Стойкий борец за дело партии

«Одним из могущественных средств вооружения является учение Ленина, его заветы», — писал К. Е. Ворошилов в первую годовщину смерти вождя. В своей военно-политической деятельности он руководствовался ленинскими положениями о том, что в основе строительства наших Вооруженных Сил и всей практической боевой и воспитательной работы Красной Армии и Военно-Морского Флота лежит руководство партии, указания и директивы ее Центрального Комитета. К. Е. Ворошилов постоянно подчеркивал, что могущество и непобедимость Вооруженных Сил СССР заключается в их верности марксизму-ленинизму, в беспредельной преданности наших бойцов, командиров и политработников делу революции, в служении интересам трудящихся.

В любой обстановке — в годы гражданской войны и в период мирного строительства — Климент Ефремович видел в армейских коммунистах ведущую революционную силу, цементирующую своей идейной стойкостью и личным примером всю массу бойцов и командиров.

«...Боеспособность армии прямо пропорциональна уровню политического сознания и моральной устойчивости ее рядового и командного состава»155, — подчеркивал наркомвоенмор в статье «Десятилетие Красной Армии».


Постоянная работа в массах, доведение до сознания каждого рабочего и крестьянина политики партии, мобилизация и организация масс на осуществление указаний и решений партии были неотъемлемыми сторонами жизни К. Е. Ворошилова еще со времени его подпольной революционной деятельности в условиях царизма.

Возглавляя Реввоенсовет СССР, являясь народным комиссаром по военным и морским делам, а затем наркомом обороны СССР, К. Е. Ворошилов призывал армейских коммунистов неутомимо сплачивать вокруг партии весь личный состав армии и флота, настойчиво проводить в жизнь ее директивы об укреплении обороны страны, повышении боевой готовности всех родов войск.

«Красная Армия победила потому, — писал К. Е. Ворошилов, — что ее руководителем на всех путях боевой работы, учебы и воспитания была Всесоюзная Коммунистическая партия большевиков»156.


Укрепление партийного руководства в Вооруженных Силах СССР осуществлялось в ожесточенной борьбе с троцкистами и другими оппортунистами. Нарком обороны твердо и настойчиво защищал ленинский курс на построение социализма в нашей стране. К. Е. Ворошилов был в первых рядах борцов против троцкистско-зиновьевского блока и его подголосков, против «левых» и правых оппортунистов.

«Единство и сплоченность в рядах большевистской партии, — писал он в статье «Крепость ленинской партии — основа обороны пролетарского государства», — являются основной предпосылкой для успешного строительства вообще и в том числе для успешного разрешения вопросов обороны пролетарского государства.

...Окруженная со всех сторон враждебным капиталистическим морем, преодолевая бешеное сопротивление частнохозяйственных элементов внутри страны, партия победившего пролетариата не может отказаться от проверенных в историческом опыте замечательных организационных принципов большевизма. Как только партия рабочего класса, стоящего у власти, перестанет быть монолитной, как только она начнет шататься или, по совету некоторых «доброжелателей», превращаться в жижеобразную массу, это прежде всего обезоружит нас независимо от того, будет ли у нас сильная армия или ее совсем не будет. Вот почему борьба с правыми уклонистами, втихомолку ведущими свою вредную работу, борьба с различными «ультралевыми», просто «левыми», борьба с падением партийной дисциплины, внутрипартийной расхлябанностью, борьба со всеми, кто не видит страшной опасности отклонения от генеральной ленинской линии, — абсолютно необходима и, в частности, для укрепления обороны пролетарской революции»157.



Начальник Политического управления РККА и заместитель председателя Реввоенсовета СССР А. С. Бубнов в 1931 году писал о непримиримости К. Е. Ворошилова к врагам партии и ленинизма: «Сокрушительный натиск т. Ворошилова до сих пор, наверно, помнят «лидеры» оппортунистических оппозиций всех разновидностей и оттенков».

В дальнейшем Климент Ефремович твердо отстаивал ленинскую партийность против оппортунизма как внутри нашей страны, так и в международном коммунистическом и рабочем движении. Еще в 1922 году он был участником IV конгресса Коммунистического Интернационала, на котором В. И. Ленин выступил с докладом «Пять лет российской революции и перспективы мировой революции».

В 1924 году К. Е. Ворошилов был делегатом V конгресса Коммунистического Интернационала, одобрившего ленинскую политику РКП (б) и осудившего троцкистскую оппозицию, а в 1928 году — делегатом

VI конгресса Коминтерна, принявшего Программу и Устав Коммунистического Интернационала. Участвовал он и в работе ряда пленумов Исполкома Коминтерна — был делегатом V, VI, VII расширенных пленумов и XIII пленума ИККИ.

В процессе борьбы нашей партии за быстрейшую индустриализацию страны и укрепление позиций социализма в деревне, за усиление обороны страны на случай империалистической агрессии важным звеном было претворение в жизнь ленинского принципа строительства Вооруженных Сил — единоначалия.

Реввоенсовет СССР во главе с К. Е. Ворошиловым ясно отдавал себе отчет в том, что укрепление единоначалия в армии и на флоте немыслимо без повышения ответственности и творческой инициативы командного состава, усиления его идейной закалки. Достигнуть этого можно было лишь путем серьезного улучшения работы политаппарата и партийных организаций Вооруженных Сил.

Многое в этом отношении должны были сделать партийные ячейки в подразделениях, частях и соединениях. Повышению их роли в жизни и деятельности войск было посвящено второе Всеармейское совещание секретарей ячеек, состоявшееся в марте 1928 года. На совещании с докладом «Очередные задачи военного строительства» выступил председатель Реввоенсовета СССР и нарком по военным и морским делам К. Е. Ворошилов.

Совещание отметило рост боеспособности Вооруженных Сил, вскрыло недочеты в партийно-политической работе, наметило пути дальнейшего ее совершенствования. Относительно единоначалия в решении совещания было сказано: «Командир и политработник обязаны в полной мере сознавать высокую политическую ответственность каждого из них за совместную дружную и сплоченную работу по укреплению РККА как орудия диктатуры пролетариата»158.

Решения второго Всеармейского совещания секретарей ячеек были одобрены ЦК ВКП(б). В декабре 1928 года ЦК принял постановление «О работе военных ячеек» (по докладу Политуправления РККА), в котором было подчеркнуто, что важнейшим условием укрепления армии и флота является усиление в них влияния партии, идейно-организационное укрепление партийных организаций.

Введение единоначалия в Вооруженных Силах было подготовлено всей предыдущей работой партии по укреплению командного состава армии и флота надежными коммунистами, лучшими представителями рабочего класса и крестьянства — активными участниками гражданской войны. В этих условиях роль и значение военного комиссара во многом изменились.

В «Положении о комиссарах, командирах-единоначальниках и помощниках по политической части», утвержденном Реввоенсоветом СССР в ноябре 1928 года, указывалось: «Военные комиссары несут с командирами (начальниками) полную ответственность за политико-моральное состояние части и ее боеспособность.

Военный комиссар, возглавляя политический аппарат части (соединения), обеспечивает через всю систему партийно-политического влияния и руководства успешное выполнение начальствующим составом учебно-строевых и административно-хозяйственных функций, всемерно укрепляет и повышает его авторитет и вовлекает его в активную политическую и политико-просветительную работу»159.

Осуществление этих указаний требовало строить работу политорганов по-новому, вдумчиво и настойчиво привлекать командно-начальствующий состав к активному участию в партийно-политической работе. Новые требования, предъявляемые комиссарам и политработникам в связи с единоначалием, не всеми были поняты правильно. Наиболее отчетливо это проявилось в Белорусском военном округе и в Военно-политической академии имени Толмачева (ВПАТ), образовавших в 1928 году внутриармейскую оппозицию.

25 — 27 июня 1928 года вопрос о внутриармейской оппозиции был подробно рассмотрен на пленуме Реввоенсовета Союза ССР совместно с Военными советами округов. Выступившие на пленуме члены РВСС П. И. Баранов, А. С. Бубнов, К. Е. Ворошилов, М. Н. Тухачевский, И. С. Уншлихт и другие осудили антипартийную сущность внутриармейской оппозиции, ее недопустимые действия, вносящие разлад в совместную работу командного и политического состава, подрывающие боевую мощь Вооруженных Сил.

Пленум Реввоенсовета Союза ССР отметил, что единоначалие является линией партии в армии, потребовал от командиров-единоначальников, помощников по политической части совместной и дружной работы по укреплению армии и флота, повышению их боевой готовности.

ЦК ВКП (б) одобрил решения пленума Реввоенсовета Союза ССР и предложил всем военным партийным организациям обсудить их и обеспечить претворение в жизнь.

Укрепление единоначалия ни в коем случае не означало ослабления армейских политорганов — аппарата партии в Вооруженных Силах. Наоборот, в ходе дальнейшего укрепления и технического перевооружения армии и флота их роль и значение еще более возросли.

Техническое перевооружение и изменение структуры советских Вооруженных Сил, перевод их на кадровое положение и усложнившиеся в связи с этим задачи боевой и политической подготовки войск вызывали необходимость перестройки работы армейских политорганов, партийных и комсомольских организаций армии и флота применительно к изменившимся условиям. В основу этой перестройки были положены решения XVII съезда партии (март 1934 года) и новая Инструкция ЦК ВКП (б) партийным организациям в Красной Армии.

Выполняя указания партии, политорганы Вооруженных Сил улучшили работу военных парторганизаций и коммунистов армии и флота, сосредоточили внимание всего личного состава на борьбе за высокие показатели в боевой и политической подготовке, возглавили социалистическое соревнование за овладение военными и техническими знаниями. Это значительно подняло их авторитет, усилило приток в ряды партии лучших бойцов и командиров. На 1 января 1931 года в армии насчитывалось 133 789 коммунистов и 7030 партийных ячеек, а в конце 1939 года в Красной Армии имелось уже 435 тысяч членов и кандидатов партии, число первичных парторганизаций возросло до 9468.

Во второй половине 30-х годов увеличилась также численность армейского комсомола, улучшилась его работа. «Комсомольцы Красной Армии и Военно-Морского Флота, — говорил К. Е. Ворошилов, — это великолепный, золотой фонд обороны государства трудящихся. Они идут нога в ногу с партийцами, показывают прекрасные образцы упорства в достижении поставленных целей, в умении преодолевать все и всяческие трудности, в прочном освоении порученного им дела, в беззаветной преданности большевистской партии и своей социалистической Родине»160.

ЦК партии уделял неослабное внимание улучшению работы политорганов армии и флота. При этом бережно сохранялся весь тот богатый арсенал различных средств партийного влияния на красноармейский и командный состав, который был накоплен во время гражданской войны и в годы мирного строительства. В постановлении ЦК «Об организации политруководства в армии», принятом в мае 1927 года, указывалось, что обстановка, и в частности война, может вновь вызвать к жизни институт военных комиссаров161. Жизнь подтвердила это предвидение.

В начале мая 1937 года участники созванного ЦК партии совещания руководящего состава армии и флота высказались за установление коллегиальной формы руководства войсками в частях и соединениях. Как уже говорилось, в военных округах были созданы Военные советы, а во всех войсковых частях, соединениях, штабах, управлениях, учреждениях Наркомата обороны СССР — институт военных комиссаров. Это решение было распространено и на Военно-Морской Флот.

Введение военных комиссаров в тот период было временной мерой и не означало отказа партии от основного принципа советского военного строительства — единоначалия. В дальнейшем единоначалие было восстановлено162.

В Положении о военных комиссарах, утвержденном ЦИК и СНК СССР в 1937 году, контрольные функции комиссара были опущены. Это объяснялось теми изменениями, которые произошли к тому моменту в классовом составе, военной подготовке, идейной зрелости нашего командного состава.

В. И. Ленин говорил: «Без военкома мы не имели бы Красной Армии»163. Климент Ефремович стремился к тому, чтобы весь политаппарат армии и флота хорошо понял глубокий смысл этих ленинских слов, чтобы все политработники и коммунисты в своей практической деятельности постоянно равнялись на комиссаров — лучших сынов партии и народа.

К. Е. Ворошилов очень ярко и тепло характеризовал роль комиссара.

«Исключительны заслуги военного комиссара в деле строительства вооруженных сил революции, — писал он в статье «Десятилетие Красной Армии». — Военный комиссар, являясь в армии тем партийно-политическим стержнем, вокруг которого концентрировалось все наиболее выдержанное, политически устойчивое и морально крепкое, фактически был душой армии. Роль военного комиссара во все периоды гражданской войны поистине огромна и многообразна...

В самые трудные моменты боев военный комиссар обязан был своим личным примером, беззаветной храбростью и отвагой вдохновлять часто истощенные, выбившиеся из сил красные войска. Это он, военный комиссар, наряду с боевыми задачами, руководил и вместе со всеми партийцами части налаживал по заранее намеченному политорганами плану партийно-политическую и культурно-просветительную работу не только в частях, но и в районах их расположения. Вот этот военный комиссар, сплошь и рядом полуграмотный пролетарий — металлист или ткач, — кроме всего прочего должен был обладать и известной суммой знаний, которые давали бы ему возможность отвечать на все вопросы текущей политической жизни и тут же на месте решать сложнейшие проблемы, связанные с дальнейшим существованием части. Комиссар по своему положению в моменты успехов должен был, стушевываясь лично, выдвигать на первый план рядовых бойцов, всю часть и командный состав. Когда мы одерживали победы, мы хвалили командира и комиссара. Но все неудачи, все промахи части мы всегда приписывали прежде всего нераспорядительности и недосмотру комиссара. Он отвечал за все — такова была объективная обстановка.

Но именно эта обстановка упорных боев и тяжких испытаний, создавшая тип комиссара, с другой стороны, дала нам возможность получить целую когорту истинных бойцов-коммунаров, представляющих собою лучших проводников воли партии в рядах Красной Армии. Ныне из рядов военных комиссаров вышла не одна сотня прекрасных командиров, штабных работников и других специалистов военного дела»164.



К. Е. Ворошилов всемерно поддерживал политорганы армии и флота, всячески содействовал выдвижению на политическую работу в войсках лучших коммунистов, в том числе и из среды командного состава.

Начальник Политуправления РККА был его заместителем на посту председателя РВС СССР, наркомвоенмора и позднее — наркома обороны СССР. На эту должность направлялись партией видные партийные деятели — А. С. Бубнов, Я. Б. Гамарник и другие, и они многое сделали для усиления партийно-политической работы в войсках. Нарком обороны высоко ценил их труд, поддерживал их авторитет, постоянно советовался с ними по важнейшим вопросам боевой и политической подготовки войск.

ЦК ВКП (б) неоднократно проводил отбор и мобилизацию лучших коммунистов для пополнения состава армейских политработников. Так, например, по решению ЦК от 29 августа 1939 года на политработу в армии и флоте было мобилизовано 4 тысячи членов партии, а в начале 1940 года — еще 1500 коммунистов165.

По указанию ЦК Наркомат обороны СССР и Политическое управление РККА уделяли повседневное внимание подготовке политработников. В 1938 — 1939 годах было создано шесть новых военно-политических училищ центрального подчинения с двухгодичным сроком обучения и 18 окружных военно-политических училищ с годичным сроком обучения. В 1939 году в военных округах начали работать курсы младших политруков.

Высококвалифицированных политработников готовила Военно-политическая академия имени В. И. Ленина. К. Е. Ворошилов назвал ее «настоящей большевистской школой Красной Армии».

Нарком обороны постоянно подчеркивал, что каждый боец, командир и политработник должны быть всегда и везде достойными сынами партии и народа, стойкими защитниками Родины.

«...В наших школах и в академиях, — говорил он в докладе «15 лет Красной Армии», — мы не только готовим больше людей, чем раньше, но мы их и учим несравненно лучше, чем учили раньше. И не только учим по их специальности, но даем также большую марксистско-ленинскую подготовку, воспитываем из них крепких большевистских бойцов»166.


Климент Ефремович настойчиво учил коммунистов армии и весь личный состав Вооруженных Сил высокой революционной бдительности, непримиримости ко всему тому, что противоречит нашему мировоззрению, мешает нашему продвижению вперед. «Вы не должны забывать, — говорил он 9 июня 1928 года в беседе с группой политработников Белорусского военного округа, — что враждебная нам идеология не умерла, с ней придется еще немало бороться»167.

Во всемерном улучшении партийно-политической работы во всех звеньях армии и флота он видел ключ к достижению успеха. Обращаясь к выпускникам военных училищ РККА — молодым командирам, — Климент Ефремович писал в приказе от 10 июня 1938 года;

«Начиная самостоятельную практическую жизнь в рядах своей армии, вы должны знать, что на каждого из вас возлагается почетная, вместе с тем ответственнейшая задача — воспитание и обучение наших славных бойцов.

С этими сложными задачами вы справитесь без особого труда при непременном условии, что вы всегда и постоянно будете подлинными партийными и непартийными большевиками, крепко, товарищески связанными с красноармейской массой, будете четко блюсти воинскую дисциплину, непрерывно повышать и совершенствовать полученные вами в училище знания для передачи их подчиненным вам красноармейцам и постоянно находиться в теснейшем контакте с партийной организацией и политорганами, черпая у них и знания и волю для действия»168.



Под руководством партии и ее ЦК в наших Вооруженных Силах постоянно проводилась не только боевая и политическая подготовка войск, но и огромная культурно-просветительная работа, призванная содействовать всестороннему развитию красноармейских масс и командно-политического состава. Этой цели служила широкая сеть ленинских уголков, клубов, библиотек, киноустановок, радиоузлов, кружков и коллективов художественной самодеятельности и т. п.

К. Е. Ворошилов неоднократно подчеркивал исключительную важность политического воспитания и расширения культурного кругозора бойцов, командиров и политработников армии и флота для формирования нового человека — строителя коммунизма. Большую роль он отводил в связи с этим печати.

За долгий срок своего пребывания в партии К. Е. Ворошилову пришлось быть организатором ряда большевистских газет — «Донецкий колокол» (Луганск, 1906 год), «Донецкий пролетарий» (Луганск, 1917 год), «Солдат революции» (Царицын, 1918 год), «Красный кавалерист» (1-я Конная армия, 1919 год) и др. Он возглавлял редакционные коллективы журналов «Война и революция» и «Военный вестник».

Находясь на посту наркома обороны, он выкраивал время для выступления перед бойцами и командирами, комсомольцами и делегатами партконференций. Для всех у него было свое слово, и оно находило верную дорогу к сердцу его слушателей.

Многогранная и плодотворная военная и политическая работа К. Е. Ворошилова снискала ему уважение партии, широкой советской общественности. В 1931 году ЦК ВКП (б), Совнарком СССР и весь советский народ широко отметили 50-летие со дня рождения Климента Ефремовича.

В приветствии ЦК партии в адрес К. Е. Ворошилова говорилось:

«Товарищ Ворошилов! В день твоего пятидесятилетия ЦК ВКП (б) приветствует в твоем лице испытанного и закаленного в боях пролетария, старого большевика, организатора и руководителя строителей и бойцов нашей ленинской партии.

...Партия знает твои боевые заслуги на фронтах гражданской войны. Она знает тебя как одного из первых организаторов рабоче-крестьянской Красной Армии.

Под твоим боевым большевистским руководством крепнет и растет наша рабоче-крестьянская Красная Армия, готовая дать отпор врагам Советской республики».

«Мы считаем своим долгом особо отметить, что, руководя Красной Армией, вы были всегда и во всем, прежде всего, лучшим партийцем, железным, твердокаменным большевиком, непримиримым борцом за генеральную линию партии»169, — писали в своем коллективном приветствии члены Реввоенсовета СССР, соратники по гражданской войне и строительству Вооруженных Сил Я. Б. Гамарник, И. П. Уборевич, С. С. Каменев, П И. Баранов, А. И. Егоров, С. М. Буденный, И. Э. Якир, Р. А. Муклевич, М. Н. Тухачевский.

Благодаря за приветствия и поздравления, Климент Ефремович подчеркивал, что всеми своими заслугами и успехами обязан трудовому народу и ленинской партии. «Им — рабочему классу и партии, — писал он, — прежде всего и принадлежит та честь, которая была мне оказана трудящимися».



Верный сын партии и народа, он постоянно чувствовал свою огромную ответственность перед ними за то великое дело, которое было ему доверено, — за крепость и несокрушимость обороны СССР. В одном из своих приказов он писал:

«Красная Армия ценит и гордится той любовью и заботой, какую проявляет к ней рабочий класс. Эта любовь и забота воодушевляет нас на новую борьбу за овладение высшими формами военного искусства».




155 К. Е. Ворошилов Статьи и речи, стр. 233.
156 Там же, стр. 239.
157 К. Е. Ворошилов. Статьи и речи, стр. 279 — 280.
158 «Красная звезда», 3 апреля 1928 года.
159 И. Б. Берхип. Военная реформа в СССР (1924 — 1925 гг.). М., 1958, стр. 398.
160 К. Е. Ворошилов. Красная Армия на защите социалистической Родины. Речи, приказы и приветствия. 1938 г. М., 1939, стр. 48.
161 См. Ю. Я. Петров. Партийное строительство в Советской Армии и Флоте (1918 — 1961 гг.). М., 1964, стр. 304.
162 В годы Великой Отечественной войны институт военных комиссаров еще раз вводился в начальный период фашистского нашествия — с 16 июля 1941 года по 9 октября 1942 года.
163 В. И. Ленин Полн. собр. соч., т. 41, стр. 148.
164 К. Е. Ворошилов. Статьи и речи, стр. 235 — 236.
165 Ю. П. Петров. Партийное строительство в Советской Армии и Флоте (1918 — 1961 гг.), стр. 310.
166 К. Е. Ворошилов Статьи и речи, стр. 577.
167 ЦГАСА, ф. 4, оп. 1, ед. хр. 758, л. 64.
168 К. Е. Ворошилов. Красная Армия на защите социалистической Родины М., 1939, стр. 68.
169 «Правда», 5 февраля 1931 года.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3068