Развитие винокуренной промышленности в России с начала XVIII в. до введения акцизной системы в 1863 г.

Начатые Петром I государственные широкомасштабные преобразования в экономике не могли не затронуть и винокуренной отрасли, тем более что царь и его сподвижники хорошо понимали, что в период Северной войны, строительства новой столицы, флота и армии лучшей статьи дохода, чем относительно «быстрые» деньги с отдания производства хлебного вина в руки откупщиков, и не придумать.

Таким образом, указом Петра I в 1705 г. в стране снова была введена откупная система, хотя в некоторых местах управление торговлей хлебным вином оставалась по-прежнему «на вере», т. е. казенным30. Почувствовав, что власть в винокуренном деле по существу отдана небольшой кучке предприимчивых, богатых людей, которые всегда смогут между собой договорится, откупщики начали взвинчивать цены. При этом страдало качество. Именно в эту пору появился термин «петровская водка», т. е. новая водка, которая на самом деле к личности Петра Великого никакого отношения не имела. Кстати, сам государь предпочитал так называемую анисовую водку, приготовленную путем сдвоенного перегона простого хлебного вина, настоянного на анисовом семени и затем разбавленного на треть мягкой родниковой водой. Разгул откупщиков с их низкосортной, мутной водкой, типа сивухи, народ долго не вытерпел. Хотя по царскому распоряжению простолюдины (городские строители, дорожные рабочие, рабочие верфей, портовые грузчики, матросы и солдаты) получали бесплатно по одной чарке водки в день, которую на манер господской «мадеры», т. е. виноградных крепленых вин, употреблявшихся на ассамблеях и приемах, народ с иронией между собой называл «царская мадера». На откупщиков сыпались жалобы государственным чиновникам всех рангов, как из рога изобилия. Такое положение заставило Петра I в 1716 г. издать указ о свободном винокурении31. При этом царь впервые на Руси по примеру винной подати в Пруссии обложил всех отечественных винокуров специальным налогом с емкости посуды винокуренных заводов, т. е. с кубов и казанов по полуполтине с ведра. С этого времени винокурение становится частью сельскохозяйственной отрасли. Все землевладельцы, кто занимался выращиванием зерновых культур, старались обустроить в своем имении хотя бы небольшой винокуренный заводик. Однако расширение винокуренного производства на всем пространстве империи не принесло казне желаемых результатов в смысле увеличения питейных доходов. В 1722 г. он составил всего 11 512 руб., а через два года в 1724 г., когда правительство решило питейные заведения подчинить магистратам и ратушам, а некоторые были сданы в полное содержание этих местностей, с предоставлением прибыли от продаж в распоряжение городов, питейный доход составил уже 14432 руб.32 По мнению видного экономиста и публициста того времени И.Т. Посошкова, винная регалия при Петре I была в незавидном положении: «питейный сбор, по моему мнению, весьма не исправно деятся и от того царского интересу (много) тратится»33. Одну из причин он видел в том, что Петр I разрешил повсеместно курить вино помещикам, которые сбору казны «не помогают, но еще препятие чинят». Посошков даже высчитал потерю казны от помещиков: «а буде же по прежнему его императорского величества указу вино дворянам курить запретить и клейменые кубы и котлы отставить, то, чаю, что по двести или по триста тясяч рублей на киждой год прибудет у питейной продажи34. Поэтому для стабильного пополнения казны от питейного сбора, по мнению Посошкова, «во всех городах цена вину будет едина и вино везде будет ровное, то и збор питейной вельми будет прибылен, потому что из города в город вина по-прежнему возить не станут, но куды приедет, тут и купить будет»35. Такое положение сохранялось до царствования Елизаветы Петровны, которая решила в 1744 г., что полуполтинный налог несправедлив, т. к. его собирали также и с бездействующих заводов, и заменила его налогом с каждого производимого заводом ведра вина в 3 коп., а с водки - 6 коп.36 Однако в 1749 г. «полуполтинный» налог (35 коп.) снова ввели, но ввиду его обременительности в 1753 г. было установлено его не взимать, если винокурение не производилось. Положительным также явлением для винокуренной промышленности и населения в период правления Елизаветы Петровны стал тот факт, что ее указом правительство установило однообразную во всех центрально-европейских губерниях цену на хлебное вино 1 р. 88.5 коп., что сразу же увеличило доход в казну37. При разнообразной цене на вино в 1749 г. питейный сбор для казны составил 1787 тыс. руб., а при единообразной в 1750 г. - 2666,9 тыс. руб.38 В 1756 г. вследствие жалоб винокуров налог был изменен так, что его взыскали только с действующих заводов, а на недействующих было приказано «кубы и козаны ломать»39.



Одновременно власти пытались вести антикорчемную политику, которая по закону 1749 г. выражалась в неукоснительном соблюдении установленных правил, по которым допускалась продажа вина только из казенных питейных домов по указным мерам и ценам; чтобы помещики, курившие вино, отвозили его на казенные кружечные дворы. Дворцовым, государевым, монастырским и пр. крестьянам, Черкассам вообще ни под каким видом нельзя было заниматься винокурением, а тем более продавать (шинковать) вино. Если воеводское начальство или приказные люди могли быть замешены в корчемстве или в потворстве им, Камер-Коллегия налагала большие штрафы40. Однако правительство к таким карательным мерам не весьма было расположено. Тех, у кого отняли имения, подвергнули штрафам, лишили чинов и пр., при их раскаянии, власти прощали. И также доносов о корчемстве на иных, так сказать, попавшихся с поличным, уже не принимали. Однако при этом в конце 1751 г. была разработанная такая система штрафов, которая исключала малейшую возможность в дальнейшем заниматься подобными делами всем, кроме помещиков и вотчинников, которые являлись официальными подрядчиками и по распоряжению Камер-Коллегии из губернских и воеводских канцелярий поставляли в питейные дома свою продукцию по указным ценам и мерам41. Также императрица подтвердила привилегии дворян на винокурение, данные Петром I. Поэтому купечеству в 1754 г. категорически было воспрещено выкуривать и продавать вино42.

В 1755 г. власти, стараясь создать частную монополию на продажу водки, решили не раздроблять подряды на поставку вина сроком на 10 лет, вместо одного года, как это было ранее, а сосредоточив в руках возможно меньшего числа лиц, отдать подряды на поставку казенного вина преимущественно в руки откупщиков раздробительной торговли43. В 1756 г. цена на вино увеличилась до 2 руб. 23.5 коп., а с 1763 г. - до 2 руб. 53.5 коп.44 Водка продавалась по двойной цене. Таким образом, этими мерами государство уже не на словах, а на деле реально прокладывало дорогу к будущей откупной системе во всей винокуренной отрасли. В июне 1762 г. власти подтвердили, что «поведерные деньги брать следует с того числа, во сколько кому по той пропорции мерою кубы и казаны клеймены будут»45 согласно указа 1755 г., т. е. «в каждый год вина курить, воинским, придворным и статским чинам, тем кому по прежним указам вино курить дозволено, а именно: первого класса тысяча, второго 800, третьего 600, четвертого 400, пятого 300, шестого 200, седьмого 150, осьмого 100, девятого 90, десятого 80, первого надесять 35, четвертого надесять 30; и для курения того вина кубы и казаны клеймить в число вышеописанной пропорции»46. В 1764 г. Екатерина II создала специальную комиссию под председательством графа В.В.Фермора, которая рассмотрела положение в сфере винных и соляных сборов47. Комиссия нашла множество злоупотреблений со стороны магистратов, ратуш и сборщиков на вере. Единственный выход в создавшейся ситуации, который она предложила государыни, было «отдать питейную продажу на откуп частным лицам». Разнообразие в способах взимания питейного налога, а затем и убеждение в возможности его увеличить, привело императрицу Екатерину II к введению откупной системы с 1767 г. повсеместно, кроме Сибири. Манифест 1 августа 1765 г. повелевал отдать продажу хлебного вина с торгов на 4 года «охочим людям» из купечества48. При этом казна должна была поставлять вино откупщикам, отдавая им в бесплатное пользование во все кружечные дворы, кабаки, магазины и прочие торговые заведения. Манифест также всячески покровительствовал откупщикам, разрешая носить им шпаги, а питейную продажу именовать казенной. Над винными складами разрешалось вывешивать государственный герб и открывать кабаки в любом месте, где только не пожелают откупщики. Вслед за указом об отдаче питейной продажи на откуп Сенат принял еще один закон, по которому торги на откуп для дворян и их поверенных производились для Петербургской и Московской губерний в Сенате с 1 января 1766 г., а для прочих губерний в канцеляриях у губернаторов и оканчивались не позже марта месяца или в апреле, чтобы поставщикам «было довольно времени к курению и поставке приуготовиться»49. Одновременно с этим в 1765 г. был принят Устав о винокурении, согласно которого титулованным дворянам были даны особые привилегии для винокурения, освободив их от всякого налогообложения, но установив размеры винокуренного производства в их хозяйствах в соответствии с рангом, должностью, званием дворянства50. В то же время все другие сословия - духовенство, купечество, мещанство и крестьянство лишались всякого права на винокурение и только могли лишь приобретать водку на казенных предприятиях. В Уставе также было впервые обращено внимание на техническую сторону винокуренного дела. Теперь разрешалось курить вино в казанах и кубах, изготовленных из меди, а не в чугунных и железных, как это было ранее. Особенно указывалось в Уставе на тот момент, что тот, кто из предпринимателей будет стараться выкуривать водку на аппаратах, подобных английским, т. е. с сокращенным временем выкурки, меньшими расходами топлива и сырья и соответственно с большим выходом готового продукта, тот всячески будет поощряться, «такового мы будем признавать не о своей только корысти пекущимся, но и пользе государства ревнительным сыном отечества»51. Дворянские привилегии способствовали более качественному развитию технологических процессов в винокуренной отрасли, появлению новых сортов водки так называемого «двоенного вина» крепостью 37-45°, полученное путем перегонки простого хлебного вина, ароматизированных водок, ратафий, настоек и т. д.52



В 1767 г. откупная система появляется и в Сибирских губерниях, где до этого питейный сбор осуществлялся «на вере» через казенных чиновников. Так как откупщики Тобольской губ., курский купец И.И.Голиков и верхотурский купец М.М.Походяшин, не хотели уступать правительтству цену с викуренного вина, в 1774 г. власти решили в Сибирской губернии завести казенные винокуренные заводы53. С таким проектом в Сенате выступил президент Камер-коллегии, сенатор, д. т. с. А.П.Мельгунов. Купцы-откупщики сразу же согласились сбавить цену: до принятия плана Мельгунова Голиков сбавил на 1 коп. с ведра, а затем и Походяшин на 4 коп. Однако большинство сенаторов сошлись в том, чтобы больше не зависеть от откупщиков, выгоднее казне иметь свои заводы. Таким образом, Мельгунову Екатерина II поручила реализацию проекта о создании казенных винокуренных заводов в Сибирских губерниях. Откуп в Сибири продержался до 1783 г., когда в Иркутскую губернию не прибыли желающие откупщики, и только тогда в этой местности пришлось снова ввести казенное управление, продолжавшееся до 1799 г.54

Надо заметить, что меры, которые были разработаны в Уставе винокурения 1765 г. после его принятия, встретились с рядом затруднений. В это время во многих районах страны произошли неурожаи основных зерновых культур ржи, ячменя, пшеницы. Государство, установив сравнительно низкие подрядные цены на винокуренную продукцию для помещиков, сразу же вызвало нежелание у многих «курить вино». Поэтому из-за невозможности найти поставщиков для всего необходимого количества вина, государство было вынуждено в 1768 г. устроить дополнительные казенные винокурни (на 400 тыс. вед). В тот же год из-за дороговизны хлеба были увеличены подрядные цены на вино для губерний Петербургской - до 1 р. 3 к., для Московской, Архангельской, Смоленской и Новгородской - до 90 к., для Нижегородской, Казанской, Оренбургской и Астраханской до 85 к., для Воронежской - до 75 к., для Белгородской - до 70 к. за ведро55. Затем, в виду увеличивающихся потребностей казны в связи Турецкой войной, указом 1769 г. с 1770 г. цена на вино была увеличена повсеместно, кроме Сибири до 3 руб. асс. Казна также прибегла к заготовке хлебного вина в Привислянских губерниях (Польше), Лифляндской и Эстляндской губерниях (Прибалтике), где к моменту присоединения их к России существовали свободные производства и продажа56. Только в Риге к 1710 г. существовала уже питейная пошлина с продаж (городской акциз), поступавшая в распоряжение муниципальной власти, называвшаяся рекогносционной системой57. Такой порядок собирания питейных доходов в пользу местных магистратов в 1783 г. был введен Екатериной II в так называемые «привилегированные» губернии: Черниговскую, Полтавскую, Харьковскую, Ковенскую, Гродненскую, Виленскую, Минскую, Могилевскую, Витебскую, Волынскую, Подольскую, Киевскую. В 1790 г. «малороссийский» опыт был введен в Лифляндской губернии, в 1793 г. во вновь образованных Екатеринославской и Таврической, а с 1807 г. - в Херсонской58. Таким образом, центральные власти перекладывали решение части социальных вопросов (выдача пособий, льгот и т. д.), а также формирование местных бюджетов на саму местную власть.

Для дальнейшего увеличения чистого дохода от питейного налога 17 сентября 1781 г. был издан Устав о вине, в котором были сосредоточены все постановления о винной регалии и заведывание которой было возложено на Казенные палаты в губерниях59. Вино заготавливалось палатами или на казенных заводах, или подряжалось у частных лиц; операционный план поставок разрабатывался Казенной Палатой; были учреждены казенные винные магазины, в которых всегда хранился полугодовой запас вина, откуда и производилась оптовая продажа вина. Раздробительная продажа осуществлялась из питейных домов, которые были отданы в откуп, а сами откупщики обязаны были покупать вино в казне. В случае если откупщика нельзя было найти или выявляли у него злоупотребления, Казенная Палата могла открыть питейный дом «на вере», причем сидельцам (из купцов и мещан) или производилось жалованье, или же они участвовали в прибыли. Из питейных домов разных категорий вино продавалось по одинаковой цене - 3 руб. асс. до 1794 г., когда оно было увеличено до 4 руб. асс. Немного ранее в том же 1781 г. правительство решило ввести в практику сбора питейного дохода казенные питейные палаты, которые подразумевали привлечение для продажи казенной водки «большего числа людей с ограниченным капиталом»60. Нововведение в винном Уставе в первую очередь ударяло по крупным частным монополиям, которые, сосредоточив в своих руках практически всю винную торговлю в стране, погрязли в страшных злоупотреблениях. Однако и эта мера, призванная навести порядок в откупной системе, оказалась неэффективной. Питейный сбор в 1794 г. упал с 9 до 8 млн руб.61 Главными причинами неудачи были недостаток надзора со стороны государства, развитие тайной продажи со стороны мелких откупщиков, а также тот факт, что прежние откупщики через подставных лиц вновь прибирали в свои руки всю прежнюю монополию, которую хотели у них отнять. К тому же власти требовали, чтобы вино продавалось в питейных домах по той же цене, по которой отпускалось из казны, хотя одновременно с этим требовали уплату откупной суммы вперед. Как тут было не начаться новым злоупотреблениям.

Все это заставило Екатерину II в конце своего правления в 1795 г. изменить главные статьи Устава62. За основу был принят проект купца Кандалинцева63. Главное, что заключалось в этих правилах, то, что заготовка вина самой казной отменялась. Теперь вся торговля хлебным вином должна была проводиться только откупщиками на собственные средства. Окончательно были уничтожены казенные заведения для раздробительной продажи, а также совершенно уничтожались мелкие откупа, и торги производились на целые уезды и губернии. По правилам на новый откупной 1795 г. «посторонним людям ни коим не позволять в содержимых откупщиком городах и округах вновь заводить питейных домов, выставок и подвижных продаж, что предоставляется одному откупщику»64. Откупщикам были дарованы широкие права для охраны собственных интересов. Например, служащих у откупщика разрешалось «арестовывать только по одним уголовным преступлениями только лишь с его ведома»65.

Кроме этого, допускалось также содержание откупов с казенным вином. Купцы-подрядчики брали вино по договорам у казенных палат и заводов. Хранить они могли его где угодно, главное чтобы в их наличии всегда было достаточное количество водки. Также кроме других мелких льгот откупщикам разрешалось использовать всю выручку от продажи «питий и харчевых припасов» взамен вносимой ими ежемесячной откупной суммы в казну. По указу 1795 г. трактиры и герберги могли заводить купцы 3 гильдии и посадские люди, с содержанием, естественно, кроме хлебного вина, бильярда, легкого полпива, вместо кваса66. В трактиры и герберги вход людям низшего сословия: солдатам, крестьянам, господским и всякого звания развратным людям, был воспрещен. В тех же домах, где устраивались трактиры, «харчевень иметь не дозволено». В харчевнях запрещалось продавать любые спиртные напитки. Запрещалось также устройство новых винокуренных заводов в границах городов С.-Петербурга и Москвы. Кроме этого при продаже иностранных водок, привозимых в бочках, была введена для закупорки штофов при разливе особая печать, как и особая печать для отечественных водок с надписью: «Печать для Российских водок»67.

В последующий откупной период с 1799 по 1803 г. при Павле I и Александре I льготы для откупщиков еще более расширились68. Теперь откупщикам было дано право надзора за винокуренными заводами, более свободного открытия питейных домов, т. е. были лег?лизованы прежние «негласные» кабаки. При питейных домах разрешались особые «харчевые покои». А чтобы герберги низших разрядов (харчевни и трактиры) не создавали им конкуренции, их упразднили. Продавать вино разрешалось теперь даже в подвалах винокуренных заводов. Служащих в откупе разрешено было подвергать аресту только по уголовным делам и только с ведома хозяина-откупщика. И, наконец, откупщикам покровительствовал сам губернатор. Однако этих льгот со временем оказалось мало. И в новый откупной период с 1803 по 1807 гг. к ним добавились еще новые льготы: разрешение переносить питейные дома в более выгодные и удобные для откупщиков места, увеличивать число кабаков и временных точек продажи (всяческих выставок, ларьков и пр.) без надбавки к откупной сумме69. В Сибирских губерниях к тому же откупщику выдавались из казны деньги на перевозку хлебного вина от казенных заводов к месту продажи, которые он обязан был вернуть казне при взносе откупной суммы. При этом он мог вино, предназначенное в дальнюю перевозку, передвоить в спирт на казенных заводах, но на собственных кубах и за свой счет. Вследствие новых льгот откупные суммы возросли до 21,5 млн руб. в год, что составило в то время 1/4 часть всех государственных доходов70. Однако такое бесконечное расширение льгот и покровительство высоких властей на местах привело к широкому распространению пьянства среди простого народа, а также развращению государственных чиновников, смотревших на все это сквозь пальцы. Первый, кто обратил серьезное внимание на создавшееся положение, был Департамент Уделов, который в 1803 г. добился от Правительствующего Сената запрещения всех питейных домов, которые появились в удельных имениях без согласия удельного ведомства71. Все больше жаловались и помещики, которые столкнулись с таким явлением, как «пьяная барщина». Откупщики в своей «свободе» дошли до того, что умудрялись ставить кабаки чуть ли не против барского дома, соблазняя местных крестьян и отрывая их от работы. Все эти жалобы и недовольствия со стороны дворянства и наиболее передовой интеллигенции привели к тому, что в откупной период 1807-1811 гг. были введены некоторые ограничения, т.е. в кабаках харчевные комнаты были уничтожены и скромную закуску в виде селедки и хлеба предлагали в комнате, где продавалось вино72. Азартные игры в питейных домах запрещались. Также была повышена цена хлебного вина с 3 до 4 руб., а настойки и наливки - на 2 рубля выше прежней. Несмотря на эти ограничения, винный откуп поднялся почти на 28 млн руб.73 Такие показатели не могли быть достигнуты без увеличения выкурки вина на казенных винокуренных заводах. Так, с сентября 1805 г. по июнь 1809 г. «по штатам вино», т. е. плановое вино на двух Симбирских и одном Пензенском заводе, было произведено 1607 760 вед., и кроме этого 99690 вед. «оного выкурено и в откупные места отпущено74. На трех Вятских заводах с сентября 1806 г. по июнь 1809 г. было произведено 1 164240 вед., хотя и не «доготовлено 36043 вед., но за ежегодные «штатные» суммы для этих заводов руководство заводов не вышло, поэтому, как докладывал управляющий этими заводами в винокуренную Экспедицию т.е., сенатор В.И.Нелидов, «сие вино будет приготовлено и откупщикам отпущено без особой на то ассигнации денег». Казна за это «штатное» вино получила 169155 руб. 3.75 коп. прибыли, а сверх экономии выкуренное вино 99690 вед. и проданное откупщикам пошло на содержание особой винокуренной Экспедиции75. Впрочем, государство не останавливалось на достигнутом. И в 1809 г. ввело новые «штаты» с учетом «усушки и утечки» для отпуска откупщикам, увеличив при этом нормы отпуска заводам казенного леса «как для ежегодного запаса собственно на произведение винокурения дров, так и на удовлетворение прочих необходимых заводских потребностей» (ремонт, реконструкция и пр.). Соответственно для откупщиков были назначены новые цены: по двум Симбирским Мелекейским заводам и Пензенскому Синдоровскому и Бриловскому по 1 руб. 20 коп., а по Вятским Чернореченскому, Павловскому и Ваштранскому по 1 руб. по 40 коп. за ведро «да кроме того по всем сим заводам прибыльных в пользу тех заводов по 10 копеек с ведра»76. Таким образом, правительство хотя и отчасти, но все-таки способствовало развитию государственного винокурения. Отечественная война 1812 г., инфляция русского рубля и бумажных ассигнаций, разорение западных губерний подорвало финансовое и экономическое положение откупщиков. К 1815 г. откупщики должны были казне 37 млн руб.77 Желающих взять откупа на поставку спирта в 1815-1819 гг. не находилось. А в правительственных кругах в это время старались идеализировать откупа. Так, государственный казначей Ф. А. Голубцов полагал, что «никакой другой из столь значащих государственных доходов не поступает в казну с такою определенностью, исправностью и удобностью, как откупной»78. Однако такой оптимизм не мог быть продолжительным, так как противозаконные, порой грабительские действия большинства откупщиков превосходили всякую меру. Министр финансов граф Д. А.Гурьев в 1817 г. писал: «Содержатели откупов, умножая свои прибытки на счет народа и казны и мало-помалу соединяя в небольшом числе рук великие капиталы, из сборщиков дохода превратились в распорядителей онаго в свою пользу»79. Большие потери казны от недобора в питейном сборе, бесчисленные жалобы на нравственную сторону дела, упадок пивоварения и медоварения от притеснений откупщиков - все это побудило Министра финансов графа Д.А.Гурьева выступить с предложением об изменении откупной системы в винокуренной отрасли. В 1817 г. в России была введена государственная монополия на производство и продажу хлебного вина в 20 губерниях (за исключением Сибири, привилегированных губерний Новороссии, Запада, а также Прибалтики)80. В Манифесте, который вводил Устав о питейном сборе, говорилось: «Опыт многих лет доказывает, что образ взимания питейного сбора посредством откупа не токмо не удобен, но даже вреден во многих отношениях. Сей способ к получению казенных доходов, будучи сопряжен по существу своему с крайним для народа отягощением, не менее того затруднителен и неблагонадежен для казны в случае несостоятельности содержателей откупов»81.



Сущность государственного управления отраслью сводилась к следующему82:

1) Управление сбором в губерниях было сосредоточено в Казенной палате, а в уездах - в Уездном Правлении;
2) Хлебное вино казна заготавливала самостоятельно;
3) Оптовая продажа бочками производилась из казенных магазинов за наличные деньги, а ведрами из казенных ведерных лавок по одной в каждом городе;
4) С водок виноградных и фруктовых взимался акциз по 6 руб. с ведра, с кизлярских - по 2 руб.;
5) Цена на хлебное вино была установлена вначале 7, а потом 8 руб. за ведро;
6) Надзор за винокуренными водочными, а также пиво- и медоваренными заводами поручался правлению, состоявшему из надзирателя и винного пристава с помощниками. Потребленное для продовольствия вино заготавливалось казною на своих заводах, в основном у частных винокуренных заводчиков. С этим вместе отменялось дарованное дворянам право выкуривать для своего употребления до 90 вед. в год.83 Оптовая продажа вина бочками с августа 1818 г. производилась из казенных магазинов только виноторговцам и водочным заводчикам за наличные деньги. Для потребителей продавалось вино бочками и ведрами из казенных ведерных лавок, которых было «в столицах сообразно числу ныне существующих в тех местах, где за удобное признается, в губернских и уездных города по одной»84. Число питейных домов было оставлено тоже самое, какое существовало при откупах, но впоследствии значительно уменьшилось. Раздробительная из этих заведений торговля представлялась купцам 3-й гильдии, мещанам и крестьянам по жребию, однако не более как из 2-х заведений каждому лицу. По этому указу «виноторговец продает из лавочки вино не иначе как за казенною печатью, которая должна быть сохраняема в целости, и с теми билетами, кои наклеены в казенном магазине на каждом штофе и полуштофе»85.

Результаты введения государственной винной монополии оказались успешными - в 1820 г. питейный сбор составил 77 487 464 руб. серебром вместо 53 млн, которые дал последний откуп86.

Однако пока выбор чиновников казенного управления был строг и беспристрастен, пока бдительно осуществлялся за ними контроль - дела шли достаточно хорошо. Но потом то тут, то там начали вкрадываться разные злоупотребления: чиновники стали держать особые подвалы для продажи незаконно произведенного вина и продавать его в свою пользу, содержались через подставных лиц лучшие питейные дома, допускались нерегистрируемые временные точки торговли, взимались взятки за раздачу нескольких питейных домов через подставные руки на одно лицо, за розничным сбытом был снижен контроль, который приводил к воровству и фальсификациям продукта. При казенном управлении было продано вина: в 1819 г. более 18.5 млн вед., в 1822 г. менее 14 млн, а в 1826 г. всего немного более 12 млн87. Все это привело к тому, что питейный доход для казны в 1826 г. составил всего 67 828052 руб. асс.88 Доходы падали, возрастало недовольство населения. Сенатор, адмирал Н.С.Мордвинов в 1825 г. представил Императору Николаю I записку об устройстве питейных сборов, в которой, признавая вред откупов, с точки зрения увеличения народного пьянства, все-таки полагал, что в откупах положительной стороной было то, что они способствовали накоплению у откупщиков денег, а откупщик способствовал обращению этих денег в народе и оживлению торговли, промыслов и сельского хозяйства89. Мордвинов предлагал сделать продажу вина свободной и бороться с пьянством с помощью воспрещения в винных лавках чарочной продажи вина. А в этих лавках, по его словам, не должно быть «ни лавок, ни стульев, ни стаканов, ни рюмок, ни чарок и, словом, никакой посуды, могущей служить к распитию вина в лавке»90. Одним словом, Н.С.Мордвинов был сторонником, чтобы уничтожить «ныне существующий винный устав, имеющий целью размножения пьянства в России»91. Также казенная продажа вина была подвергнута жесткой критике в 1826 г. в докладе Министра финансов графа Е.Ф.Канкрина, который указывал, что, «хотя при казенном управлении доход казны усилился и даже, несмотря на упадок продажи вина, был выше последнего откупного на несколько миллионов рублей в год, но казенное управление показало то важное неудобство, что все злоупотребления по этой части обращались непосредственно в упрек правительству, сословие чиновников развращалось, а публика приписывала затруднительное время и дешевизну хлеба отмене откупов. Хотя эта последняя не была исключительною причиною упадка частных доходов, но на вино в 1826 г. против расходов 1819 г. употреблено было хлеба, по крайней мере, одним миллионом четвертей менее, отчего, между прочим, цены на хлеб должны были понизиться. Если пьянство с того времени уменьшилось, то это происходит более от перемены нравов; но желать должно, чтобы умеренное потребление вина между простолюдинов умножалось, ибо после крайняго сокращения заграничного торга в государстве, где земледелие составляет главное занятие, а в городах мало, хлеб может находить свое употребление только превращением в вино»92.

В результате в 1827 г. в царствование императора Николая I по ходатайству многих высших государственных чиновников, главным образом министра финансов графа Е.Ф.Канкрина, в России снова была введена откупная система на производство и продажу хлебного вина, правда, с небольшими изменениями93. Основная часть вина заготавливалась казной, и только малая часть - откупщиками, которые сразу же должны были вносить 1/3 залоговой суммы в казну. Государство, как и прежде, в случае крупных убытков страховалось имением откупщика. Наряду с этими изменениями откупщикам было предоставлено право самим выделывать водки и пиво низших сортов безакцизно, что, конечно, в определенном смысле влияло на те изменения, которые сопровождали введение откупной системы. Но алчность и желание во что бы то ни стало вернуть прежние для себя свободные времена, заставляли откупщиков жаловаться во все инстанции на ущемление их законных прав производства и торговли, проливая перед властями и обществом жалкие «крокодильи слезы». Иногда дело доходило до того, что откупщики даже жаловались на трактирные заведения, которые просили соединить с питейными домами или раздавать трактиры на откуп «своим» людям. И уж совсем казалось странным и необоснованным «жалобы» на трактиры и гостиницы, где народ русский, по их объяснению, «привыкал к роскоши, к чаю, к виноградным винам во вред нравственности и в разорение семейств»94. Подобная забота откупа о нравственности в то время, да и сейчас могла вызвать только лишь улыбку. Желание откупщиков как можно более заработать на продаже казенного вина, не образно говоря, а буквально, - «не знала границ». Так, 8 ноября 1827 г. Юрьевецкий уездный суд рассмотрел дело по иску Министра финансов к Костромской Казенной палате, в том что Казенная палата выдала купцу Матвеевскому ярлыки на провоз вина во время распутицы, принятого из Юрьевецких магазинов в г. Макарьев (на Макарьевскую ярмарку) объемом 8 бочек =336 1/8 вед. и 9 бочек = 420 1/8 вед., хотя питейные сборы по г. Юрьевну, Макарьеву и другим соседним городам были отданы другому откупщику питейного Кинешемского откупа, дворянину, тит. сов. Н.С.Карцеву95. Костромская Казенная палата не имела права выдавать продажные ярлыки, т.к. согласно правил, «откупщики, имеющие питейные сборы в разных городах, но в одной губернии, принимая вино из одного казенного магазина, не могли доставлять в питейные дома (бывшие кабаки) другого города вместе с уездом»96. Суд выиграло, конечно же, Министерство Финансов, а Правительствующий Сенат, «признавая мнение Министра Финансов правильным... предписал всем Казенным Палатам 28 Великороссийских Губерний и Кавказской Области «за исполнением сего строжайше наблюдать, не допуская отнюдь ни малейшего изменения или послабления»97. В марте 1824 г. вышло Высочайше утвержденное положение Комитета министров, в котором Минфин предлагал учредителям рестораций, трактиров и харчевен получать свидетельство на открытие заведений в столицах и губернских городах от Казенной палаты, а в уездных городах от местных Правлений питейного сбора, а также у Городской Думы, ратуши и магистрата. Это делалось для контроля продаваемой продукции, строго регламентируемой положениями от 2 февраля и 14 марта 1821 г., т.е. соблюдения ассортимента разрешенных водок и настоек, получаемых от откупщиков, за которым устанавливался надзор полиции. Тайное же производство корчемной продукции (меда, различного рода самодельных настоек, наливок и т. д.) при этом строго воспрещалось98. В мае того же года Сенат принял указ, воспрещающий «крестьянам, неимеющим купеческих гильдейских свидетельств первых трех родов, продавать в своих овощных лавках виноградные водки»99. Почти одновременно в том же 1824 г. Минфин выступил с инициативой о нераспространении на заводские и рудничные селения положения Комитета министров, «воспрещающего мещанам содержать ренсковые погреба и производить сего рода торговлю»100. Власти, таким образом, как бы давали понять обществу, что вся цепочка поступления хлебного вина от казенного магазина до прилавка питейных заведений должна приносить выгоды только откупному делу. По закону 1828 г. разлив в трактирах иностранных водок и рома и «печатание» штофов оставался в соответствии с указом от 1 августа 1795 г., т. е. емкости должны были быть запечатаны специальной печатью101. А вот что касается открытия ренсковых погребов при рудничных селениях, такое право было возложено на «заводских полицмейстеров и дистанционных Смотрителей, а в уезде на одного из Членов Земского суда при тех Смотрителях, если они в местах содержания ренсковых погребов находиться будут»102. В 30-40-е годы XIX в. во время действия откупной системы в винокуренной промышленности в России появляется новый сорт хлебного вина под названием трехпробное, которое приготавливалось путем разведения 100 ведер хлебного спирта 33 1/3 ведрами воды, т.е. в более концентрированной пропорции, чем полугар103. С 1839 г. в продаже имелись следующие сорта хлебного вина: 4-пробный спирт в 50 град, по 12 руб., двойной спирт в 100 град, по 16 руб., полугар-спирт в 41,8 град, по 8 руб., пенное в 20 град, по 10 руб. и 3-х пробное в 33 1/3 град, по 16 руб.104 (Более подробно об этих и других сортах водки речь пойдет ниже). В марте 1842 г. для Великороссийских губерний и Кавказской обл. на новый период откупа 1843-47 гг. были приняты общие правила по заготовке казной вина105. По этим правилам Минфин представлял сроки, по которым в губернские Казенные Палаты поступали «запечатанные объявления от заводчиков, желающих ставить вино». Причем все это происходило теперь гласно. О сроках поставок печаталось в газетах обеих столиц, а также в губернских ведомостях тех губерний, куда требовалась поставка. Теперь заводчики получали вино только по «кункуренциям», т. е. по конкурсу. Казенная Палата во взаимодействии с губернскими властями и Минфином решала, сколько и какого качества вина необходимо заготовить. Она же устанавливала цену для «заподрядчиков». Затем вызывались заводчики и («по одиночке») им объявлялись условия контракта на поставку вина. Причем в конкурсе участвовали как местные заводчики, так и из других губерний. После того как среди поставщиков в конкурентной борьбе распределялось общее количество вина для губернии, заключались индивидуальные контракты с каждым заводчиком. Прием вина в казенные магазины производился по установленным Казенной палатой правилам. С каждого ведра вина (поставка исчислялась в полугаре) казна получала 30 коп. сер.106 В июне 1842 г. в связи с многими изменениями как на винокуренном рынке Европейской России, так и в общеэкономической сфере для 28 Великороссийских губ. и Кавказской обл. были приняты условия, по которым казна должна была получать питейный сбор107. В этом новом законе были определены практически все условия для действующей откупной системы: о заготовлении питей, о хранении их, о питейных заведениях и о продаже вина в них, о питейных домах, о временных выставках, о ведерных и штофных лавочках, о подвалах при главных городских конторах, о мерах и ценах для продажи питей, о залогах для откупщиков, об обязанностях откупщиков, о казенном надзоре и т. д. и т. п. Всего закон содержал XXIII гл.108 Главное, в чем были различия этих правил от предшествующих, заключалось в следующем: 1) Вместо заготовки казною половины необходимого вина, а второй половины откупщиками теперь все необходимое количество заготавливала казна109; 2) вместо заготовления вина определенных продажных сортов было введено заготовление в спиртах, с предоставлением откупщику права производить его в установленные сорты110; 3) откупщики были обязаны выбором из казны определенных пропорций вина, а именно: а) обязательной, которую откупщик должен был выбрать вполне; б) добавочной, которую казна обязана была иметь в любое время для отпуска откупщику; и в) запасной, о потребности в которой откупщик был обязан сообщить казне за 2 месяца111; 4) Продажные цены вина назначались: полугару 3 руб. за ведро вместо 2 руб. 40 коп.; пенному 3 руб. 50 коп. с установлением крепости его в 16 2/3 градуса вместо 20 гр.; трехпробное - 4 руб. с установлением крепости его в 25 град., вместо 28 до 33 1/3 гр.; настойкам не дороже 3 руб. 80 коп. Ординарные водки, продававшиеся по 4 руб. за ведро, совсем исключались из продажи. Продажа прочих напитков оставалась на прежних условиях112; 5) Питейные дома, которые находись в центре селений, так и оставались на прежних местах, если только не приходили в ветхость. Тогда их надо было вынести в конец селения за последний крестьянский дом113; 6) Откупщики могли теперь открывать во всех городах неопределенное количество водочных магазинов, которые с 1839 г. были допущены только в столицах114; 7) Увеличивался акциз, взимаемый с виноградных и фруктовых водок, изготовляемых в великороссийских губерниях, кроме Астраханской и Кавказской обл., с 6 р. ас. на 2 р. 40 к. сер. за ведро водки в 25 град., а с высшей крепости по расчету115; 8) Изменялся акциз с Кизлярских водок, двойной: в 75 коп. с ведра крепостью от 24 град, до 55 гр. и 1 руб. 50 к. сер. с 55 гр. и выше, вместо существовавшего раньше акциза в 3 руб. ас. С ведра водки крепостью в 24 гр., а с высшей крепости по расчету116; 9) с водок хлебных, лака и политуры акциз увеличивался соразмерно с увеличением цен на вино и был установлен: с первых по особо составленной табели, а с лака и политуры в 3 руб. сер. с ведра117. Как видим, в законе, с одной стороны, давались некоторые преференции откупщикам, а с другой - акцизное бремя, несомненно, возрастало. На практике действия откупщиков осложнялись многими факторами, в частности, их отношениями с губернскими Казенными палатами. Так, в 1844 г. значительная часть откупщиков обратилась с просьбами к правительству о предоставлении им пособий по «стесненному ходу откупов»118. Так, например, в начале 1844 г. на содержателя Ковровского откупа порутчика А.Мясникова Владимирская Казенная палата наложила штраф в размере 33 руб. 83 Чг коп. за непредоставление в срок ведомостей о полученном акцизе119. Однако Правительствующий сенат по совету Министерства Юстиции такую меру наказания для откупщика со стороны Минфина не утвердил, так как в правилах об откупах такого положения о штрафах не было. Одним словом, просьбы откупщиков были услышаны, и Министерство Финансов для выяснения обстоятельств «бедственного положения» откупов решило создать специальный комитет. Так, 17 марта 1844 г. Высочайше был учрежден Секретный Комитет под председательством сподвижника Императора Николая I графа А.Ф.Орлова, куда вошли адмирал князь А.С.Меньшиков, Товарищ министра финансов т. с. Ф.И.Вронченко (будущий министр финансов, граф с 1849 г.), Курский генерал-губернатор М.Н.Муравьев и сенатор адмирал Н.С.Мордвинов, до этого возглавлявший Департамент Разных Податей и Сборов.



С 1847 по 1851 гг. в винокуренной отрасли центрально-европейских губерний произошли изменения, которые были связаны с введением «Положения об акциз- но-откупном комиссионерстве», сущность которого заключалась в том, что лицо, взявшее откуп с торгов, делалось комиссионером по продаже казенного вина120. Автором этой идеи, которая нашла отзыв в Министерстве финансов, был предприниматель, коммерции советник В.А.Кокорев121. В начале 40-х годов он занимался винными откупами в Оренбурге и Казани, затем в Орле. В июне 1844 г. Кокорев предоставил в Министерство Финансов записку о реформе откупной системы122. В этом проекте, по его словам, он «желал придать торговле вином увлекательное направление в рассуждении цивилизации». Надо заметить, что питейный доход в то время составлял примерно 45% всего государственного бюджета123. Кокорев предлагал свою систему управления, которая бы подняла доход против прежнего на 30%. Его система состояла в том, чтобы: 1) продать больше «разлитых питей, а в особенности водок, как продукта более многоценного»; 2) заменить всех сидельцев и поверенных такими людьми, которые «трудятся из насущного лишь хлеба, а доходы их обратить все в откуп»; 3) вообще «дать делу утонченно-торговый вид и уничтожить соперничество, встречаемое откупами от некоторых торговлей»124. Кокорев заверял, что условия эти увеличат выбор денег «из народного капитала». Предложения эти были сделаны применительно к плану по разработке в Министерстве Финансов откупных условий. Поэтому всякая мысль об упорядочении откупного дела, естественно, приветствовалась властями. Министерство Финансов предпочло принять идею Кокорева за основу проекта, оставив без внимания предполагавшуюся до этого систему обеспеченной администрации, т.е. государственного регулирования торговлей. Для опыта ему был предоставлен неисправный откуп в Орловской губ., чтобы он на деле доказал выгодность для государства его системы. При этом Кокорев действовал под видом откупщика, а в действительности тайно, как комиссионер, собирал все суммы и вносил их в казну за исключением необходимых издержек. По всем статьям доходов он вел секретный счет и еженедельно доставлял его Министру Финансов125. Однако его чрезмерные злоупотребления властными полномочиями (превышения цены на вино, продажа ниже установленной крепости, с постоялых крестьянских дворов пр.) вызвали у Орловского губернатора князя П.И.Трубецкого негодование, с которыми он обращался к Министру финансов. Но эти жалобы в министерстве были встречены весьма сухо, а злоупотребления Кокорева и других откупщиков так и остались. Более того Министр Государственных Имуществ граф П.Д.Киселев в своем представлении Комитету Министров от 8 сентября 1837 г. отмечал, что крестьяне все зарабатываемые деньги от прежних урожаев приносят в жертву откупщикам, вовлекаясь в пьянство и разврат, бросая свои поля без обработки, не платя податей и т. д.126 Его поддерживал Министр внутренних дел граф Л. А. Перовский, который отзывался об условиях, выработанных Минфином, очень резко и определенно: по его мнению, «в этих кондициях не упущено ничего, что только может служить к обогащению откупщиков всякими мерами, но нравственность и благосостояние черного народа ничем не ограждены»127.

Комитет министров несколько изменил выработанные условия, уменьшив полноту власти откупщиков, но по существу интересы казны были поставлены выше забот о народной трезвости. В результате суждений в рамках Правительствующего Сената в 1847 г. принятая акцизно-откупная система ввела новые правила:

1) каждый город с уездом составлял отдельный питейный откуп, в котором откупщику отдавался сбор акцизных статей с тем, чтобы каждый взявший их с торгов делался комиссионером по продаже казенного вина;
2) для откупа была назначена определенная пропорция вина, которую комиссионер обязан был выкупить;
3) вино отпускалось откупщику по 3 руб. и по 4 руб. 50 коп. за ведро полугара, т.е. стандартного простого вина;
4) за комиссию продажи и за расходы откупщик при выкупе вина получал (т. е. недоплачивал казне) по 25 коп. с ведра настоек, а с остального от 10-15% с рубля. В случае перебора (выкупа у казны более назначенной нормы вина) комиссионер получал до 50% с рубля;
5) откупщику допускалась погрешность при рассиропливании казенного вина в 3 градуса;
6) цены для продажи назначались следующие: для полугара (16 2/3°) - 3 руб. 50 коп., трехпробного вина (25°) 4 руб., настоек 4 руб. 50 коп., двойного спирта (100°) - 6 руб.;
7) при этих условиях акцизы, собираемые откупщиками, были: за водки хлебные, лак и палитру - 1 руб. с ведра. Водки виноградные - 3 руб., кизлярские 1 руб. 50 коп.128


С погребщиками и трактирщиками откупщики заключали также «особые» условия по взаимному соглашению. Согласно этим правилам годовой доход на первых торгах составил 52 млн руб.129 И в дальнейшем казна получала от откупщиков «исправный доход». Сам же автор этого проекта В.А.Кокорев стал со временем одним из богатых и влиятельных откупщиков в винокуренной отрасли. С.И.Мамонтов в своих воспоминаниях называл его «откупщицким царем». Хотя это не мешало ему быть таким же «благополучным» недоимщиком по его собственным откупам - Витебскому, Подольскому, Бессарабскому и Рыбинскому, как и другие по своим. Рассчитывался с казной Кокорев уже после введения акцизной системы на протяжении 1867-1882 гг.130 Однако акцизно-откупное комиссионерство на практике обернулось сильными издержками. Со всех сторон в государственные инстанции различных уровней поступали жалобы на произвол и злоупотребления, как откупщиков, так и розничных торговцев, которые не гнушались никакими способами, чтобы получить желанную прибыль для уплаты акциза: от разбавления водой до отсутствия в продаже простого вина, замененного более дорогими водками и настойками. Так, в 1850 г. в Архангельской губ. несколько дней кабаки в некоторых уездах подвергались разграблению и разрушению131. Нечто подобное произошло и в Пензенской губ. К этому присоединялись неудовольствия трактирщиков и пивоваров, жаловавшихся на высокий акцизный сбор и на притеснения со стороны откупщиков. Граф П.Д.Киселев по-прежнему решительно выступал против злоупотреблений откупщиков, однако, не оправдывая крестьянских беспорядков, высказывался в таком духе, что подобные явления неизбежны при установленной продаже вина и при потворстве откупщикам со стороны центральной и губернских администраций. Положение не спасли даже некоторые послабления, принятые на новый период 1851-1855 гг., когда было разрешено продавать простое вино (полугар) по 3 руб. не менее 1/4 ведра, а для мелкой продажи устанавливалась цена 4 руб. 50 коп.132 В результате торгов казна получила более 7,5 млн руб. дохода в год, а злоупотребления откупов усилились еще более133. Дело даже дошло до того, что в Петербурге была создана специальная следственная комиссия по разбору особо опасных криминальных дел. В эти годы правительство особенно обеспокоилось изменением системы питейных сборов. Говоря о состоянии винокуренной отрасли на окраинах Российской Империи (Сибири, Кавказе, Землях казачьего войска, Привислянском крае, Малороссии, Прибалтийском крае, Новороссии и Северо-Западном крае), в 30-50 гг. XIX в., можно сказать, что откупная система в различных районах развивалась самостоятельно, учитывая местные факторы экономического, политического и культурного характера. К концу 50-х годов в Сибири, например, действовали две системы: Западная Сибирь находилась во власти акцизно-откупного комиссионерства, в Восточной действовал контрагентный питейный сбор. Проект этот, дабы устранить злоупотребления откупщиков в Сибири, предложил в 1848 г. генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н.Муравьев-Амурский134. Однако включение этих мер в откупные условия привело к тому, что торги просто не состоялись. И тогда Н.Н.Муравьев-Амурский представил в Министерство Финансов проект купца Соловьева, учреждения особого контрагентства на продажу вина, который был утвержден 24 ноября 1850 г.135 Сущность которого состояла в том, что казенное вино покупалось в казне по 4 руб. за ведро и контрагентом после произведенной им рассиропки, очистки и розлива под наблюдением госчиновника продавалось оптом по заранее установленным ценам. Раздробительная торговля допускалась - распивочная только из прежде существовавших заведений, а выносная - там, где разрешалось начальством. При этом торговать вином могли все лица, имеющие право на торг «жизненными припасами», и притом по вольной цене. Контрагент мог заниматься розничной продажей наравне с прочими лицами. Акцизные сборы совершала казна без вмешательства контрагента136. По проекту Министра Финансов графа Д.А.Гурьева в сентябре 1810 г. был принят Высочайший Манифест, устанавливающий условия взимания питейного сбора в 11 привилегированных губерниях137, где изначально существовала относительная свобода винокуренного промысла138. По этому закону: 1) винокурение и торговля вином были оставлены свободными, как и прежде; 2) откупа оставались только в городах; 3) устанавливалась в пользу казны умеренная пошлина в 60 коп. с ведра и исчислялась по числу душ, состоявших за помещиками и арендаторами казенных имений; на казаков и войсковых обывателей эта пошлина была также наложена по числу душ. При этом городская продажа сдавалась на откуп, с отчислением в пользу городов сумм, которые тратились ими из этого источника на содержание училищ, больниц и прочих социальных учреждений. Что касается казенных селений в Киевской, Полтавской и Черниговской губерний, то там винная торговля отдавалась на откуп на тех же условиях, что и великороссийских губерниях. В 1842 г. для шестнадцати привилегированных губерниях139 были утверждены новые положения об акцизе с мест раздробительной продажи напитков (от 60 коп. до 10 руб.) и правила о продаже горячительных напитков по определенным ценам140. Сущность этих правил состояла в установлении минимальных цен на вино (для пенного - не ниже 1 руб. 50 коп. за ведро) в местностях свободной его продажи, в установлении надзора за местами раздробительной продажи, в запрещении продажи вина в долг, под заклад и т. д.141 13 февраля 1846 г. в присутствии Николая I и наследника цесаревича великого князя Александра Николаевича состоялось заседание особого Совещания, составленного из представителей Министерства Финансов, Государственных Имуществ и Внутренних дел и 5 генерал-губернаторов привилегированных губерний, вызванных в С.-Петербург специально для обсуждения вопроса: какую систему взимания питейных сборов ввести в привилегированных губерниях - откупную или акцизную?142 Обсуждение проекта новой системы продолжалось весьма долго. Главным вопросом, по которому дискуссировали высокопоставленные чиновники в лице генерал-губернаторов и членов Госсовета, был вопрос: «Не должно ли сохранить с учреждением акцизной системы откупа по казенным городам, местечкам и селениям?». Большинство суждений по этому вопросу были в основном против откупной системы, и среди них выделялось мнение генерал-фельдмаршала, генерал-адъютанта, почетного члена Императорской Санкт-Петербургской Академии наук князя М.С.Воронцова, который высказывался за введение акцизной системы в привилегированных губерниях в том ее виде, в каком она осуществилась затем почти через 20 лет по всей России143. Министр финансов граф Ф. П. Вронченко не раз переделывал свой проект, возвращавшийся к нему: то из учрежденного Особого Комитета для обсуждения проекта, то из Государственного Совета на протяжении весны-лета 1849 г.144 Наконец 23 ноября 1849 г. было учреждено Положение об акцизе и о патентном сборе в 16 привилегированных губерниях145. В реальности это положение с разъяснениями и дополнениями во всех встречающихся случаях было введено в действие с 1851 г.146 Сущность новой системы состояла в следующем: 1) питейный доход состоял из акциза от потребляемого вина и от патентного сбора; 2) акциз взимался по 75 коп. с ведра крепостью от 25 град, до 30 град, (по Гессу), патентный сбор - от 10 руб. до 70 руб.147; 3) сбор акциза отдавался на откуп, обеспечиваемым залогом; 4) Откупщик учреждал надзор за винокуренными заводами; 5) цены были вольные, кроме мест, где существовал чарочный откуп, который не сдавался в одни руки вместе с акцизным. Таким образом, начиная с начала 50-х гг. в привилегированных губерниях существовала смешанная система: чисто акцизный откуп, акцизно-откупная система, а также «чарочный» отдельно (в Виленской, Ковенской, Гродненской и Минской губ.), когда акцизом была обложена каждая проданная чарка, и даже казенное управление в двух губерниях, где откупная система была в полном расстройстве. В сентябре 1858 г. чарочные откупа вначале в Подольской и Витебской губерниях были уничтожены коммерции советником В.А.Кокоревым и И.Ф.Мамонтовым148, а затем и в других 9 привилегированных губерниях были окончательно уничтожены149. В конце 50-х - в начале 60-х гг. на территории Войска Донского питейными сборами управляло Войсковое хозяйственное управление при посредничестве частного комиссионерства150. В первой половине XIX в. на Кавказе взимание питейного дохода находилось в зависимости от климата и этнографического состава населения, а также от военно-политической обстановки, в которой находились регионы Кавказа. В 1833 г. в городах Закавказского края еще взимались разнообразные сборы, установленные грузинскими царями и владельцами; в уездах же виноделие, винокурение и продажа вина производилась беспошлинно151. Первые откупа стали вводиться в Закавказье в 1832-34 гг. И сразу же наткнулись в большинстве своем на местные, этнические и клановые традиции в винокуренном предпринимательстве152. В некоторых местностях северо-восточной части Кавказа до 1843 г. была вольная продажа вина. С этого же времени здесь везде существовали откупа, но лишь на выносную продажу153. Раздробительная же продажа в крепостях и станицах производилась маркитантками, обязанными приобретать вино у откупщиков по установленной цене и продавать не дороже их. Выделка горцами просяной водки, а также бузы (пива из проса) не была воспрещена. Однако продажа этих напитков не дозволялась ни в укреплениях, ни в станицах Кавказской области. За пределами линий и вне укреплений и станиц маркитанты продавали вино по свободной цене. С небольшими изменениями, направленными главным образом к разграничению откупов и к выяснению прав и обязанностей откупщиков и маркитантов, этот порядок - акцизно-откупная система - просуществовал на Кавказе до 1863 г. В Привислянских губерниях (Польше) с 1842 г. винокурение как свободный безакцизный сельскохозяйственный промысел был обложен также акцизом154. В Прибалтийских губерниях помещики, продавая свободно хлебное вино, уплачивали в казну соответствующую подать по числу крестьян каждого поместья. В городах действовало муниципальное управление винокуренным делом, которое сдавало продажу на откуп с взиманием определенного акциза. В 1843 г. был введен патентный сбор с мест раздробительной продажи во всех привилегированных губерниях, в том числе и прибалтийских155. Таким образом, постепенно в России в 40-50 гг. XIX в. произошел переход к акцизно-откупной системе, по которой монопольно производимое хлебное вино на казенных и частных винокурнях отдавалось для продажи откупщикам, которые в свою очередь при оптовой или розничной торговле должны были еще умудриться получить прибыль и поделиться ее с государством.

По приблизительным подсчетам экономиста, историка И.К.Бабста (1823- 1881), ежегодный доход откупщиков простирался до 600 млн руб. и в одной только Великороссии от 182 до 202 млн руб.156 По Я.И.Илишу, этот доход составлял от 500 до 600 млн руб., а по купцу Закревскому - до 781250 руб. сер. ежегодно. При этом сюда не входили громадные суммы, украденные откупщимками. Так, например, откупщик Гарфунгель задолжал казне 1125000 руб. сер., а затем бежал за границу и «сделался французским подданным»157. Всего откупщиков, заведовавших питейным делом среди 70 млн населения Российской империи в 1859-1863 гг., насчитывалось 216: в Великороссии - 147, в Привилегированных губ. - 29, чарочных - 37, по Сибири - 3158. Вот список наиболее влиятельных за эти годы и их ежегодные выплаты казне159:

1. Бернадаки, отставной поручик 19.015.422 руб.
2. Утин, купец 6.839.497 руб.
3. Рюмин, д.с.с 5.581.908 руб.
4. Базилевский, с.с 5.329.122 руб.
5. Гинцбург, почет, гражд 3.777.440 руб.
6. Кокорев, ком. сов 3 756.685 руб.
7. Мамонтов Иван, почет, гражд 3.504.357 руб.
8. Мамонтов Николай, почет, гражд 2 767.669 руб.
9. Фитингоф, барон 2.872.289 руб.
10. Якунчиков, почет, гражд 2.059.413 руб.
11. Шипов Дмитрий, полковник 2.010.337 руб.
12. Коншин, коллеж, регистратор 1.811.537 руб.
13. Пегов, купец 1.782.073 руб.
14. Корф, барон 1.740.469 руб.
15. Протасьев, отстав, поручик 1.720.322 руб.
16. Мясников, поручик 1.585.231 руб.
17. Ванштейн, купец 1.517.470 руб.
18. Мороз, надв. совет 1.424.053 руб.
19. Кондрашев, коллеж, ассесор 1.395.738 руб.
20. Шипов Николай, с.с 1.375.672 руб.
21. Трунов, купец 1353.378 руб.
22. Первушин Иван, почет, гражд 1.311.322 руб.
23. Вайсберг, коллеж, ассесор 1.243.774 руб.
24. Дашневич, купец 1.126.926 руб.
25. Кузнецов Дмитрий, купец 1.077.422 руб.
26. Абаза, штаб-ротмистр 1.030.300 руб.
27. Верига, коллеж, регистр 1.012.100 руб.



Остальные откупщики платили менее 1 млн руб.160 Конечно, такие сложные условия для откупщиков, когда им надо было постоянно предпринимать различные ухищрения против казны, чтобы получить максимальную прибыль, а с другой стороны, возрастающий прессинг со стороны государства не давал им свободно себя чувствовать, вели к самым невероятным злоупотреблениям со стороны откупщиков, а в результате к возрастанию народного недовольства. К тому же большое многообразие форм откупа на территории империи только запутывало государственный контроль над отраслью. Поэтому правительство в общей стратегии реформ в экономике и социальных сферах, связанных с отменой крепостного права с 1861 г., решило наконец окончательно разобраться с откупной системой, заменив ее более прогрессивной - акцизной. Однако откупщики, как говорится, не дремали и в свою очередь ради спасения откупов предложили Министерству Финансов в 1862 г. проект агентства по питейному сбору и товарищества железных дорог сроком на 11 лет161. Проект этот выдвинула группа купцов-откупщиков и промышленников, руководителями которой были: Д.Е.Бернардаки (отставной поручик), В.А.Кокорев (ком. сов.), Капген (с.-петербургский 1-й гильдии купец), Исаак Утин (ком. сов.) и Каншин (кол. регистр.), а также евреи: Раих, Евзель Гинсбург, Зискинд Гинсбург, Герцель, Горвиц, Лохвицкий; греки: П.Скамаранга, К.Комнино, Варваци, С.Кароли, Кондиянаки, Маразли; русские: Громов, Сазиков, И.Асташев, И.Пенюков, И.Тарасов, И.Акатьев, И.В.Лихавчев (полковник), А.Кокорев, А.Башкиров, Д.Нечаев, А.Милюков, А.Мясников (поручик), М.Горбов, М.Мамонтов, И.Иконников, В.Ильгов, А.Клинин, И.Кононов, И.Первушин (мукомол), И.Мамонтов, Г.Медынцев, И.И.Барыков (ст.е.), А.Воронин, В.Каншин, Н.Рюмин (д.с.е.), Ф.Рюмин, Н.Протасьев (поручик), Власов (с.е.), И.Молчанов, М.Якунчиков, Быков, Д.Кузнецов, И.Кононов, Д.Карпович, А.Пастухов162. Эти предприниматели заверяли Минфин, что Агентство будет отвечать за питейные доходы (свыше 100 млн руб.) и при их помощи построит 2800 верст железных дорог. Впрочем, без на то гарантий и субсидий, тогда как агентство должно было бы выторговать себе в уплату за сооружение железных дорог цену до 80 тыс. руб. на версту 5% металлическими бумагами и право заключать займы под обеспечение дорог. Следовательно, эти дороги не могли быть «даровыми», а напротив, обошлись бы казначейству до 11200000 руб. в год, с исключением из этой суммы чистого дохода от дорог, подобно тому, как это делалось при правительственной гарантии для предприятий подобного рода163. В обществе и в околоправительственных кругах поговаривали, что будто бы подлинный смысл этого проекта заключался в том, что агентство, потратив на дороги 224 млн руб., надеялось получить на них за 50 лет 1100000, т.е. более миллиарда рублей серебром, - просто астрономическую сумму164. На этом проекте 25 мая 1862 г. Александр II собственноручно наложил резолюцию и повелел объявить этим лицам, что «воля Государя состоит в том, чтобы новая акцизная система была введена в действие с 1 января 1863 г.»165. А для прекращения ложных толков вокруг этого несостоявшегося агентства царь приказал в столичных и губернских ведомостях распубликовать сам проект. Таким образом, последняя попытка со стороны откупщиков сохранить их систему, которая более полувека самым отрицательным образом сказывалась на нравственности и экономике страны, бесславно провалилась, оставив после себя 50 млн руб. недоимок государству166.

Всего в 1859-1860 гг. выкурка хлебного вина в 40 град, составляла: в Европейских губерниях, Сибири и Ставропольской губ. около 23000000 вед. или 9,2 млн вед. безводного спирта, в привилегированных губерниях (и в землях Войска Донского с 450000 вед.) - 29625000 вед. или 11,8 млн вед. безводного спирта, в Прибалтийских губерниях - до 3000000 вед. или 1,2 млн вед. безводного спирта, в ислянских губерниях - до 7810000 вед. или 3,1 млн вед. безводного спирта. Всего в России к началу введения акцизной системы выкуривалось около 63 млн вед. полугара167.




30 1ПСЗ. Т. IV. № 2059. - 12 июня. - Именный, состоявшийся в Ратуше. - Об отдаче питейных и других сборов на откуп людям правдивым и усердным и о наблюдении Бурмистрам, чтобы питья продаваемы были из разных питейных домов уравнительными ценами и одина- кими мерами.
31 1ПСЗ. Т. V. № 2990. - Января 28. Именный, объявленный из Сената. - О свободе винокурения для домашнего расхода и по подрядам, с уплатою пошлины с кубов.
32 Похомов СЛ. Указ. соч. С. 6; Россия... Казенная продажа вина. С. 8.
33 Посошков И. Т. Книга о скудости и богатстве. - М., 1951. С. 219.
34 Там же. С. 222.
35 Там же. С. 227.
36 Россия... Казенная продажа вина. С. 8.
37 1ПСЗ. Т. XIII. № 9711. - Февраля 15. Именный. - О продаже вина в питей-
ных домах по равной цене во всей России, кроме Губерний Остзейских, Малороссийских и Сибири.
38 Россия... Казенная продажа вина. С. 8.
39 1ПСЗ. Т. XIV. № 10643. - Октября 30. Сенатский. - О взимании поведерных денег с помещиков за винокурение в заклейменных кубах и казанах, по силе указа 1716 г., и о непринуждении оных помещиков ломать преждезаклейменные кубы и казаны.
40 1ПСЗ. Т. XIII. № 9697. - Декабря 15. Именный. - О способах к пресечению корчемства питьями и о содействии к продаже оных из казенных питейных домов указными мерами и ценами.
41 1ПСЗ. Т. XIII. № 9920. - Декабря 25. Именный. - О прощении всех тех, кто с состояния указа 15 декабря 1749 г. впали в вины по корчемным делам, и о правилах искоренения корчемств.
42 1ПСЗ. Т. XIV. № 10261. - Июля 19. Сенатский. - О допущении к подрядам на поставку вина на одних помещиков и о возбранении курить вино другого звания людям.
43 1ПСЗ. Т. XIV. № 10466. - Сентября 19. Сенатский. - Об отдаче на откуп поставки вина в кабаки помещикам на 10 лет.
44 Россия... Казенная продажа вина. С. 9.
45 1ПСЗ. Т. XV. № 11576. - Июня 17. Сенатский. - О взимании по указу 1716 г. Генваря 28 поведерных денег с помещиков за выкурку указанной пропорции вина. Ст. 2.
46 1ПСЗ. Т. XIV. № 10466.
47 1ПСЗ. Т. XVI. № 12105. - Марта 23. Именный, объявленный Сенату Генералом Графом Фермором. - Об учреждении Комиссии для рассмотрения о Государственных соляных и винных сборах. - С приложением инструкции Членам оной Комиссии.
48 1ПСЗ. Т. XVII. № 12444. - Августа 1. - Манифест. Об отдаче питейной продажи с 1767 года на откуп во всем Государстве, кроме Сибирской Губернии.
49 1ПСЗ. Т. XVII. № 12446. - Августа 1. Сенатский. - О вызове желающих взять поставку вина в казну и об учреждении для сего торгов в обеих столицах и в Губерниях.
50 1ПСЗ. Т. XVII. № 12448. - 9 августа 1765 г. - Устав о винокурении.
51 1ПСЗ. Т. XVII. № 12444.
52 1ПСЗ. Т. XVII. № 12448.
53 1ПСЗ. Т. XIX. № 14168. - Июля 17. Высочайшая резолюция по докладу Генерал-прокурора. - О заведении казенных винокуренных заводов в Сибири.
54 Похомов СЛ. Указ. соч. С. 25.
55 1ПСЗ. Т. XVIII. № 13059. - Января 17. Именный, данный Камер-Коллегии. - О прибавке цены на вино по приложенному при сем расписанию.
56 Россия... Казенная продажа вина. С. 9.
57 Похомов СЛ. Указ. соч. С. 43.
58 Там же. С. 30-32, 43.
59 1ПСЗ. Т. XXI. № 12231. - Сентабря 17. Устав о вине. Именный, Указ данный Сенату.
60 1ПСЗ. Т. XXI. № 15216. - Августа 24. Сенатский. Об отдаче питейных сборов с 1873 г. на откуп раздробительно, т.е. не целыми губерниями, но городами и селениями.
61 Похомов СЛ. Указ. соч. С. 43.
62 1ПСЗ. Т. XXIII. № 17245. - Августа 22 (1794). Именный, данный Генерал-прокурору. - О дозволении дворянам курить вино в их вотчинах для домового расхода; о допущении дворян к откупам с залогами; о наблюдении Генерал-Губернатором и Губернатором, дабы градские и окружные Полиции старались искоренять корчемство, и об обязанности Уездных Стряпчих производить донос и иск на тех, у кого оное окажется.
63 Россия... Казенная продажа вина. С. 11; см. также: 1ПСЗ. Т. XXIII. № 17271. - Ноября 17 (1794). Сенатский, вследствие Именного августа 22 дня. - О дозволении помещикам курить вино для домового расхода и о предостережениях
от корчемной выкурки и распродажи вина. - С приложением условий на винный откуп.
64 Там же.
65 Россия... Казенная продажа вина. С. 11.
66 1ПСЗ. Т. XXIII. № 17367. - Августа 1. Сенатский. - О неослабном смотрении Губернским Правлением и Казенным Палатам, дабы не происходило злоупотреблений по части питейной продажи в трактирах и гербергах, также в погребах и на водочных заводах.
67 Там же.
68 1ПСЗ. Т. XXV. № 18399. - Февраля 25 (1798). Сенатский, вследствие Именного. - О повсеместном распубликовании условий на питейной откуп с 1799 года.
69 Похомов СЛ. Указ. соч. С. 10.
70 Там же. С. И.
71 Там же.
72 Там же.
73 Там же. С. 11-12.
74 1ПСЗ. Т. XXX. № 24054. - Декабря 29. Именный, данный Государственному Казначею. - Об усилении винокурения на казенных винокуренных заводах и об определении непременных цен, которыя должны платить откупщики казне за вино, на сих заводах приготавливаемое. - С приложением штатов оным заводам.
75 Там же.
76 Там же.
77 Похомов СЛ. Указ. соч. С. 12.
78 Фридман М.И. Винная монополия в России. Т. П. -Пг., 1916. С. 11.
79 Там же.
80 1ПСЗ. Т. XXXIV. № 26764. -2 апреля. - Манифест. Устав о питейном сборе и учреждение для управления питейного сбора в 29 Великороссийских Губерниях, на основании устава.
81 Там же.
82 Там же.
83 Сведения о питейных сборах в России. Ч. 1. - СПб., 1860. С. 77.
84 1ПСЗ. Т. XXXV. № 27444. - Августа 3.
Высочайше утвержденное положение. - О продаже хлебного вина в домы в 29 Великороссийских Губерниях с 1 Генваря 1819 года.
85 Там же.
86 Похомов СЛ. Указ. соч. С. 14; Сведения о питейных сборах в России. Ч. 1. С. 84.
87 Терский Н.С. Питейные сборы и акцизная система в России. - СПб., 1890. С. 29.
88 Сведения о питейных сборах в России. Ч. I. С. 84.
89 РГИА. Ф. 571. Оп. 8. Д. 48. Л. 8-10.
90 Сведения о питейных сборах в России. Ч. III. - СПб., 1860. С. 219.
91 Там же. С. 222.
92 Фридман М.И. Указ. соч. С. 14-15.
93 2ПСЗ. Т. И. № 987. - 26 марта (1 апреля) 1827 г. Высочайше утвержденные Условия для содержания питейных сборов в 29 Великорусских Губерниях с 1827 по 1831 г.
94 Похомов С.Л. Указ. соч. С. 16.
95 2ПСЗ. Т. III. № 1716. - Генваря 17. Сенатский. - О перевозе вина из одного города в другой.
96 Там же.
97 Там же.
98 1ПСЗ. Т. XXXIX. № 29853. - Марта 29 (мая 30). Высоч. утв. Положение Комитета Министров. - О трактирных заведениях.
99 1ПСЗ. Т. XXXIX. № 29932. - Мая 3. Сенатский. - О воспрещении крестьянам неимеющим на право торговли Свидетельств первых трех родов, продавать в овощных лавках виноградные водки.
100 РГИА. Ф. 571. Оп. 8. Д. 52. Л. 1-12.
101 2ПСЗ. Т. III. № 1717. - Генваря 17. Сенатский. - О разливе и печатании водок.
102 Там же.
103 РГИА. Ф. 571. Оп. 8. Д. 113. Л. 1-3.
104 Похомов С.Л. Указ. соч. С. 18. (Более подробно об этих и других сортах водки речь пойдет ниже. - Прим. С.Р.).
105 2ПСЗ. Т. XVII. Отд. 1. № 15380. -Марта 13. - Высоч. утв. правила о заготовлении казенного вина для откупов Великороссийских губерний.
106 Там же. П. 19.
107 2ПСЗ. Т. XVII. Отд. 1. № 15750. - Июня 16. - Условия для содержания питейных сборов в 28 Великороссийских губерниях и Кавказской области с 1843 по 1847 год.
108 Там же.
109 Там же. §§ 5 и 7 Правил.
110 Там же. §§ 5-6.
111 Там же. § 65.
112 Там же. Расписание цен к § 57.
113 Там же. §§ 22-23.
114 Там же. § 48.
115 Там же. § 224.
116 Там же. § 209.
117 Там же. § 232. Взимание в этом размере было еще назначено по положению Комитета Министров 17 мая 1838 г., которое было исполнено только с 1843 г.
118 Сведения о питейных сборах в России. Ч. 1. - СПб., 1860. С. 128.
119 2ПСЗ. Т. XIX. № 17702. - Марта 7. Высоч. утв. положение Комитета Министров распубликовано 4 апр. - О взыскании с откупщиков за непредоставление в срок ведомостей о полученных акцизах того же штрафа, какой определен за непредоставление ведомостей о заготовленных и проданных питиях.
120 2ПСЗ. Т. XXI. Отд. 1. № 19614. - Января 12. (1846 г.) - Об акцизно-откупном комиссионерстве для продажи с 1847 по 1851 г. казенного вина и других питей в Великороссийских губерниях и Кавказской области.
121 См: Отечественная история. (История России с древнейших времен до 1917 г.) Энциклопедия. - М., 1996. С. 618.
122 РГИА. Ф. 571. Оп. 8. Д. 76; см: Сведения о питейных сборах в России. Ч. 1. - СПб., 1860. С. 132.
123 1000 лет русского предпринимательства. - М., 1995. С. 210. (Статья П.Бурышкина о Кокореве.)
124 Там же. С. 132.
125 Фридман М.И. Указ. соч. С. 19.
126 Россия... Казенная продажа вина. С. 16.
127 Фридман М.И. Указ. соч. С. 19.
128 См: РГИА. Ф. 571. Оп. 8. Д. 11-13.
129 Похомов С.Л. Указ. соч. С. 21.
130 РГИА. Ф. 574. Оп. 5. Д. 842. Л. 830- 832; Д. 843.
131 Похомов С.Л. Указ. соч. С. 22.
132 Там же.
133 Там же.
134Россия... Казенная продажа вина. С. 24.
135 2ПСЗ. Т. XXV. Ч. 2. № 24676. - Ноября 24. Высоч. утв. Проект условия о порядке управления питейными сборами в Восточной Сибири с 1851 по 1855 год.
136 Там же.
137 Полтавская, Черниговская, Слободско-Украинская, Виленская, Гродненская, Волынская, Минская, Витебская, Могилевская, Киевская и Подольская.
138 1ПСЗ. Т. XXXI. № 24361. - Сентября 29. Манифест. - Об установлении пошлины с вина в привилегированных губерниях.
139 Обл. Бессарабской; Губ.: Виленской, Витебской, Волынской, Гродненской, Екатиринославской, Киевской, Ковенс- кой Минской, Могилевской, Подольской, Полтавской, Таврической, Харьковской, Херсонской и Черниговской. (Главное отличие их от великорусских состояло в том, что на них не распространялось исключительное право казны на изготовление и продажу вина. Здесь , курение и продажа вина были частью свободы. Впрочем, часть этой свободы составляла привелегию помещиков, тесно связанную с крепостным законодательством. Однако и эта свобода помещиков нередко ограничивалась.)
140 2ПСЗ. Т. XVII. Ч. 1. № 15715. - Июня 4. Именной, данный Сенату, распубликованный 17 июня. - О продаже горячих напитков в губерниях и областях, где существует вольная оным продажа.
141 Там же.
142 РГИА. Ф. 571. Оп. 8. Д. 11-15.
143 Там же. Д. И. Л. 7-9, 12-14.
144 Там же. Д. 13. Л. 1-14, 245, 380-395.
145 2ПСЗ. Т. XXIV. Ч. 2. № 23668. - Ноября 23. - Высоч. Утв. Положение об акцизе с хлебного вина и о патентном сборе с мест раздробительной продажи пи- тей в губ.: Виленской, Гродненской, Минской, Ковенской, Вимтебской, Мо- гилевской, Киевской, Подольской, Волынской, Черниговской, Полтавской, Харьковской, Екатеринославской, Таврической, Херсонской и в обл. Бессарабской.
146 РГИА. Ф. 571. Оп. 8. Д. 18. Л. 13-22, 124, 755; см. также. Д. 19. Л. 1-13.
147 2ПСЗ. Т. XXIV. Ч. 2. № 23668.
148 2ПСЗ. Т. XXXIII. Ч. 2. № 33527. -Сентября 10. Сенатский, по Высочайшему повелению. - Об уничтожении чарочных откупов и увеличении акцизного сбора с вина в Подольской и Витебской губерниях.
149 2ПСЗ. Т. XXXIII. Ч. 2. № 33840. - Декабря 2. - Высоч. утв. полож. Комитета Министров. - О введении новой системы акцизного питейного сбора в губерниях Могилевской и Гродненской.
150 2ПСЗ. Т. XXXIII. Ч. 2. № 33651. - Октября 24 (1858). - О введении в Войске Донском хозяйственного управления питейными сборами, в виде опыта, в четырехлетие с 1859 по 1863 год.
151 Россия... Казенная продажа вина. С. 24.
152 РГИА. Ф. 571. Оп. 8. Д. 141. Л. 3-78.
153 2ПСЗ. Т. XVII. Отд. 1. № 15750. - Июня 16 (1842). - Условия для содержания питейных сборов в 28 Великороссийских губерниях и Кавказской области с 1843 по 1847 год.
154 Сборник сведений по истории и статистике внешней торговли России. Т. 1. - СПб., 1902. С. 99.
155 Россия... Казенная продажа вина. С. 28.
156 Прыжов И. Г. История кабаков в России в связи с историей русского народа. - СПб.- М., 1868. С. 286.
157 Там же.
158 Сведения о питейных сборах в России. Ч. III. - СПб., 1860 (Статистические сведения о питейных сборах). С. 61; Прыжов И.Г. Указ. соч. С. 286.
159 Сведения о питейных сборах в России. Ч. III. С. 61-63.
160 Там же. С. 63-66.
161 Блиох И. С. Финансы России XIX столетия. История-статистика. Т. III. - СПб., 1882. С. 92.
162 Прыжов И.Г. Указ. соч. С. 299.
163 Блиох И.С. Указ. соч. С. 92.
164 Прыжов И.Г. Указ. соч. С. 299.
165 Блиох И.С. Указ. соч. С. 92-93.
166 Прыжов И.Г. Указ. соч. С. 300.
167 Сб. сведений по истории и статистике внешней торговли России. Т. 1. С. 99.


Просмотров: 169

Источник: Рогатко С.А. История продовольствия в России с древних времён до 1917 г. М.: Русская панорама, 2014. С. 488-507



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X