Глава 6. Роль и место городских общественных банков в системе местных органов власти
Проведенное исследование показывает, что городские общественные банки были полностью подотчетны городской думе, так как именно ее члены представляли основной капитал для банка. Источники капиталов городских банков определялись в ст. 1 Положения 1912 г. следующим образом: «Основной капитал образуется из сумм, отчисленных на этот предмет из городских средств или пожертвованных, и может быть впоследствии увеличиваем из этих же источников»120. Если по первым Положениям жертвователь капитала, на который будет основан банк, мог, по его желанию, стать пожизненным директором своего банка, то в ст. 8 Положения 1883 г. подчеркивалось, что такой человек может получить (и то - по решению думы) лишь два преимущества: присвоение банку его имени и звание почетного директора, дающее право периодического получения сведений о ходе дел учреждения. Этим подчеркивалось, что банк принадлежит не благотворителю, а органу местного городского управления - городской думе.

Многие купцы, предприниматели, просто богатые городские обыватели были не только клиентами банка, но и его содержателями. На практике в первый период существования городских банков капиталы их составлялись в основном за счет пожертвований. Многие крупные купцы в то время создавали на свои средства различные благотворительные и учебные заведения. Чтобы обеспечить дальнейшее существование этих учреждений, некоторые из них отдавали деньги в основной капитал банка с тем, чтобы часть его прибылей составляла постоянный источник дохода для учреждения.

В более поздний период, когда выгодность городских банков стала явной, городские управления начали создавать банки из собственных средств, не дожидаясь богатых благодетелей. В каждом городе существовали остатки от собранных налогов и не полностью израсходованных в течение года на местные нужды. Эти средства именовались «юродскими запасными капиталами» и обычно раздавались в ссуды местным купцам. Они-то и составляли источник основных капиталов городских банков. Если из первых 17 банков на пожертвования купцов были созданы восемь, то из 171 банка, возникшего с 1862 по 1870 г., - 12. Установлено также, что управляла банком городская дума как представитель общества121.

На взаимоотношения городских дум и городских общественных банков решающее влияние оказала городская реформа 1870 г. Как отмечал Г.А. Джаншиев, главное назначение нового общественного устройства заключалось в освобождении городского управления от угнетающей опеки административной власти. Когда в 1859 г. Министерство внутренних дел запросило провинцию о ее пожеланиях, то получила ответ о необходимости большей самостоятельности и освобождения от гнета губернатора, губернского правления и местного полицейского начальства. Неудовлетворенность существующим положением городских учреждений и отношение их к административным властям объясняется отсутствием самостоятельности первых во всех действиях по городскому хозяйству и благоустройству122.

При создании Городового положения 1870 г. правительство обращалось прежде всего к содействию самого общества, перекладывая на него часть полномочий по управлению городами123.

В крупных городах были образованы специальные комиссии, в которых с участием населения обсуждалась будущая реформа. В качестве экспертов законоположения о городских общественных учреждениях привлекались городские головы и гласные городских дум Петербурга, Москвы и Одессы, где к этому времени уже действовали Положения об общественном управлении. В итоге, для выработки направления реформирования муниципальных органов власти было создано около 500 комиссий, независимых по отношению к местной администрации, в деятельности которых участвовали представители от всех сословий города.

Кроме того, изучался и обобщался опыт самоуправления в европейских государствах. Проблемы реформы обсуждались и в публичной печати. В целом, при подготовке городской реформы 1870 г. император Александр II провозгласил курс на отказ от строгой правительственной опеки, на предоставление «доверия» общественным учреждениям в хозяйственных местных делах124. Реформа 1870 г., как отмечал Л.B. Гильченко, была построена на идее «доверия к общественной самостоятельности» и позволила заложить реальные предпосылки муниципального права125.

Именно реформа городских органов управления повлияла на создание и деятельность городских общественных банков, так как их финансовая самостоятельность значительно расширилась, потребовался специальный орган, регулирующий финансовую деятельность органов городского управления, что, в конечном счете, способствовало их развитию.

Как же городская дума управляла городским общественным банком? Это выражалось, во-первых, в выборах правления банка думой. Во-вторых, в том, что думские гласные устанавливали процентные ставки как по вкладам, так и по кредитам. Точнее, по Положению 1862 г. это делалось по соглашению правления, думы и управы (ст. 46 и 62). Позднее процедуру упростили, предоставив решать этот вопрос правлению вместе с управой. Дума при этом выступала в качестве верховной власти, изрекая решающее слово в случае, если банк и члены управы не могли прийти к согласию или она была не согласна с установленными ими ставками (ст. 56, 76, 87 Положения 1883 г.). По Положению о городском общественном банке (ст. 2) - городской банк относится к числу городских общественных учреждений и действует под наблюдением и ответственностью городской думы, которая и может издавать правила внутреннего распорядка службы в банке, обязательные для правления банка126.

Еще одно выражение принадлежности банка городскому обществу - это ежегодные проверки отчетов банка выборными от общества лицами, закрепленные уже Положением 1875 г. В последующих законах механизм отчетности банка получил дальнейшее развитие, и Положение 1883 г. уже было дополнено подробной инструкцией городским ревизионным комиссиям от Министерства финансов. Банки же получили обязательную форму для отчетов, обеспечивавшую предоставление в думу и в Министерство всех сведений, необходимых для полной оценки состояния банка127.

Важнейшей формой руководства деятельностью городских общественных банков со стороны городских дум было то, что именно думы избирали первых лиц правлений банка. Председатель правления и его товарищи (заместители) избирались городской думой на 4 года. На основании ст. 241 Положения о городских общественных банках каждые два года обновлялись два из четырех товарищей председателя правления128.

Следует особо отметить, что, во-первых, выборы председателя правления проводились иногда на альтернативной основе с участием нескольких кандидатов. Во-вторых, один из товарищей председателя назначался кандидатом на место председателя правления. Что это означало? В первую очередь то, что данному лицу полагалась особая доплата, а также в случае отсутствия по тем или иным причинам председателя правления данный товарищ председателя всегда исполнял его обязанности. Иногда, как это, например, было в 1914 г., Симбирская городская дума избрала двух кандидатов в председатели правления Симбирского городского общественного банка - симбирского мещанина А.Д. Дмитриева и симбирского купца А.Т. Токарева129.

Городская дума избирала всех остальных членов правления городского общественного банка, включая бухгалтеров, оценщиков и других должностных лиц.

Надо отметить, что взаимоотношения губернской администрации и городов, а также городских общественных банков, подконтрольных городским думам, с введением Городового положения 1892 г. стали строиться на основе жесткого контроля и руководства. После 1892 г. губернаторы не только пресекали прямые и косвенные обсуждения действий правительства, но и стали непосредственно вмешиваться в хозяйственные дела органов городского самоуправления и городского общественного банка.

Губернатор оказывал прямое воздействие на составление городского бюджета, требовал от городского общественного банка реализации дорогостоящих проектов по благоустройству городов (водопровод, мостовые, телефон)130. Более того, исследователи конца XIX в. отмечали, что с 1892 г. губернаторы стали «начальниками» и «цензорами»

деятельности муниципальных органов власти и правлений городских общественных банков131. Если в 1875 г. Городской голова Сенгилея «уведомлял» или «сообщал» губернатору о проведении заседания городской думы132, то в 1900 г. ардатовский городской голова уже отправлял губернатору «донесение» о вопросах, обсуждаемых в думе. Особенно это касалось финансовых и кредитных проблем, в решении которых были задействованы общественные банки133.

Выявлено, что на содержание центральных управлений Министерства внутренних дел, Симбирского Губернского по городским делам присутствия (с 1892 г. Симбирского Губернского по земским и городским делам присутствия) городами губернии ежегодно собирались суммы из городских доходов. Затем они поступали в городской общественный банк и перечислялись в местное казначейство. Необходимая на их содержание сумма раскладывалась пропорционально между всеми муниципальными образованиями губернии в соответствии с размерами их доходов. В 1900 г. расходы городского общественного банка Симбирска на содержание Губернского по земским и городским делам присутствия составили 698 руб.134 Расходы Алатырского городского общественного банка по этой статье составляли 12 руб. 17 коп.135 Эти суммы постоянно увеличивались: с 1893 г. по 1900 г. затраты на содержание Губернского присутствия возросли на 33 руб.

Проведенное исследование показывает, что все важнейшие вопросы, связанные с деятельностью городских общественных банков, правление решало совместно с городской думой. Если возникали какие-либо проблемы, члены правления городского общественного банка собирались вместе с городским головой и членами городской управы и решали вопросы, связанные, например, с размерами процентов, сроками их уплаты. Единственное, что по ряду операций, в частности, связанных с выдачей ссуд под залог драгоценных камней, правления городских общественных банков после обсуждения этих проблем с городским руководством должны были окончательное разрешение получить в Симбирском Губернском по городским делам присутствии136.

Деятельность городских общественных банков находилась и в поле зрения Губернского правления, которое не только контролировало работу органов городского управления, но и подотчетные ему финансовые учреждения. До введения Городового положения 1870 г. губернская администрация полностью контролировала деятельность городских дум. В функции губернатора и губернского правления входил контроль над исполнением всех указов, постановлений, «узаконений». Губернская администрация могла также предоставлять городскому обществу и думе различные предложения. Финансовый контроль за выплатой налогов и сборов, выявление сведений о приходе и расходе городских средств, надзор за торговлей и промышленностью осуществляла Контрольная палата. Какая-либо свобода в деятельности городских дум отсутствовала, контроль был всеобъемлющий, мелочный.

Так, в 1866 г. Симбирская городская дума обратилась в Губернское правление с просьбами утвердить (разрешить) выдачу денег городским общественным банком различным лицам. Для этого необходимо было получить определение Губернского правления об отсутствии «препятствий на выдачу сумм», которые колебались от 17 до 30 руб.137

Разрешение Губернского правления потребовалось даже на выдачу банком 5 руб. 65 коп. на освещение квартиры смотрителя провиантского склада (сумма эта не была заложена в сметы, но ее можно было взять из остатков расходных статей)138.

Губернское правление не только осуществляло контроль над деятельностью органов городского самоуправления, но и напрямую вмешивалось в финансовые внутригородские дела в обход муниципальных властей. Думам оставалось только выполнять предписания. Симбирский Ярмарочный комитет обратился в губернское правление с просьбой обязать Городскую думу выплатить через городской общественный банк членам комитета 150 руб. содержания за текущий 1867 г. Губернское правление разрешило взять в банке требуемую сумму из той, что была собрана в доход города во время Симбирской сборной ярмарки, а Симбирскую городскую думу «поставить в известность» об этом и «предписать» ей вносить расходы на содержание Ярмарочного комитета в надлежащие росписи139.

Расходование финансовых средств муниципальных образований через городской общественный банк также находилось под контролем Губернского правления. Основанием расходов органов городского самоуправления являлись предложения городской думы, определения Губернского правления, разрешения министра внутренних дел. Расходы на текущее содержание лиц городского управления производилось на основе высочайше утвержденного штата от 1831 г. и указа Симбирского Губернского правления. Чтобы увеличить денежные средства, выделяемые на содержание канцелярии городской думы и ее служащих, необходимо было при наличии приговора общества мещан и купцов ходатайствовать через губернатора в Министерство внутренних дел, которое и давало разрешение на это. Только потом городской общественный банк выделял требуемые суммы.

В 1857 г. министр внутренних дел распорядился отпускать на жалование письмоводителя города Симбирска 142 руб. 86 коп. в год, писца - 100 руб. и на канцелярские материалы - 30 руб.140 Для того чтобы получить согласие городского общества на повышение денежного довольствия нижним чинам полицейской и пожарной команды, понадобилось «словесное предложение начальника губернии»141. Даже неприкосновенный капитал на устройство водопровода в губернском городе, выделяемый через городской общественный банк, был создан на основе предписания министра внутренних дел от 27 июля 1853 г. Более того, заседания городской думы могли собираться «по предписанию губернского правления»142.

После введения Городового положения 1870 г. органы муниципальной власти в пределах своей компетенции стали действовать самостоятельно. В ведении губернаторов находилось утверждение наиболее важных постановлений городских дум (заем, продажа недвижимых городских имуществ) и обязательных постановлений, контроль за законностью действий органов городского самоуправления.

Основная же обязанность губернаторов стала заключаться в том, чтобы не допустить нарушений действующего законодательства и произвольного выхода за рамки установленной компетенции органами городского самоуправления и подотчетными им городскими финансовы-

ми учреждениями. Губернское правление и Губернское по городским делам присутствие осуществляли контроль за наиболее важными финансовыми вопросами: получение городом займов в городском общественном банке, строительство железнодорожных путей сообщения, продажа городской земли частным лицам через банк или покупка земли у горожан, открытие ломбардов, ликвидация банков, пожарная безопасность, развитие благотворительности и попечительства, борьба с эпидемиями143.

При подготовке и проведении городской реформы 1870 г. центральная власть придавала большое значение организации системы контроля над деятельностью органов городского самоуправления и городских общественных банков. Она всерьез опасалась того, что через банки всевозможные оппозиционеры смогут финансировать противостояние центру. Функции контроля были возложены на губернатора и губернскую администрацию. Губернаторы, контролируя взаимоотношения земств, органов городского и сельского самоуправления, кредитно-финансовые институты, защищали «верховные права самодержавия на местах144.

Компетенция органов городского самоуправления, равно, как и подотчетных им городских общественных банков, ограничивалась территорией городского поселения, это приводило к уменьшению возможностей муниципальных властей взаимодействовать между собой. Как отмечали исследователи, запрет органам самоуправления разных губерний вступать в деловые контакты друг с другом без разрешения губернатора был вызван политическими соображениями: не допустить создания устойчивого регионального объединения органов самоуправления, которое в конечном итоге могло привести к созданию всероссийского объединения. На городских общественных банках этот запрет отразился в том, что было запрещено общаться и взаимодействовать по финансовым вопросам без разрешения губернских властей городским общественным банкам в разных городах. Даже запросы в другие города по финансовым делам городские общественные банки были вынуждены осуществлять через Государственный банк империи.

Нами установлены случаи, когда Губернское правление и Губернское по городским делам присутствие напрямую рекомендовали органам городского правления, куда направить средства городского общественного банка. Как правило, это имело место в случаях стихийных бедствий, например, пожаров. В результате пожара 1888 г. в Симбирске было уничтожено 186 домов, что нанесло убытков городу и населению на сумму 782 тыс. руб. Губернским начальством была организована специальная комиссия для оказания помощи погорельцам145. В целом, за период с 1860 по 1887 гг. в Симбирске произошло 1190 пожаров, сумма убытков достигла 4 859 100 руб.

В значительной мере самостоятельность органов городского самоуправления, самым непосредственным образом отразившаяся на деятельности городских общественных банков, состояла в том, что органам городского управления обеспечивалась возможностью обжаловать решения губернской администрации, высших административных властей, в том числе и по финансовым вопросам, относящимся к компетенции муниципальной власти в Сенате. По мнению Н.М. Коркунова, возможность направить жалобу в Сенат на незаконные действия губернатора или Губернского присутствия обеспечивала «полную» самостоятельность органов городского самоуправления, так как даже в отношении тех дел, которые требовали правительственного утверждения, губернской администрации не был предоставлен решительный голос. Если городское собрание настаивало на своем постановлении по расходованию, например, средств городского бюджета, проходящих через городской общественный банк, которое губернское правление затруднялось утвердить, то судьею между ними являлся Сенат. При этом органы правительственной власти находились в положении истца и должны были доказать незаконность или противоречие общим государственным пользам постановления городской думы146.

Определенные функции по контролю за деятельностью городского общественного банка имело Симбирское Губернское по городским делам присутствие, которое являлось учреждением, непосредственно контролировавшим деятельность органов городского общественного управления. В состав этого контрольного органа входили губернатор, вице-губернатор, председатель Казенной палаты, прокурор Окружного суда, председатель Губернской земской управы, городской голова губернского города и председатель мирового съезда. Часть исследователей отмечала положительную роль Губернского по городским делам присутствия. Учреждение Губернского присутствия ими считалось одним из лучших нововведений Городового положения 1870 г., так как создание на сугубо коллегиальных началах присутствия могло ограничить принятие единоличных решений губернаторами и «приучить даже их самих к большей подчиненности голосу коллегии». Поэтому в этом учреждении исследователи и современники видели гарантии для общественной и финансовой самостоятельности органов городского управления147.

С момента своего образования Симбирское губернское по городским делам присутствие контролировало введение Городового положения 1870 г. в городах Симбирской губернии, в том числе оно вникало и в деятельность городских общественных банков. Особым предписанием Министерства внутренних дел от 19 мая 1871 г. Симбирскому по городским делам присутствию было поручено предоставить отчеты о введении Городового положения во всех городах губернии. Присутствие являлось арбитром в делах между городскими властями и горожанами, между городским общественным банком, его клиентами и горожанами. В разные годы количество дел, рассматриваемых Симбирским губернским по городским делам присутствием, колебалось от 27 до 47 в год148.

Симбирское по городским делам присутствие наряду с вопросами, связанными с некоторыми чисто внутренними проблемами банковской деятельности, давало городским общественным банкам разрешение на производство новых видов банковских операций. В частности, в 1911 г., рассмотрев ходатайство городского общественного банка, подкрепленное Городской управой, разрешило банку с 1 марта этого года проводить операции по выдаче ссуд предпринимателям под залог товаров: сукон, хлебов в зерне и размолотом виде. При этом было разрешено взимать 7% годовых149.

Основная масса вопросов, поступавших в это учреждение, касалась постановлений органов городского самоуправления губернии, действия администрации городского общественного банка и жалоб на муниципальные власти. В 1879 г. из 29 дел, поступивших в присутствие, 12 были жалобами на «неправильные действия» правления городского общественного банка, поданные представителями всех сословных групп. В их числе были: жалоба буинского мещанина Беляева на постановление Буинской городской думы о взыскании с него как с бывшего председателя городского общественного банка 159 руб.; жалоба сызранского купца Татаринцева на постановление Сызранской городской думы, которым было определено Сызранскому городского банку отвести десятую часть выгонной городской земли крестьянину Карасеву; жалоба дворянина Пенского на Симбирскую городскую думу, запретившую его жене возвести постройки при ее доме; жалоба титулярного советника Воскресенского на Алатырскую городскую думу150.

Отменено было постановление Сызранской городской думы 1879 г. о повышении сборов в доход города с трактирных заведений, которые были определены в 300 руб. вместо 150 руб., взимавшихся в предыдущем году членами правления городского общественного банка151. Присутствие также отменило решение Алатырской посадской думы о займе в городском общественном банке 1000 руб., на основании того, что принято оно было с нарушениями. Согласно законодательству, для этого необходимо согласие двух третей от числа гласных, а данное определение принималось 12 гласными, присутствовавшими на заседании посадской думы, в то время как общее число гласных составляло 30 человек152. Взаимоотношения думы и правлений городских общественных банков получили дальнейшее уточнение в Положении 1912 г. Представляя его проект, министр финансов так определил принцип, из которого исходили разработчики: дума определяет принципы действий банка, но правление должно иметь самостоятельность в производстве уже разрешенных банку операций в рамках Положения.

В рамках внедрения этого подхода в новом законе исключили участие Городских управ в определении размера принимаемых вкладов и платы за комиссионные операции. Кроме того, банку предоставили самому выбирать «необходимые по роду местных оборотов» операции.

В Положении специально оговаривалось, что при ежемесячных проверках кассы банка члены Управы не должны «входить в оценку векселей и размеров открытых кредитов»153, т.е. высказывать свое мнение о правильности подбора заемщиков учетным комитетом и правлением.

Применение этого принципа на практике наглядно иллюстрируют два судебных дела, разбиравшихся в Сенате (высшем судебном органе Российской империи). Для характеристики верховенства городской думы в банке можно привести решение Сената по делу о праве банков менять ставку процента по вечным вкладам. Ставку эту в разбиравшемся случае определяла дума (по Положению - правление совместно с управой). Это дало местному Губернскому по земским делам присутствию формальный повод придраться. Сенат же постановил: приняв на себя решение о размере процентов, «дума поступила не вполне правильно, но, тем не менее, постановление думы по сему предмету, как касающееся учреждения, ей подведомого, и вполне по существу правильное, не подлежало отмене со стороны губернского присутствия».

Другое решение Сената характеризует стремление правительства сохранить самостоятельность и независимость правлений: «Признавая право Городских дум устанавливать по подведомственным им банкам всякие, относительно выдачи из банка ссуд, ограничения, клонящиеся к ограждению интересов банка от убытка..., если эти ограничения не противоречат правилу закона. Сенат нашел, что при нормальном положении банковых дел правления банков в производстве банковых операций действуют в пределах предоставленной им власти вполне самостоятельно, так как банковым Положением городские общественные управления не признаны к участию в распоряжениях о выдаче ссуд, каковые распоряжения зависят исключительно от правлений банков, уклонение которых от исполнения правил Положения о городских общественных банках влечет за собою, по точному смыслу ст. 40 Положения, личную и имущественную ответственность правления банка»154.

Однако не все было так гладко, как расписывалось в нормативных документах. Аспект отношения банков с Городскими управлениями выявил период свободного их развития в 1860-1870-е годы. Выяснилось, что во многих городах либо банки попали в зависимость от дум, либо, напротив, банковские заправилы «держат в кулаке» городское самоуправление.

Наибольшую ясность во взаимоотношения органов местного самоуправления - городских дум и городских общественных банков -внесло Положение 1883 г., которое ввело «разделение властей» банка и города. Если Положение 1862 г. содержит лишь одно ограничение в этом отношении, звание директора несовместимо с должностью городского головы (ст. 3, прим. 1), то по следующему Положению членами правления банка не могут быть гласные думы, члены управы, городской голова, служащие городского правления. Кроме того, в правлении не могут находиться одновременно отец с сыном, родные братья, тесть с зятем, участники одной торговой фирмы155.

Лица, состоящие в подобных отношениях, не имели права занимать одновременно должности городского головы или члена управы и директора банка либо его товарища. Такие же ограничения были установлены для членов нововведенных учетных комитетов (ст. 5-7, 16). И, наконец, ст. 29 установила, что «определения думы по замечаниям ревизионной комиссии о неправильных действиях правления банка постановляются закрытою подачею голосов». В довершение системы Положение 1912 г., подтверждая предыдущие правила, ввело новое ограничение: в ревизионную комиссию не могут быть избраны члены учетного комитета и лица, состоящие с членами правления в родственных или торговых отношениях, указанных выше (ст. 30).

Тем не менее, избежать влияния банков в думских делах не удалось. «В каждом городском управлении, где существовал городской общественный банк, при выборе гласных в думу всегда организовывалась особая партия, известная в большинстве случаев под именем банковской или купеческой. Партия эта влияла на выборы и ими руководит, заранее намечая тех, кто будет избран. С другой стороны, гласные, даже не будучи ставленниками банковской партии, пользовались в банке кредитом, поэтому не хотели ссориться с правлением...»156. Все это позволяет судить о тесной связи и взаимовлиянии дум и правлений банков. Часто в условиях нехватки капиталов городские банки использовали в первую очередь сильнейшие того или иного города, лишь затем - простые горожане. Тем не менее думские ревизионные комиссии проверяли дела банка зачастую очень тщательно, и даже придирчиво, выявляя малейшие погрешности в подсчетах и высказывая критические соображения по поводу стратегии и тактики банка в целом.

Что же подталкивало думы к такому хлопотному занятию, как устройство банка? Ответ на этот вопрос не столь однозначен, как может показаться, и не сводится только к получению прибыли от банка. Одну из животрепещущих проблем российского города XIX - начала XX в. составлял недостаток ссудных денег. Ярким проявлением этого стало то, что даже закон 1893 г., запретивший ростовщичество, не смог справиться с засильем ростовщиков, взимавших по ссудам иной раз на порядок больше, чем коммерческие банки. Важно отметить, что с самого начала закладывалась направленность банков, прежде всего, на средние слои городского населения157.

Определенные трения и нестыковки городских общественных банков возникали и в отношениях с органами, подчиненными Министерству внутренних дел. Так, в 1876 г. в отношениях между городскими общественными банками и полицией возникли сложности, обусловленные тем, что местная полиция, ссылаясь на циркулярное предписание Министерства от 8 ноября 1875 г., отказывалась производить по требованию банков опись по заложенным в банк и просроченным недвижимым имуществам. Местная полиция требовала, чтобы банк решал эти вопросы через окружные суды, а те, после принятия соответствующих решений, уже бы посылали для составления подобных описей судебных исполнителей. В ответ на обращения правлений банков в Министерство внутренних дел там был издан новый циркуляр, в котором местные полицейские управления на основе ст. 116 Нормального положения о городских общественных банках были обязаны составлять подобные описи недвижимых и движимых имуществ.

Усматривая со своей стороны, что право городских общественных банков обращаться к содействию полиции в деле составления описи по заложенным в банках просроченным недвижимым имуществам вполне подтверждается существующими на сей предмет законами, Министерство обязало местную полицию проводить соответствующую работу158.

Спустя два года во взаимоотношениях между городскими общественными банками и местными полицейскими управлениями возникло новое недоразумение. Полицейские управления отказались производить изъятия имущества должников городского общественного банка, мотивируя тем, что банки зачастую направляют в полицию просьбы, написанные на простой бумаге, а не на гербовой, как положено в подобных случаях. Министерство внутренних дел направило в губернские полицейские управления распоряжение с предписанием исполнять просьбы городского общественного банка, даже написанные на простой бумаге159.

Таким образом, в ходе проводимого исследования установлено, что именно городские общественные банки стали одним из главных генераторов развития городов. Именно при их посредстве решались финансовые проблемы, связанные с совершенствованием коммунального хозяйства, благоустройством, развитием городского предпринимательства.

При открытии банка Симбирская городская дума в состоянии была отчислить в основной капитал из своего резервного капитала минимальную сумму - 10 000 руб. С этой незначительной суммы банк начал свою деятельность и к 1 января 1914 г. довел основной капитал до 554 060 руб., причем из запасного капитала было перечислено 62 697 руб. для развития активных операций160. Кроме того, в основном капитале были и случайные поступления, именно: 1) невостребованные остатки от продажи недвижимых имений, процентных бумаг и драгоценных вещей; 2) полученный банком в 1901 г. излишне уплаченный промысловый налог.

В этом отношении можно провести параллель между Симбирским банком и одним из наиболее крупных городских банков - Ростовским. Он был открыт 13 сентября 1863 г. Основной капитал его за 50 лет деятельности возрос в 4 раза (со 150 000 руб. до 598 703 руб.), а в Симбирском банке за тот же период времени из 10 000 руб. образовалось более 0,5 млн руб., запасный же капитал даже значительно превысил такой же в Ростове161. На составление запасного капитала было отчислено из чистой прибыли 259 700 руб. В течение 6 лет, с 1893 по 1898 гг. и в 1913 г., причислены проценты по купонам от процентных бумаг, составляющих запасный капитал банка, 33 992 руб. и 116 руб., полученные в 1901 г. в возврат излишне уплаченного промыслового налога.

На 1 января 1914 г. запасного капитала значится в процентных бумагах 231 111 руб.162

Банк за 50 лет создал городу из 10 000руб. первоначального капитала капитал в 7 856 171 руб., кроме того, дал в непосредственные доходы города и на благотворительные дела 937 531 руб., всего более 1,5 млн (Приложение 12). Это служит лучшим и наглядным доказательством того, насколько успешна деятельность банка, сделавшего все для него возможное, особенно при тех неблагоприятных условиях для развития коммерческих операций, которые ставились Положением о городских общественных банках и деятельностью других кредитных учреждений, из года в год возникавших в Симбирске. Но при этом следует заметить, что, доставляя городу доход, банк, тем не менее, платил городу за занимаемое им помещение (за три комнаты в здании Городского общественного управления в течение 47 лет уплачено около 20000 руб.)163.

Во второй половине 1880-х годов банки подверглись ограничениям в своей финансовой деятельности, связанным с общей политикой контрреформ правительства Александра III. Скованные этими ограничениями, городские общественные банки оказались беззащитными перед лицом надвигающегося экономического и финансового кризиса конца 1880-х годов. Общественные банки оказались в сложившихся условиях единственными из негосударственных кредитно-финансовых учреждений, которые понесли серьезные потери, потеряв часть своего капитала. Кризис городских общественных банков был обусловлен общим падением их престижа в обществе. Другой причиной было преобладающее развитие крупной промышленности в стране в ущерб средней и мелкой, развитие которой поддерживало финансовые операции городских общественных банков.

Становление городских общественных банков не всегда и не везде проходило гладко, так как действовавшие в то время нормативные документы недостаточно четко регулировали их деятельность. Это привело к тому, что ряд банков при проведении операций стал уклоняться от своего прямого назначения: кредитовать городскую промышленность и торговлю. Некоторые из таких кредитных учреждений увлеклись рискованными операциями спекулятивного характера с целью получения значительной и скорой прибыли, другие, из-за недостаточного контроля, занялись кредитованием влиятельных городских лиц, от которых зависело замещение должностей в банке. В результате ряд городских общественных банков оказался на грани банкротства.

Нами сделан вывод, что, несмотря на все достигнутые городскими общественными банками успехи, их развитие происходило гораздо медленнее остальных кредитных учреждений России. Это было вызвано чрезмерной опекой со стороны государства, не всегда обоснованными ограничениями, вводимыми Министерством финансов.

Симбирский городской общественный банк во многом стал мощным кредитным учреждением потому, что не пользовался кредитами со стороны коммерческих банков, а также ограниченно опирался на помощь Государственного банка. Установлено, что в первый период существования городских банков капиталы их составлялись в основном за счет пожертвований. Многие купцы, предприниматели, просто богатые городские обыватели были не только клиентами банка, но и его содержателями. Подобное положение дел сохранялось до начала 1870-х годов, когда банки набрали силу и свою деятельность стали осуществлять на основе собственных капиталов и прибыли.


150 ГАУО. Ф. 640. Oп. 1. Д. 25. Л. 32.
151 Там же. Д. 24. Л. 14.
152 Там же. Д. 28. Л. 58.
153 Александровский Ю.В. Указ. соч. С. 52.
154 Колычев А. А. Указ. соч. С. 33.
155 Журнал Симбирской Городской Думы. Симбирск, 1883 г. С. 35.
156 Фесенко И.О. Настоящее и будущее наших городских общественных банков // Банковая и торговая газета. № 43. 1993.
157 Тупое Б. Постреформенные банки России: 19 век // Банковское дело. 1996. № 1. С. 34-36.
158 ГАУО. Ф. 138. Oп. 1. Д. 33. Л. 117.
159 ГАУО. Ф. 138. Oп. 1. Д. 33. Л.
160 Там же. Д. 327. Л. 33.
161 Гиндин И. Ф. Русские коммерческие банки. Из истории финансовой политики в России. М., 1948.
162ГАУО. Ф. 138. Oп. 1. Д. 80. Л. 22.
163 Чернышева В. История современности: Симбирские банки размещались в «крестьянской избе» // Комсомольская Правда. 2005. 2 декабря. С. 6-7.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5324

X