Краткий очерк событий, предшествовавших обороне Севастополя в Крымской войне

Поражение России в Крымской войне всегда воспринималось болезненно. Лучше понять причины этого поражения поможет знание соотношения войск России и её противников перед героической первой обороной Севастополя. Предлагаем вам ознакомиться с соответствующим фрагментом из книги А.Н. Маслова "История крепостной войны. Выпуск первый", изданной в Петербурге в 1900-м году.

---

Краткий очерк событий, предшествовавших Крымской кампании



Одиннадцатимесячная борьба под Севастополем составляет главнейшее событие из всей Восточной войны (1853—55 гг.).


В этой войне, начавшейся между Россией и Турцией, выступили затем против нас две такие могущественные державы, как Франция и Англия, к которым под конец присоединились и итальянцы.
Действительная причина враждебного отношения к нам западных держав заключалась в том преобладающем значении, которая Россия приобрела после Венского конгресса 1815 г., и в настойчивой поддержке ею консервативных начал, положенных в основание Священного союза.
Поводом к войне послужило наше столкновение с Турцией из-за привилегий турецких христиан.
В начале 1853 г. Турция, по требованию Франции, утвердила новая права латинских христиан, в ущерб греко-восточнымъ. Русское правительство потребовало от турецкого правительства объяснений и подтверждения прежде данных православным христианам прав. Переговоры, которые велись по этому поводу нашим чрезвычайным послом князем Меншиковым, под влиянием враждебного нам английского посланника, не привели ни к чему и Меншиков был отозван из Константинополя. Затем 20-го июня князь Горчаков, перейдя Прут с армией в 70,000 чел., вступил в Дунайские княжества. Русское правительство при этом объявило, что занятие княжеств сделано не с целью завоевательной, а в видах побуждения Турции к исполнению ее требований. Вслед затем, по почину Австрии и Пруссии, в Вене открылись конференции, в которых будущие союзники Турции видели только средство затянуть дело дипломатическим путем. чтобы иметь время изготовиться к войне.

В конце сентября 1853 г. Турция первая объявила нам войну, требуя, чтобы мы в течение пятнадцати дней очистили Дунайские княжества. Франция и Англия, в свою очередь, объявили под своим покровительством турецкие берега и угрожали нам войной, если мы перейдем Дунай. При этом соединенные эскадры обеих держав были вызваны на Константинопольский рейд.
Военные действия начались в октябре 1853 г. как в Азиатской, так и в Европейской Турции. На Кавказе, несмотря на то, что неприятель превосходил нас втрое своею численностью, мы одержали блестящие победы под Ахалцыхом и Баш-Кадыкляром и принудили турок поспешно очистить пограничный район. На Дунае наши операции в 1853 г. отличались нерешительным характером (дела при Ольтенице и при Четати). Зато конец года ознаменовался победою вице-адмирала Нахимова на Черном море. 18-го ноября он атаковал на Синопском рейде турецкую эскадру и совершенно ее уничтожил.

Известие об этой победе раздражило союзные правительства и побудило их к еще более вызывающим действиям. 22-го декабря их эскадры вошли в Черное море. Затем, выждав еще некоторое время для лучшей подготовки к войне и успев расположить в свою пользу правительства и общественное мнение большей части европейских государств, союзники в марте 1854 г. потребовали от нас очищения княжеств и, не получив ответа, 15-го (27-го) марта об явили нам войну.

Так как первое время мы наступали на Балканском полуострове, то союзники начали высаживать свои войска в Галлиполи, предполагая создать здесь укрепленный лагерь и отсюда покровительствовать обороне Константинополя. Затем, в течение первых пяти месяцев, они ограничивались нападениями эскадр на различные прибрежные пункты Черного, Балтийского и Белого морей и Тихого океана. Особого значения эти нападения не имели.

Между тем, весной 1854 г. военные действия на Дунае и на Кавказе возобновились. Не смотря на превосходство турецких сил над нашими в Азиатской Турции, мы опять одержали здесь несколько побед, результатом которых было занятие нами части турецкой территории. Что касается южной армии, то она, усилившись, 11-го марта переправилась через Дунай у Браилова, Галаца и Тульчи. Сначала предполагалось, кроме Силистрии овладеть еще Рущуком и, утвердившись прочно на реке, обеспечить за собою дальнейшее наступление за Балканы. Турецкий главнокомандующий Омер-паша, в свою очередь, смотрел на Силистрию, как на передовой оплот до подхода союзников. В Галлиполи к половине мая войск было еще мало и следовательно, пользуясь медлительностью союзников, мы могли не только успеть овладеть указанными крепостями, но и подвинуться вперед. Во всяком случае, перенесение главного театра военных действий на Балканский полуостров представляло для нас ту существенную выгоду, что заставило бы союзников действовать по длинным операционным линиям, создавать обоз, двигаться по плохим турецким дорогам, строить опорные пункты, для обороны которых пришлось бы уделить часть действующих войск. Все это несомненно отвлекло бы исключительное внимание неприятеля от Черного моря, что было для нас весьма важно.
Тьме не менее князь Варшавский, вступив в команде ванне южной армией, из опасения разрыва с Австрией, которая могла угрожать нашим сообщением, считал необходимым держаться выжидательного образа действий и быть готовым к отступлению.

По этим причинам осада Силистрии велась вяло и самая крепость была не блокирована, — не смотря на то, что в распоряжении главнокомандующего было до 90,000 чел., тогда как главные силы турок, сосредоточенные в Шумле, не превосходили 46,000 чел., французские же войска могли прибыть в Варну, куда предполагалось перенести базу, не ранее конца июня.
Что касается австрийцев, которые в случае разрыва могли угрожать нашему тылу, то они могли выставить в конце июня около 180,000 человек.

Главнокомандующему удалось однако склонить Государя и 7-го июня, под влиянием того же опасения, осада Силистрии, накануне штурма, была снята и наши войска перешли на левый берег Дуная. Князь Варшавский уехал в Россию, сдав личное командование армией князю Горчакову. Между тем турки поспешили занять Силистрию сильным отрядом. Со своей стороны Австрия и Пруссия не переставали поддерживать необходимость очищения нами княжеств и, чтобы упрочить нейтралитет Германии, 3-го сентября мы перешли на левый берег Прута. По оставлении Дунайских княжеств, туда немедленно вступили австрийские оккупационные войска, после чего для России утратилась всякая возможность ведения войны на Дунае, между тем как союзники, обеспеченные со стороны этой реки, могли предпринять всеми силами высадку в Крыму, которая при строгом нейтралитете Австрии едва ли была бы осуществима. С этого момента действия русских в Европе принимают характер оборонительный. По занятии Австрией княжеств, союзники начали производить морские рекогносцировки берегов Крыма. В то же время сухопутные их войска стали стягиваться в окрестностях Варны и готовиться к походу. Войска, вследствие бездействия и непривычного климата, терпели много от болезней. В скором времени открылась холера. Чтобы занять чем нибудь войска, часть французской армии была двинула в Добруджу (9-го - 17-го июля), но болотистая, нездоровая местность Бабадахской области еще более усилила болезни. С русскими войсками встретиться здесь не удалось; перед французами отступали только казачьи разъезды, завлекавшие неприятеля в глубь страны. По этим причинам экспедиция была прекращена, и французы возвратились в Варну.
Месяц спустя, союзники встретились с нашей армией уже в Крыму под Севастополем.

***

Военно-cухопутные и морские силы России и распределение их в августе 1854 г. Силы союзников.


Положение наше, после отступления за Прут, было очень затруднительно. Могущественный союзный флот не только не позволял нам надеяться на какие-либо серьезные успехи на море, но и вынуждал наши эскадры укрываться под защитою укрепленных портов. Главнейшие порты в прибалтийских провинциях были слабо обороняемы. Вследствие двусмысленной политики Австрии, Россия не могла ни на кого надеяться, кроме себя, и должна была озаботиться об обороне всех своих сухопутных границ. Одно западное пограничное пространство, заключающееся между Балтийским и Черным морями, имеет длину более 2,000 верст. Укреплений здесь было мало; пути сообщения неудовлетворительны. Южный театр войны был еще слабее других; естественные преграды (кроме Днепра) были незначительны; кроме Киева, не было ни одной крепости, которая могла бы остановить неприятельскую армию. На Черноморском побережье Севастополь был сильно укреплен только со стороны моря. Доступ к Николаеву, где строили военные суда, был защищен ничтожными укреплениями Очакова и Кинбурга. Вход же в Азовское море, через Керченский пролив, не имел защиты. Из сказанного видно, что, для обороны огромных пограничных пространств и при плохих сообщениях с внутренними областями империи, Россия должна была иметь многочисленную армию. В этом состояла наша слабая сторона. Однако мы имели и одно важное преимущество пред противниками: мы имели возможность набирать и содержать армию, какой первые не могли иметь, по причине самостоятельности нашего правительства и дешевизны содержания войск в России.

Все военно-сухопутные силы России состояли: из войск действующих, регулярных и иррегулярных, запасных и войск, назначенных для внутренней службы. Запасная армия составлялась из бессрочно-отпускных, выслуживших в действующих войсках 15-ти летний срок; общий же срок службы был 25-летний.

В начале кампании были призваны бессрочно отпускные и затем произведено три рекрутских набора. К началу 1854 г. регулярные войска были доведены до следующего состава: пехота 760 батальонов, кавалерия 568 эскадронов и артиллерия -195 батарей1; всего 903,693 человек.

Общая численность иррегулярных войск к тому же времени была 273,864 человек.
В августе месяце, т.-е. перед началом военных действий в Крыму, армия наша была расположена следующим образом:

1) На берегу Финского залива и в Прибалтийском крае — около 207 тысяч челов.
2) На западной и южной границе — 440 тысяч чел.2
3) На кавказско-турецкой границе — 55 тысяч чел.

Морские силы России в начале войны состояли из 512 судов разных рангов с 7,105 орудиями и 80,000 чел. экипажа. Из них в черноморском флоте -145 судов, при 2,855 оруд., разделенных на 2 дивизии (в том числе: парусных, линейных кораблей, фрегатов и корветов — 27 и 8 колесных пароходов-фрегатовъ).

Таким образом, к началу войны в Крыму, оказавшимся главным театром действий, мы располагали сравнительно ничтожными сухопутными силами; тогда как, например, на Балтийском побережье оставалось без видимой пользы значительное количество войск 3.

Перейдем теперь к обзору вооруженных сил наших противников.
В Турции с 30-х годов была введена система рекрутских наборов. Срок службы был десятилетий (5 лет в пехоте и о в редифе, т.е. в резервных войсках). Кроме регулярных войск, турки имели еще и иррегулярные. В августе месяце 1854 года в турецкой армии состояло до 230 тысяч регулярных и иррегулярных войск, из коих половина находилась в Дунайской армии.

Армия эта, как в нравственном отношении, так равно и в строевом образовании и в административном устройстве во многом уступала европейским войскам. Во всяком случае, если начальникам и офицерам недоставало образования, то турецкие солдаты отличались храбростью и природною способностью к войне и понятливостью.

В действующей пехоте все стрелковые батальоны были вооружены нарезными ружьями; остальные-гладкими ударными; резервные — кремневыми.
Великобритания, будучи могущественнейшей морской державой, никогда не содержала большой сухопутной армии. Общая численность английских регулярных войск не превосходила 162 тыс. человек. Комплектование армии производилось вербовкой. Срок службы был десятилетний. Население не было расположено к военной службе, но, тем не менее, английские солдаты отличались храбростью и стойкостью. Корпус офицеров был хорош. Пехота была вооружена нарезными ружьями; снаряжение было также хорошо.

Из всего наличного состава армии Англия по разным причинам не могла выделить для войны с Россией более 35 тысяч чел. (удержание в покорности Индии и других колоний).

Франция располагала наилучшими сухопутными силами во время Крымской кампании. Эти силы состояли из действующей армии, ее резерва и национальной гвардии. Срок службы в войсках семилетний. Комплектование производи лось посредством рекрутских наборов.
В 1854 г. общая численность действующих войск была доведена до 680 тыс. человек.

Вооружение как пехоты, так и артиллерии по тому времени было образцовое (значительная часть пехоты вооружена нарезн. ружьями; в полевой артиллерии введены 12-ти фунтов. пушки-гаубицы, тяжелые и легкие). То же следует сказать про снаряжение и обмундирование войск.
Первое время все сухопутные силы, выставленные союзниками, состояли из 230,000 турок, 35,000 англичан и 63,000 французов; всего 345,000 чел. Хотя эти силы и значительно уступали по численности нашим, но, принимая во внимание обширность наших границ, затруднительность сообщения и политические отношения к соседям, оказывалось, что союзники были достаточно сильны.

К этому надо прибавить удобство морских сообщений для союзников и их огромный флот, как боевой, так и транспортный. В Черном море находились: английская эскадра вице-адмирала Дундаса-37 судов (1,329 орудий, 14 тыс. человек экипажа); французская эскадра вице-адмирала Гамелена — 26 судов (1,120 орудий); сверх того, в Галлиполи эскадра вице-адмирала Брюа - 10 судов (622 орудия).
Для перевозки войск и военных грузов в распоряжении союзников имелось до 300 транспортных судов.



1 Батареи были 8-ми и 12-ти оруд. состава; батарейные батареи вооружены 12 фун. пушками и 1/2 пуд. единорогами; легкие батареи — 6-ти фун. пушками и 1/4 пуд. единорогами. Пехота была вооружена гладкоствольными семилинейн. ружьями; в каждом батальоне имелось 24 чел. штуцерных, вооруженных нарезными ружьями (4,35%); стрелковые батальоны тоже имели штуцера.
2 Из них: в Волыни и в западных губерниях - 141 тысяча чел.; на Дунае, в Бессарабии, в Юго-Западном крае — 182 тысячи чел.; на северном берегу Черного моря — 32 тысячи чел.;в Крыму —39 тысяч чел.; на берегу Азовского моря, на Дону и в Черноморье — 46 тысяч чел.
3 Князь В. И. Васильчиков. Записки начальника штаба севастопольского гарнизона. «Русский Архив», 1891 г., N 6.


Просмотров: 5358

Источник: А.Н. Маслов. История крепостной войны. Выпуск первый. Спб, 1900 С.1-8



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X