Экономические факторы, повлиявшие на рост преступности, на территории Нижнего Новгорода и Нижегородской Ярмарки в начале XX века (1900- 1904)

Исследуя материалы Нижегородской периодической печати можно сделать вывод о росте преступности в Нижнем Новгороде и на территории Нижегородской ежегодной всероссийской Ярмарки в начале XX века. Основными факторами роста преступлений могут служить постоянные неурожаи и международный экономический кризис, начавшийся в 1899 году в Европе и сильно затронувший экономику Российской Империи.

По статьям из газет, касающимся окончанию работы Нижегородской Ярмарки, можно проследить как спад денежных оборотов самой Ярмарки, так и снижение продаж ряда товаров в начале XX века, и такая обстановка продолжалась до 1908 года. Причём, чем больше был спад денежного оборота Нижегородской ярмарки, тем больше преступников из других регионов Российской Империи и Персии пытались наладить свой незаконный промысел на её территории. Можно предположить, что экономическое положение в других регионах России складывалось ещё хуже, чем в Нижегородской губернии. О том, что Нижегородская Ярмарка сама превратилась в серьёзный фактор, роста преступности свидетельствуют следующие цифры из нижегородских газет.

Приведём данные, опубликованные в нижегородской газете «Нижегородский Листок» за несколько лет начала ХХ века по нахождению задержанных на Ярмарочной гауптвахте:
14 сентября 1901 года опубликовали цифры задержанных, пребывавших на Ярмарочной гауптвахте с 15 июля по 10 сентября 1901 года. Всего пребывало 1984 человека. Из числа арестованных 704 были выпущены на следующий день на свободу, остальные 1280 человек были переведены с гауптвахты для производства дознания и составления протоколов по полицейским участкам Ярмарки и города. [1, л. 3]

10 сентября 1902 года газеты сообщали, что с начала работы Нижегородской Ярмарки по 9 сентября в Ярмарочной гауптвахте зарегистрировано 2453 задержанных. По Ярмарочным полицейским участкам для составления протоколов и производства дознания было отправлено 1339 человек, освобождено по вытрезвлению 675 человек. Это может объяснить введением казённой винной монополии.[2, л. 3]

8 сентября 1903 года газета «Волгарь» сообщала, что в этом году задержано и доставлено на ярмарочную гауптвахту 3000 человек. Только за пьянство в этом году доставили 1500 человек.[3, л. 3]

Ещё одним криминогенном фактором было нахождения ночлежных домов на улице Живоносноской (Миллионке), фактически недалеко, как от центра города, так и коммерческих компаний и магазинов и рынков. Особая головная боль Рождественской полицейской части – это была ночлежка Бугрова. Так только за 1902 год в ней получили приют 39422 ночлежника.[4, л. 3] Неудивительно, что полиции приходилось проводить облавы в ночлежных домах, иногда по несколько раз в месяц, особенно перед началом работы Ярмарки и после её закрытия или в случии роста мелких краж. Также облавы часто проводились после окончания работы Нижегородской ярмарки, поскольку с города и уездов снимался режим усиленной охраны и беспаспортный люд снова просачивался в Нижний Новгород. Наибольшее количество облав проводилось в 1902 и 1903 годах. Так в 1901 году, 17 декабря, одна облава в приюте Бугрова дала 400 человек задержанных за беспаспортность или по подозрению в личности.[5, л.3]
Если брать во внимание, что преступления во основном совершали крестьяне, то тут можно выявить следующие факторы: в 11 уездах Нижегородской губернии не хватало своего хлеба, даже в урожайные годы, а причиной тому являлось то, что агробиогеоценозы в этих уездах обладали почвами, малоплодородными или вообще непригодными для нормального ведения сельского хозяйства. Значит, крестьяне этих уездов постоянно находились в условиях недоедания. [6, с. 3]

Вот, например донесения помощника начальника Нижегородского Губернского Жандармского Управления по Горбатовскому и Ардатовскому уездам, подполковника Попова от 8 февраля 1901 года: «Из - за неурожаев предшествующих годов, население уезда задолжало государству и земству; в селе Павлове не открыта больница, а в некоторых местностях нет даже амбулаторных пунктов; дороги находятся в ужасном состоянии, рабочим редко выдаётся заработная плата».[7, c. 39 - 40]

Это достаточно весомый экономический фактор, который толкал крестьянскую массу на преступную дорогу. Кроме того, усугубить положение с ростом преступности мог неурожай 1901 года, поразивший 17 губерний центра Российской Империи. Также были проблемы с урожаем в 1905 – 1907 годах из-за недорода, а в 1906 году ряд губерний пострадал от засухи. [8, с. 89]

Рождественская улица в Нижнем Новгороде, начало 20 века
Рождественская улица в Нижнем Новгороде, начало 20 века

Перейдём к Нижегородской губернии, так 10 мая 1909 года в газете «Нижегородский Листок» были опубликованы выдержки из работы С. Гуревича «Движение преступности против собственности в Нижегородской губернии в 1891-1904 гг. в связи с экономическим положением губернии». Приведём здесь цитату: «Гуревич задался проследить влияние экономических условий на рост преступности против собственности. Автор использовал материалы земских статистических отчётов и ежегодники департамента земледелия, правда экономическое состояние населения по этим источникам можно определить только по трём моментам: урожай, цена на хлеб и заработная плата. Только по некоторым годам автору удалось дополнить экономическую картину жизни Нижегородского населения и другими данными. К сожалению, точную цифру преступлений в Нижегородской губернии определить Гуревичу оказалось невозможным, поскольку уголовные дела прекращались за нерозыском виновных. Автор использовал сведения о количестве осужденных окружным судом, причём преступления относились к предыдущему перед осуждением году, так как процесс длится 8 – 10 месяцев». [9, л. 2]

«Хороший урожай 1899 года не мог существенно улучшить благосостояние крестьянского населения, так как недоимки и разного рода подати нынче усилено взыскиваются с крестьян, в виду хорошего урожая озимых и засыпки общественных магазинов, между тем, как многие из них, как пишут из Сергачского уезда, «прошлой зимой в сущности проели значительную часть нынешнего урожая, - но всё таки, говорится в официальном обзоре, влияния урожая 1899 года, он даст возможность крестьянам несколько оправиться, вздохнуть полегче. И в след за этим, мы наблюдаем понижение преступности в 1900 году.

В экономическом отношении 1900 год, по общему отзыву корреспондента, является весьма благоприятным для крестьян. Высокий урожай, низкие цены на хлеб и повышение заработной платы приводят к значительному улучшению крестьянского благосостояния. Крестьяне начинают строить себе новые дома и хозяйственные постройки и переправлять старые, играют свадьбы и на зимние заработки не идут за задёшево, предпочитая просидеть дома и отдохнуть. Параллельно с улучшением материального положения населения в 1900 году, преступность в 1901 году значительно сокращается.

Едва посредственный, а во многих местностях даже неудовлетворительный в общем же по губернии ниже среднего урожай ржи в 1901 году, тяжело отразился на благосостоянии сельского населения. Тяжесть недобора хлебов увеличилась плохим урожаем овощей, скудными сборами сена и яровой соломы. Вообще, читаем мы в сельско–хозяйственном обзоре 1901 года, экономическое положение населения будет подорвано недородом отчётного года и если крестьянские хозяйства не распадутся по швам, то благодаря лишь некоторым запасам прошлого года. Таким образом, неблагоприятное действие урожая этого года смягчается хорошим урожаем прошлого года и соответственно с этим, преступность в 1902 году, хотя и повышается несколько сравнительно с прошлым годом, но всё – таки остаётся на довольно низком уровне.

Пёстрый урожай 1902 года, не одинаково отразился на экономическом благосостоянии населения в различных местностях. В некоторых уездах крестьянское население было обеспечено продовольственным хлебом до будущего урожая и местами предполагало даже сделать некоторые приобретения в хозяйстве. Так, например из Ардатовского уезда сообщают: хороший урожай ржи, трав и картофеля, при падении на местных рынках цены на домашний скот, дали возможность обзавестись скотинкой и настоящую зиму считать вполне сытой. Но одновременно с этим в других местностях хлеба безусловно не хватит. Вообще же, согласно преобладающему большинству сообщений, год можно признать довольно удовлетворительным. А улучшение материального положения с неумолимой последовательностью ведёт к сокращению преступности в 1903 году.

Заключительным аргументом, подтверждающим нашу точку зрения, является преступность 1904 года. Преступность 1904 года стоит на одном уровне с преступностью 1902 года. А экономическое положение населения в 1903 году одинаково с положением населения в 1901 году; и в том и в другом случае урожай был ниже среднего, даже больше: в оба года сбор ржи выражается одинаковым числом; цены на хлеб за оба года почти одинаковы; тому и другому году предшествует хороший урожай. Зависимость между экономическим положением населения и движением преступности не подлежит сомнению: с закономерной правильностью вслед за экономическим упадком, мы наблюдаем повышение преступности и наоборот, экономический подъём вызывает сокращение преступности. Такое движение преступности в окружном суде. Теперь обратимся к движению преступления против собственности в мировых судах.

Беглого взгляда почти достаточно, что бы убедится в том, что и здесь эта связь не нарушается. Мы с целью, привели рядом данные о движении преступности в мировых судах те же данные о делах, подсудимых окружном суде. Параллелизм движения преступности в обеих судебных местах почти полный: высокая преступность в след за годами экономических бедствий и неурядиц и низкая в след за годами экономически благоприятными – вот явление одинаково характерное для движения преступности и в том и в другом месте. Параллелизм этот доходит иногда до того, что по отдельным годам относительные отклонения от средней почти одинаковы в обеих местах. Однако движение преступности в мировых судах отличается и некоторой особенностью. Здесь особенно резкие перемены в экономическим положении населения в смысле ухудшения или улучшения его оказывают влияния не только на преступность следующих годов, но до некоторой степени и на преступность данного года. С этим явлением мы встречаемся например в 1891 и 1892 годах, когда высокая, благодаря неурожаем предыдущих лет преступность 1891 года возрастает в следствии чрезвычайно плохого урожая этого года и когда рост преступности в 1892 году, под влиянием неурожая 1891 года, несколько смягчается хорошим урожаем 1892 года. С этим явлением мы встречаемся и в конце исследуемого периода: в 1902 году, благоприятное для развития преступности действие урожая 1901 года, до некоторой степени, парализуется хорошим урожаем 1902 года, а неблагоприятное влияние урожая 1903 года на преступность 1904 года парализуется очень хорошим урожаем 1904 года. Это явление объясняется тем, что меньшая, в среднем, продолжительность уголовного дела в мировых судах, чем в окружных, даёт возможность резкому изменению экономического положения скорее отозваться на цифре осужденных.

Чтобы покончить с движением преступности против собственности в мировых судах, отметим, что здесь так же, как и в движении преступности в окружном суде, одинаковое экономическое положение населения в 1901 и 1903 годах приводит к одинаковому уровню преступности в 1902 и 1904 годах. Факт в высшей степени любопытный.
Рассмотрев движение преступности против собственности в двух судебных местах различной компетенции, мы приходим к заключению, что преступность против собственности развивается на почве бедности. Нужда, голод, невозможность удовлетворить самые необходимые потребности – вот причина преступлений. Пора отказаться от взгляда на преступление, как на проявление злой воли преступника и от борьбы с преступностью путём наказания перейти к устранению причин, вызывающих саму преступность». [10, с. 28 -31]

К сожалению, подход автора к анализу преступности в Нижегородской губернии всего по трём факторам нельзя считать абсолютно верным и наиболее полным и точным. Так, цифра осужденных за год имеет свои погрешности, поскольку процент раскрываемости также колебался, а в судах присяжные и судьи любую недоработку полиции в деле трактовали в пользу осуждаемого, даже если его вина была очевидна. После такой работы судов неудивительно, что Столыпин ввёл военно-полевые суды в тяжелые годы первой русской революции, чтобы сбить волну бандитов – экспроприаторов по всей Империи. Да и сам автор относился к приведённым у него данным по движению преступности в России и в Нижегородской губернии так: «Учесть точное количество преступлений так же представляется несколько затруднительным. Наши своды содержат в себе сведения о числе привлечённых к ответственности и о числе осужденных. Ясно, что ни та, ни другая цифра не есть точная цифра преступности, так как с одной стороны – возможны неосновательные жалобы частных лиц и бездоказательные протоколы полиции, а с другой стороны мы встречаемся с явлением скрытой преступности. В первом случае преступления небыли совершены, но отдельные лица были привлечены к ответственности; во втором случае преступление было совершено, но никто не был за него осуждён. «Если бы, говорит Тарновский, мы могли из числа дел, прекращённых до судебного разбирательства, выделить дела, прекращённые до судебного разбирательств, выделить дела прекращённые за необнаружением виновных и за недоказанностью улик и присоединить их к делам, разрешённым по существу, то у нас получилась бы довольна близкая к действительности картина движения преступности. Но наши своды, до самого последнего времени не показывают причин прекращения дел». Таким образом, точной цифры преступности у нас нет; приходится пользоваться приблизительной. Мы будем пользоваться данными о числе осужденных, так как здесь факт совершения преступления почти несомненен; а отклонение этих цифр от действительной преступности при погодном сравнении их не может оказать существенного влияния на наши выводы.

В приведённой таблице общую сумму преступлений против собственности мы разделяем на две группы: первая – кражи (сюда входят кража со взломом, кража домашняя, кража вооружённая, кража со смягчающими вину обстоятельствами и другие случаи кражи); вторая группа – все остальные преступления против собственности. При таком делении мы руководствовались существующими в литературе взглядами о различной степени влияния экономических факторов на каждую из этих групп».[10, с. 18 - 19]

Кроме того, у автора данной работы не сформирована потребительская корзина пищевых продуктов первой необходимости, и привязка идёт только к цене на хлеб, а одним хлебом сыт не будешь. В работе С. Гуревича отсутствуют цифры спада производства по отраслям в период экономического кризиса и количество уволенных в результате спада производства рабочих в Нижегородской губернии. Создается впечатление, что Гуревич считает способными совершить преступления лишь крестьян, а другие слои общества его не интересуют. Не указана в этой работе и статистика пришлых и местных преступников, осужденных в Нижегородской губернии по уголовным делам. Также не ясно, приведены ли в его таблицах данные по приговорам мировых судей с Нижегородской ярмарки. Не могу согласиться с автором, что причина преступности только экономическая, для категории воров – рецидивистов любое снижение сроков отбытия наказания – своего рода подарок и приглашение на следующее преступление. Но сам анализ, основанный всего на трёх элементах, представляет большой интерес, и историки не должны проходить мимо таких научных изысканий.

А ведь с середины 1899 года в Российской Империи проявились признаки перепроизводства в промышленности. Кризис в российской экономике являлся частью общемирового кризиса, причём экономическая ситуация ухудшилась во всём мире. [11, с. 64]

Для примера возьмём ещё публикации из Нижегородской прессы. Так, 13 февраля 1900 года газета «Нижегородский Листок» сообщала о голоде на Юге России, где тяжелое положение сложилось в Бессарабской, Херсонской и других губерниях. На фабриках и заводах города Николаева началась тенденция к понижению в два, а то и в три раза расценок поштучных работ, то есть там, где оплата была 1 рубль 10 копеек, теперь платили 40 – 45 копеек. Рабочий день на многих предприятиях продлевался на час без оплаты. Неудивительно, что среди задержанных преступников на Нижегородской ярмарке с каждым годом экономического кризиса уроженцев Южных губерний становилось всё больше. Экономическую обстановку в Нижегородской губернии осветила 16 февраля 1900 года, газета «Нижегородский Листок», напечатав заметку о влиянии всемирного экономического кризиса, начавшегося осенью 1899 года на Нижегородскую губернию. Осенью медленно сокращали штат рабочих на Сормовских заводах и на заводе «Доброва и Набгольц»; сокращение это продолжалось до доброй половины зимы. Рассчитали рабочих и на заводе Курбатова. К заводскому кризису присоединился ряд крахов в пароходном мире, благодаря которым остались без работы целые группы судовых рабочих, как, например, маслёнщики, кочегары, слесаря и т. п. И рабочий люд вполне обоснованно и справедливо назвал минувшую зиму «тяжёлой». Без средств и помощи извне рабочие был предоставлены исключительно сами себе, в течении нескольких месяцев безработицы «спустили» всё и увязли в долгах. Первое веянье весны оживило рабочую массу. Каждый день у садика против биржи, у гостиниц Обжорина и Готовкина на Нижнем базаре можно встретить толпы безработных, чуть не Христа ради умоляющих взять их для мелких слесарных работ на пароходах. У большинства - вытянутые лица, подтянутые животы, прикрытые лохмотьями. Но пароходчики в нынешнем году не особенно спешат с ремонтом, и народ переживает мучительные дни томления и ожидания.[12, с. 130]

Сведения из отчёта губернатора «О состоянии Нижегородской губернии за 1902 год» от 11 июня 1903 года. Выдержки: «Обременённые крупными ипотечными долгами, имея притом устарелое оборудование, «Шиповские» заводы не оказались способны пережить кризис, и в конце 1901 года администрация их официально объявила о прекращении работы с 1 января 1903 года. Сорок селений Ардатовского уезда Нижегородской губернии; более же всех должны пострадать мастеровые «Илевского» завода (всего с семьями свыше 4800 человек), не имеющих земельного надела и существующих исключительно от заработка на заводе. Рассчитывать на то, что многие из «илевцев» найдут себе заработок на других заводах, было трудно, принимая во внимание угнетённое положение железной промышленности вообще, вследствие чего на многих заводах сокращают производство и число рабочих, но и в деле перехода на земледелие мастеровых должны были встретить серьёзные затруднения, являясь, с одной стороны, совершенно неподготовленными к крестьянскому труду и, с другой, не имея средств для обзаведения инвентарём для существования до будущего урожая, а равно для перенесения своих хозяйств на новое место». [7, с. 45 - 46]

Как мы видим, экономическая факторы, повлиявшие на преступность в Нижнем Новгороде оказались гораздо шире, чем те факторы, которые проанализировал С. Гуревичем в Нижегородской губернии. Были уволенные рабочие с заводов в результате развития экономического общемирового кризиса, оставшиеся не получали заработной платы или получали её с задержкой или крестьяне, находившиеся в долгах. Очевидно, что в такой тяжёлой экономической ситуации сложившейся как в Нижегородской губернии, так и по всей стране, роста преступности в Нижнем Новгороде и на территории Нижегородской Ярмарки избежать было невозможно.


Источники и литература


1. Нижегородский листок. 1901. 14 сентября.
2. Нижегородский листок. 1902. 10 сентября.
3. Волгарь. 1903. 8 сентября
4. Нижегородский Листок. 1903. 11 мая.
5. Волгарь. 1901. 18 декабря.
6. Орлова А. А. Факторы и динамика крестьянской преступности в Нижегородской губернии во второй половине XIX - начале XX века.
7. Революционное движение в Нижнем Новгороде и Нижегородской губернии в 1900 – 1904 году /Сборник. - Горький: ГАГО, 1956.
8. Круглов В.Н. Царь-голод. Факты против мифов/Сборник Русского исторического общества. - Т. 11: Правда истории. - М., 2011. - С. 87-106.
9. Нижегородский листок. 1909 год. 10 мая.
10. Гуревич С. Движение преступности против собственности в Нижегородской губернии в 1891-1904 гг. в связи с экономическим положением губернии. - М.: Тип. Имп. Моск. ун-та, 1908. - 31 с.: табл.
11. Обухов Н. П. Экономические кризисы в России в начале XX века /Обухов Н. П.//Финансы. - 2009.
12. Кузнецова Е. В., Гудкова Б.И., Ниякий В. В. Нижегородский край в документах, цифрах, рассказах, мнениях /Хрестоматия. - М: ТПП "ГИУС", 1992.


Просмотров: 613



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X