Развитие технологических процессов и сортов спиртоводочной продукции в винокуренной промышленности России

В первоначальный период развития винокуренного дела на Руси в XV-XVI вв. примитивные способы получения с помощью дистилляции хлебного вина были заимствованы у европейских купцов (генуэзское посольство в 1386 г. демонстрирует московским боярам и иностранным аптекарям в Москве аквавиту, или, по другой версии, тевтонские рыцари-монахи завезли ее в Данциг в 1422 г., а в 1429 г. генуэзские купцы подарили аквавиту Василию III как лекарство)277. Также, возможно, аппаратура для дистилляции была завезена в Московское княжество вместе с Софьей Палеолог или бежавшими из Константинополя в 1453 г. византийскими монахами278. Первое, заслуживающее доверия, сведение о перегонке вина в спирт находится в одном из сочинений Альбугази Кордовского (Albucasis von Cordova - 1106 г.)279. Изобретение самой же дистилляции приписывается французскому виноделу из Прованса Арнольду Вильневу, который в 1334 г. получил винный спирт из виноградного вина280.

Вначале русские винокуры в вотчинных, помещичьих и монастырских хозяйствах для приготовления так называемой раки (от турецкого слова «гаку» - спиртное, т. е. в русском понимании первой выгонки хлебного вина из барды) пользовались обычным чугунным казаном или чаном, который закрывался специальным шлемом. Из этой емкости выходила, как правило, медная трубка (змеевик) в так называемый холодильник, обычно оборудованный изо льда или снега. Подогревание чана происходило на открытом огне дровами. Затор (сусло) приготавливался из ржаного солода. Получаемая при этом рака, или как ее еще называли «вонючая водка», являлась грубым полуфабрикатом, мутным на цвет и обладающим довольно неприятными вкусовыми качествами. Возможно, поэтому уже на первых этапах выкурки хлебного вина в солод добавляли различные ароматизированные добавки и травы. Позднее, чтобы избавиться от неприятных запахов и мутности, а также от вредных примесей, в технологии производства хлебного вина стали применять различные способы очистки готового продукта. Об этом речь пойдет ниже.



С самых первых шагов винокуренного дела на Руси технология получения спиртосодержащего напитка под общим названием «хлебное вино» или «хлебный спирт» в отличие от аналогичных европейских напитков пошла своим, вполне традиционным и самобытным путем. Если в Европе технологические процессы в производстве джинов, виски, шнапсов и других подобных напитков пошли по пути совершенствования винокуренного перегонного оборудования, то в России, где технологическая отсталость не позволяла двигаться быстрыми темпами в этом направлении, шли совершенно своим традиционным и самобытным путем производства хлебного вина, методом всевозможных комбинаций купажирования хлебного спирта и воды. Вот почему за окончательным названием продукта закрепилось иное, более привычное понятие водка, от слова вода. Однако это произошло лишь в начале XVIII в. На ранней же стадии развития технологических процессов винокуры пользовались термином «вино», также, собственно говоря, как и в поздние времена XVIII-XX вв. В первой воловине XVII в. появилось понятие «простое вино», что означало хлебный спирт однократной перегонки из раки или по существу вторую перегонку первоначально забродившего затора. Далее русские винокуры пошли не путем дальнейшей перегонки раки, а разбавлением на одну четверть чистой водой простого вина. В реальности на одно ведро простого вина добавляли одно ведро воды. Получалась смесь, которую стали называть «полугар». Это название произошло в результате технической пробы на качество составленной смеси, которую наливали в металлический цилиндр или кастрюльку-отжигательницу (около 0,5 л) и поджигали. После горения остаток вливался в металлический стакан, имевший ровно половину объема отжигательницы. Если вино было не сфальсифицировано, а стандартно, то оно точно заполняло стакан доверху и считалось пригодным для употребления. Таким образом, этот метод позволял довольно точно определять настоящее качество хлебного вина, стандартизировав его для казенных заводов XVI-XVII вв. Позднее, в XVIII в., полугаром, официальная крепость которого не превышала обычно 23-24° и который не проходил специальной очистки, т.е. фильтрации, стали считать полуфабрикат хлебного вина281. А в период XVII-XVIII вв. лучшим хлебным вином считалось «пенное вино» или «пенник» (от слова «пенка», «сливки»). Для получения такого вина использовалась четвертая или даже пятая часть объема простого вина, которая производилась путем выкурки на «тишайшем» (медленном) огне. Полученная таким путем самая крепкая и более насыщенная спиртом фракция простого вина и шла на производство пенника. Позднее, с середины XIX и до начала XX в., эту фракцию вместо «пенки» стали называть «перваком», а с 1902 г. за ней официально было закреплено название «первач». 100 ведер первача, разбавленные 24 ведрами чистой, мягкой, ключевой воды, давали возможность получить пенник282.

В откупное время, когда дворянам была дана особая привилегия в организации винокуренных домашних заводов, начиная со второй половины XVIII в. наметилась тенденция в пересмотре качественных стандартов на приготовление хлебного вина. Именно тогда появилась идея перегонки простого вина, т. е. фактически третья перегонка раки. Таким образом, с 1751 г. нормальной и элементарной гарантией качества было признано так называемое «двойное» или «двоенное» вино283. Крепость двоенного спирта была примерна в то время на различных винокуренных заводах на уровне 37-45°284. При этом двоение весьма часто велось с перегонкой добавочных пряных, ароматических компонентов или с добавлением различных адсорбентов (зола, поташ, позднее сода) для очистки и коагулянтов (веществ, способствующих выпадению вредных примесей в осадок). При этом надо заметить, что перегонное и другое оборудование в дворянских винокурнях оставалось в довольно неразвитом состоянии. По-прежнему заторные чаны (кубы различных емкостей) нагревались открытым огнем, а холодильное оборудование, снаряды для раздавливания зеленого солода, мельницы для крупного помола зерна и другие механизмы в основном закупались в Европе. Отечественного оборудования выпускалось мало и невысокого качества. Однако это не помешало на многих помещичьих винокурнях получить «тройное» вино (крепость 70° и «четвертное» вино крепостью 80-82°) пятой перегонки или ректификатный спирт, которое в 1760-х гг. стало базовым материалом для создания настойки-ерофеича без добавления воды285. Также на основе четверенного спирта были созданы водки двух групп: 1) ароматизированные и 2) сладкие или подслащенные (так называемые тафии или ратафии). Ратафии не только подслащивались, но и подкрашивались ягодными сиропами и иными растительными экстрактами. Кстати, надо заметить, что впервые спирт-ректификат был получен в дворцовой царской лаборатории еще в 1696 г. для лечебных целей286. В связи с этим отметим, что во второй половине XVIII в. некоторые русские заводчики и предприниматели предлагали вышеперечисленные способы изготовления водок, наливок, а также ингредиентов, в частности дрожжей, на свой манер. Так, 10 марта 1766 г. с.е., историк, экономист, член ИВЭО П.И.Рычков представил в Общество описание приготовления дрожжей на своем заводе: «Берут две осьмины ржаного солоду гольцу, то есть без примеси другого хлеба, разводя ево на самом крепком вару или кипятке в особом чану, развозят все велами так сильно и долго, чтоб бобит или комков он тут не было. Сие сделавши, посыпают сверху солодом так мелко, чтобы покрылось, и поставляют на час времени преть. После того вливают ей раствор в котел и после хмель обыкновенно на две осьмины шесть футов, варить самым крепким кипятком часа два или больше, смотря что все хорошенько утопилось. Тогда утопить и будет красно, то разливая через сетки в полубочки, вливать и пересоков в водослив в бочку, ушатом долити: каждо ушат обыкновенно по пять ведер, тоже кладут самых хороших пивных дрожжей ведро в два, подливать ржаной мукой раза два или три, на что муки пусть пудовка. И засем через час начинает оно тут киснуть и подыматься. Все сие часа чрез три или четыре поспевает и называется закваснушие дрожжами»287. Затем Рычков предлагал эти дрожжи ежедневно подливать в приготовленные заторы. Если не хватало дрожжей, можно было подливать и через три дня, в зависимости от крепости дрожжей. Готовность дрожжей Рычков рекомендовал проверять, «когда понухать их в отверстой бочки, то о крепки дрожжи дух или спирт так сильно в нос бросается, что неможно его вытерпеть. После, приготовя дрожжи выше означенным образом, начинают делать дрожженник и брагу»288. Почти через три года, 7 февраля 1769 г., П.И. Рычков «прислал в ВЭО маленькую скляночку выкуренного вина с помощью этих дрожжей "на пробу", для того чтобы затем поставлять в публичные питейные дома»289. В июле 1768 г. Рычков проводил «Опыты по курению на домашние расходы вина из березового сока, клубники, дрожжей». Из его доклада в ИВЭО следует, что «выгнали 4 бутылки крепкого и вина, которое потом перегнали в водку и получили ее две бутылки»290. Рычков предлагал гнать спирт из цветов и семян тысячелистника (Millefolium, или aclillca Vulgaris, alba) и рассуждал, что «спирт от цветов и от семян ея гораздо чувствителен и не противен»291. В народе ее называли рябинною, из-за схожести ее цветов с рябиною. В августе 1768 г. он делал «опыты винной выкурки с примесью цветов и семян оной травы ко обыкновенному у нас хлебному запасу»292. Из его сообщения в ИВЭО от 16 января 1769 г. видно, что вначале он вымачивал ягоды рябины в пруду двое суток, затем сушил их на печке, затем измельчал в муку, получившуюся несколько желтоватого цвета, «эту муку он добавлял для винной сидки запасу, одну треть к хлебному запасу обыкновененно на длинную сидку. На своем заводе он сделал выкурку вина с помощью этой муки. Бывшие у него медики профессор [П.С.]Паллас и доктор [И.И.]Лепехин, отправленные в здешние места для натуральной истории, отведанное оное вино, уверяли меня, что оно здоровью человеческому будет полезно да и вкус де онаго, люди к нему привыкнут, будет не мало не противен»293. Рычков делает заключение по результатам своих опытов, что «выходило на то хлеба вместо трех сот двести, а вместо трех тысяч только две тысячи четвертей и так после препорции далее. Из чего легко понять, сколь велика была из того польза всенародная, обращение онаго оставного хлеба, в места винной выкурки, на другие казенные и всенародные расходы»294.



Некий иеромонах Коллета в 1783 г. 29 апреля представил в ИВЭО «Наставление, как производить в винокуренных заводах заторы летним, осенним, зимним и весенним временем»295. Эти заторы «препроизведены в Малороссии в 1781-82 гг. из 11 пудов хлеба по 5 трехпробного, а по 6 ведер и 5 кварт доброго полугарного вина, и протчие...». Как писал иеромонах Коллета, отправляя свой труд: «не ищу никаких награждений: а только желаю, как уже сказал, дабы учинить Отечеству полезное»296.

Самогонный аппарат и тара
Самогонный аппарат и тара. Источник фото: https://samogonman.ru

В конце XVIII в. академик Петербургской Академии Наук Ловиц Т.Е. получил так называемый «безводный спирт» 96-98°297. Но в винокуренной промышленности XVIII в. свое практическое назначение получил все-таки четвертной спирт. Обращаясь в ноябре 1807 г. в ИВЭО, адъюнкт Российской академии наук К.Р.Кирхгоф, получивший позднее в 1811 г. из крахмала сахар, советовал винокурам «хлебные зерна с кожаками весьма выгодно употреблять для курения хлебного вина, от чего оно бывает весьма крепкое»298.

Надо сказать, что вторая половина XVIII в. особенно была богата на опыты по изготовлению хлебного вина (водок) из различных ингредиентов. Не обходилось и без своеобразных курьезов. В исполнении повеления Павла I 1 марта 1799 г. в Коммерц-коллегию обратился д.т.е., генерал-прокурор князь П.В.Лопухин с предложением химически испытать присланные кременчугским мещанином Равидиловским пробы водки, изготовленной «из белых грибов, изюму и белых сухарей»299. В свою очередь Коммерц-коллегия 6 марта обратилась с этим вопросом к президенту в Медицинской коллегии В.Н.Зиновьеву, который «припоручил главному аптекарю коллежскому советнику Богдану Винтербергеру провести опыты над водкой Равидиловского»300. В своем рапорте от 4 марта 1799 г. на имя президента Медицинской коллегии Винтербергер писал: «По повелению Вашего Превосходительства присланную пробу водки исследовал химическим образом. Оказалось, что смешена с великим количеством сахара, запахом и вкусом хотя довольно чиста, но чрез смешение с горячею водою, приметно для вкуса и запаха нечто хлебному не довольно пеерчищенному вину подобное, что и доказывает, что оная водка из хлеба добывается. Но сей вкусу и обонянию притивной запах от сухарей, или чрез уголья не довольно очищенному и своего запаха не освобожденному хлебному вину приписать должно? Ни что не можно ничего ни чрез какия химическия испытания решительного сказать. Что касается до вещей, из чего оная водка добывается, то я не могу предвидеть, на какой конец и для чего белые грибы и сухари служить могут, ибо первые не содержат в себе сахарного вещества, так как материи, из чего спирт получается, а последние в весьма малом количестве содержат, ибо сия спирт производящий материал при записании и печении хлеба по большой части разрушается. А из сего и видно, что только из изюма, так как давно известной и для получения водки весьма употребляемой вещи можно хороший спирт получать. Что же получается до того, что водка сим способом деламая может ли причинять здоровью вред, о том заключения вернаго сделать не можно, потому что для сего протребны новые и долговременные исследования»301. Такие «новые и долговременные наблюдения над водкой» были проведены 7 марта в присутствии находящихся при С.-Петербургской таможне Екер Винтер и Унтер Екер Деген «и во испытании той водки объявили, что она действительно хлебная, подслащенная и по измерении водочка оказалась крепостию трех градусов»302. Как видно из последнего заключения, такой крепости подобные водки, конено же, никакого вреда, да и никакой пользы не могли принести для потребителей.

Мы уже упоминали, что развитие откупной системы в конце XVIII - начале XIX в. заставляло промышленников искать новые способы получения прибылей. Это, в свою очередь, вело развитие технологий по двум направлениям: совершенствование технической стороны производства и получение водочных смесей с помощью купажирования нового стандарта качества спиртового полуфабриката («двоенного вина») с водой. Что касается первого направления, то уже в 1820-х гг. появляются первые в России паровые винокуренные заводы303. Правда, паровые котлы на них были весьма не экономичны и малоэффективны: на производство 1000 ведер полугара они сжигали до 20 кубических сажень дров (в 1835 г. 1 сажень = 213,36 см)304. Основным сырьем для приготовления хлебного вина по-прежнему была рожь. Однако уже в конце 50-х годов XIX в. в сельскохозяйственных винокуренных заводах появляется тенденция к использованию в качестве затора другие хлебные злаки (пшеница, ячмень, овес, а также отруби). Кроме того, в привилегированных западных и юго-западных губерниях использовали в качестве сырья картофель и отходы от свеклосахарного производства (патоку и мелассу), а также продукты мукомольного и крахмального производства. Конечно, это сказывалось на качестве винокуренной продукции, но понижало себестоимость товара. В Центрально-Европейских губерниях в среднем на винокурнях из одной четверти зерна (1 четв. = 9 пуд.) получали 6 ведер вина305. В 50-х годах этот показатель возрос до 7,5 ведер306. Постепенно внедрение пара на частных промышленных винокуренных заводах приводит к появлению новых технологических конструкций перегонных аппаратов. Так, в середине XIX в. большинство заводов были оснащены зарубежными и отечественными аппаратами с подогревом браги с помощью остатков тепла от топки паровика. Также использовались приборы с ректификационным подогревом браги, перегонные аппараты с подогревом браги и ректификатором. В 60-е гг. широко применялись более сложные конструкции с предварительным подогревом браги, ректификатором и дефлегматором. Последний нагревался с помощью глухого пара, вводимых паров, вводимым паром и помещением куба в паровом котле. Из зарубежных аппаратов для производства дистилляции наиболее выделялось устройство Аллегра.

Откупщики-промышленники, которые в первой половине XIX в. владели основными винокуренными мощностями, а также торговлей, кроме получения прибылей на производстве спирта-сырца, занимались также купажированием водочных смесей. Так в этот период была получена хлебная водка («двухпробное вино») путем разведения 100 ведер хлебного спирта 100 ведрами воды307. В простонародье ее называли «бабье вино». Также в конце 30-х гг. появилось «трехпробное вино», которое получалось при разведении 100 ведер хлебного спирта 33 1/3 ведрами воды, т. е. в более концентрированной пропорции, чем полугар308. «Четырехпробное вино» получалось при разведении 100 ведер спирта 50 ведрами воды309. Все эти хлебные водки, так или иначе, составляли основу ассортимента питейных заведений в первой половине XIX в.



Во второй половине XIX в., в период действия так называемой акцизной системы, частные винокуренные заводы дабы увеличить производство безакцизного спирта всячески стремились внести различные технологические новинки в производственные процессы, которые бы влияли на время, температуру и скорость прохождения различных циклов. Также забота о качестве заставляла прибегать к таким нововведениям, как, например, аэрация - способ очищения воды с помощью искусственного насыщения ее воздухом. Специалисты на Всероссийской промышленной и художественной выставке в 1896 г. в Нижнем Новгороде отмечали, что по сравнению с предыдущей выставкой 1882 г. в Москве винокуренная промышленность в области технологий сделала значительный шаг вперед. На многих винокуренных заводах была введена технологическая операция, устраняющая помол материалов и применявшая разварные аппараты системы Генса и других конструкторов. Также было заменено ручное затирание лопатами и скребками машинным - механическими мешалками с паровыми двигателями. Введены в эксплуатацию ректификационные аппараты различных систем взамен деревянных перегонных кубов системы Галя310. Все это позволило увеличить производство ректифицированного спирта от 200 млн град, в 1888/89 гг. до 640 млн град, в 1893/94 гг.311

Особое место среди производственных циклов занимали приемы очистки спирта-сырца и водноспиртовых примесей. В середине XIX в. в винокуренной отрасли были распространены следующие способы, прежде всего механические: отстой спирта-сырца (раки, простого хлебного вина) с его дальнейшим быстрым, сильным охлаждением на морозе, а затем перелив в другую емкость после отстоя и выморозки. Кстати, подобные приемы использовались в винодельческих технологиях для получения так называемой «мадеры». Также к механическим способам относились: фильтрация через различные материалы, такие как войлок, сукно, фетр, речной, морской и кварцевый песок, дробленый камень, керамическую крошку, хлопчатобумажную ткань, льняное полотно, вату, промокательную бумагу разной толщины и плотности. Особое место среди материалов занимал древесный уголь. Попытки очищения с помощью древесного угля относятся еще к XVII в. С развитием технологических процессов русские винокуры пришли к выводу, что лучше всего древесный уголь очищает спиртоводочную смесь в 40-45°, так как уголь не в состоянии вследствие своего физического свойства отнять примеси сивушных масел у высокоградусного спирта312. В период развития помещичьего дворянского винокурения на протяжении XVIII в. эмпирически было выяснено, что по своим поглотительным свойствам лучшими из пород деревьев для получения угля считаются: бук, липа, ольха, дуб и береза. Далее в этом списке можно было упомянуть: сосну, ель, осину и тополь. Однако на практике выяснилось, что самым дешевым и распространенным углем считался березовый. К тому же применение остальных пород деревьев ограничивалось чисто географическими рамками. О высокой поглотительной способности березового угля писал в 1785 г. в своем труде об адсорбции растворенных веществ древесным углем русский химик и фармацевт, академик Т.Е. Ловиц313. Позднее, в начале XX в., химик-органик, академик Н.Д.Зеленский продолжил работы по применению обычного древесного и активизированного угля в очищении и создании фильтров для винокуренной отрасли314. В 1880-е гг. угольные фильтры на производстве представляли собой крупноблочные батареи, наполненные мелкоизмельченным древесным углем.

Также к механическим (или физическим) способам очистки принадлежали: взбалтывание спиртоводочной смеси с петролейным эфиром по способу Банга и Рюффена, способ удаления сивушных масел, предложенный Траубе и др.315

Кроме того, для очищения хлебного вина со второй половины XVIII в. все больше использовались химические (биологические) способы очистки, к тому же особенно дававшие благоприятный эффект при удалении посторонних запахов. Среди естественных биологических веществ, которые поначалу выполняли задачу коагулянтов, применялись молоко, яйца цельные или яичный белок. Иногда в качестве коагулянта применялся черный свежеиспеченный хлеб, обычно как завершающая стадия очистки передвоенного хлебного спирта, после применения молока. Однако применение биологически активных продуктов в качестве коагулирующих веществ значительно повышало стоимость хлебного готового вина. Поэтому в 80-90-е гг. XIX в. на частных промышленных винокуренных заводах для химического очищения применялся ряд неорганических веществ, такие как разведенные щелочи и углещелочные соли, перекиси водорода, бария, марганца, свинца, хлорной извести, цинковой пыли и др.316



Для очищения при выгонки двоенного или троенного спирта применялись, как уже говорилось выше, с середины XVIII в. зола, поташ (жженая зола полыни-чернобыльника), а для получения четверенного спирта-ректификата - сода. Среди других химических и механических операций очистки хлебной водки, заимствованных в виноделии в XIX в., было распространено оклеивание с помощью добавки в отстоявшуюся водку рыбьего клея (карлука), который в результате диффузионного процесса задерживал сивушные масла и другие неэтиловые примеси. При обычной фильтрации через хлопчатобумажную ткань эта масса вредных веществ удалялась вместе с клеем.

Технологи винокуренной промышленности признавали, что при современных способах очистки и выгонки хлебного спирта в конце 80-х гг. XIX в. содержание сивушного масла понижалось до 0,1 % от объема и не превышало 0,4-0,5 %317. Однако совершенно устранить сивушные масла из спирта и сделать его материалом пригодным для производства хорошего качества водки можно было лишь путем тщательной многократной ректификацией спирта. В 1889 г. из 3643 винокуренных заводов только 126 были снабжены паровыми котлами, на которых возможно было проводить многократную ректификацию, т. е. считались промышленными согласно технологии производства очищенного спирта318. И только один завод из 126 при проверке акцизного надзора признал целесообразным предъявить очищенный спирт через угольные фильтры, остальные 125 заводов или «предпочли» заплатить акциз с выкуркою сивушного масла, или вернуть спирт снова на переработку319. Таким образом, проблема очистки на производстве была сверхактуальна и злободневна. Возможно, этот факт, как и многие другие недостатки на частных предприятиях повлияли на решение правительства ввести государственную монополию на производство и продажу хлебного вина. Перед тем как ввести монополию на производство спирта и хлебного вина на всей территории страны, Министерство финансов создало комиссию, в состав которой входили: выдающийся русский химик, профессор Д. И. Менделеев, профессор Н.Тавилдаров, профессор М. Г. Кучеров, профессор А.А.Вериго и старший лаборант Центральной химической лаборатории Министерства финансов доктор химических наук В.Ю.Кржижановский. Технический комитет при этой комиссии на протяжении нескольких лет исследовал вопросы качества виноводочной продукции на частных и казенных заводах. Например, в 1897 г. были проведены анализы столового вина 12 фирм: Бекмана, Шритера, Келлера, Петрова, Мартини, Вольфшмидта, Серебрякова, Смирнова, Попова, Чичерина, Работ- никова и Калашникова320. Из 21 образца вин этих фирм, приобретенных в магазинах Санкт-Петербурга в таких фирмах, как Мартини, Работникова и других, было обнаружено содержание тростникового сахара. Содержание щелочных солей (поташа) в миллиграммах на 1 литр вина колебалось от 61,4 (вино Шритера) до 610,4 (вино Смирнова), а содержание альдегидов от 2,8 млгр (вино Шритера) до 70 млгр (вино Смирнова). В казенном вине содержалась поташа от 0,3 до 326 млгр, а альдегидов от 0,25 до 20 млгр. По этим данным, получалось, что вино, выкуренное на казенных заводах, было чище, чем на частных, однако по вкусовым качествам оно уступало частному вину321. Согласно мнению Технического комитета: «столовое вино приготавливается из спирта двойной ректификации, получаемого при следующих условиях. Ректификованный спирт, выдерживающий установленную пробу на серную кислоту, должен быть рассироплен водою до крепости 40-45°, подвергнут холодной очистке через уголь при употреблении не менее 1 фунта угля на каждое ведро спиртовой жидкости, прошедшее через фильтры, и находится в соприкосновении с углем одни сутки, после чего происходит ректификация, которая производится в казенных складах на аппаратах Савалля; если склад не имеет перегонных аппаратов, то на частных ректификационных заводах, под наблюдением лиц акцизного надзора»322. При вторичной ректификации для выделки столового вина отбиралось лишь средняя часть в количестве не более 60% взятого на ректификацию спирта323. Таким образом, согласно этому стандарту технологии и качества приготовления столового вина различных марок получалось так, что ведущие частные заводы вполне соответствовали этому стандарту. Так, например, на заводе П.А.Смирнова для фильтрации использовалось 5 батарей (10-13 фунтов угля на 1 ведро 40° вина), у вдовы М.А.Поповой - 2 батареи (7,33 фунта ушя на 1 ведро)324. На заводе Товарищества «Долгов и Ко» в Н. Новгороде столовое вино приготавливалось из ректификационного спирта 1 сорта, который отбирался в количестве 60-65 % относительно сырого спирта и пропускался через батарею из 5 больших железных фильтров325.

В заключение своих «бесчисленных» и противоречивых исследований Технический комитет пришел к выводу, «что присутствие щелочных солей (поташа, соды, уксуснокислых калия или натрия) в умеренном количестве от 0,3 до 0,4 г на 1 литр делают спирт по вкусу более мягким... Большее же количество их, если эти соли употребляются без примеси других нейтральных, постепенно ухудшают продукт»326. Под такие выводы подходили столовые вина П.А.Смирнова: в вине № 21 содержание поташа на 1 л составляло 0,051 г, в вине № 31 - 0,008 г, в вине № 40 - 0,198 г, в вине № 20 - 0,282 г. И только в вине № 32 этот показатель «зашкаливал» - 0,499 г327. Возможно благодаря этому факту, а также большому накопленному многолетнему опыту в производстве хлебного вина за время действия акцизной системы члены Технического комитета сочли целесообразным при введении государственной монополии на производство спирта и водки рекомендовать казенным заводам в дальнейшем «употреблять приемы, выработанные в практике частных заводов». Естественно, что такие рекомендации могли касаться только опыта ведущих частных винокуренных заводов России, к которым относились предприятия П.А.Смирнова, вдовы М.А.Поповой, А.В.Долгова и некоторых других. Что касается качества технологических процессов на средних и малых коммерческих, а особенно сельскохозяйственных винокурнях, то к началу XX века они, конечно же, должны были претерпеть значительные изменения или, попросту говоря, исчезнуть, как неспособные провести модернизацию в соответствии с государственным стандартом технологий производства спирта и водки.


Читайте также:

1. С.А. Рогатко. Развитие винокурения на Руси с древних времён до начала XVIII в.
2. С.А. Рогатко. Развитие винокуренной промышленности в России с начала XVIII в. до введения акцизной системы в 1863 г.
3. С.А. Рогатко. Экспорт и импорт винокуренной продукции в России до 1917 г.
4. С.А. Рогатко. Винокуренная промышленность России с 1863 по 1917 г.
5. Развитие технологических процессов и сортов спиртоводочной продукции в винокуренной промышленности России





277 Похлебкин. В.В. Указ. соч. С. 131.
278 Там же. С. 219.
279 Россия... Казенная продажа вина. С. 3.
280 Похлебкин В.В. Указ. соч. С. 131.
281 Там же. С. 221-223.
282 Там же. С. 224.
283 Там же. С. 226.
284 Там же.
285 Там же. С. 229-230.
286 Там же. С. 229.
287 РГИА. Ф. 91. On. 1. Д. 384. Л. 19.
288 Там же.
289 Там же. Л. 59.
291 Там же. Л. 54. (См. также: Труды ВЭО. 1768. Ч. IV. С. 57; Ч. V. С. 47; Ч. IX. С. 61.)
291 РГИА. Ф. 91. On. 1. Д. 384. Л. 61.
292 Там же.
293 Там же.
294 Там же.
295 Там же л. 28-30.
296 Там же
297 Похлебкин В.В. Указ. соч. С. 229.
298 РГИА. Ф. 91. Оп. 1. Д. 508. Л. 236.
299 РГАДА. Ф 276. Оп. 2. Д. 289. Л. 1
300 Там же. Л. 2-3.
301 Там Л. 4.
302 Там же. Л. 5.
303 Сб. сведений по истории и статистике внешней торговли России. Т. 1. С. 99.
304 Там же.
305 Там же.
306 Там же.
307 Похлебкин В.В. Указ. соч. С. 225.
308 Там же.
309 Там же.
310 Всероссийская художественная и промышленная выставка. IX отдел. Фабрично-заводской отдел. Производство питательных веществ. - СПб., 1897. С. 20.
311 Там же.
312 Похлебкин В.В. Указ. соч. С. 285-286.
313 См.: Ловиц Т.Е. Избранные труды по химии и химической технологии. - М., 1955; Розен Б.Я. Работы Т.Е.Ловица по применению угля в качестве адсорбента // «Успехи химии», 1952. Т. 21. Вып. 4.
314 Похлебкин В.В. Указ. соч. С. 288.
315 Труды технического комитета главного управления неокладных сборов. Т. XIV. 1901. - СПб., 1903. С. 90.
316 Там же.
317 Там же. С. 95.
318 Там же. С. 99.
319 Там же. С. 100.
320 Там же.
321 Там же. С. 100-101.
322 Там же. С. 105.
323 Там же.
324 Там же. С. 99.
325 Там же.
326 Там же. С. 126.
327 Там же. С. 116.


Просмотров: 460

Источник: Рогатко С.А. История продовольствия в России с древних времён до 1917 г. М.: Русская панорама, 2014. С. 526-534



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X