Кровавый день 17 февраля 1902 года в Нижнем Новгороде

17 февраля в Нижнем Новгороде в Грузинском переулке имело место происшествие, которое по своей обстановке может показаться невероятным.

Около 5 часов дня из окна одного большого дома, занимающего почти всю сторону Грузинского переулка (где расположены казармы Кремлёвского батальона по данным газ. «Нижегородский Листок»), стали раздаваться сильные ружейные выстрелы. Сначала выстрелы были не часты и мало возбуждали внимание.

Один очевидец рассказывает, что слышал выстрел, находясь около коммерческого клуба. Другой проходил у противоположного конца переулка по Ошаре (Ошарской улице) и также слышал выстрелы.

Раздавались выстрелы и внутрь дома, который казался пустым, как будто все многочисленные жильцы его спрятались. Лишь в одном окне второго этажа был виден человек, который стрелял.
Обыватели домов, расположенных напротив, очутились в осадном положении.

Одна пуля ударила в стену дома. Горничная выбежала на улицу из любопытства, и как только показалась в воротах, попала под пулю. Горничная, оказавшаяся крестьянкой Пузской слободы, Лукояновского уезда, Пелагеей Павловной Тимофеевой, была убита наповал. Собака, выбежавшая на улицу, с двух выстрелов также была убита. В квартире противоположного дома произошёл переполох. Оставаться в передних комнатах было положительно опасно. Выстрелы раздавались чаще. Одна пуля отбила карниз. В соседнем доме дети, садясь к столу, открыли электрическую лампочку. Как только в окне показался электрический свет, раздался выстрел, но пуля попала в карниз.

Вскоре выстрелы собрали к месту происшествия громадные толпы. Большая часть пуль была выпущена, по-видимому, бесцельно в Бугровский сад или в забор. Квартиранты, живущие в саду Бугрова, рассказывают, что они слышали визжание пуль. На некоторых берёзах остались значки, сделанные пулями.

Как сказано, жертвой пала горничная Тимофеева. По улице проходил молодой человек Сергей Николаевич Казаков. Как только он показался против окна, из которого раздавались выстрелы, пуля поразила его в левое плечо. У Казакова оказалась раздробленной лопатка. (Он также с большим трудом убежал, но в конце переулка лишился чувств по данным газ. «Нижегородский Листок»).

Жена обер – офицерского сына Ольга Сергеевна Покровская получила менее значительную рану (по ней было сделано два выстрела, она ранена в руку по данным газ. «Нижегородский Листок»).

К месту происшествия прибыли г. управляющий губернией К. П. Фредерикс, начальник нижегородского гарнизона генерал - майор О. А. Бертельс, воинский начальник полковник К. Г. Рутницкий, полицмейстер барон Таубе, прокурорские и другие власти.
Грузинский переулок был перекрыт с обоих концов, чтобы не пропускать публику. Но едва что бы кто-то отважился отправиться.

Труп убитой Тимофеевой лежал у ворот дома в течении нескольких часов. Мы били у места происшествия в 7 часов вечера. Грузинский переулок представлял вымершую улицу. Со стороны Алексеевской улицы стояла огромная толпа, со стороны Ошары (Ошарской улицы) тоже.
Время от времени раздавались выстрелы. На концах переулка было небезопасно. Стрелявший, отворил окна, мог направить ружьё в любую сторону. Ружьё, сального боя, может выпускать моментально одна за другой пять пуль, которые, говорят, могут убить на расстоянии трёх и более вёрст. Сила боя такова, что пуля на значительном расстоянии может пробить 8 человек, стоящих один за другим, так, что, если бы стрелявшему пришла дикая мысль направлять выстрелы в толпу, могли быть масса жертв.

Возник вопрос, что делать, как взять и обезоружить стрелявшего, который оказался неким Остафьевым, из крестьян.

В окно взять было немыслимо. Он мог перестрелять массу людей. Изнутри, со стороны дверей, условия те же. В громадную комнату, где находился стрелявший, ведут две двери с площадками, так что стрелявший занимал очень выгодное положение.

Всё это время напоминало эпизод из романа Лермонтова «Герой нашего времени», только не находилось нового Печорина, который бы рискнул броситься на иступлённого Остафьева и обезоружить его. Рассказывают, что ещё в начале один из товарищей успел было схватить Остафьева за плечи, но затем под дулом револьвера, который также был у Остафьева, бросился бежать и скрылся. Разбежались и другие товарищи. Много пуль Остафьев выпустил и внутри здания. В отдалённом конце находиться лазарет. Сюда попало несколько пуль, пролетавших через перегородки, двери, но без вреда. Находившееся в лазарете больные скрывались в стороны от направления пуль. Во двор было выпущено также несколько пуль. Одна попала в конюшню, но также без вреда.

С 5 до 8 часов вечера продолжалась эта история, которая может показаться фантастической. Во всём переулке не видно ни души, на тротуарах лежит труп Тимофеевой, а из окна раздаются зловещие выстрелы.

Что, в самом деле, было делать с Остафьевым, у которого, говорят, в запасе было несколько сот патронов (1200 патронов по данным газ. «Нижегородский Листок»). Выслать на него роту и даже батальон солдат? Могла быть масса жертв. Как курьёз, которых кстати заметить, передают массу, указывается, что в комнате в которой находился Остафьев, всё время оставался один из его товарищей, но он лежал ни жив, не мёртв под кроватью, боясь пошевелиться. Положение его, действительно было не из завидных.

Было предложение – проломать в потолке отверстие и заливать Остафьева водой. Один обыватель предложил пустить в комнату разрывной снаряд.

В конце – концов, вероятно, какой – ни будь способ был бы придуман, например, застрелить. Но Остафьев сам кончил всю эту историю. Часов в 8 раздались два выстрела, которые были последними.

Говорят, что лежавший под кроватью товарищ Остафьева, помедля немного, увидел, что Остафьев более не страшен. Труп Остафьева нашли с двумя смертельными огнестрельными ранами. Один выстрел из револьвера был сделан в живот, другой из ружья в рот, для чего Остафьев снял с ноги сапог и пальцем спустил курок.

Рассказывают, что полицмейстер барон А. А. Таубе подвергался большой опасности. Когда барон Таубе нагнулся к трупу убитой Тимофеевой, пули завизжали мимо него.
В толпе, по обыкновению, шли самые разнообразные толки и страшно преувеличенные. Число убитых и раненых считалось чуть – ли не десятки. Когда из общежития гимназистов, находящегося в соседстве с домом, из которого раздавались выстрелы, вышел субъект со светлыми пуговицами и в сером пальто – гимназист, толпе издали показалось, что это и есть Остафьев. Толпа шарахнулась назад, послышался визг, крик…. Но в это время Остафьева уже не было в живых.

Случай этот объясняется различно. Наиболее правдоподобным является объяснение, которое сводиться к тому, что Остафьев в последнее время пьянствовал и дошёл до исступления. Трудно сказать, сколько им было выпущено пуль, но во всяком случае число их надо считать по крайней мере десятками. патронов (100 выстрелов по данным газ. Нижегородский Листок).

Анализ: Для разбора этого кровавого происшествия была взята за основу статья из нижегородской газеты «Волгарь», наиболее полно осветившая события 17 февраля 1902 года, но некоторые данные взяты из газеты «Нижегородский Листок». Само описания оружия стрелка – маньяка правда показывает полную неосведомлённость автора «Волгаря» в стрелковом оружие вообще. Из материалов статьи можно понять, что ружьё было скорее всего нарезным и с магазином на пять патронов, что по тем временам была дорогая редкость для охотничьего оружия. Вообще название «сальное» ружьё относиться к дульнозарядному огнестрельному оружию. Фантастическая сила пробития описываемого ружья, как и дальность выстрела больше подходит к 37 мм контрабордажному морскому орудию.

Что касается организации мероприятий нижегородской полиции направленных на обеспечение безопасности горожан, находящихся в зоне поражения стрелка – маньяка организованы были правильно, было быстро выставленного оцепления. Но на этом вся активность полиции, так и военных властей закончилась. Явно видно, что городская полиции, непривыкшая к применению оружия, как преступниками, так и самими полицейскими, оказалась не готова к данной ситуации. К сожалению нижегородская полиция была вышколена применять оружия только в самом крайнем случае, при смертельной опасности самому полицейскому или окружающим. У руководства полиции даже не было мысли поставить незаметно стрелка в дом напротив и прекратить этот разгул пьяного маньяка. Брать преступника всегда живым, не смотря на любую опасность самим полицейским чинам, вот такая задача всегда ставилась чинам полиции Нижнего Новгорода. Страшно подумать, что случилось, если бы пришлось брать вооружённую банду где –то в городе. Не совсем понятно, как развевались бы события, если бы стрелок не покончил бы свою жизнь самоубийством. В общем можно констатировать факт неготовности к активным действиям нижегородской городской полиции в приведённой ситуации.

Источники:
Нижегородская газета «Волгарь» 19 февраля 1902 года №49
Нижегородская газета «Нижегородский Листок» 19 февраля 1902 года №49


Подготовил Радьков Андрей Георгиевич. Зам. директора Нижегородского музея холодной войны и истории города Горького 1946 – 1991 г. г. по научной работе.


Просмотров: 1242



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X