Глава 7. Городские общественные банки и развитие коммунального хозяйства городов
Активизации деятельности городских общественных банков в немалой степени способствовало бурное развитие городского коммунального хозяйства. Поскольку органы городского самоуправления во второй половине XIX в. призваны были решать важнейшие проблемы городского населения, то в задачи их деятельности, согласно Городовому положению, входила забота о местных культурно-хозяйственных делах: внешнее городское благоустройство, содержание коммуникаций, противопожарная безопасность. Городское самоуправление выполняло ряд возложенных на него функций по содержанию государственной администрации - членов городской полиции, тюрем, пожарной команды, а также обеспечивало расквартирование воинских частей и предоставляло в центр сведения о местных пользах и нуждах. Этот круг обязанностей и определял сферы городских расходов.

Развитие городского коммунального хозяйства во многом проходило за счет сбора с недвижимых городских имуществ государственного налога, губернского и уездного земского сборов. Деньги поступали в городской общественный банк, и далее он переводил их в местное казначейство. Улучшая положение коммунального хозяйства городов, органы городского управления осуществляли наблюдение за освещением города, содержанием и ремонтом городских зданий и сооружений, обеспечение использования водопровода и прокладку новых водопроводных труб, ремонт мостовых и выплату жалования лицам, служащим по городскому общественному управлению.

В начале XIX в. к уже имеющимся были добавлены новые статьи доходов и расходов городов. Города получили такие источники доходов, как: с городских торговых бань, с общественных весов и мер, с гильдейских капиталов, с трактирных заведений и ряд других. В то же время на органы городского самоуправления были возложены и новые повинности: содержание полиции и городских архитекторов, врачей и акушерок, мощение улиц, отопление тюрем. Но, так как источники городских доходов не приносили необходимого количества средств на выполнение всех обязательных расходных статей, правительство стало постепенно издавать частные узаконения по предмету доходов отдельных городов. В 1848 г. правительственной властью были приняты меры к правильному составлению смет доходов и расходов городов: изданы подробные правила по составлению городских росписей.

Формирование городского бюджета, особенно начиная с 80-х годов XIX в., все больше и больше начало осуществляться при активном участии городского общественного банка. Городская реформа 1870 г. включила все вышеперечисленные источники доходов в законодательство и установила новые. Согласно Городовому положению 1870 г., городским думам было предоставлено право устанавливать в пользу города следующие сборы: оценочный с недвижимых имуществ (исключая недвижимое имущество казенного и духовного ведомств и благотворительные заведения), в размере не выше 10% от чистого дохода или 1% от стоимости, со свидетельств на право торговли, с билетов на торговые заведения, с взимаемой казенной пошлины, трактирных заведений, постоялых дворов и лавочек, с извозного промысла и лошадей частных лиц. Органам городского самоуправления было разрешено ходатайствовать об установлении сбора с квартир и других помещений. В городской доход поступают также сборы, взимаемые при заключении различных актов, при клеймении мер и весов и с аукционных продаж.

При этом Городовым положением на средства города были возложены расходы по содержанию городского управления, городских зданий и памятников, уплате сумм по займам, выделение разным ведомствам пособий на содержание благотворительных, учебных и иных общественно-полезных заведений, издержки по отправлению воинского постоя и других воинских потребностей, отопление и освещение тюрем, участие в расходах на содержание городской полиции и пожарных команд, благоустройство города.

Таким образом, основные источники доходов городов и направления хозяйственно-экономической деятельности определялись постепенно, а Городовое положение 1870 г. свело воедино нормативные акты, регулирующие формирование городского бюджета и расходование бюджетных средств.

Городская реформа 1870 г. не стала абсолютно новым и чуждым явлением для российских городов: практически все обязанности городов в хозяйственно-экономической сфере, возложенные Городовым положением на органы муниципальной власти, существовали и ранее. Главным нововведением было то, что городские думы стали самостоятельными в распоряжении городским имуществом и использовании финансовых средств города.

В начале 70-х годов XIX в., согласно статистическим сведениям, главными статьями доходов городов Российской империи являлись доходы с городских имуществ, с торговых свидетельств и сборы с владельцев недвижимым имуществом, а среди расходов первое место занимали содержание городского общественного управления - 41%, наружное благоустройство - 12%, уплата долгов - 9%, содержание городских имуществ - 6% и благотворительных заведений - 5%, воинская повинность - 4%, мелочные расходы - 2%164. Расширение источников пополнения городского бюджета привело к повышению роли городских общественных банков как главных распределителей городского бюджета.

В круг обязанностей органов городского самоуправления входила забота о благоустройстве: содержание в исправности и устройство улиц, площадей, мостовых, набережных, пристаней, тротуаров, общественных садов, бульваров, водопроводов, сточных труб, прудов, канав, мостов, освещения, попечение о лучшем устройстве городского поселения по утвержденным планам.

В 1878 г. только содержание и устройство мостовых в Симбирске обошлось городским властям в 26,3 тыс. руб. (15% бюджета города), кроме этого, около 10% городских расходов шло на содержание городских общественных зданий и памятников, около 5 тыс. руб. было затрачено на освещение города165. В этот период в городе насчитывалось 450 фонарей, для освещения улиц использовался керосин. Также городом было затрачено около 6 тыс. руб. на устройство откосов бульваров на Венце, содержание садов, бульваров, тротуаров, переходов, мостов, сточных труб.

В дальнейшем на освещение города (улиц, площадей, парков) Симбирская городская дума через городской общественный банк ассигновала более 7,5 тыс. руб. В результате в 1900 г. город освещало более 800 керосиновых фонарей. Дважды, в 1893 и 1895 гг., органы городского самоуправления Симбирска обсуждали вопрос об электрическом освещении города. Собранные Городской управой сведения показали, что «устройство электрических станций на 500 ламп и освещение только некоторых улиц обойдется в 33 609 руб., а в дальнейшем ежегодный расход будет составлять более 5 тыс. руб.»166. Городская дума отказалась от введения в городе электрического освещения: в городском бюджете не хватало на это средств.

В Сызрани на освещение города было затрачено: на освещение городских улиц - 1751 руб., на «иллюминацию» городских зданий в особо торжественные дни - 38 руб. На строительную часть (устройство мостиков и временного плавучего моста через реки, протекавшие в черте города, ярмарочных и балаганных лавок, строительство дома для второй полицейской части, полицейских будок, забора вокруг казарм, ремонт дома, занимаемого земской больницей, на приспособление дома для женской гимназии и т.д.) и содержание городских общественных зданий (расходы на отопление и освещение городских общественных зданий, их ремонт, страхование городских домов и амбаров, наем караульных при городских домах и амбарах, очистку дымоходов) расходовалось около 5% городских средств167.

В Сенгилее на городское благоустройство было затрачено около 20% бюджета. К этому виду расходов относились очистка дымоходов и площадей, страхование общественных зданий. Расходов на уличное освещение в Сенгилее не было. Уличное освещение отсутствовало также в Алатыре, Ардатове, Курмыше, Алатырском посаде. В Буинске на эту статью расходов в 1878 г. было израсходовано 19 руб. В целом сумма расходов на эти нужды в городах Симбирской губернии в начале 90-х годов XIX в. распределялась достаточно неравномерно: в Буинске, Карсуне, Алатырском посаде доля городских расходов на благоустройство составляла менее 5% бюджета, в других (Алатырь, Сенгилей) была выше в два-три раза. Наибольшие затраты на благоустройство были в Симбирске. Затраты на устройство и содержание улиц к началу XX в. доходили в губернском городе до 30 тыс. руб. в год. И все эти суммы проходили через городские общественные банки168.

Финансовые вопросы органы городского управления решали в тесном взаимодействии с городскими общественными банками. Если в обязанности органов городского самоуправления входил сбор с недвижимых городских имуществ государственного налога, губернского и уездного земского сборов и отправка их в местное казначейство, выдача торговых документов, взыскание городских сборов и разного рода оброков, обеспечение своевременной выплаты арендаторами платежей по оброчным статьям, содержание учебных заведений и своевременное удовлетворение их учебными пособиями и книгами, покупка медикаментов, содержание городских больниц и амбулаторий, разрешение жителям города разного рода построек, наблюдение за освещением города, содержание и ремонт городских зданий и сооружений, содержание водопровода и прокладка новых водопроводных труб, ремонт мостовых и выплата жалования лицам, служащим по городскому общественному управлению, то городской общественный банк непосредственно реализовывал финансовые решения городской думы, обеспечивал их финансовое наполнение169.

При финансовой поддержке общественного банка органы городского самоуправления открывали на средства города и полученные кредиты предприятия, обеспечивающие функционирование городской жизни, содержание которых способствовало снижению муниципальных расходов. Так, в составе городских сооружений и предприятий Симбирска к 1900 г. были городской водопровод, скотобойня, мельница, ломбард, рабочий обоз, ассенизационный обоз. Ежегодно они приносили городу прибыль, которая превышала затраты городских властей на их содержание. Городской рабочий обоз городскими властями был создан в 1894 г. с целью употребления лошадей при поливке улиц, для выезда на пожары, при очистке улиц, площадей и на других городских работах, требующих найма рабочих лошадей. В обозе в разное время было 26-30 лошадей с телегами, санями и полной упряжью170.

Начиная с 1896 г. гласные Симбирской городской думы ходатайствовали перед Департаментом торговли и мануфактур об учреждении в городе биржи. Аргументируя необходимость создания товарной биржи, член Симбирской городской управы М.А. Волков указывал на заинтересованность в таком органе со стороны представителей торговли и промышленности края, так как биржа даст возможность знать в любой момент цены на те или иные товары и устанавливать правильные взаимоотношения с производителями сырья171. Проект устава биржи был разработан М.А. Волковым и одобрен городской думой в 1898 г. Только в 1901 г. Устав Симбирской товарной биржи был утвержден Николаем II. Первоначальный капитал на ее деятельность внес Симбирский городской общественный банк.

С момента своего создания, как было установлено автором исследования, именно городские общественные банки занимались решением финансовых проблем городских властей. Большое распространение получили займы городов в своих банках. На первый взгляд, кажется странным, что дума занимает деньги в своем же банке - получается перекладывание из одного кармана в другой. На самом деле занимала дума не свои деньги, а деньги вкладчиков. Поэтому ничего удивительного в строгом разделении средств думы и банка нет. Разделение это было закреплено уже в Положении 1862 г. Следующее Положение принесло ужесточение требований в виде необходимости утверждать каждый городской заем в центральных министерствах. «Если бы для городских надобностей или с благотворительной целью оказалось необходимым, не ограничиваясь одними прибылями, отделить часть капитала банка..., то сие может быть разрешаемо Министром финансов по предварительному соглашению с Министром внутренних дел, но не иначе, как в виде ссуды местному городскому обществу на определенный срок» (ст. 153).

В 1889 г. это правило было подтверждено решением Сената, а в 1894 г. - аналогичным законом. Процедуру займа упростило Положение 1912 г., оставившее разрешение министра финансов лишь для ссуд свыше 10% собственного капитала (ст. 158, 159)172. Оставалось, правда, в силе действие ст. 79 Городового положения 1892 г., требовавшее обязательного согласия министра внутренних дел на заем, который, в сумме с уже существующим долгом, будет превышать годовые доходы города. Впрочем, несмотря на такие строгости, заем в своем банке был для города выгоднее, чем в стороннем.

В вопросе о ссудах, выделяемых городским общественным банком на нужды городов, есть одна особенность. Рассматривая просьбу города о займе, коммерческие банки подходили к нему как к любому другому заемщику, ставя выдачу кредита в зависимость от своей оценки его кредитоспособности. Поэтому в некоторых случаях получить ссуду можно было только в городском банке. На 1 января 1916 г. сумма ссуд городских банков (их насчитывалось 343) местным обществам составила по стране 10 959 тыс. руб., или 3,2% их баланса173.

В ходе финансирования городских нужд со стороны городских общественных банков в период его активной деятельности (до 1917 г.) выработался механизм ответственности городских властей перед городскими общественными банками за представленные кредиты на городские нужды. Долгое время это подразумевалось само собой. В первых уставах и Положении 1857 г. об ответственности города по делам его банка не говорится ничего. Положение 1862 г. восполнило этот пробел фразой о том, что «вверенные банку вклады обеспечиваются ручательством всего городского общества, которое ответствует и за целость всех сумм банка» (ст. 25). Однако серия крахов конца 1870-х - начала 1880-х годов показала, что такое абстрактное ручательство оказывается на деле недостаточным. С кого именно должны быть взысканы необходимые для удовлетворения вкладчиков средства? На какое имущество должно быть обращено взыскание?

Разработчики Положения 1883 г., учитывая эту проблему, оговорили, что городским думам при ходатайстве об учреждении банка «предоставляется представлять удостоверение об имеющемся в их распоряжении свободном городском имуществе, могущем служить, сверх свободного наличного капитала, обеспечением целости вверяемых банку вкладов» (ст. 47). Расчет делался на то, что думы, желая привлечь клиентов гарантированностью вкладов в своих банках недвижимым обеспечением, с энтузиазмом начнут выполнять это необязательное предложение. Однако он оказался неверен. Подобное обеспечение представили считанные единицы. Поэтому Положение 1912 г. предусмотрело другой механизм защиты вкладчиков. Предоставление имущества в обеспечение вкладов осталось необязательным. Но было жестко оговорено обязательное покрытие думой убытков (что совершенно упускалось из виду в предыдущих Положениях). Статья 164 установила, что все убытки по операциям должны обязательно показываться как убытки в балансе текущего года и при преобладании их над доходами убыток должен покрываться за счет запасного капитала. Если же для покрытия убытка запасного капитала не хватает, для этого используется основной капитал (ст. 2). В свою очередь, основной капитал восстанавливается думой из городских средств. Если же убыль основного капитала составляет более трети его, то банк подлежит ликвидации.

Таким образом, ответственность городов за банки определена предельно ясно: вклады обеспечиваются собственным капиталом, а дума (городской бюджет) этот капитал пополняет в случае убытков. Такая гарантия может не сработать лишь в одном случае: если убытки банка за один год составят такую сумму, что на ее покрытие не хватит всего основного капитала. Однако вариант такого огромного убытка был маловероятен.

На практике и до Положения 1912 г., несмотря на несовершенство закона, ответственность города по долгам банка существовала не только на бумаге. Правда, правительство, опасаясь панического бегства вкладчиков из всех вообще городских банков, помогало пострадавшим городам ссудами из Государственного банка, но, в конечном счете, рассчитываться все равно приходилось городу. Так, первую крупную ссуду (300 тыс. руб.) для поправления дел банка Симбирск получил в 1877 г. под залог городских земель174.

Исследование показывает, что Симбирский городской общественный банк активно финансировал развитие городского хозяйства. Причем в 1904 г. он делал это двумя способами: перечисляя часть заработанных доходов непосредственно в Симбирскую городскую думу, кроме того, часть своих доходов по решению правления банк вносил непосредственно в важнейшие городские проекты по благоустройству. Во-первых, при активном участии городского общественного банка были отремонтированы 20 важнейших зданий в центре Симбирска. Среди них Губернаторский дом, полицейское управление, тюрьма. В Сызрани, Буинске, Сенгилее, Алатыре при содействии городских общественных банков было израсходовано на благоустройство города 3894 руб. Всего по губернии на благоустройство в этом году банками было потрачено 9414 руб.175

Во-вторых, городские общественные банки активно участвовали в финансировании строительства мостовых переходов, переправ. За счет уездных городских общественных банков было выделено на эти цели 21 776 руб.176 И это притом, что в 1904 г. по сравнению с 1903 г. прибыль городских общественных банков (в этом году они были в Симбирске, Сенгилее, Ардатове, Алатыре, Буинске, Сызрани) уменьшилась в виду различных причин на 13 000 руб.177

Говоря о направленности городских банков, важно отметить еще такую их особенность, как большая приспособленность к нуждам горожан по сравнению с другими категориями банков. В первую очередь, это относится к ссудам под недвижимость. Именно такого рода ссуды представляли особенную важность для горожан-обывателей, не ведших торговли (а значит, не имевших возможности учесть вексель) и обычно не имевших другого обеспечения, кроме собственного дома.

Как правило, ипотечной деятельностью городской общественный банк занимался совместно с другими учреждениями, в частности страховыми обществами. В Симбирске подобные операции проводились, начиная с 1887 г. совместно с Симбирским Обществом взаимного страхования. На заседании 27 апреля 1887 г. городская дума, опираясь на примечания к пункту 3 ст. 132 Нормального положения 1883 г. «О городских общественных банках», разрешила принимать к залогу в банк здания, застрахованные в Симбирском Обществе взаимного страхования178.

Следует отметить тот факт, что банковские заведения России конца XIX - начала XX вв. были разделены на две группы: долгосрочные и краткосрочные. Коммерческие банки относились к группе краткосрочных кредитных учреждений. Между краткосрочными и долгосрочными банками имели место существенные различия в производимых ими операциях (табл. 7.1)179.

Таблица 7.1
Различия между краткосрочными и долгосрочными банками


Ипотечным кредитованием (ссудами под недвижимость) занимались только городские общественные банки. Дело в том, что долгосрочный актив (ссуды), надолго обездвиживающий средства банка, трудно сочетать с пассивом, состоящим из вкладов. Ведь они в любой момент могли быть изъяты вкладчиками. Пассивы же учреждений долгосрочного кредита составлялись закладными листами, подлежавшими погашению в течение многих лет. Пользование кредитом в земельных банках (даже при наличии их отделений в данном городе) представляло два существенных неудобства. Во-первых, это необходимость обязательно брать долгосрочную ссуду, когда зачастую деньги требовались на короткое время. Во-вторых, оформление ссуды закладными листами, которые еще надо было реализовать, к тому же обычно процентов на десять дешевле номинала180.

Поземельные банки (не говоря уже про коммерческие) не удовлетворяли весь спрос обывателей на ссуды под недвижимость. Поэтому городские банки стали единственным исключением во всей банковской системе: им разрешили производить одновременно и коммерческое кредитование (учет), и ссуды под недвижимость. Министерство финансов пошло лишь на ограничение объема долгосрочных ссуд суммой собственного капитала банка, вечных и долгосрочных вкладов. Ссуды под недвижимость всегда составляли значительную часть баланса городских банков. Важно отметить, что городские банки руководствовались в своей работе не только интересами прибыли.

Таким образом, основной причиной, побуждавшей городские управления к созданию городских банков, было снабжение своих горожан кредитом. Но играла роль и простая материальная выгода от банка. Согласно законам, прибыль, за отчислением определенной части на пополнение собственного капитала и благотворительные расходы, поступала в распоряжение города. В частности, по Положению 1912 г. (ст. 164)181, в основной и запасной капиталы следовало отчислять по 15% чистой прибыли. По достижении запасным капиталом размера основного, отчисления в него разрешалось уменьшить по постановлению думы до размера одной трети отчислений в основной капитал. Из остальной прибыли необходимая (обычно определенная заранее в абсолютном размере или в процентах от прибыли) сумма шла на благотворительные заведения, а оставшаяся - в бюджет города.

Городской общественный банк также занимался выдачей ссуд под залог имений и других недвижимых имуществ. Всего выдано ссуд под залог строений в городе на 10 836 888 руб. и под залог земель в уездах на 679 265 руб. В собственность банка недвижимые имения стали поступать с 1884 г., но все они в разное время были проданы, некоторые с прибылью, другие с убытком182.

По Положению 1883 г. утверждалось, «чтобы лица, желающие торговаться на продаваемое банком имущество, представляли задаток, равный сумме, с которой имеет начало торг»183. В банке недвижимые имения назначались для продажи, в большинстве случаев за невзнос капитального долга, следовательно, торгующий в день торга должен был представить сумму, равную сумме залога, также недоимки по имению, расходы на публикацию. Однако иметь такую значительную сумму ко дню торга для небогатых людей не всегда возможно. Вследствие этого на продаваемые банком с торгов недвижимые имения покупателей приходило мало, и имущества эти по безуспешности вторых торгов поступали в собственность банка. Из-за такого условия Правление банка возбудило в 1884 г. через городскую думу ходатайство перед Министерством финансов об изменении его. Лишь через 10 лет Министерство уведомило думу, что к торгам на недвижимые имения задаток может быть представлен в размере 1/10 суммы, с которой должен начаться торг, но, во всяком случае, не менее 5% с оценки продаваемого имения. Одновременно с этим Министерство разрешило городскому банку взимать проценты по ссудам под залог недвижимых имений не за целый год, как практиковалось это ранее, а только за полгода. Такая льгота дала возможность банку продать оставшиеся за ним имения.

Операция по приему в залог движимого имущества все время была незначительна, так как жители Симбирска с мелкими залогами обращались за ссудами преимущественно в городской ломбард. По Положению 1883 г., городским банкам было предоставлено право выдавать ссуды под залог только таких вещей, которые не подвергаются порче. Таким образом, городской банк ограничивался приемом только золотых и серебряных вещей, хотя после учреждения в 1900 г. в Симбирске городского ломбарда банк выдал ему в разное время взаимо-обратно 50 250 руб. на развитие его операций184.

Более оживленными были операции по выдаче ссуд под процентные бумаги (акции предприятий, облигации, выигрышные билеты и другие), и первые 20 лет они в значительной степени развивались. В 1880 г. такие операции достигли 424 064 руб., но затем стали уменьшаться благодаря ограничениям, установленным Положением 1883 г. По статье 95 Положения, городским банкам запрещалось выдавать ссуды под процентные бумаги в большем размере, чем это делает Государственный банк. В то время максимальный размер этого рода ссуд в Государственном банке был 125 руб. за каждую бумагу. Городская дума ходатайствовала об изменении статьи. В декабре 1884 г. Министерство финансов разрешило выдавать ссуды под государственные и правительством гарантированные процентные бумаги до 85% биржевой стоимости, но, несмотря на это и на пониженные банком процентные взимания до 6% (вместо существующих 7,5%), банку уже невозможно было возвратить залоги, перешедшие в другие банки.

Для того чтобы активизировать ипотечную деятельность. Симбирская городская дума разрешила городскому общественному банку увеличить частным и общественным кредитным учреждениям размер кредита, не ограничиваясь прежде определенными размерами, принимая к переучету и на специальные счета векселя на срок до 9 месяцев, а равно и под процентные бумаги, разрешенные к приему в залог185.

Как показало проведенное исследование, до 1885 г. Правительство России, Министерство финансов, собирая налоги с городских общественных банков, считало их обычными предприятиями, поэтому банки и все налоги платили точно так же, как, например, обычная фабрика (завод). В 1885 г. императором Александром III было утверждено мнение Государственного Совета, которое впоследствии приняло форму «Положения о сборе доходов с денежных капиталов».

Налогообложение с городских общественных банков осуществлялось следующим образом. Сбор с доходов от денежных капиталов взимается в размере пяти процентов: а) с доходов от процентных бумаг - государственных, общественных и частных всех наименований; б) с доходов, доставляемых вкладами на текущий счет и другими процентными вкладами, внесенными в банки государственными, общественными, акционерными учреждениями и обществами взаимного кредита.

Обложению не подлежали: а) проценты по бумагам, изъятым условиями их выпуска от платежа налогов; б) проценты по вкладам в Государственном банке, оставшиеся от бывшего Коммерческого банка, а равно по вкладам, внесенным в сберегательные кассы, ссудосберега-тельные товарищества и сельские банки; в) доходы по акциям и паям промышленных и торговых обществ, облагаемых на особых условиях (Высочайшее утверждение 15 января 1885 г. мнения Государственного Совета).

Сбор с доходов от государственных процентных бумаг взимался или посредством удержания суммы налога при выплате процентов и выигрышей или же в виде соответственной скидки при приеме купонов в казенные платежи. Сбор с доходов от процентных бумаг, выпущенных общественными или частными учреждениями, взимался с полной суммы периодического платежа процентов по находящимся в обращении бумагам и вносился упомянутыми учреждениями в казначейство в течение одного месяца, считая со срока, назначенного для выплаты процентов. Затем названные учреждения уплаченный ими в казну сбор удерживали с получателей процентов.

Несвоевременно уплаченный сбор взыскивался с пенею в размере 1% в месяц со всей не внесенной суммы, причем неполный месяц считался за полный платежный. В случае утайки или пропуска в показании дохода, подлежащего сбору, взыскивалась тройная сумма неуплаченного налога. Суммы, внесенные в банки вкладами и на текущий счет, подлежали, на точном основании ст. 1 и 3 Закона от 15 июня 1882 г., обложению пошлиною при переходе оных по наследству по закону или по духовному завещанию. Вследствие сего пошлина с означенных капиталов взыскивалась предварительно выдаче из банка наследополучателю; если наследник оставлял капитал в банке, то пошлина взыскивалась предварительно переводу капитала на его имя при первой выдаче процентов по капиталу.

Платежу пошлины указанным порядком подлежали также вклады, которые были внесены в банк с условием выдачи оных, по смерти вкладчика, известному лицу, поименованному на вкладном билете. Согласно ст. 16 Закона от 15 июня 1882 г., банк был обязан сам удержать пошлину с капитала, переходящего по наследству, и удержанную пошлину представить в местное казначейство. Однако если наследополучатель представлял в банк удостоверение судебного места или Казенной палаты о том, что капитал, находящийся в банке, принимался в расчет при исчислении наследственных пошлин, то банк был вправе выдать этот капитал по принадлежности или уплатить проценты по нему без удержания пошлины (взысканной уже при утверждении в правах наследства).

Министерство финансов особенно тщательно следило за тем, чтобы банки сообщали Казенным палатам и лицам финансового ведомства, коим поручен надзор за поступлением пошлин с имуществ, переходящих безвозмездным способом, а равно учреждениям и лицам судебного ведомства, заведывающим делами о правах на наследство, сведения о наличных капиталах, находящихся в банках и принадлежащих лицам, которые оставили после себя наследство, - не иначе, как по письменным запросам вышеуказанных правительственных лиц и учреждений186.


164 Статистическое обозрение Российской империи / Сост. В. де Ливрон. СПб., 1874. С. 271.
165 ГАУО. Ф. 76. Оп. 4. Д. 112. Л. 96.
166 Мартынов П.Л. Указ. соч. С. 308.
167 ГАУО. Ф. 76. Оп. 4. Д. 112. Л. 115.
168 Мартынов П.Л. Указ. соч. С. 305.
169 ГАУО. Ф. 76. Оп. 4. Д. 112. Л. 96.
170 Там же. Ф. 137. Оп. 35. Д. 167. Л. 35.
171 Там же. Оп. 37. Д. 138. Л. 245.
172 Александровский Ю.В. Указ. соч. С. 57.
173 Ососов В.Я. Указ. соч. С. 212-217.
174 Гиндин И.Ф. Государственный банк и экономическая политика царского правительства. М., 1960. С. 375-376.
175 Статистический обзор Симбирской губернии за 1904 год. Симбирск, 1905. С. 14-16.
176 Там же. С. 14.
177 Там же. С. 36.
178 ГАУО. Ф. 138. Oп. 1. Д. 7. Л. 232.
179 Петров А.Ю. Операции коммерческих банков России кон. 19 - нач. 20 вв.// бухгалтерия и банки. 2000. №4. С. 59-61.
180 Королева И.Г. Банки в России: начало пути // Банковское дело. 1994. №3. С. 36-37.
181 Колычев А. А. Указ. соч. С. 33.
182 ГАУО. Ф. 138. Oп. 1. Д. 65. Л. 16.
183 Грузицкий Ю.Л . Указ. соч. С. 58-62.
184 Мартынов П.Л. Указ. соч. С. 176.
185 ГАУО. Ф. 138. Oп. 1. Д. 17. Л. 49.
186 ГАУО. Ф. 138. Oп. 1. Д. 7. Л. 198.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5977

X