За самую сильную и самую мирную армию

Крупнейший в истории капитализма экономический кризис 1929 — 1933 годов, охвативший все капиталистические страны, резко обострил противоречия империализма. Наиболее реакционные круги капиталистических государств усматривали выход из положения в развязывании войны, захвате чужих земель, нападении на СССР.

В 1931 году Япония без объявления войны захватила Маньчжурию и стала сосредоточивать военные силы у советских границ. В январе 1933 года в Германии пришли к власти фашисты во главе с Гитлером и, вопреки условиям Версальского мирного договора, начали широкие военные приготовления. Международный империализм поощрял их в этом, стремясь направить нацистскую агрессию на Восток — против Советского Союза.

Коммунистическая партия и Советское правительство не могли не учитывать опасного развития событий, гонку вооружений и угрозу войны и вынуждены были делать из всего этого определенные выводы.

15 июля 1929 года ЦК ВКП(б) принял постановление «О состоянии обороны СССР», в котором констатировал непрерывный рост боеспособности Красной Армии и наметил, исходя из пятилетнего плана развития народного хозяйства страны, дальнейшие меры для «значительного качественного и количественного повышения обороны СССР».

ЦК ВКП(б) предложил Реввоенсовету «усилить взятый темп работ по усовершенствованию техники Красной Армии; наряду с модернизацией существующего вооружения добиться в течение ближайших двух лет получения опытных образцов, а затем и внедрения их в армию, современных типов артиллерии, всех современных типов танков, бронемашин и пр.»145. Было указано также на необходимость быстрейшего развития советской авиации, доведения ее качества до уровня передовых буржуазных стран, улучшения научно-конструкторской работы, особенно в области моторостроения.

17 июля 1929 года Реввоенсовет СССР поручил штабу РККА уточнить пятилетний план военного строительства и внести его на утверждение РВС СССР. 13 июня 1930 года уточненный план строительства РККА был рассмотрен и утвержден на заседании Реввоенсовета СССР.

Большое внимание укреплению экономической и оборонной мощи СССР уделил XVI съезд партии (26 июня — 13 июля 1930 года). В решениях съезда было отмечено, что задачей первостепенной важности является форсированное развитие отраслей промышленности, повышающих обороноспособность Советского Союза.

«С удовлетворением отмечая, что наша Красная Армия снова показала свою силу и боеспособность, — говорилось в резолюции по отчету ЦК ВКП(б), — съезд со всей решительностью указывает на необходимость сосредоточения внимания партии и еще большей мобилизации всех сил рабочего класса и бедняцко-середняцких масс крестьянства на укрепление обороноспособности СССР, мощи и боеспособности Красной Армии, Морского и Воздушного Флота»146.


Решения съезда и указания ЦК ВКП(б) стали программой повседневной деятельности Реввоенсовета СССР и Народного комиссариата по военным и морским делам. Для более четкого осуществления намеченных работ в установленные сроки был разработан тогда календарный план строительства РККА на 1931 — 1933 годы. 10 января 1931 года он был утвержден на заседании Реввоенсовета Союза ССР (РВСС). За соблюдением графика был установлен строгий контроль. Так, например, по требованию РВСС составлялись ежедекадные сводки о ходе выполнения военных заказов, качестве изделий, недочетах промышленности, причинах задержек и т. п.

Значительную роль в практическом осуществлении этой работы сыграл начальник вооружения РККА И. П. Уборевич — талантливый полководец гражданской войны. Находясь в 1929 — 1931 годах в этой должности и являясь одновременно заместителем народного комиссара по военным и морским делам и председателя РВС СССР, он повседневно занимался перевооружением армии и флота. С июня 1931 года на этот пост был назначен М. Н. Тухачевский, который также сделал очень многое для технической реконструкции РККА. Неутомимыми энтузиастами внедрения новой техники были начальник Управления механизации и моторизации РККА И. А. Халепский и его заместитель К. Б. Калиновский.

Успешное осуществление заданий первого пятилетнего плана создавало благоприятные возможности для ускорения темпов технического перевооружения армии и флота. Но в ходе этой работы приходилось преодолевать немалые трудности. 24 декабря 1930 года К. Е. Ворошилов писал наркому тяжелой промышленности Г. К. Орджоникидзе:

«Сов. секретно.

Тов. Орджоникидзе.

За последнее время мною получен с места ряд тревожных сигналов, говорящих о том, что работа наших орудийных заводов... в особом квартале стоит под угрозой серьезного прорыва.

Из 24000 тонн чугуна, которые были заявлены по этим заводам на особый квартал, отгружено: в октябре — 2900 тонн, в ноябре — 2900 тонн, с 1 по 14 декабря — 1300 тонн, всего 7100 тонн.

...Считаю создавшееся положение чрезвычайно тяжелым и требующим принятия решительных и срочных мер, дабы не сорвать нашу артиллерийскую программу»147.



Реввоенсовет глубоко вникал в дела, связанные с выполнением военных заказов, добивался быстрого и четкого разрешения вопросов.

Были всячески поддержаны инициатива И. П. Уборевича и М. Н. Тухачевского, направленная на ускорение технического перевооружения армии и флота, и предложения М. Н. Тухачевского о внедрении танковых войск в стрелковые и кавалерийские дивизии.

Организуя работу Реввоенсовета СССР и Наркомата по военным и морским делам, К. Е. Ворошилов стремился к наиболее полной и целесообразной загрузке всех членов РВС СССР и своих заместителей — Я. Б. Гамарника (сменившего А. С. Бубнова на посту начальника Политуправления РККА), С. С. Каменева, II И. Баранова и др. При этом он брал под свое непосредственное наблюдение наиболее важные участки военной работы. В приказе о распределении обязанностей между председателем РВС и его заместителями, утвержденном на заседании РВС Союза ССР от 7 октября 1930 года, было указано, что под руководством председателя РВСС работают: командующие войсками и члены РВС военных округов, штаб РККА, Управление Военно-Воздушных Сил, Управление Военно-Морских Сил, Главное военно-авиационное объединение, Особое техническое бюро, Военная академия имени М. В. Фрунзе, инспекция РККА. Только колоссальная работоспособность и большой организаторский опыт позволяли Клименту Ефремовичу обеспечивать слаженную работу на этих важных участках, вникать в конкретные детали многих вопросов.

На письме начальника вооружения РККА и начальника артиллерийского вооружения он сделал ряд пометок практического характера: «Почему ни слова не сказано о взрывателях и трубках?», «Как обстоит дело с модернизированным снарядом к новым конструкциям?» и др.148

Наряду с дальнейшим насыщением армии и флота новым вооружением и боевой техникой Реввоенсовет Союза ССР придавал особое значение серьезным качественным изменениям в дальнейшем строительстве РККА. Выступая на расширенном заседании РВСС 22 — 26 октября 1930 года, К. Е. Ворошилов говорил:

«Мы реконструируем нашу армию по мере получения от промышленности новой боевой техники и артиллерийской... и авиационной, и танковой, и химической. По мере того, как промышленность будет давать нам эти средства в нарастающих количествах, наша армия будет реконструироваться не только в смысле усиления своих боевых средств, но и в направлении некоторых организационных изменений, вытекающих из оснащения новыми средствами борьбы»149.


Наркомвоенмор неоднократно подчеркивал в своих статьях и речах, что подлинная сила армии в громадной степени зависит от работы промышленности. На XVI съезде партии он высказал ряд критических замечаний в адрес работников народного хозяйства.

Внимание ЦК партии и Совнаркома СССР к этим вопросам и всенародная борьба за усиление темпов индустриализации страны коренным образом изменили положение к лучшему. Но все это требовало большой организаторской работы как промышленных наркоматов, так и Реввоенсовета СССР, напряженных усилий рабочих коллективов, инженерно-технических работников и руководителей предприятий, выполняющих военные заказы. К. Е. Ворошилов в эти годы побывал в ряде областей и краев, где наряду с разрешением непосредственно военных вопросов оказал большую помощь местным партийным и советским органам в осуществлении многих мобилизационных мероприятий.

Особенно плодотворной была длительная поездка большой группы военных работников во главе с К. Е. Ворошиловым на Дальний Восток (в июне — сентябре 1932 года). По пути они посетили многие предприятия и стройки — Уралмашзавод, Магнитострой, Челябстрой, Березниковский химкомбинат, Кузнец-строй и др. В двадцати крупных городах и промышленных центрах осмотрели ряд строившихся и действовавших предприятий, побывали во многих воинских гарнизонах.

Во время поездки были решены многие практические вопросы, связанные с укреплением дальневосточной границы, становлением Тихоокеанского флота, повышением боевой готовности воинских частей и соединений, а также Амурской Краснознаменной речной флотилии.

Столь же результативной была в 1933 году поездка И. В. Сталина, К. Е. Ворошилова и С. М. Кирова по Беломорско-Балтийскому каналу. Она способствовала ускорению работ по дальнейшему строительству только что созданной тогда Северной военно-морской флотилии (в 1937 году была преобразована в Северный флот), усилению ее новыми боевыми кораблями, авиацией, войсками береговой службы.

Быстрое развитие народного хозяйства и рост социалистических накоплений позволяли нашему государству все лучше обеспечивать потребности народа и армии и вместе с тем создавать необходимые резервы на случай войны.

XVII съезд ВКП(б) (26 января — 10 февраля 1934 года) отметил, что новые исторические победы в строительстве социализма еще больше укрепят экономическую основу боевой мощи Советского Союза, его способность отразить и сокрушить любые поползновения врагов пролетарского государства. Исходя из сложившейся международной обстановки, съезд предупредил партию и народ, что дело идет к новой империалистической войне, непосредственно угрожающей СССР.

К. Е. Ворошилов доложил XVII партсъезду о состоянии Вооруженных Сил, их технической реконструкции и боевой готовности к защите завоеваний социализма от вражеского нападения с запада, а также и с востока, где японские милитаристы открыто готовились к войне против СССР. Убедительным подтверждением возросшей боеспособности Красной Армии явился военный парад на Красной площади, проведенный во время работы съезда — 9 февраля.

Принимая этот парад и приветствуя от имени Красной Армии ленинскую Коммунистическую партию и ее лучших представителей — делегатов XVII партсъезда, К. Е. Ворошилов сказал:

«Мы были, есть и остаемся верными сторонниками мира во всем мире. Но мы, большевики, не сделала бы своего дела, не оправдали бы доверия истории, мы были бы недостойными наследниками великого Ленина — гениального стратега переустройства человеческой жизни, — если бы не обеспечили по-настоящему границы нашего государства, если бы как следует не прикрыли наши советские ворота от всякой попытки врагов проникнуть в них с целью помешать нам строить свою новую, социалистическую жизнь»150.


Исходя из указаний партии и ее ЦК, Совет Труда и Обороны (СТО) принял в то время ряд постановлений, ставших составными частями нового пятилетнего плана дальнейшего развития армии и флота: 11 июня 1933 года — «О программе военно-морского строительства на 1933 — 1938 гг.», 22 марта 1934 года — «О системе артиллерийского вооружения РККА на вторую пятилетку»; в апреле 1935 года СТО утвердил план развития Военно-Воздушных Сил на 1935 — 1938 годы.

Второй пятилетний план строительства Рабоче-Крестьянской Красной Армии на 1934 — 1938 годы был разработан Реввоенсоветом СССР в 1933 году и тогда же был утвержден ЦК ВКП(б) и Советским правительством. В нем нашли полное отражение указания ЦК партии обеспечить за Советскими Вооруженными Силами превосходство над капиталистическими армиями по всем решающим средствам борьбы — авиации, танкам, артиллерии и флоту. Завершение технической реконструкции и перевооружения войск современной боевой техникой должно было обеспечить Красной Армии возможность вести борьбу с любой коалицией капиталистических держав и нанести им сокрушительные удары и поражение в случае их нападения на СССР.

В этих условиях на очередь дня стал вопрос о переходе от смешанной территориально-кадровой системы к единому кадровому принципу строительства Вооруженных Сил. Экономические возможности и хозяйственные успехи страны, достигнутые к тому времени, позволяли выделить на эти цели необходимые ассигнования и материальные ресурсы. Быстрейшего осуществления работы требовало и еще одно обстоятельство: для овладения новой техникой, поступавшей на вооружение РККА, краткосрочные территориальные сборы военнообязанных были уже явно недостаточными.

Руководствуясь указаниями ЦК партии, Реввоенсовет СССР разработал план мероприятий по дальнейшему укреплению Вооруженных Сил и внес его на рассмотрение директивных органов. В мае 1935 года он был одобрен Политбюро ЦК ВКП(б) и утвержден Совнаркомом СССР. Предусматривалось постепенно, к 1 января 1938 года, довести количество дивизий в РККА до 106 и увеличить при этом число кадровых дивизий до 71; на положении территориально-кадровых оставалось лишь 35 дивизий.

Работа в этом направлении проводилась со всей тщательностью. В 1936 — 1937 годах на положение кадровых приказом наркома обороны были переведены смешанные дивизии в приграничных районах, а затеи к середине 1938 года все национальные формирования, которые ранее комплектовались по территориально-милиционному принципу.

Для быстрой и четкой реорганизации РККА и, в частности, для перехода к кадровой системе строительства Вооруженных Сил ЦК партии и Советское правительство приняли ряд мер, направленных на совершенствование органов военного управления.

20 июня 1934 года постановлением ЦИК СССР Народный комиссариат по военным и морским делам был преобразован в Народный комиссариат обороны CCCР во главе с К. Е. Ворошиловым, а Реввоенсовет СССР был упразднен. Заместителями наркома были утверждены Я. Б. Гамарник и М. Н. Тухачевский. 22 ноября того же года при народном комиссаре обороны в качестве совещательного органа был создан Военный совет.

22 сентября 1935 года постановлением Совнаркома СССР штаб РККА в связи с повышением его роли был преобразован в Генеральный штаб Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Начальником Генштаба стал А. И. Егоров.

В апреле 1936 года по указанию ЦК партии в составе Наркомата обороны было создано Управление боевой подготовки, которое возглавил заместитель наркома М. Н. Тухачевский, и Главное управление вооружения и технического снабжения РККА — его начальником был назначен И. А. Халепский.

28 апреля 1937 года Совнарком СССР преобразовал Комиссию обороны при СНК СССР в Комитет обороны. В его состав были введены: В. М. Молотов (председатель), И. В. Сталин, К. Е. Ворошилов и другие. Одновременно постановлением ЦИК СССР был упразднен Совет Труда и Обороны.

В декабре 1937 года был образован самостоятельный общесоюзный Народный комиссариат Военно-Морского Флота СССР во главе с П. А. Смирновым,

13 марта 1938 года постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) был образован Главный военный совет РККА, в состав которого вошли: К. Е. Ворошилов (председатель), В. К. Блюхер, С. М. Буденный, Г. И. Кулик, Л. З. Мехлис, И. В. Сталин, И. Ф. Федько, Б. М. Шапошников, Е. А. Щаденко и др. На Главный военный совет возлагалось рассмотрение вопросов строительства Красной Армии и укрепления обороноспособности страны.

Одновременно был образован Главный военный совет Военно-Морского Флота Военные советы были созданы также в военных округах, флотах и армиях.

Соответствующая реорганизация производилась тогда и в местных органах военного управления: вместо корпусных и дивизионных мобилизационных округов были созданы военные комиссариаты в автономных республиках, краях и областях. Число районных военкоматов увеличилось при этом в 3,5 раза.

По решению XVIII съезда партии (март 1939 года) в райкомах, горкомах, окружкомах, обкомах и крайкомах партии, а также в ЦК нацкомпартий были созданы военные отделы.

Как член Политбюро ЦК партии, член Советского правительства и делегат партийных съездов, Климент Ефремович принимал активное участие в выработке и практическом осуществлении всех этих неотложных мероприятий.

В сентябре 1935 года были введены персональные звания для всего командного и политического состава Вооруженных Сил. Звание Маршала Советского Союза 20 ноября 1935 года первыми получили выдающиеся военачальники, герои гражданской войны В. К. Блюхер, С. М. Буденный, К. Е. Ворошилов, А. И. Егоров, М. Н. Тухачевский.

Все это было направлено на дальнейшее укрепление армии и флота, повышение их боевой готовности.

Досрочное выполнение двух первых пятилеток и успешное осуществление планов начальных лет третьей пятилетки позволили стране непрерывно наращивать производство всех видов вооружения, обеспечить создание новых его образцов для удовлетворения потребностей всех родов войск. В результате этого наши Вооруженные Силы в это время по своей технической оснащенности не отставали от армий крупнейших капиталистических стран, а по главным образцам боевой техники и оружия превосходили их.

Особенно разительными были перемены в моторизации РККА. В 1929 году на одного красноармейца приходилось в среднем по всей армии 2,6 механической лошадиной силы, в 1930 году — 3,07, в 1933 году — 7,74, а в 1939 году — уже 13 механических лошадиных сил. Этот прирост механизации был обеспечен прежде всего в результате увеличения новой боевой техники — танков, артиллерийских орудий на механической тяге, самолетов и т. п.

Исключительное значение имело создание нового вида оружия, которым не обладала ни одна армия в мире, — реактивной артиллерии.

К. Е. Ворошилов был в центре этой работы: встречался с конструкторами, бывал на заводах. Для проверки боевых качеств новых орудий он назначал специальные комиссии, в которые входили опытные артиллеристы и специалисты военного дела — Н. Н. Воронов, В. Д. Грендаль, М В. Захаров, Г. К. Савченко и другие, присутствовал почти на всех испытаниях артиллерийского и стрелкового оружия, активно участвовал в рассмотрении заключений комиссий на самом высоком уровне

Создание новых артиллерийских систем и увеличение их производства резко повысили огневую мощи Советской Армии в целом. При этом изменилось соотношение различных видов орудий в пользу наиболее мощных — тяжелой гаубичной и противотанковой артиллерии.

Осуществляя техническое перевооружение Красной Армии, партия и правительство уделяли исключительное внимание развитию советских бронетанковых и механизированных войск.

Еще в июле 1929 года Реввоенсовет СССР, учитывая роль танков в будущей войне, принял развернутое постановление, в котором были определены тактико-технические данные каждого типа танков — танкетки, малого, среднего и тяжелого танков — и предусмотрена организация их производства. 1 августа 1931 года постановлением Совета Труда и Обороны по предложению РВС СССР была принята так называемая большая танковая программа.

За годы первых пятилеток танковая промышленность непрерывно наращивала производство боевых машин: с 1930 по 1937 год их ежегодный выпуск возрос с 740 до 3139. Все это позволило резко увеличить мощность бронетанковых сил РККА. К концу второй пятилетки количество танков в армии достигло 15 тысяч, в том числе около 12 тысяч основных образцов.

Развитие противотанковой артиллерии в иностранных армиях требовало усиления броневой защиты советских танков. Однако прежние образцы наших средних и тяжелых танков были многобашенными, что утяжеляло их вес и не позволяло увеличивать толщину брони. По указанию ЦК партии и Советского правительства (1938 г.) наша промышленность перешла к производству однобашенных танков с мощной броневой защитой. Конструкторский коллектив под руководством Ж. Я. Котина создал тогда тяжелый танк KB («Клим Ворошилов»), а группа конструкторов, возглавляемая М. И. Кошкиным, А. А. Морозовым и Н. А. Кучеренко, — средний танк Т-34 Эти машины имели сильную броневую защиту, мощное вооружение и большой запас хода.

Отмечая этот успех, нарком обороны К. Е. Ворошилов, нарком тяжелого машинострорния В. А. Малышев и нарком среднего машиностроения И. А. Лихачев в ноябре 1939 года доложили ЦК партии, что советские танкостроители в короткий срок добились действительно выдающихся результатов» сконструировав и построив танки, равных которым нет.

Танки KB и Т-34 прекрасно показали себя в боевых действиях в годы Великой Отечественной войны. Особенно грозной боевой машиной был танк Т-34.

Количественный и качественный рост танковой техники РККА сопровождался совершенствованием организационной структуры наших бронетанковых войск. В 1930 году появилась первая механизированная бригада, в 1932 году она была развернута в первый в мировой военной практике механизированный корпус. К началу 1936 года в армии было сформировано уже 4 таких самостоятельных оперативных соединения, 6 отдельных механизированных бригад, 6 отдельных танковых полков, 15 мехполков кавдивизий, 83 танковых батальона и роты в стрелковых дивизиях.

Серьезному перевооружению новой техникой в этот период подверглись также инженерные и химические войска, войска связи, железнодорожные части. Так, например, инженерные части получили тогда ряд новых понтонно-переправочных и минновзрывных средств, а войска связи — радиолокационные станции обнаружения самолетов противника, быстродействующие телеграфные и пишущие аппараты и др.

Коренные изменения в годы предвоенных пятилеток претерпела и наша военная авиация. Наркомат обороны особое значение придавал созданию новых типов военных самолетов. Нарком был тесно связан с конструкторами, директорами и рабочими авиазаводов, постоянно оказывал им практическую помощь.

«Развитие Красного Воздушного Флота, — писал в 1931 году начальник ВВС П. И. Баранов, — тесно связано с именем тов. Ворошилова. Именно за последние пять лет в строительстве воздушного флота достигнуты наибольшие успехи. За эти годы создалась и сложилась организация военных воздушных сил, определилась и выявилась тактика работы в воздухе и взаимодействии с сухопутными и морскими силами, вырос численно воздушный флот, выросла и окрепла авиационная техника, наконец достигла зрелости наша авиационная промышленность.

...Следует прямо сказать, что бешеную энергию, огромную настойчивость, упорную непримиримость закаленного большевика проявляет Климент Ефремович, добиваясь укрепления, усиления нашей воздушной мощи, устранения малейших недочетов»151.



Надежным помощником наркома во всей этой работе, активным и неутомимым строителем Военно-Воздушных Сил был и сам автор этих строк П. И. Баранов — член большевистской партии с 1912 года. Многое сделал для развития нашей военной авиации и его заместитель Я. И. Алкснис, ставший позднее — с июня 1931 года — начальником ВВС и членом Реввоенсовета СССР. Интересно отметить, что оба они не были профессиональными авиаторами, но, обладая чувством высокой ответственности перед партией и народом за порученное им дело, в короткий срок овладели летным мастерством и в дальнейшем упорно и настойчиво совершенствовали свои авиационные знания.

Созданные в годы первых пятилеток на наших заводах самолеты советских конструкций по своим основным тактико-техническим показателям (скорость, дальность полета, высота потолка, грузоподъемность и вооружение) значительно превосходили боевые машины, стоявшие прежде на вооружении наших Военно-Воздушных Сил, а также и многие современные им самолеты капиталистических стран.

Первоклассными и по многим показателям непревзойденными для своего времени были истребители И-15, И-15-бис, И-16, И-153 («Чайка») и другие, созданные в 1938 году и позднее авиаконструктором Н. Н.Поликарповым. В 1935 году по проекту конструкторской бригады А. А. Архангельского под общим руководством А. Н. Туполева был построен двухмоторный бомбардировщик СБ — одна из лучших в мире машин этого класса. В 1938 году в конструкторском бюро С. В. Ильюшина был создан бронированный штурмовик ИЛ-2, прославившийся в годы Великой Отечественной войны как грозный воздушный истребитель немецких танков. Гитлеровцы называли его «черной смертью».

Из года в год увеличивалось производство самолетов. Новые стратегические и оперативно-тактические взгляды на организационное строительство военной авиации и ее боевое применение в будущей войне были изложены в постановлении РВС СССР от 23 марта 1932 года «Об основах организации Военно-Воздушных Сил РККА». В постановлении подчеркивалась необходимость образования крупных соединений дальнебомбардировочной авиации для самостоятельного решения оперативных задач.

На учениях и маневрах все более широко стали использоваться военно-десантные войска.

На киевских маневрах в 1935 году был выброшен воздушный десант в составе 1200 парашютистов, и тогда же был применен посадочный десант в составе 2500 человек вместе с боевой техникой. Вскоре после этого на маневрах Белорусского военного округа десантная операция была осуществлена в еще большем масштабе: было сброшено с самолетов 1800 и высажено вместе с оружием и техникой 5700 человек.

На основе этого опыта в 1936 году началось создание воздушнодесантных бригад, а затем и корпусов, предназначавшихся для ударов по глубоким тылам врага во взаимодействии с танковыми и авиационными частями и соединениями.

Замечательная техника, поступившая на вооружение Военно-Воздушных Сил, позволяла советским летчикам показывать высокие образцы летного мастерства, осуществлять дальние перелеты. В 1934 году за беспримерный подвиг по спасению челюскинцев советские летчики М. В. Водопьянов, И. В. Доронин, С. А. Леваневский, А. В. Ляпидевский, Н. П. Каманин, В. С Молоков и М. Т. Слепнев первыми в стране были удостоены звания Героя Советского Союза. В июле 1937 года В. П. Чкалов, Г. Ф. Байдуков и А. В. Беляков на самолете АНТ-25 конструкции А. Н. Туполева совершили выдающийся беспосадочный полет из Москвы через Северный полюс в Америку, а спустя месяц М. М Громов, А. Б. Юмашев и С. А. Данилин на таком же самолете и на том же маршруте установили новый мировой рекорд беспосадочного перелета, покрыв 10 148 километров за 62 часа 17 минут.

В организации и подготовке этих полетов К. Е. Ворошилов принимал деятельное участие. Вот что писал об этом выдающийся летчик М. М. Громов, рассказывая о встрече их экипажа с руководителями партии и правительства:

«Товарищ Ворошилов взял слово. Он прекрасно знал машину, на которой я вместе с Юмашевым Данилиным собирались лететь через Северный полюс, принимал большое участие в подготовке самолета. Он говорил, что погода коварна, нельзя упускать время, и предложил разрешить нам полет через Северный полюс...».


К. Е. Ворошилов заботливо воспитывал советских летчиков, радовался их успехам, поощрял лучших, по-отечески разъяснял необходимость отличного знания каждым из них материальной части, безупречного овладения всеми тонкостями летного дела. «Если бы даже самолет представлял верх совершенства, — говорил он в беседе с летчиками, — то все равно плохо подготовленный пилот при встрече с противником в воздухе окажется слабее его и будет побежден... Всякое проявление недисциплинированности и распущенности в мирное время ведет к катастрофам и авариям, а в военное — к поражению»152

Одной из самых сильных сторон в организаторской деятельности К. Е. Ворошилова было умение сосредоточить внимание на еще не решенных задачах. В результате заботливого отношения партии и правительства к работе конструкторских бюро, их кадрам и личной организаторской работы К. Е. Ворошилова в этом направлении число военных конструкторов и изобретателей в 30-е годы значительно возросло. В авиации, в частности, ярко проявили себя новые силы — О. К. Антонов, В. П. Горбунов, М. И. Гудков, И. М. Гугевич, С. А. Лавочкин, А. И Микоян, В. М. Мясищев, В. М. Петляков, П. О. Сухой, А. С. Яковлев и другие; в моторостроении наряду с В. Я. Климовым, А. А. Микулиным, А. Д. Швецовым активно включились в работу и возглавили новые конструкторские бюро С. К Туманский, Е. В. Урмин, А. Д. Чаромский и другие; в области ракетостроения, опережая зарубежную конструкторскую мысль, успешно трудились последователи К. Э Циолковского — Ф. А. Цандер, Ю. В. Кондратюк, Н И. Тихомиров, И. Н, Меркулов, С. П. Королев. Л К Корнтов и другие.

Все это положительно сказалось на дальнейшем развитии из шей авиации и выпуске новых образцов самолетов самого различного назначения. Следуя указаниям партии, К. Е. Ворошилов вложил много сил и энергии в создание системы противовоздушной обороны страны (ПВО). Еще в 1928 году было введено в действие первое положение о противовоздушной обороне СССР и утвержден подробный перечень важнейших пунктов и объектов государственного значения, защита которых от воздушного нападения должна быть обеспечена всеми средствами ПВО.

Постановлением Совнаркома СССР от 5 апреля 1932 года руководство всей системой противовоздушной обороны было возложено на Народный комиссариат по военным и морским делам. В 1937 году для противовоздушной защиты крупнейших городов были сформированы дивизии и корпуса ПВО: в них входили зенитно-артиллерийские дивизии, зенитно-прожекторские полки, полки воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), полки аэростатов заграждения, пулеметные полки (истребительная авиация оставалась в подчинении командующих ВВС военных округов).

За годы реконструкции Вооруженных Сил СССР значительно повысились также техническая оснащенность и боеспособность Военно-Морского Флота. Усилилась береговая оборона. С 1930 по 1936 год число малых надводных кораблей увеличилось в 4 раза, а подводных лодок — в 8 раз. К концу второй пятилетки вступило в строй 500 боевых кораблей различных классов. Балтийский, Черноморский, Тихоокеанский и Северный флоты располагали к этому времени значительными силами: линейными кораблями, крейсерами, эскадренными миноносцами, подводными лодками и торпедными катерами, оснащенными новейшей техникой и современным вооружением. На вооружение морской авиации поступили новые самолеты, и в частности двухмоторный бомбардировщик дальнего действия ДБ-3.

Осуществляя техническое перевооружение армии и флота, партия и правительство со всей настойчивостью добивались одновременного совершенствования военных кадров, способных взять от новой техники все, на что она способна, уделяли большое внимание расширению сети военно-учебных заведений.

4 мая 1935 года на торжественном приеме в Кремле в честь выпускников военных академий И. В. Сталин от имени партии призывал командиров Красной Армии упорно овладевать новой техникой. После этого была значительно улучшена подготовка командно-политических кадров.

За годы первых пятилеток для подготовки высших командных кадров были дополнительно созданы Военная академия механизации и моторизации Красной Армии, Военно-электротехническая, Военно-транспортная, Военно-хозяйственная академии, Академия Генерального штаба. К концу второй пятилетки командиры и политработники с высшим образованием готовились в 13 академиях, военном институте и на 5 военных факультетах при гражданских вузах. Средний командно-политический состав в это время готовили 47 военных училищ сухопутных войск, 18 летных и летно-технических школ, 3 военно-политических училища и 7 военно-морских школ.

К началу 1937 года 79,6 процента командиров имели законченное среднее или высшее военное образование. В мотомеханизированных войсках окончившие военные академии, школы и курсы составляли 96,8 процента, в авиации — 98,9, на флоте — 98,2 процента.

Все это позволяло непрерывно совершенствовать боевую подготовку и политическое воспитание личного состава всех видов и родов войск. К. Е. Ворошилов уделял этому исключительное внимание, требовал от всего командно-политического состава личного примера и повседневной организаторской работы по овладению военными знаниями и новой боевой техникой.

В осуществлении этой большой и важной работы Наркомат обороны СССР получал постоянную помощь и поддержку ЦК партии. Так, например, когда обнаружились трудности с очередным набором в школы ВВС в связи с высокими требованиями к поступающим в эти школы, К. Е. Ворошилов 13 января 1935 года обратился в ЦК со специальным письмом.

«Прошу решения ЦК ВКП(б), — говорилось в письме, — о мобилизации 1400 членов и кандидатов партии и 3200 членов ВЛКСМ для комплектования летно-технических школ ВВС в 1935 году, с тем чтобы разнарядку областям, краям дать к 1 февраля 1935 года закончить к 1 июня 1935 года».


ЦК партии удовлетворил эту просьбу наркома обороны. В 1935 году по направлению ЦК в летные и технические военные школы и училища было послано 10 600 коммунистов и комсомольцев. Более половины из них (59,7 процента) составляли рабочие и колхозники.

Огромную роль в укреплении обороны СССР сыграл новый «Закон о всеобщей воинской обязанности», принятый в августе 1939 года на внеочередной IV сессии Верховного Совета СССР по докладу К. Е. Ворошилова.

Закон устанавливал призывной возраст в 19 лет, а для окончивших среднюю школу — в 18 лет, продлевал срок действительной военной службы для младших командиров сухопутных войск, для рядового состава и младших командиров Военно-Воздушных Сил и пограничных войск с двух до трех лет, увеличивал возраст находившихся в запасе демобилизованных из армии и флота с 40 до 50 лет. Все это должно было способствовать укреплению обороноспособности СССР. Армия пополнялась хорошо обученной молодежью, способной овладеть непрерывно поступавшей в Вооруженные Силы новейшей боевой техникой.

Принятие нового «Закона о всеобщей воинской обязанности» явилось завершающим этапом целой полосы в развитии и строительстве Советских Вооруженных Сил, которая включала в себя техническое перевооружение армии и флота и переход РККА на кадровое положение. Насколько важной и значительной была работа партии, Советского правительства и действовавшего по их указаниям военного ведомства в те годы, свидетельствуют следующие данные, приведенные в докладе К. Е. Ворошилова на внеочередной IV сессии Верховного Совета СССР.

Уровень вооружения и боевой техники Вооруженных Сил СССР возрос с 1930 по 1939 год по танкам в 43 раза, по самолетам — в 6,5 раза, по артиллерии тяжелой, средней и легкой — почти в 7 раз, по мелкокалиберной противотанковой и танковой — в 70 раз, по числу пулеметов ручных и станковых — почти в 5,5 раза, по тоннажу Военно-Морского Флота — в 2,3 раза. Численность армии и флота за этот срок увеличилась в 3,5 раза153

За этими цифрами — огромный труд советского народа, руководимого Коммунистической партией. В связи с такой оснащенностью Вооруженных Сил в «Законе о всеобщей воинской обязанности» предусматривалась военная подготовка учащихся всех неполных средних и средних школ, начиная с 5-го до 7-го класса включительно, и допризывная подготовка учащихся старших классов с 8-го по 10-й включительно

Насколько своевременными и необходимыми в то время были эти меры, убедительно показала Великая Отечественная война. В борьбе против немецко-фашистских захватчиков юное поколение умело действовало вместе с отцами и старшими братьями, помогало ковать победу на фронте и в тылу.

Нарастание угрозы военного нападения на СССР требовало не только непрестанного повышения боевой готовности армии и флота, но и дальнейшего привлечения к укреплению обороноспособности страны все более широких народных масс

Выполняя указания ЦК, Наркомат обороны стремился слить в общее русло военно-спортивную, оборонную работу в армии с работой, проводимой комсомольскими организациями, Осоавиахимом и другими добровольными обществами

Сам нарком был связан с комсомолом давней прочной дружбой По поручению партии и правительства К. Е. Ворошилов 5 мая 1928 года вручил Ленинскому комсомолу орден Красного Знамени за боевые заслуги на фронтах гражданской войны и специальную грамоту, подтверждающую это знаменательное событие. По его предложению IX Всесоюзный съезд ВЛКСМ в январе 1931 года принял шефство над Военно-Воздушными Силами

Воспитывая в молодежи, и прежде всего в военнослужащих, бесстрашие и боевую отвагу, нарком всячески поощрял разумную инициативу в достижении высших показателей в военном деле и спорте, поддерживал всех тех, кто отличался в освоении боевой техники

Зимой 1934 года две группы бойцов совершили лыжные переходы Дальний Восток — Москва со средней скоростью 93 километра в сутки (не считая выходных дней) К. Е. Ворошилов представил их к награждению грамотами ЦИК СССР, вручил им эти правительственные награды и именные золотые часы — подарок Наркомата обороны СССР.

Пример армейцев-лыжников был широко подхвачен советской молодежью. Миллионы юношей и девушек увлеклись лыжным спортом, и он стал массовым. Все сто также очень пригодилось советским патриотам в годы Великой Отечественной войны.

Призывая комсомольцев и молодежь овладевать оборонными профессиями дополнительно к основной, производственной, Климент Ефремович говорил в беседе с молодыми рабочими: «Каждому из вас нужно запомнить, что овладение военной специальностью, второй профессией, — дело нужное, необходимое, полезное, но не в ущерб производству. Кое-где у нас хорошему прыгуну, стрелку прощают недостаточно доброкачественную работу на производстве. Это неправильно. Это вредно. Прежде всего надо быть честным, умелым, добросовестным работником, на какой бы ты работе ни находился. Первый признак ударника обороны — ударная работа на производстве»154.

К. Е. Ворошилов в своих выступлениях и статьях не раз напоминал об исключительном значении массовой оборонной работы.

Отвечая на призыв партии, советские люди упорно трудились, умножая и укрепляя социалистические завоевания

На страже мирного труда, зорко следя за происками агрессоров, стояла Рабоче-Крестьянская Красная Армия — детище всего советскою народа.



145 «КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза. Документы. 1917 — 1968». М., 1969, стр. 265.
146 «КПСС в резолюциях...», изд. 8-е, т. 4, стр. 409.
147 ЦГАСА, ф. 4, оп. 1, ед. хр. 1275, л. 129.
148 Там же, л. 11 об.
149 ЦГАСА, ф. 4, оп. 1, ед. хр. 1403, л. 721 — 722.
150 К. Е. Ворошилов. Статьи и речи, стр. 621.
151 «Красная звезда», 5 февраля 1931 года.
152 «Труд», 4 февраля 1941 года.
153 См. К. Е. Ворошилов О проекте закона о всеобщей воинской обязанности. М., 1939, стр. 6 — 7.
154 К. Е Ворошилов О молодежи М, 1936, стр. 184.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3790