нападения агрессора.

Однако антисоветские интриги в Прибалтике продолжались, и это грозило развязыванием здесь опасных империалистических авантюр. Выступая против этого гибельного пути, трудящиеся Латвии, Литвы и Эстонии под руководством вышедших из подполья коммунистов осуществили в своих странах социалистическую революцию и обратились к Советскому правительству с просьбой о приеме их государств в Союз Советских Социалистических Республик. В августе 1940 года эти просьбы были удовлетворены.

Позднее с Советским Союзом воссоединились также Бессарабия и Северная Буковина.

Серьезную озабоченность Советского правительства в то время вызывало положение на северо-западной границе СССР. Правящие круги Финляндии были явно враждебно настроены к Советскому Союзу, вели закулисные переговоры с реакционными силами Германии, Англии и Франции. При их участии они укрепляли военные плацдармы для нападения на СССР («линия Маннергейма», Аландские острова и др.).

Объяснить военные приготовления Финляндии оборонительными целями было невозможно, так как никто ей не угрожал. Это стало еще более очевидным, когда в октябре 1939 года правительство Финляндии отклонило советское предложение о заключении пакта о взаимопомощи. После этого Советский Союз предложил Финляндии перенести советско-финскую границу на несколько десятков километров к северу от Ленинграда и заявил о своей готовности уступить Финляндии, в порядке компенсации, вдвое большую советскую территорию, прилегающую к финской границе. Но и это миролюбивое предложение было отклонено финским правительством.

Финляндия, закончив к тому времени негласную мобилизацию и увеличив численность своих войск почти в 7 раз, развернула их у советских границ и организовала здесь серию военных провокаций. Советское правительство вынуждено было принять ответные меры. Возник советско-финский вооруженный конфликт.

В результате решительных действий советских войск Финляндия запросила мира. 12 марта 1940 года был подписан мирный договор. Установленная в результате этого договора государственная граница Советского Союза укрепляла безопасность Ленинграда и Мурманска, улучшала стратегическое положение наших Балтийского и Северного флотов.

Итоги вооруженного конфликта с Финляндией были обсуждены на мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1940 года. С докладом по этому вопросу выступил К. Е. Ворошилов. Пленум рекомендовал Наркому обороны СССР провести расширенное заседание Главного военного совета совместно с командующими армиями, членами Военных советов армий, командующими корпусов и дивизий, на котором сделать надлежащие выводы из опыта последних войн.

На расширенном заседании Главного военного совета, состоявшемся 14 — 17 апреля 1940 года, были подробно обсуждены важнейшие вопросы укрепления обороноспособности СССР, приняты меры по дальнейшему повышению боевой готовности наших Вооруженных Сил и улучшению политической работы в войсках.

Исходя из принятых на Главном военном совете решений, Нарком обороны СССР К. Е. Ворошилов писал в первомайском приказе 1940 года:

«Красноармейцы, командиры и политработники в этой схватке еще раз показали не только высокие моральные качества Красной Армии, ее непреклонную волю и грозную силу советской военной техники, но также и умение пользоваться этой техникой в любых условиях современной войны.

...Военные действия последних месяцев обогатили Красную Армию новым боевым опытом. Этот опыт надо изучать, необходимо извлечь из него все уроки, поскорее изжить, ликвидировать все недочеты, обнаруженные в ходе боевых операций, усилить и продолжать совершенствовать все положительные стороны, выявленные в ходе боевых действий»191.



В мае 1940 года К. Е. Ворошилов был назначен заместителем председателя Совета Народных Комиссаров СССР и председателем Комитета Обороны при СНК СССР. Наркомом обороны стал С. К. Тимошенко.

Исполняя новые обязанности и находясь в составе Политбюро ЦК партии, Климент Ефремович продолжает заниматься военными делами, участвует в осуществлении неотложных мер по дальнейшему подъему решающих отраслей советской экономики, особенно тяжелой индустрии и военной промышленности.

ЦК ВКП(б) и СНК СССР уделяли пристальное внимание важнейшим вопросам укрепления экономической и оборонной мощи СССР. Как председатель Комитета Обороны К. Е. Ворошилов принимал участие в разработке и практическом осуществлении всех мероприятий партии и Советского правительства, направленных на повышение боевой готовности вооруженных сил; он всячески содействовал, в частности, успешному освоению и производству новых типов истребителей Як-1, ЛаГГ-3, МиГ-3, бомбардировщиков Пе-2, штурмовиков, новых танков KB и Т-34, а также другой боевой техники.



182 См. «СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны (сентябрь 1938 г. — август 1939 г.)». М., 1971, стр. 650, 690, 691.
183 Я. Я. Воронов. На службе военной. М., 1963, стр. 110.
184 «Вопросы истории», 1968, № 8, стр. 206.
185 Архив МО СССР, ф. 1, оп. 78424, д. 8, л. 100.
186 См. «Новые документы из истории Мюнхена». М., 1958, стр. 70 — 72, 103 — 105.
187 «Новые документы из истории Мюнхена», стр. 139 — 140.
188 К. Е. Ворошилов. Речь на XVIII съезде ВКП(б). М., 1939, стр. 5 — 6.
189 «Известия», 27 августа 1939 года.
190 «Фальсификаторы истории (Историческая справка)», М., 1952, стр. 58.
191 «Правда», 1 мая 1940 года.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3383

X