Я.Е. Водарский, В.М. Кабузан. Территория и население России в XV-XVIII веках1
Территория

Точных данных о размерах России и присоединенных территорий в XV- XVIII веках нет. Приблизительные данные могут быть получены только расчетом. Наиболее корректной методикой расчета является предложенное в середине XIX в. К.И. Арсеньевым приравнивание территории страны к территориям губерний. Оно тоже неточное, но при огромности территории эти погрешности не имеют значения. Мы используем этот метод и группировку губерний, внося необходимые коррективы и дополнения2.

До княжения Ивана III, т. е. на середину XV в., территория Великого княжества Московского входила в будущие губернии Московскую, Владимирскую, Костромскую, Нижегородскую, Ярославскую и захватывала части Вологодской, Калужской и Тульской губ., площадь - 0,5 млн. кв. км.

При Иване III была присоединена территория будущих губерний Новгородской, Олонецкой, Санкт-Петербургской3, Архангельской4, Вятской, Тверской, Черниговской5, части Вологодской, Калужской, Тульской, Смоленской, Курской, Орловской, Пермской, Выборгской6 губерний. Общий прирост территории составил 1,9 млн. кв. км, а всего площадь возросла до 2,4 млн. кв. км.
При Василии III - территория Псковской, Рязанской, часть Смоленской губерний. Прирост территории 0,1 млн. кв. км, общая площадь - 2,5 млн. кв. км.

При Иване Грозном - территории Казанской, Астраханской, Воронежской, Пензенской, Саратовской, Симбирской, Тамбовской, Уфимской7, Ставропольской8, Область Войска Донского (номинально), части Курской, Орловской, Пермской, Харьковской, Тобольской губерний и Терской области9. Утрачены территории Санкт-Петербургской10 и части Выборгской11 губерний. Прирост территории 1,7 млн. кв. км, общая площадь 4,2 млн. кв. км.

При Федоре - возвращены территории Санкт-Петербургской и части Выборгской губерний, присоединены территории Оренбургской, Тобольской, Томской губерний12. Прирост территории13 - 1,5 млн. кв. км, всего - 5,7 млн. кв. км.

В Смутное время - присоединена часть территории Томской губернии14, утрачены территории Санкт-Петербургской, Смоленской, Черниговской, части Выборгской губернии. Прирост территории 0,1 млн., общая площадь - 5.8 млн. кв. км.

При Михаиле15 - присоединены территории Енисейской16, Иркутской губерний17 и части Якутской области18.
Прирост территории 6,5 млн. кв. км, всего - 12,3 млн. кв. км.

При Алексее19 - возвращены территории Смоленской и Черниговской присоединены территории Полтавской и части Харьковской губерний20, Забайкальской21, Приморской22 и Якутской23 областей. Прирост территории24 2.9 млн. кв. км, всего - 15,2 млн. кв. км.

При Петре Великом - возвращены территории Санкт-Петербургской и части Выборгской25 губерний, присоединены - Лифляндской и Эстляндской губерний, Курильские острова26, Прикаспийские земли. Прирост территории 0,3 млн. кв. км, всего - 15,5 млн. кв. км.

При Анне - территории Акмолинской, Тургайской, Уральской областей, части Екатеринославской губ. Утрачены Прикаспийские земли. Прирост территории 1,3 млн. кв. км, всего - 16,8 млн. кв. км.

При Елизавете - части Выборгской27, Херсонской, Томской губерний28, Аляски (Алеутские острова)29, Командорские острова30. Прирост территории 0,4 млн. кв. км, а всего - 17,2 млн. кв. км.

При Екатерине II - территории Виленской, Витебской, Гродненской31, Ковенской, Минской, Могилевской, Киевской, Волынской, Подольской, Таврической, Курляндской губерний, Кубанской области32, частей Екатеринославской и Херсонской губерний, Дагестанской области33, Аляски34. Прирост территории 2,2 млн. кв. км, а всего - 19,4 млн. кв. км.

Можно ли назвать это расширение территории результатом «имперской политики»?
Думается, что нет (кроме Аляски). Оно объяснялось объединением русских княжеств и необходимостью защиты страны от нападений немцев, шведов, поляков, набегов татар и кочевников. Эти цели были достигнуты:
- устранена угроза со стороны воинственных соседей ликвидацией Ливонского Ордена, Казанского, Астраханского, Сибирского и Крымского ханств, ослаблением Польши (отнятием Литвы) и Швеции (отнятием Прибалтики), присоединением Башкирии;
- возвращены захваченные Швецией в разное время территории по берегам Финского залива (Ижорская земля, Карельский перешеек, район Выборга); воссоединены земли бывших русских княжеств на территории Украины и Белоруссии;
- приняты в российское подданство по их просьбам Левобережная Украина, калмыки и казахи, и под протекторат - Восточная Грузия.

Включение в состав России Слободской Украины («Дикого поля»), Северной Новороссии, Южного Приуралья, Северного Кавказа, не входившей в состав Сибирского ханства части территории Западной Сибири, а также Восточной Сибири и Дальнего Востока было освоением пограничных незаселенных земель и покорением местных народов, не имевших своей государственности (аналогично присоединению США и Канадой пограничных с ними незаселенных земель и покорению индейских племен Северной Америки и эскимосов).
Только присоединение и колонизация Аляски, а также неудачная экспедиция Бековича-Черкасского и временное отнятие у Ирана Прикаспийских земель могут быть охарактеризованы как проявления имперской политики.

Население в XV-XVII веках

Первые дошедшие до нас данные по учету населения относятся к концу XV - началу XVI века и только по Новгородской земле. Они зафиксированы в писцовых книгах 1495-1505 гг., в которых для сравнения приведены и итоги предыдущего писцового описания 1480-х гг.35 Сохранились также писцовые книги середины и конца XVI века по отдельным уездам и более полные материалы писцового описания 1620-1630-х гг. Писцовые описания учитывали земельные владения и дворы (хозяйства), облагавшиеся налогом (податные дворы), и глав проживавших в них семей; общие итоги этих описаний (количество дворов) до нас не дошли36.

В 1646-1647 гг. правительство произвело первую перепись податных дворов и их мужского населения (далее условно - перепись 1646 г.). Общий итог этой переписи сохранился37. В 1678-1679 гг. была проведена вторая подворная перепись податного населения, причем часть его переписывалась в 1672-1682 гг. (далее - перепись 1678 г.). Эта перепись включила и часть неподатного населения; общие итоги ее тоже сохранились38. В 1710 г. состоялась новая подворная перепись, причем состав податного населения снова был расширен. Однако ее итог по количеству податных дворов оказался меньше итога переписи 1678 г. почти на 20% (вследствие уклонения населения) и был отвергнут правительством. По этой же причине была не завершена перепись 1715-1717 гг. Убедившись в неэффективности подворных переписей, Петр I в 1718 г. заменил подворные налоги подушным и провел первую подушную перепись, т. е. вместо налогового обложения податных дворов было обложено податное мужское население (кроме дворянства, духовенства, армии и флота).

Из-за большой утайки населения пришлось сразу же провести и проверку переписи - первую «ревизию» (1719-1727). С тех пор все следующие переписи, которые стали проводиться регулярно, получили название ревизий; всего их было десять, последняя была в 1858 г.39

Таким образом, относительно полные и достоверные данные о численности населения имеются только с 1646 г. Поскольку это данные лишь о числе дворов и душ мужского податного населения, общую численность приходится вычислять расчетами, определяя приблизительно количество неподатных и принимая число женщин равным числу мужчин.
Предлагаемые ниже расчеты численности населения до проведения ревизий входят в противоречие с наиболее аргументированными исчислениями историков П.Н.Милюкова, П.П.Смирнова, А.И.Копанева и демографа Б.Ц.Урланиса40. Поэтому они нуждаются в рассмотрении.

П.Н. Милюков определил численность населения по первой ревизии в 13 млн. чел.; опираясь на данные переписи 1710 г., пришел к выводу о доле неподатного населения в 1678 г. в 16% и об убыли населения в 1678-1719 гг. в 20%; принял этот же процент убыли для периода 1600-1650 гг.; определил среднюю населенность дворов в 6,98 чел.; оценил прирост населения в 1620- 1670-х гг. в 30%; исходя из этих оценок, определил численность населения в 1678 г. в 16 млн., в 1600 г. - в 15 млн., в 1550 г. - около 10-11,5 млн. чел.41

Однако новейшие исследования показали, что определение им численности населения по первой ревизии неполно, а по переписи 1678 г. - сильно завышено, и что убыли населения в 1678-1719 гг. не было42. Следовательно, определенная им численность населения в 1550-1719 гг. не может быть принята.

Расчет П.П.Смирнова основан на итоге переписи 1646 г., на принятых П.Н. Милюковым числе дворов по переписи 1678 г. и средней населенности дворов. П.П.Смирнов определил численность населения в 1646 г. в 4,9 млн. чел. муж. пола; в 1678 г. - в 6,5 млн. чел.; на конец XVI в. - в 4,5 млн. чел.; для второй половины XVI в. принял процент прироста в 1% ежегодно (который вычислил для 1646-1678 гг.) и численность населения на 1550 г. получил в 3 млн. чел.43 Но он не принял во внимание утайку дворов в 1646 и 1678 гг. и доверился неполному итогу дворов ясашного населения, поэтому получил сильно заниженную численность населения; к тому же, принятый им процент прироста населения (50% за полвека) является, по расчету демографа Б.Ц.Урланиса (о чем будет сказано ниже), завышенным.

А.И. Копанев предложил свой метод определения численности населения в XVI веке. Он взял плотность населения трех южных новгородских пятин (полученную А.М. Гневушевым по писцовым книгам), приравнял к ним две остальные пятины и Псковскую землю и получил численность населения Новгородско-Псковской земли в 1500 г. в 1 млн. чел. Взяв затем предложенный Смирновым процент прироста населения в 50% за полвека, А.И. Копанев исчислил население Новгородско-Псковской земли на 1550 г. в 1,5 млн. чел. Далее он рассуждал так: территория всей страны, вычисленная измерением по исторической карте, составленной И.А. Голубцовым, была равна 2800 кв. км; из нее надо исключить слабозаселенные северный и северо-восточный районы, всего 800 тыс. кв. км; остальная территория страны в 6 раз больше территории Новгородско-Псковской земли; размещение населения в стране сходно с его размещением в этой земле: больше в южной части, меньше в северной; значит, увеличив численность населения Новгородско-Псковской земли в 6 раз, получим общую численность населения страны в 1550 г. - 9 или 10 млн. чел. Прирост населения во второй половине XVI в. А.И.Копанев принял в 20%, численностью населения в присоединенных Казанском и Астраханском ханствах и Западной Сибири пренебрег и определил численность населения в конце XVI в. в 11-12 млн. чел.44
Расчет А.И. Копанева содержит две ошибки.

А.И. Копанев не учел, что соотношение площадей густонаселенных и слабозаселенных районов в Новгородско-Псковской области и в стране в целом различно, а это совершенно меняет дело. Северную часть страны составляет территория, которая в начале XX в. входила в губернии Архангельскую (без острова Новая Земля), Вологодскую, Вятскую и Пермскую (без ее зауральских, т. е. западносибирских, уездов) и занимала площадь в 1513 тыс. кв. км. Исключив из нее 800 тыс. кв. км, получим 713 тыс. кв. км. Вычтя из оставшейся общей площади страны (2000 тыс. кв. км) площадь Новгородско-Псковской области (316 тыс. кв. км) и 713 тыс. кв. км северной части страны, получим площадь южной части страны - 971 тыс. кв. км. Определим площади северной и южной частей Новгородско-Псковской области по их соотношению: южная - 139 тыс. кв. км и северная - 177 тыс. кв. км. Добавив их к частям остальной территории страны, получим площади южной части страны - 1110 тыс. кв. км и северной - 890 тыс. кв. км. Их соотношение - 56 : 44, т.е. обратное тому, какое было в Новгородско-Псковской области.

Ошибочен и примененный А.И. Копаневым метод: если уж принята одинаковая плотность населения в северных частях Новгородско-Псковской области и страны и в их южных частях, то площадь имеет решающее значение, поэтому следовало бы увеличивать численность населения не всей области, а численность населения ее северной и южной частей по отдельности во столько же раз, во сколько раз больше площади этих же частей страны.
Кроме того, принятый А.И. Копаневым прирост населения в первой половине XVI в. - 50% - представляется завышенным: демограф Б.Ц. Урланис определил его только в 15%. Что касается населения присоединенных Казанского, Астраханского η Сибирского ханств, то населением последнего, действительно, можно пренебречь, поскольку даже в конце XVII в. численность населения нерусских народов всей Сибири исчисляется примерно в 0,3 млн. чел. Но вот население Казанского и Астраханского ханств следовало бы попытаться определить (учитывая, что Б.Ц.Урланис считал там 2 млн. чел.).

Б.Ц.Урланис сделал попытку определить численность населения на 1000, 1500,1550,1600,1650 и 1700 гг.

Его исчисления на XVI-XVII вв. основаны на численности населения Европейской России по I ревизии, которую он неправильно считал равной 12,3 млн. чел. Он принял ошибочный вывод П.Н. Милюкова об убыли населения в период Северной войны (1700-1721 гг.), но посчитал ее не в 20%, а в 5-6%, вследствие чего численность населения на 1700 год получилась у него 13 млн. чел. Проанализировав обстановку в стране, Б.Ц.Урланис принял прирост населения во второй половине XVII в. в 15%, в первой половине XVII в. равным убыли населения (т. е. считал, что численность населения не изменилась), во второй половине XVI в. в 5% и в первой половине XVI в. в 15%. Численность населения в Казанском и Астраханском ханствах он определил по принятой им плотности населения, как уже говорилось выше, в 2 млн. чел., в присоединенных в первой половине XVI в. землях на западе, - тоже по плотности населения, - в 1,8 млн. чел. Общая численность населения получилась в 1500 г. 5,8 млн., в 1550 г. - 8 млн., в 1600 и 1650 гг. одинаковая - 11,3 млн. чел.45
Поскольку расчеты Б.Ц.Урланиса основаны на заниженном итоге I ревизии и ошибочном тезисе об убыли населения в 1700-1721 гг., принять их нельзя. Кроме того, его метод определения численности населения присоединенных территорий по плотности неправилен, так как дает сильно завышенную численность.

Этот метод основан на соотношении между системами земледельческого хозяйства и плотностью населения. Как показали исследования историков и археологов, «огневое» хозяйство (подсека) было способно прокормить 2-3 чел. на 1 кв. км, переложное - от 4 до 10 чел. Но Б.Ц. Урланис упустил из виду одно обстоятельство: принятая им плотность была средней. А это означает только то, что, например, если могут прокормиться от 4 до 10 чел., то меньшее число людей тем более прокормится. Следовательно, полученная им численность - это среднее количество населения, которое могло прокормиться на данной территории, а действительная численность населения могла быть и гораздо меньше.

Появившиеся позднее специальные исследования переписи 1678 г. и I ревизии дают возможность предложить новые расчеты численности населения46. Численность населения в 1678 г. (дата условная, считая на этот год и на все другие даты число женщин равным числу мужчин) была 11,2 млн. чел. Численность населения по I ревизии (условно на 1719 г.) без завоеванной в начале XVIII века Прибалтики была 15 млн. чел. В среднем ежегодный прирост населения составлял около 0,85% в год. Следовательно, за 1678-1700 гг. численность населения должна была увеличиться на 18% и в 1700 г. быть не меньше 13 млн. чел. (а могла быть и больше).

Перепись 1646 г. зафиксировала 518 тыс. дворов крестьян и 31 тыс. дворов посадских людей (горожан). Взяв среднюю населенность дворов и учтя утайку населения, получим 5,7 млн. чел. Добавив к ним численность неучтенного неподатного и нерусского населения, получим 6,7 млн. чел. Из осторожности округлим и примем на 1650 г. численность населения в 7 млн. чел.

Расчеты по I ревизии и переписям 1646 и 1678 гг. опирались на итоги источников. Для расчетов при отсутствии общих итогов численности населения специалистами предложены два метода: по средней возможной плотности и по величине естественного прироста населения. Как уже указывалось, средняя плотность дает только возможную численность, оценки же величины естественного прироста при отсутствии источников крайне субъективны: за 1500-1700 гг. они расходились от 5 до 50%.

И все же метод с оценками естественного прироста нам представляется более надежным, хотя бы уже потому, что он позволяет определить наименьшую возможную численность населения, исходя из ее величины, установленной по источникам в более позднем периоде.
Тут прежде всего встает вопрос: принять ли какой-либо процент прироста из предложенных выше (и тогда - кем предложенный) или выдвинуть иную оценку ситуаций в 1500-1700 гг. Представляется, что предпочтение следует отдать оценкам Б.Ц. Урланиса, основанным не только на анализе ситуации, но также и на знаниях, опыте и интуиции специалиста-демографа.
Вот его оценки естественного прироста (с учетом присоединений и потерь): 1500-1550 гг. - 15%, 1550-1600 гг. - 5%, 1600-1650 гг. - 0%.

Принимая эти величины прироста и численность населения в 1650 г. в 7 млн. чел., получаем в 1600 г. тоже 7 млн. чел. и в 1550 г. 6,7 млн. чел. Точнее, не в 1550 г., а в 1556 г. - после присоединения Казанского и Астраханского ханств. Чтобы определить численность населения России в 1550 г., следует из 6,7 млн. чел. исключить численность населения ханств.

Но какой она была? А.И. Копанев полагал, что ею можно пренебречь, поскольку территории ханств «были почти не заселены». Б.Ц.Урланис же определил ее в 2 млн. чел.
Применим и тут расчет, основанный на естественном приросте. Между I и III ревизиями, т. е. между 1719 и 1762 гг., за 40 лет, нерусское население ханств (в Среднем и Нижнем Поволжье и Южном Приуралье) увеличилось с 1 млн. - до 1,3 млн. чел., или на 30%, что дает прирост за столетие в 75%.47 Примем эту величину естественного прироста и для периода 1550-1700 гг. По этому расчету в 1650 г. тут должно было быть 0,6 млн. чел., в 1600 г. - 0,4. млн. чел., в 1550 г. - 0,2 млн. чел.
Следовательно, в России в 1550 г. было 6,5 млн. чел.

Можно предположить, что прирост в первой половине XVI в. и во второй половине XV в., когда велись войны между Российским государством и Великим княжеством Литовским и татарские набеги из Крыма и Казани, был таким же, как и во второй половине XVI в., т. е. 15%.

Тогда численность населения на территории Российского государства, сложившейся к 1550 г. (т.е. включая территории Новгородской и Псковской республик, Тверского и других княжеств, присоединенных к Московскому в 1462-1550 гг.), будет следующей: 1550 г. - 6,5 млн. чел., 1500 г. - 5,6 млн., 1462 г. - 5,0 млн. чел.

Для установления численности населения Московского княжества в 1462 г. используем следующий расчет. Возьмем соотношение между численностью населения в 1795 г. (по V ревизии) в губерниях, территория которых входила в Московское княжество до 1462 г., и на 1505 г. и примем его и для 1462 г. (расчет, конечно, очень приблизительный). В 1795 г. на территории Московского княжества до 1462 г. было 6,4 млн. чел. км, на присоединенной к 1500 г. - 6,6 млн. чел., всего 13 млн. чел.48 Строим пропорцию - 13 : 6,4 = 5,6: х, откуда x = (5,6 * 6,4) : 13 = 2,8 млн. чел. Поскольку в Московское княжество в 1462 г. входили части Вологодской, Калужской и Тульской губерний, а на 1795 г. мы включили все их население, да еще с Москвой, уменьшим полученную численность до 2 млн. чел.
Объединим данные о площади и численности населения в середине XV - конце XVII в.:



Состав населения характеризуется, прежде всего, многочисленностью сословий и сословных групп, по тогдашней терминологии «чинов», и этносов (численность последних относительно полно началась учитываться только в XVIII в.).

Рассмотрим состав населения по переписи 1678 г.49
Население делилось на лично свободных и крепостных, горожан и крестьян.
Лично свободные делились на феодалов - владельцев земли и крепостных и лично свободных духовенство, «приказных людей» (бюрократию), посадских людей, «служилых людей по прибору» (рядовые военнослужащие) и часть крестьян.
Самым крупным светским феодалом был царь, имевший личные вотчины и вотчины «дворцовые», доход с которых шел на содержание царского семейства и на расходы по личному указанию царя. Остальные феодалы состояли из «служилых людей по отечеству», т. е. светских феодалов: помещиков (получавших землю временно за службу, но с правом наследования за службу) и светских вотчинников (имевших владения - «вотчины» - без обязанности служить), и церковных феодалов: церковных организаций, имевших вотчины, - патриаршей, митрополичьих, архиепископских и епископских «домов» («кафедр»), монастырей и части соборных и приходских церквей.

Служилые люди «по отечеству» (помещики и светские вотчинники, позднее - «дворянство») делились на ряд сословных групп. Наиболее высокой была группа «думных чинов»: бояре, окольничий, думные дворяне и думные дьяки. За ними шли «чины по московскому списку»: стольники, стряпчие, дворяне московские, жильцы («жившие» при царском дворе и несшие охрану). Сюда же причислялись касимовские царевичи и мурзы - высшая татарская знать, перешедшая в свое время на службу в Россию. Ниже стояли «чины по городовому списку»: дворяне «выборные» (отобранные правительством), дворяне «городовые» (т. е. уездные) и «дети боярские» - рядовые помещики, состав которых пополнялся по мере надобности из служилых людей «по прибору». Всего светских феодалов было около 0,2 млн. чел. (2% населения).

Служилые люди «по прибору» - рядовые воины и низший командный состав. Набирались («прибирались») из добровольцев, а в конце XVII века из «даточных людей» (позднейшие «рекруты»), которые брались правительством у помещиков и светских и церковных вотчинников пропорционально числу крепостных дворов. Сословные группы объединяли служилых по роду войск: солдаты и стрельцы (пехота), казаки (городовые, т. е. служилые, в основном конница), «затинщики» (пушкари, т. е. артиллерия) и другие. Численность их менялась, но вместе с женами и детьми составляла тоже около 0,2 млн. чел. (2%).
Духовенство делилось на «белое» - приходские священники, дьяконы, дьячки и т. п., и «черное» - монахи, из которых назначались настоятели монастырей и высшие церковные иерархи: епископы, архиепископы, митрополиты и избирался патриарх. Численность их можно округлить до 0,2 млн. чел. (2%).

«Приказные люди» - позднее, когда при Петре Великом им присвоили чины, они стали называться чиновниками - служили в центральных и местных учреждениях: «приказах», «избах» и т. п. Их насчитывалось около 20 тыс. чел.
«Посадские люди» - торговцы и ремесленники - составляли основную группу городского населения (города без них были, в сущности, крепостями и административными центрами). Их было около 300 тыс. чел., 3%.

Лично свободных крестьян было около 2,6 млн. чел. (24%): «черные» или «черносошные» (податные) крестьяне Севера, крестьяне Сибири, нерусские народы («ясашные люди»), однодворцы (считались помещиками, но не имели крепостных крестьян, при Петре Великом зачислены в сословие крестьян).

Крепостных было около 7,4 млн. чел. (66%), в том числе у светских феодалов 5,2 млн. чел., у духовенства 1,4 млн. чел. и дворцовых 0,8 млн. чел. Горожане имели сложный состав.
Основной группой городского населения были посадские люди. Но в городах жили и люди других сословий: военнослужилые люди (гарнизон), светские феодалы и их дворовые люди, духовенство, приказные люди, крепостные крестьяне светских феодалов и духовенства, занимавшиеся торговлей и ремеслом, пришлые люди «разных чинов», работавшие по найму.
Всего горожан было около 400 тыс. чел. (4%).

Крестьяне, крепостные и свободные, были самой многочисленной группой населения - около 10 млн. чел. (90%).

Население Российской империи в XVIII веке



В XVIII столетии в распоряжении исследователей впервые проведена на основании указов Петра I от 28 ноября 1718 года и 22 января 1719 года. Всего в течение столетия произведено пять ревизий (1719,1745,1763,1782,1795). Однако следует учитывать, что ревизии никогда не преследовали задачи полного и всестороннего учета наличного появляются официальные данные о численности и составе всего населения Российской империи. Это было связано с тем, что в I четверти XVIII века на смену весьма несовершенным подворным исчислениям приходит подушный ревизский учет подавляющей части населения страны50. Первая ревизия была населения страны. Они имели узкоспецифические, податные цели (обеспечение администрации и, в первую очередь, армии деньгами). Поэтому ревизии регистрировали в основном податное (т. е. уплачивающее подушную подать) население по месту его приписки (т. е. месту уплаты налогов). Ревизии не только не фиксировали всего населения, но к тому же давали искаженную картину его реального размещения на территории страны. Ревизии вообще охватывали так называемое ревизское (т. е. подлежащее ревизскому учету) население. Все родившиеся после очередной ревизии, вплоть до следующей, не принимались во внимание, а умершие не исключались из учета. Ревизии так и не организовали регистрацию значительной части неподатного населения (дворянство, чиновники, разночинцы, военнослужащие и т. д.), в силу чего их конечные результаты были неполны. Наконец, податная цель ревизий приводила к тому, что некоторая часть жителей стремилась уклониться от ревизского учета, и это ей отчасти удавалось, особенно на окраинах страны. Из сказанного следует, что ревизские данные должны привлекаться для анализа демографических процессов в России с большой осторожностью.

Однако при всем этом нельзя забывать, что в XVIII веке научно организованных переписей вообще нигде не производилось, кроме США, где в 1790 году была осуществлена первая в мире перепись (ценз), зарегистрировавшая население страны по специальной программе.
Как бы там ни было, но для России XVIII века материалы ревизий были единственным общеимперским комплексным источником. Он впервые в истории страны позволил определить численность, состав (сословно-классовый и этнический) и размещение абсолютного большинства жителей всей империи. Ревизии, конечно, не содержали точных и полных сведений о населении всей страны, но они давали вполне удовлетворительные статистические данные, позволяющие на научном уровне анализировать основные тенденции демографических процессов в стране.

Недостатки ревизий имели в известной мере и положительные стороны. Поскольку в любой местности каждая ревизия учитывала определенное число податных душ (по 1-й - только мужского, а с III - и женского пола), это облегчало уточнение ревизских итогов вплоть до следующей ревизии. Ревизская Экспедиция Сената, а с 80-х годов XVIII в. также и Экспедиция государственных счетов Сената постоянно уточняли первоначально полученные результаты, обнаруживая т. н. «прописные души». А число их было велико. По I ревизии в срок не было учтено 24,7% подлежащего переписи мужского населения (1 431,0 тыс.), по II - 1,5% (102 тыс.), по III - 6,4% (503 тыс.), по IV - 1,8% (226 тыс.) и по V - 1,4% (237 тыс.)51 Поэтому лишь уточненные результаты каждой ревизии позволяют наиболее полно учесть численность жителей страны. При этом ревизские источники показывают, что точность учета всегда оказывалась меньшей на окраинах52.
Названные недостатки ревизий ускорили появление в России других видов учета населения, которые позволяли преодолеть многие недочеты ревизий.

В 1720-е годы в стране налаживается церковный учет. В каждом приходе вводятся метрические книги, на основании которых в епархиях ежегодно составлялись ведомости о числе родившихся, умерших и сочетавшихся браком и ведомости о числе прихожан (первая такая ведомость за 1737 год была опубликована в начале XX века)53. Церковная статистика также не содержала полных данных обо всем населении. В XVIII веке на общегосударственном уровне учитывалось только православное население (более 80% жителей империи). Тем не менее, церковный учет регистрировал тогда все категории населения, включая военнослужащих с их семьями, дворянство, разночинцев, духовенство и т. д. Именно эта статистика учла казачье население империи.

В XVIII веке начал формироваться и текущий административно-полицейский учет. Он стремился учесть жителей городов и неподатное население, не регистрируемое ревизиями.
Все эти виды учета жителей империи позволяют при их совместном использовании получить наиболее полные данные обо всем населении.

При определении числа жителей Российской империи в XVIII веке следует учитывать, что границы страны претерпели в то время значительные изменения. Площадь Европейской части империи увеличилась с 3580,4 до 4188,3 тыс. квадратных верст (более чем на 15%). В состав страны вошли Литва, Белоруссия, Правобережная Украина, Прибалтика, части Новороссии и Северного Кавказа. В Сибири в I четверти столетия продолжалось продвижение русских в южно-сибирские земли: в Барабинскую степь, на верхнюю Обь и вверх по Енисею. В 30-е годы началось освоение Чукотки и Камчатки, завершается присоединение Аляски к России.
В этой связи нами рассматривается движение населения страны как в низменных границах I ревизии (1719) и в рубежах современной России, так и в границах соответствующих периодов. По отдельным регионам демографические процессы анализируются по схеме известного русского географа П.П.Семенова-Тян-Шанского.

Общее движение населения Российской империи в XVIII веке

Во всей империи население с I по V ревизию увеличилось с 15,7 до 37,5 млн. чел. Если в начале XVIII в. число жителей в России было меньшим, чем во Франции (26,4 млн. чел.) и Австрии (16,9 млн.), то к концу столетия Россия с большим опережением выходит на первое место в Европе54.

В рубежах современной России население в эти годы увеличилось с 14,0 до 26,0 млн. чел., а его удельный вес в общем числе жителей Европы повысился с 11,3 до 13,5%.55 В низменных же границах 1720-х годов население России достигало по I ревизии 15,7 млн. чел., по II - 18,3 млн., по III - 21,4 млн., по IV - 26,1 млн. и по V - 29,2 млн. чел. В рубежах же конца XIX в. число жителей Российской империи с I по V ревизию увеличилось с 27,1 до 46,6 млн. чел., а доля в населении Европы - с 21,9 до 24,3%56. Все это свидетельствует, что в XVIII веке население в границах Российской империи и рубежах современной России увеличивалось гораздо быстрее, чем всей Европы и абсолютного большинства ее государств. Это следует объяснять более высоким уровнем естественного прироста в России.

Весьма неполные данные церковной статистики и ревизии показывают, что в XVIII веке в России естественный прирост был ниже, чем в XIX веке, и подвергался сильным колебаниям. Он оказался пониженным между I и II (0,7‰) и IV-V (0,6‰) ревизиями. А между II-IV (0,9‰) и особенно III-IV (1,0‰) он был гораздо выше.
Наиболее полные данные об уровне естественного прироста в России в 1760-1770-е годы содержат материалы III—IV ревизий, составленные в 1781 году в момент проведения IV ревизии57. В период с 1762 по 1781 год, за 20 лет население империи (кроме Прибалтики) увеличилось за счет воспроизводства почти на 4 млн. чел. (10,9‰). В границах современной России оно выросло на 3,6 млн. чел. (11,8‰). Наивысший прирост отмечался в регионах пониженной смертности и высокой рождаемости. К ним относились Новороссия (44,7‰), Нижнее Поволжье (19,5‰), Восточная (15,1‰) и Западная (15,1‰) Сибирь, Северное Приуралье (14,6‰) и Земледельческий Центр (12,6‰). Это были регионы, наиболее благоприятные для жизни.

С другой стороны, невысокий уровень воспроизводства отмечался в регионах повышенной смертности. Это были территории с наименее благоприятными природно-климатическими условиями и максимальным распространением крепостничества (кроме Севера). В Северном регионе естественный прирост составил всего 5,5‰, в Центрально-промышленном - 7,1‰, в Озерном - 8,2‰, в Среднем Поволжье - 9,3‰58.

Другой важной проблемой в движении населения являются миграционные процессы. В истории России вопрос заселения и хозяйственного освоения окраин являлся узловым. Переселения в XVIII веке обычно осуществлялись стихийно, независимо, а нередко и вопреки интересам властей. Последние, в конечном счете, были вынуждены учитывать переселения и даже нередко узаконивать результаты народной миграции59. В тех же случаях, когда возникала необходимость быстрого заселения окраинных регионов, власти действовали быстро и решительно, идя в чем-то даже на ущемление интересов части дворянства. В 70-80-е годы XVIII в. наместник Новороссии ГА. Потемкин, стремясь заселить недавно присоединенные земли, не считаясь с интересами помещиков, принимает и расселяет в этом пограничном регионе большое число беглых, в основном крепостных крестьян, лишая тем самым Турцию всяких надежд на пересмотр границ Северного Причерноморья.

В целом миграция из Европы в страны Нового Света и Сибирь развернулась лишь с XVI века после окончательного открытия Америки и включения Сибири в состав Российского государства. Точных данных о числе переселенцев, которые до начала XIX в. эмигрировали из Европы в Америку, а из Европейской России - в Сибирь, не имеется. Существуют лишь весьма примерные расчеты. Известно, что до середины XVIII в. продолжалось интенсивное переселение испанцев и португальцев в Южную и Центральную Америку. Темпы же заселения Сибири уже к началу XVIII в. сильно замедлились, так как основные миграционные потоки в этот период устремляются в другие окраинные регионы Российской империи: Новороссию, Южное Приуралье, Нижнее Поволжье, Северный Кавказ и т. д.60

Во второй половине XVIII в. на первое место в Европе по числу эмигрантов в страны Нового Света выходит Великобритания. Из Европы в Америку выбыло около 1 млн. чел., из которых две трети приходились на долю уроженцев этой страны. Только в XVIII веке население США выросло на 2,9 млн. чел., главным образом, за счет притока мигрантов из Великобритании61.

Исследование размеров миграционных потоков в России возможно лишь с 1720-х годов, благодаря данным ревизского учета. Единый миграционный поток XVIII в. слагался из трех составных частей:
1) самовольных (народных) переселений;
2) легально регулируемых властями переселений;
3) миграций из-за рубежа (в основном с 1760-х гг.) и за рубеж (с 80-х гг.).
До начала 80-х годов XVIII в. регистрация внутренних переселений была
организована плохо. Помещики могли в любое время переводить своих крестьян на земли в любых частях страны. Государственные же крестьяне обычно самовольно переселялись в другие регионы империи. Лишь с начала 80-х годов правительство обратило внимание на эти переселения, опубликовав ряд указов, регулирующих этот процесс. Указ от 25 июня 1781 г. подтвердил право помещиков переводить своих крестьян на новые земли. Указы 1781-1783 гг. разрешили переселения государственных крестьян. При этом новоселы получали льготу от уплаты податей на 1,5 года. С тем, «чтобы в течение сего времени подати платили за них жители прежнего их имения», которые за это получали землю выбывших. В 1783 году срок льготы был продлен до 6 и даже 10 лет «в труднообжитых местах».

Для 20-70-х годов XVIII в. (с I по IV ревизию) можно лишь в общих чертах определить количество мигрантов и направления переселенческого движения. Основными регионами ухода населения тогда были Центрально-Промышленный, Северный, Озерный регионы, Левобережная Украина и центральные части Центрально-Земледельческого. Так, из Московской губернии (в рубежах до реформы 1775-1785 гг.) за период с 1719по 1744 год бежало и легально выселилось более 350 тыс. чел. обоего пола. Особенно заметный отток мигрантов наблюдался из южных провинций: Калужской, Тульской и Рязанской. Население уходило, в первую очередь, на земли Центрально-Земледельческого региона, в Среднее и Нижнее Поволжье, а также в Южное Приуралье62.

Остановимся подробнее на особенно интенсивно заселяемых в XVIII веке регионах: Новороссии и Южном Приуралье.
До XVIII века Южное Приуралье (Оренбургская губерния) заселялось весьма слабо. В первой четверти XVIII в. приток беглого населения сюда быстро возрастает. В 1720-1723 годах башкиры возвратили властям около 20 тыс. душ мужского пола, которые поселились в регионе в течение «последних десяти лет». Но это не прекратило приток сюда новых мигрантов, и в период между I (1719) и II (1745) ревизиями здесь поселилось около 37 тыс. душ мужского пола.

Высоким оказался в эти годы и прирост населения в Новороссии (на 54,2%). В 1730-е годы на прежние места жительства возвращаются «прощенные» запорожские казаки, а на северных окраинах региона размещаются выходцы из Левобережной и Правобережной Украины.
Со II по III ревизию (1745-1762) общий прирост населения по стране составил 15,8%. Однако в заселяемых регионах он был гораздо выше: в Новороссии - 140,2%, Северном Приуралье - 26,9%, Сибири - 23,9%, Южном Приуралье - 20,8%.

С III по IV ревизию (1762-1782 гг.) население в России увеличилось на 22,6%, а в Центрально-Земледельческом регионе - на 25,7%, в Сибири - на 32%, Южном Приуралье - на 34%, Северном Приуралье - на 35,8%.
Основными регионами выхода мигрантов оставались южные части Центрально-Промышленного (Калужская и Нижегородская губернии), северные - Черноземного Центра (Рязанская, Тульская, Курская), Левобережная Украина и Среднее Поволжье.
Количество переселенцев, осевших в Новороссии в 40-50-х годах, составило примерно 104 тыс. чел. обоего пола. И это произошло даже в условиях начавшегося оттока в Турцию татар и ногайцев.

По Южному Приуралью II—IV ревизии позволяют установить численность и этнический состав мигрантов63. Мы видим, что приток новоселов в регион в эти годы оказался весьма значительным (около 160 тыс. чел. обоего пола). Это были преимущественно государственные крестьяне. На долю русских приходилось около половины всех мигрантов (71,6 тыс. чел.). Особенно велик был удельный вес русских в 1744-1762 годах (57,3% всех новоселов), а в 1763-1781 годах он понизился до 29%. Русские заселяли в основном Оренбургскую, Ставропольскую и Исетскую провинции региона.

На втором месте находились татары и родственные им тептяри и бобыли. В 1763-1781 годы они составили даже 49% всех переселенцев (в 1744-1781 годах в целом 17,9%). Прибывали они преимущественно в Уфимскую провинцию. Чуваши (14,2% всех мигрантов) и мордва (7,6%) заселяли главным образом Оренбургскую провинцию. Осваивался регион в основном за счет соседней Казанской губернии (60% всех мигрантов). Приток переселенцев отсюда особенно увеличился с 1740 года, когда началось массовое крещение населения этой губернии. Не желая принимать православие, многие татары-магометане и язычники (чуваши, мордва, удмурты) переходили на жительство в соседнее Южное Приуралье. В Центрально-Земледельческом регионе в 1740-1770-е годы наиболее интенсивно (за счет русских и украинцев) заселяется Воронежская губерния (прибыло около 370 тыс. переселенцев).
В 20-70-е годы XVIII в. частновладельческие крестьяне играли еще весьма видную роль в освоении новых земель. Об этом свидетельствует быстрый рост численности крепостного крестьянства в окраинных регионах. Так, например, в Южном Приуралье по I ревизии крепостных было всего 0,7%, а по IV - 20,7%, в Новороссии в 1719 году вообще отсутствовал закрепощенный люд, а по IV ревизии он составил здесь 38,9%. В Воронежской губернии крепостных оказалось по I ревизии 32,9%, а по IV - 35,4%, по Саратовской - соответственно 21,8 и 51,3% и т.д.64

С 1780-х годов мы располагаем уже более полными данными казенных палат о миграционном движении, сохранившимися в погубернских и общероссийских «окладных книгах». Они позволяют сделать ряд существенных выводов о характере и направлениях миграционных потоков в России в те годы.65 Мы видим, что:
1). В 80-х - середине 90-х годов XVIII в. продолжают заселяться те же окраинные регионы, что и в более раннее время: Новороссия, Южное Приуралье, Нижнее Поволжье и Северный Кавказ. Центрально-Земледельческий регион теперь уже не принадлежит к числу заселяемых, но, напротив, играет ведущую роль в освоении соседних с ним земель и, в первую очередь, Северного Кавказа. В четыре указанные заселяемые региона в 1782-1795 годы прибыло почти 320 тыс. новоселов. Большая часть их поселилась в Новороссии (56,5%), Нижнем Поволжье (17,7%) и на Северном Кавказе (16,1%).
2). Подавляющая часть мигрантов вышла из Левобережной Украины и центральных регионов (Земледельческого и части Промышленного). Подчиненную роль сыграл приток немецких колонистов в Новороссию и Нижнее Поволжье.
3). Правительство в своей переселенческой политике не делало различий между народами страны, которые принимали участие в заселении пустынных окраинных территорий. Основная масса нерусского населения вошла в разряд государственных крестьян и пользовалась всеми правами этого сословия.
4). Крепостничество, бесспорно, оказывало свое отрицательное тормозящее влияние на освоение окраин, однако в XVIII столетии оно проявилось гораздо слабее, чем в первой половине XIX в. Многие территории тогда еще заселялись в основном закрепощенным людом (Воронежская, Саратовская, Екатеринославская губ.).

Внешние миграции (отток российских подданных за рубеж и приток иностранцев в Россию) становятся заметными лишь с середины XVIII в. Поскольку крепостничество все же задерживало темпы заселения окраинных регионов, власти - в целях ускоренного их освоения - принимают меры к ввозу в Россию иностранных колонистов. Они приглашает для защиты южных рубежей сербов, молдаван, венгров, размещая их на территории Новороссии. При этом перенимался опыт австрийцев, которые также уже в XVII веке расселяли преимущественно сербов - граничан на границах с Турцией, создав там особую военизированную провинцию - Военную границу (просуществовала до 1860-х годов). С 60-х годов XVIII в. иностранные переселенцы - земледельцы (немецкие колонисты, выходцы преимущественно из Южной Германии) - поселяются в Саратовской губернии Нижнего Поволжья. Однако значение иностранного переселенческого движения в общем миграционном потоке на окраины оказалось сравнительно скромным. Всего в XVIII веке в Россию прибыло около 100 тыс. зарубежных иммигрантов (30 тыс. немцев, 40 тыс. молдаван и небольшое число сербов, болгар, греков, венгров и т. д.). Эта дорогостоящая мера так и не оправдала возлагаемых на нее надежд, хотя, бесспорно, ускорила ход освоения окраин. Кроме того, она усложнила этнический состав населения империи.

Эмиграция российских подданных за рубеж также не была велика. В XVIII веке за границу уходило немало старообрядцев. Они расселялись преимущественно в Белоруссии, Литве, на Украине - на землях, которые, в основном в конце XVIII в., вошли в состав России. В начале 1770-х годов из страны ушло в Китай около 200 тыс. калмыков. На части оставленных ими земель (по р. Уралу) с 1801 года расселились казахи, и ныне эти земли принадлежат им. Весьма заметным оказался отлив татар в 1770-х - начале 1780-х годов из Крыма в Турцию. Всего их также убыло не менее 200 тыс. чел. (были поселены на землях, составивших ныне Южную Болгарию).
Этнический и конфессиональный состав населения Российской империи

В XVIII веке этнический и конфессиональный состав населения России претерпел весьма существенные изменения. Этому, в первую очередь, способствовало расширение границ страны, включение в ее пределы больших территорий с пестрым национальным составом (Литва, Белоруссия, Прибалтика, Правобережная Украина, Крым). Однако и в неизменных рубежах 1720-х годов численность и главное - удельный вес проживающих там народов не остались неизменными. Внутренние миграции, приток переселенцев из-за рубежа и за рубеж, различные показатели естественного прироста и, наконец, ассимиляционные процессы способствовали этому. Изменения в конфессиональном составе обуславливались не только присоединением к России новых земель, но и массовой христианизацией народов Поволжья и Приуралья в 40- 50-е и Сибири в 80-90-е годы XVIII в.

Таблица № 1 наглядно демонстрирует изменения в численности и удельном весе основных народов империи в XVIII веке.

Численность и этнический состав населения Российской империи по данным I (1719) и V (1795 г.) ревизий


Основным этносом страны были русские. Их удельный вес с 1719 по 1795 год понизился с 70,7 до 48,9%, а в границах 1720-х годов - с 70,7 до 68,5%. Это явление было вызвано, в основном, пониженным уровнем естественного прироста в центральных великороссийских регионах. В XVIII веке роль русских в деле заселения окраин была исключительно высока. Доля русских в населении страны несколько понижается и в основных регионах их коренного обитания (в Центрально-Промышленном - с 97,7 до 96,2%, в Северном - с 92,0 до 91,3%, в Центрально-Земледельческом - с 90,6% до 87,4%, в Северном Приуралье - с 90,8% до 84,0%) Это были либо регионы, куда интенсивно мигрировали другие народы (украинцы - в Черноземный центр, народы Поволжья - в Северное Приуралье), либо территории значительного выселения русских (Северное Приуралье). В окраинной Новороссии доля русских понизилась с 90,6% до 19,1%, так как она быстро заселялась украинцами с 1730-х годов.

Зато во многих других окраинных регионах картина оказалась иной. В Нижнем Поволжье удельный вес русских повысился с 12,6 до 70,7%, и оно превращается в русскую этническую территорию. И это - несмотря на приток сюда немецких колонистов в 60-е годы. Сходная ситуация отмечалась и на соседнем Северном Кавказе (без его горной части), где доля русских увеличилась с 3,4 до 53,1%. В Южном Приуралье русских было в 1719 году всего 15,2% (и здесь абсолютно доминировали башкиры). А в 1795 году их оказалось 40,8%, хотя в заселении региона активное участие приняли татары, мордва и чуваши соседнего Среднего Поволжья. На Левобережной Украине доля русских повысилась с 2,3 до 5,2%, хотя значительного переселения сюда русских из центральных губерний не отмечалось. Среди русских преобладали коренные жители Слободской Украины (проживавшие здесь еще до прибытия сюда украинцев), а также старообрядцы, заселившие север Черниговщины. В Сибири удельный вес русских повысился с 66,9 до 69,3% преимущественно за счет миграционного движения (притока не только вольных мигрантов, но и ссыльных). В остальных регионах (Прибалтика, Правобережная Украина, Литва) русских было немного. Иными словами, в XVIII веке, благодаря миграции, в границах империи значительно расширилась русская этническая территория. Удельный вес украинцев в России с 1719 по 1795 год вырос с 12,9 до 19,8%, а в границах 1719 года - до 16,1%. Это было обусловлено, в первую очередь, включением в состав империи Правобережной Украины (региона, где доля украинцев приближалась к 90%), а также высоким естественным приростом в Новороссии и Слободской Украине. Украинцы быстро заселили новые земли в границах империи. В начале века они компактно проживали лишь на Левобережной Украине (95,9%), в Земледельческом Центре (8,5%), Новороссии (9,4%). Украинцы заселяют Новороссию, их доля здесь повышается до 52,2%. Они приступают к освоению Северного Кавказа и Нижнего Поволжья, составив тут в 1795 году соответственно 18,3 и 7,2%; но они не стали здесь преобладающим этническим компонентом. А в целом в XVIII веке украинская этническая территория в России значительно расширяется за счет Новороссии и отдельных районов Северного Кавказа и Земледельческого Центра.

Особое место занимали белорусы. В 1719 году в тогдашних границах России они достигали 2,4% жителей империи, а в 1795 году на той же территории - 2,3%. Они размещались в Смоленской губернии (61,5%), на Левобережной Украине (1,9%) и в Нечерноземном Центре (1,2%). Основные же территории, заселенные белорусами, вошли в состав империи в 1772-1795 годы по трем разделам Речи Посполитой. В конце столетия белорусские земли объединяются в тогдашних границах России, и их доля в населении империи повышается до 8,3%, а в Белорусско-Литовском регионе достигает 62,4%.

Немцы в начале XVIII века в заметном количестве проживали только в Прибалтике (6,1% ее населения), составляя в стране лишь 0,2% общего числа всех жителей. Однако с 1760-х годов немецкие переселенцы появляется во многих регионах страны. В 60-е года они поселяются в Нижнем Поволжье и к 1795 году достигают уже 3,8% всех его жителей. Начинается заселение немцами Новороссии (в 1795 году 0,3% ее населения). Во всей империи их удельный вес в 1795 году повысился до 0,6%, а в рубежах 1720-х годов - до 0,3%.

В 1719 году в империи практически не было поляков, в 1795 году составивших уже 6,2% ее населения. Их доля достигала на Правобережной Украине 7,8%, в Белоруссии и Литве - 5,4%.
Татары размещались во многих регионах России. Их удельный вес в XVIII столетии фактически не изменился (1,9% населения), а в рубежах начала века даже повысился с 1,9 до 2,1%. Это было обусловлено более высоким уровнем естественного прироста, а также ассимиляцией ими некоторого числа других народов региона. В начале XVIII в татары размещались в основном в Среднем Поволжье (13,4%), Южном Приуралье (13,3%) и Сибири (5,8%), Благодаря миграциям, к концу столетия возрастает их доля в Нижнем Поволжье (в 1795 году - 4,4%), Южном Приуралье (14,4%), Северном Приуралье (2%) и Северном Кавказе (21,2%). В Среднем Поволжье, откуда много татар мигрировало в соседние регионы, их удельный вес понижается с 13,4 до 12,3%. В Новороссии в 1795 году татары составляли 10,3% всех жителей. Они размещались в Таврической губернии.

Удельный вес чувашей в стране с I по V ревизию снизился с 1,4 до 0,9%, а в рубежах начала XVIII века - с 1,4 до 1,2%. В 1720-х годах они проживали только в Среднем Поволжье (13,8%) и в очень небольшом числе - в Южном Приуралье (0,03%). В основном они размещались на территории будущих Казанской (23,3%) и Симбирской (12,9%) губерний. Отсюда они интенсивно переселяются в Южное Приуралье и к концу века достигают 5,2% населения этого региона. В Среднем же Поволжье с 1719 по 1795 год их удельный вес снизился с 13,8 до 12,7%. Это было вызвано не только миграцией отсюда больших групп чувашей, но и их ассимиляцией татарами в основном в 40-50-е годы. Тогда ряд чувашей, не пожелавших принять православие, перешли в магометанство и слились с татарами.

Мордва в начале XVIII века проживала в трех регионах: Среднем Поволжье (4,9% всего населения), Промышленном Центре (0,4%) и Земледельческом Центре (0,3%). В целом в империи удельный вес мордвы достигал 0,7% всего населения. К 1795 году доля мордвы в стране повысилась до 0,8%, а в границах 20-х годов - до 1,2%. Их процент увеличивается во всех регионах: Центрально-Промышленном - с 0,4 до 0,7%, Центрально-Земледельческом - с 0,3 до 0,5%, а в Среднем Поволжье - с 4,9 до 7,3%.

В целом, в XVIII столетии существенно изменяются и численность, и доля, и ареалы расселения народов России, Главными факторами, оказавшими решающее влияние на ход этого процесса, были различный уровень естественного прироста и далеко не одинаковое участие в миграционном движении. Именно в XVIII веке сильно расширяются русская, украинская и татарская этнические территории. К сожалению, значительная часть сформировавшейся в этом столетии русской этнической территории позже, в ходе распада СССР, оказалась вне границ России (в Новороссии, Южной Сибири и т. д.).

В конфессиональном составе населения Российской империи и России в ее нынешних рубежах и XVIII веке произошли не менее значительные изменения (см. таблицу № 2).



В границах всей империи с I по V ревизию, в основном благодаря присоединению новых территорий, понижается удельный вес православных (с 84,5 до 72,0% всех жителей) и магометан (с 6,5 до 5,0%). Очень сильно, но уже в связи с массовым крещением, падает доля язычников (с 4,9 до 0,8%). И одновременно с этим повышается процент протестантов (с 4,1 до 5,5%) и появляются представители новых конфессий: иудаисты (в 1795 году - 2,3%), римско- католики (10,6%), армяно-григориане (0,1%) и униаты (3,7%). Россия превращается в страну с пестрым, много конфессиональным составом. Однако православные остаются абсолютно преобладающими в империи, даже на рубеже XIX века они достигали 72% (30,9 млн. чел.) всех жителей страны. В начале XVIII века православными были русские, украинцы и большая часть белорусов, а также ряд старо-крещеных этносов северных регионов (карелы, коми, ижора и т.д.). В рубежах империи проживало около 80% всех православных мира68.
К концу XVIII века в православие пришли многие народы Поволжья и Приуралья (мордва, марийцы, чуваши, удмурты). Благодаря миграциям в стране появляется значительная протестантская - в основном немецкая община.

В неизменных рубежах начала XVIII века в России растет удельный вес православных (с 85,4% в 1719 году до 89,6% в 1795-м), почти не изменяется доля протестантов (1719 г. - 1,2%, 1795 г. - 1,1%) и магометан (1719 г. - 7,6%, 1795 г. - 7,8%) и резко снижается у язычников (1719 г. - 5,8%, 1795 г. - 1,5%).

Дело в том, что в 1740-1760-е годы в России успешно осуществляется крещение языческого населения Поволжья и Приуралья (мордвы, чувашей, марийцев, удмуртов). Этот процесс мало затронул магометан - татар, и совсем не коснулся башкир. Массовое крещение начало производиться после того, как в 1738 году казанским епископом был назначен отличавшийся необычайной ревностью к вере Лука Конашевич. Он создает в 1740 году при Свияж- ском Богородицком монастыре «Контору новокрещенных дел», которая и приступает к обращению в православие местного населения69. Если в 20-е годы в четырех губерниях, где осуществлялось крещение, было обращено в православие 3,2% всех иноверцев (13,5 тыс.), то в 1745 году - 16,4% (79,1 тыс. душ мужского пола) и в 1762 году - 44, 8% (246,0 тыс. душ мужского пола). Процесс этот затронул, в первую очередь, Казанскую губернию (I ревизия - 4,7%, III - 67,2%). В Нижегородской, Воронежской и особенно Оренбургской губерниях число крещенных было относительно невелико. Именно поэтому абсолютное число язычников в России составило в 1719 году 794 тыс. чел., обоего пола, а в 1762-м - только 369 тыс. чел.
В Сибири к массовому крещению приступили лишь в 1780-е годы. Здесь в 90-е годы в Тобольской губернии православные составляли 49%, магометане - 31%, а язычники - 20% всего населения. А в Иркутской губернии было крещено к этому времени лишь 18,9% (около 40 тыс.) всех «инородцев»70. Якуты, часть бурятов и других народов Сибири были крещены уже в начале XIX в.

Таким образом, в XVIII веке в России значительно расширяется территория абсолютного преобладания православного населения. По своим масштабам христианизацию народов Поволжья можно сравнить только с возвращением в православие униатов Украины и Белоруссии в 1839 году и в Царстве Польском - в 1875 году.
Сословно-классовый состав населения Российской империи
Сословно-классовый состав населения России в XVIII веке71
Таблица № 3 демонстрирует изменения в сословно-классовом составе населения России между I и V ревизиями.



Мы видим, что в 1719 году в существующих тогда границах крестьяне составляли 89,9%, а в 1795 году - 89,8% всего населения. Таким образом, доля их за эти годы фактически не изменилась. В рубежах же I ревизии она даже возросла: с 90,1 до 91,3%. Это было обусловлено слабым ростом в XVIII веке городов и городского податного населения.
Среди крестьян самой многочисленной группой были частновладельческие крестьяне. Они составляли примерно половину всего населения страны, причем доля их в этот период даже увеличилась (с 48,4 до 53,9%). Это было обусловлено тем, что еще продолжались раздачи незакрепощенного люда частным владельцам (особенно в западных и южных регионах). Кроме того, по разделам Речи Посполитой в состав России вошли земли с высоким процентом закрепощенного населения. Так, в Белорусско-литовском регионе частновладельческие крестьяне составляли по V ревизии - 75,1% на Правобережной Украине - 72,8%. В рубежах же I ревизии максимальный удельный вес крепостных крестьян отмечался тогда в Центрально-Промышленном регионе (66,6%). Самыми крепостническими губерниями в империи были именно западные белорусские: Гродненская - 85,3%, а также Могилевская - 86,5%.
В Центральной России в конце XVIII века по этому показателю на первом месте находилась Тульская (79,8%) и Калужская (76,6%) губернии.

Именно поэтому в границах I ревизии доля частновладельческих крестьян понижается уже к концу XVIII в. (после III ревизии). По I ревизии она достигала здесь 50,3%, а по V - 49,5%. С 1780-х годов крепостнические отношения в заметных размерах уже перестают распространяться вширь, на новые окраинные заселяемые территории: Северный Кавказ, Таврическую губернию, Землю Войска Донского и Южное Приуралье. Прекращаются массовые раздачи земель на окраинах частным владельцам, делается невозможным закрепощение новых групп крестьян в этих местах, свертывается переселенческое движение закрепощенного люда из центральных регионов. Это были первые симптомы начинавшегося разложения феодально-крепостнической системы в России.

В XVIII веке сильно понизился удельный вес дворцовых (с 1797 года - удельных) крестьян, правовое положение которых мало отличалось от положения частновладельческих. В 1719 году он достигал 7% (в рубежах I ревизии - 8%), а в 1795 году - соответственно 2,9% и 4,4%. Численно эта категория населения не была устойчивой. Дворцовые крестьяне нередко (особенно в конце века) раздавались частным владельцам. Проживали они в основном в Центрально-Промышленном (I ревизия - 10,1%, V - 4,7%), Северном (9,4% и 11,4%) и Озерном (15,4% и 6,4%) регионах.

Церковно-монастырские крестьяне до 1764 года и экономически, и юридически являлись крепостными. Ими владело духовенство. В 1764 году они были отобраны у церкви и получили название экономических крестьян. Постепенно они сливаются с государственными крестьянами. Эта категория населения размещалась преимущественно в центральных и северных регионах России. Их удельный вес с 1719 по 1795 год понизился с 11,2 до 8,1%, так как в западных губерниях начался процесс перевода таких крестьян в разряд государственных. В рубежах I ревизии доля их изменилась мало (1719 г. - 12,5%, 1795 г.- 11,5%).
В состав государственных крестьян вошли различные незакрепощенные категории земледельческого населения (служилые люди южных окраин страны - однодворцы, ясашные, черносошные крестьяне, а с 60-х годов - церковно-монастырские крестьяне и др.). Поэтому удельный вес государственных крестьян в стране неуклонно повышался (1719 г. - 23,3%, 1795 г. - 25,0%). Если для сопоставимости показателей рассматривать церковно-монастырских крестьян в составе государственных, то в 1719 году их удельный вес достигнет 31,8%, а в 1795 г.-37,5%.

Государственные крестьяне преобладали в Северном Приуралье (более 70% населения), Сибири (72,5% по I ревизии и 84,1% по V), Левобережной Украине (51,2 и 48,8% соответственно) и Северном регионе (43,4% и 59,5%). В Центрально-Земледельческом регионе государственных крестьян оказалось в 1719 году - 21,9%, а в 1795-м - 29,5%. В Среднем Поволжье они составляли 43%, причем в Казанской губернии превысили 65%.

В центральных регионах доля государственных крестьян была невелика. В Центрально-Промышленном их было в 1719 году 0,2%, а в 1795-м - 2,1%, в Озерном - соответственно 8,3 и 8,7%. В 1795 году в Прибалтике - 25,5%, на Правобережной Украине - 10,2%, в Белоруссии и Литве - 9,2%. Это показывает, что государственные крестьяне доминировали в основном на окраинах империи.

Состав населения городов в XVIII веке был довольно пестрым. Помимо посадских людей, здесь проживали служилые люди, различные категории крестьян, дворянство, духовенство и военнослужащие. Городское податное население России лишь немного превышало 4% жителей империи. Однако торговлей и ремеслом, кроме горожан, занимались также и крестьяне. Поэтому удельный вес торгово-промышленного населения в стране фактически был несколько выше.

В 1775 году купцам, имеющим капитал свыше 500 рублей, подушная подать была заменена налогом в 1 % с объявленного капитала. А лица, имевшие капитал менее 500 рублей, образовали новое податное сословие - мещан.

В 1785 году опубликовано новое положение о городском населении. Последнее разделялось на 6 разрядов:
1. Домовладельцы; дворяне, чиновники и духовенство;
2. Купцы трех гильдий;
3. Мастера, подмастерья и ученики ремесленных цехов;
4. Иностранцы и иногородние;
5. Именитые граждане (крупнейшие купцы, заводчики, банкиры, ученые, художники, композиторы и лица, имеющие университетское образование);
6. Прочие граждане, которые «промыслом, рукоделием или работою кормятся».

В 1719 году самый высокий удельный вес городских податных сословий отмечался в Нижнем Поволжье (9,2%), Сибири (7,4%) и на Левобережной Украине (7,1%). Это отнюдь не свидетельствовало о развитии здесь городской жизни и городского населения. В Нижнем Поволжье в начале XVIII в. почти отсутствовало податное население, проживающее в городах. Жители региона, в значительной мере неподатные, были сконцентрированы в городах Астрахани и Саратове. В Сибири в первой половине XVIII в. существовала многочисленная прослойка так называемых разночинцев, которые жили в городах, хотя многие из них занимались земледелием. На Украине существовало много мелких местечек, жители которых, хотя и занимались в основном земледелием, но считались горожанами. В Центрально-Промышленном регионе доля городских податных сословий достигала всего 3,5%, а в Московской губернии - 5,3%.

В конце столетия самый высокий удельный вес городских податных сословий отмечался в губерниях Правобережной Украины (6%), Новороссии (6,7%), Прибалтике (5,6%), Белоруссии и Литве (5,4%). Именно здесь быстрее росли города, и проживало многочисленное еврейское население, не занимавшееся земледелием и включенное в разряд мещан. Несколько меньшей оказалась доля этой категории жителей в Сибири (5,1%), Озерном регионе (5,7%), Южном Приуралье (4,7%) и Центрально-Промышленном регионе (4,2%). Она довольно высоко поднималась в Петербургской (9%) и Московской (8%) губерниях.
Однако городские податные сословия являлись лишь частью реального населения городов. Кроме них там проживало много крестьян, дворян, чиновников, духовенства, разночинцев и т. д. Таблица № 4 показывает примерный состав всех жителей городов. Сведения ее неполны, особенно за 1744 год, однако общую картину она все же характеризует.




Мы видим, что городские податные сословия достигали несколько менее половины жителей городов страны. Очень сильно в 1744-1782 годах в городах повысилась доля крестьян (с 17,3 до 32,4%). Фактически в 80-е годы численность проживающих в городах крестьян (около 800 тыс. чел.) и городских податных сословий (860 тыс.) оказалась близкой.
Состав населения городов России в XVIII веке72
Количество неподатного населения в городах России в 40-70-е годы практически удвоилась (с 400 до 800 тыс. чел.), а удельный вес почти не изменился (в 1744 году - 32,3 %, в 1782 году - 32,7%), Эти категории жителей городов достигали в XVIII веке трети общего их населения. Особенно многочисленной здесь оказалась группа гарнизонных войск (в 40-е годы - 6%, в 80-е годы - 23,8%). Доля дворян, приказных и духовенства (по 2,5%) в составе жителей городов была невысока. А в целом в городах России размещалось не менее 8% всего ее населения.

Доля неподатных жителей во всем населении страны в XVIII веке почти не изменилась (1719 г. - 6,1%, 1795 г. - 5,9%), хотя их численность возросла с 0,9 до 2,2 млн. чел. Господствующую роль в составе этой категории населения играло дворянство. По своему составу оно было неоднородно и делилось на потомственных и личных дворян, на помещиков и беспоместных. К дворянам примыкали чиновники, пользующиеся нравом личного дворянства.
Регистрация дворян была организована плохо. До 70-х годов они учитывались обычно вместе с однодворцами и разночинцами. Даже на рубеже XIX века в стране проживало не более 400 тыс. дворян и чиновников. По I ревизии они составляли примерно 0,5%, а по V - 0,7% всех жителей страны.
Таковы общие данные о народонаселении Российской империи в XVIII столетии. Это было время, когда население страны росло быстрее, чем в Европе, а русская этническая территория расширялась.



1Разделы «Территория» и «Население в XV-XVII веках» написаны Я.Е.Водар- ским, «Население в XVIII веке» - В.М. Кабузаном.
2Эти губернии были образованы по реформе Екатерины II в 1775-1785 годах и в своем подавляющем большинстве сохранились до 1917 года. К.И.Арсеньев привёл данные о площади губерний по измерениям во время генерального межевания и выразил их в квадратных милях (см.: Арсеньев К.И. Статистические очерки России. - СПб., 1848. С. 53-58, 489). В 1871 году под руководством И.А.Стрельбицкого была проведена более точная инструментальная съёмка территории России в квадратных верстах (погубернские итоги см.: Энциклопедический словарь Брокгауза-Ефрона. Т. «Россия». С. 106-115), поэтому удобнее воспользоваться измерениями И.А. Стрельбицкого, переведя квадратные версты в квадратные километры и округляя их количество до десятых долей миллиона. В расчеты К.И.Арсеньева мы внесли необходимые поправки. Определяя пространства частей губернии, площадь первой присоединенной части, указанную К.И.Арсеньевым в кв. милях, пересчитываем на кв. версты (1 кв. миля = 48,667 кв. верст). Площадь оставшейся части определяем вычитанием первой части в кв. верстах из площади губернии. Общие итоги в кв. верстах вычисляем суммированием частных, пересчитаем их в кв. км (1 кв. верста = 1,138 кв. км) и приводим округленно в млн. кв. км.
3У Арсеньева эта территория («Ингерманландия») здесь отсутствует. Приобретение ее он относит к царствованию Федора Ивановича, упуская из виду, что
она была владением Новгорода и присоединена вместе с ним при Иване III.
4У Арсеньева не учтен остров Новая Земля (1 644 кв. мили, 80 025 кв. верст).
5У Арсеньева присоединена не вся Черниговская губ. (999 кв. миль), а ее часть (850 кв. миль). Присоединение остальной части у него не отмечено, но он указывает, что в Смутное время была потеряна вся губерния (называя ее «Северней»). Что речь идет именно о всей губернии, показывает расчет: он пишет, что «потеряны... Северия и Смоленская область 2 018 [кв. миль]», но поскольку площадь Смоленской губ. - 1019 кв. миль, «Северия» занимала 999 кв. миль, т. е. это была вся Черниговская губ. Это подтверждается его указанием на присоединение при Алексее Михайловиче «Смоленской губернии на 1019 кв. миль, Черниговской 999 кв. миль». Поэтому мы считаем, что была присоединена вся губерния, и приводим ее площадь.
6Кексгольмский, Кроноборгский, Сальмисский и Сердобольский уезды. У Арсеньева пропущены. Он считает, что эта территория («Карелия») вошла при Федоре. Но она была владением Новгорода
7У Арсеньева - часть Оренбургской губ., но в 1865 году из Оренбургской была выделена Уфимская губ.
8У Арсеньева - часть Кавказской области.
9Округа Нальчикский (Кабарда), Кизлярский и Пятигорский
10По перемириям с Польшей (1582) и Швецией (1583), заключенным при Иване Грозном, Россия лишилась территории Санкт-Петербургской и части Выборгской губ. (уездов Кексгольмского, Кроноборгского, Сердобольского и Сальмисекого), общая площадь которых по расчету Арсеньева («Ингерманландия и Карелия») составляет 2200 кв. миль. По Тявзинскому миру (1595) эти территории были возвращены России. У Арсеньева это не учтено.
11Территория четырех уездов, указанных в предыдущем примечании.
12Площади сибирских губерний Арсеньеву были неизвестны. Включенную часть Томской губ. он определил в 30 000 кв. миль, т. е. в 1460 010 кв. верст, но в действительности вся губерния была вдвое меньше - 744 576,7 кв. версты. Об остальной части он вообще не упомянул. Поэтому мы считаем присоединенной половину губернии.
13Включая территорию «Ингерманландии и Карелии» - 2 200 кв. миль
14У Арсеньева указано только: «сумма приобретений в Сибири» - 30 000 кв. миль. Мы условно принимаем включение территории остальной части Томской губ. без Бийского округа (Южного Алтая, вошедшего при Елизавете).
15У Арсеньева период не назван.
16У Арсеньева здесь она не упомянута, а в его списке губерний на 1846 год ее площадь не указана (С. 156).
17У Арсеньева площадь не указана. Вероятно, вошла в общую площадь Сибири (70 тыс. кв. миль).
18Без Колымского округа.
19У Арсеньева период не назван, определяется по упоминанию Богдана Хмельницкого.
20У Арсеньева не указана.
21У Арсеньева пропущена.
22Без Удского, Уссурийского и Южно-Уссурийского округов и Командорских островов. У Арсеньева пропущена.
23Колымский округ. У Арсеньева не указан.
24Включая 35 000 кв. миль «сибирских приобретений».
25Кроме возвращенной части Карелии, еще Выборг с уездами Лапвесиским, Эурапягским и Яскисским. Поскольку район Выборга был владением древнего
Новгорода, отнятым шведами, фактически его присоединение при Петре Великом является тоже возвращением. У Арсеньева эта территория пропущена.
26У Арсеньева пропущены. Площадь взята в современном измерении в кв. км и переведена в кв. версты (БСЭ. 2-е изд. Т. 24. - М., 1953. С. 96).
27Кюменьский и Страндасский уезды.
28Бийский округ (Южный Алтай). У Арсеньева пропущен.
29Площадь взята в современном измерении в кв. км и переведена в кв. версты (БСЭ. 2-е изд. Т. 2. - М., 1950. С. 95).
30У Арсеньева пропущены. Площадь взята в современном измерении в кв. км и переведена в кв. версты.
31Без Белостокской области.
32У Арсеньева: «Часть Кавказской области и Черноморье». На юге Кубанской области, у горских племен, администрация была введена в 1864 году.
33Темир-Хан-Шуринский уезд (Тарковское шамхальство).
34Площадь (Аляска без Алеутских островов) дана по современным измерениям в кв. км и переведена в кв. версты (БСЭ. 2-е изд. Т. 2. С. 202).
35Аграрная история Северо-Запада России. Вторая половина XV-XVI в. - Л., 1971. С. 11-20.
36Рожков Н. Сельское хозяйство Московской Руси в XVI в. М., 1899; Веселов- ский С.Б. Сошное письмо. Т. 1-2. - М., 1915-1916.
37Веселовский С.Б. Сметы военных сил Московского государства 1661—1663 гг.-М., 1911. С. 4-5.
38Водарский Я.Е. Население России в конце XVII - начале XVIII в. - М., 1977. С. 21-53, 92-134.
39Кабузан В.М. Изменения в размещении населения России в XVIII - первой половине XIX в. - М., 1971; его же. Народонаселение России в XVIII - первой половине XIX в. (по материалам ревизий). - М., 1963; Кабузан В.М., Шепукова Н.М. Табель первой ревизии народонаселения России // «Исторический архив», 1959, № 1-3. С. 126-165; Милюков П.Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII в. и реформа Петра Великого. - СПб., 1892. С. 267-268, 274-275, 549-555.
40Разбор исчислений других ученых см. в кн.: Урланис Б.Ц. Рост населения в Европе.-М., 1941. С. 191-193.
41Милюков П.Н. Государственное хозяйство..; его же. Очерки по истории русской культуры. - СПб., 1909. С. 24-27.
42Водарский Я.Е. Указ. соч.; Кабузан В.М. Изменения в размещении..; его же. Народонаселение России..; Кабузан В.М., Шепукова Н.М. Указ. соч. С. 126-165.
43Смирнов П. Движение населения Московского государства // Русская история в очерках и статьях. Т. II. - М., 1910. С. 68-69.
44Копанев А.И. Население Русского государства в XVI в. // Исторические записки. Т. 64. - М., 1959. С. 233-254.
45Урланис Б.Ц. Указ. соч. С. 84-89, 179-194, 371-377.
46Водарский Я.Е. Указ. соч.; Кабузан В.М. Изменения в размещении..; его же. Народонаселение России...; Кабузан В.М., Шепукова Н.М. Указ. соч. С. 126-165.
47Подсчитано по: Кабузан В.М. Народы России в XVIII в. - М., 1990. С. 84.
48Численность населения на 1795 год подсчитана по: Кабузан В.М. Изменения в размещении... С. 107, 111.
49Подробнее см.: Водарский Я.Е. Указ. соч.
50См. подробнее: Водарский Я.Е. Население России в конце XVII - начале XVIII в. Численность, сословно-классовый состав, размещение. - М., 1977. С. 18-56; Кабузан В.М. Народонаселение России в XVIII - первой половине XIX в. (по материалам ревизий). - М., 1963.
51Кабузан В.М. Народонаселение России... С. 122-128.
52Там же. С. 150-151.
53Там же. С.72-83; Миронов Б.Н. Русский город в 1740-1860-е годы: демографи- 67 ческое, социальное и экономическое развитие. - М., 1990. С. 7-11,51-53, 64- 66, 259.
54Урланис Б.Ц. Рост населения в Европе (Опыт исчисления). - М„ 1941. С. 265.
55Кабузан В.М. Естественный прирост, миграции и рост населения Европы и Российской империи в XVIII - начале XX вв. // ОН, 2001, № 5. С. 156.
56Там же.
57РГАДА. Ф. 248. Оп. 58. Д. 771/4342. Л. 794-1025.
58Население Российской империи в XVIII веке // Исследования по истории России XVI-XVIII вв. - М., 2000. С. 52.
59Более подробно об этом же см.: Кабузан В.М. Эмиграция и реэмиграция в России в XVIII - начале XX века. - М., 1998. С. 13-47.
60Там же. С. 20.
61Там же. С. 42.
62РГАДА. Ф. 248. Оп. 22. Д. 10/1626. Л. 69-114.
63Там же. Оп. 19. Д. 23. Л. 586-603; Оп. 58. Д. 58/3629, Л. 203-205.
64Кабузан В.М. Изменения в размещении населения России в XVIII - первой половине XIX в. (По материалам ревизий). - М„ 1971, С. 39-106.
65Кабузан В.М. Народы России в XVIII веке. Численность и этнический состав. - М„ 1990. С. 84-87, 225-230.
66Там же.
67РГАДА. Ф. 248. Оп. 14. Д. 803. Л. 387- 388, 446-469, 568-597; Д. 805. Л. 531- 581; Ф. 259. Оп. 19. Д. 23. Л. 262-290; РГИА. Ф. 796. Оп. 32. Д. 445 (1737); Оп. 37. Д. 362 (1776); Оп. 64. Д. 380 (1783); Оп. 76. Д. 440 (1795); Оп. 78. Д. 276 (1796); Кабузан В.М. Народы России в XVIII веке. С. 11-53; Миронов Б.Н. Русский город в 1740-1860-е годы. - Л., 1930. С. 259.
68Кроме того, православный люд преобладал или составлял значительную часть жителей Турции (Валахии, Молдавии, Греции, Сербии, Боснии, Болгарии, Македонии), а также Австрии (Трансильвании, с 1775 года - Буковины).
69ПСЗ-1. Т. XI. № 8236. С. 248-256; Фирсов Н. Иногородческое население прежнего Казанского царства в новой России до 1762 г. - Казань, 1869. С. 163.
70РГИА. Ф. 558. Оп. 2. Д. 332. Л. 98-101; Ф. 1341. On. 1. Д. 295. Л. 9, 92-93.
71Кабузан В.М. Изменения в размещении населения России... С. 59-117.
72Кабузан В.М., Пуллат Р.Н. Обзор статистических источников о численности и составе городского населения России в XVIII - начале XX в. (1719-1917 гг.) // Известия АН ЭССР. Т. 24. «Общественные науки», 1975, № 2. С. 156-158.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 30369