Э.П. Федосова. Присоединение Финляндии
Финляндия, ставшая объектом шведской экспансии с середины XII в., по Ореховскому мирному договору 1323 г. была окончательно включена в состав Шведского королевства, где пользовалась (в 1397-1539 гг.) административной и внутренней автономией, а затем (с 1581 г.) получила статус Великого княжества Финляндского. Однако в правовом и административном отношениях страна оставалась не только рядовой, но даже более бесправной, чем коренные шведские, провинцией. Она не имела подлинного самоуправления, которое в политическом отношении подчинялось центру. Хотя за Финляндией закреплялось право посылать своих представителей в шведский риксдаг (парламент), но количество ее делегатов здесь было такое же, как всего у одного города - Стокгольма. В риксдаг при этом избирались не финны, а представители местной шведской знати. Подобная система лишала, по сути, финское население права на собственное волеизъявление, возможности отстаивать через высшие органы власти и управления и свои, и общественные интересы всего края.

Во время Северной войны, когда военные действия перекинулись и на территорию Великого княжества Финляндского, русские войска в результате осады заняли в 1710 г. город Выборг. Российское государство обеспечивало тем самым выход к Балтийскому морю, а затем, после сражения при Напуз (1714 г.), овладело и всей территорией Финляндии1. Швеция по условиям Ништадтского (1721 г.) договора, как известно, уступила Лифляндию, Эстляндию, Ингрию (Ингерманландию), острова Эзель и Даго. Россия получила также часть юго-западной Карелии с г. Выборгом, который с 1713 г. стал центром созданной на отвоеванных землях Выборгской провинции в составе Санктпетербургской губернии. Что касалось России, то она брала обязательство возвратить Швеции Финляндию, а в отошедших к ней провинциях сохранить существовавшие права и привилегии, «евангелическую веру, кирхи и школы»2.
В 1741-1743 гг. в ходе следующей русско-шведской войны российские войска, разгромив противника, заняли Финляндию вплоть до Улеаборга. Императрица Елизавета Петровна своим Манифестом от 18 марта 1742 г. объявила о введении здесь независимого от Швеции правления. В случае избрания наследником шведской короны епископа Любекского, принца Адольфа Фридриха Гольштинского (дяди Петра Федоровича, будущего царя Петра III) императрица обещала уступить Швеции занятые русскими войсками Абоскую, Бьернеборгскую и Эстерботинскую провинции Финляндии и Аландские острова. Шведская сторона, напуганная демонстративными маневрами русского флота и угрозой вторжения, согласилась составить «утвердительный акт» о «вечном мире». В акте содержалось четыре основных пункта мирного договора: 1) немедленное прекращение военных действий; 2) избрание принца Адольфа Фридриха наследником шведского престола и отказ Петра Федоровича от всяких притязаний на Швецию; 3) присоединение к России Кюменегорской провинции и Нейшлотского округа; 4) заключение мирного трактата. Подписанный 27 июня 1743 г. в г. Або (административный центр Финляндии) мирный трактат3 содержал 21 пункт, в которых повторялись условия Ништадтского мира 1721 г. Вместе с тем по Абоскому «вечному миру» русско-шведская граница в Финляндии отодвигалась до реки Кюмене, и таким образом ослаблялась угроза непосредственного нападения Швеции на Петербург. К России присоединялась юго-восточная Финляндия - Кюменегорская провинция с укрепленными городами Фридрихсгам и Вильманстранд, часть Саволакской провинции с городом и крепостью Нейшлот и другие, то есть все земли к востоку от реки Кюмене. В 1744 г. эти области в административном отношении объединились с ранее созданной Выборгской провинцией. Вместе все эти территории составили Выборгскую губернию с особым порядком управления. Были учреждены уезды: Выборгский, Фридрихсгамский, Кексгольмский, Вильманстрандский, Нейшлотский, Сердобольский. В 1784 г. Выборгская губерния преобразуется в наместничество, просуществовавшее до 1796 г.

Император Павел I не только сохранил за Выборгской губернией прежние привилегии, но даже восстановил некоторые учреждения времен шведского владычества (в частности, лагманский суд). С воцарением Александра I не только сохраняется прежний статус Выборгской губернии, но с учетом особого положения в империи она преобразуется в Финляндскую губернию (1802— 1811 гг.), то есть ее официально как бы приравняли к таким окраинным губерниям, как Лифляндия, Эстляндия и Курляндия. В таком качестве Финляндская губерния просуществовала несколько нет.

Вначале Александр I не стремился присоединить Финляндию к своей империи. Те телеологические объяснения, согласно которым Россия постепенно расширила свои пределы до своей естественной границы - реки Торниойоки (Торне), были даны после подписания Фридрихсгамского мира. Поначалу война со Швецией 1808 г., в ходе которой русские войска захватили и оккупировали «Финляндию», представлялась аналогичной войне 1742 или 1710-1721 гг. В Тильзитском договоре между Наполеоном и Александром I было оговорено лишь то, что России следовало склонить Швецию и Данию к участию в континентальной блокаде Англии. Выбор средств для решения этой задачи оставался за Александром I. После того как дипломатические шаги со стороны России не возымели действия на Густава IV, было решено перейти к военному давлению4.

Россия начала войну лишь для того, чтобы оказать давление на Швецию и принудить ее присоединиться к континентальной блокаде. Уже в начале войны стало ясно, что Швеция не способна отвоевать Финляндию. Русские войска начали наступление на шведов из трех пунктов, форсировав, в частности, в мае реку Каликсйоки (Каликсельв). Это наступление принудило Швецию к заключению мира, и переговоры были начаты летом в городе Хамина (Фридрихсгам), находившемся на границе двух государств.

Требования русских и предложения шведов резко отличались друг от друга. Русские настаивали на установлении границы по реке Каликсйоки, претендуя также на Аландские острова. Шведы же стремились удержать Аланды в своих руках и предлагали провести северную границу по рекам Кемийоки и Оунасйоки, ссылаясь, в частности, на то, что река Кемийоки была шире, чем Каликсйоки, и являлась границей между Швецией и Финляндией. Русские, в свою очередь, обосновывали свои требования тем, что граница по реке Каликсйоки была более прямой и четкой, чем по реке Кемийоки. На последний довод шведов участвовавший в переговорах министр иностранных дел России Николай Румянцев заметил, что речь шла не о границе между Швецией и Финляндией, а о границе между Швецией и Россией. (В действительности граница между Швецией и Финляндией, или между Лянсипохья и Итяпохья, проходила по реке Каакамайоки, оттуда вверх на Поркаваара и затем на восток к границе, установленной по Тявзинскому мирному договору 1595 г.) Граф Курт Штединк, участвовавший в переговорах с шведской стороны, ссылался также на то, что Лапландия (район Кюми) была территорией, стоимость которой оценивалась всего в 26 рублей! Русские для подкрепления своих доводов указывали и на причины этнического характера: население, проживавшее к востоку от реки Каликсйоки, говорило по-фински. Они считали Аланды финской землей и на том основании, что лед соединял острова с материком четыре месяца в году. О переделе «Финляндии» подумывали еще на переговорах в Хамине. Штединк предлагал в качестве компенсации Швеции за потерю Аландских островов провести границу по реке Кокемяэнйоки (Кумо).

Русские не отказались от своих притязаний на Аландские острова, и на севере граница прошла по рекам Торниойоки и Муониойоки (Муонио), что было компромиссным решением. Город Торнио остался к востоку от пограничной линии, поскольку - как это обосновывали русские - его жители обращались к императору с просьбой принять их в число своих подданных5.

В результате очередной русско-шведской войны в 1808-1809 гг. Финляндия полностью отошла к России, что было подтверждено Фридрихсгамским миром от 15 сентября 1809 г.6 Это вхождение сопровождалось рядом специфических обстоятельств. Все перечисленные выше моменты значительно облегчили сам процесс вхождения, что порождало, однако, и определенные политические трудности. Россия должна была дать Финляндии то, что она тщетно пыталась добиться от Швеции. Необходимо было иметь в виду, что Финляндия входила в состав страны с конституционным устройством, сословным представительством, элементами разделения властей, отсутствием крепостной зависимости сельского населения. Но парадокс ситуации заключался в том, что в России безоговорочно господствовала абсолютистская монархия, в которой либеральная верхушка лишь весьма робко и непоследовательно продвигалась по пути политических реформ. Само слово «конституция» вызывало яростную дрожь мощных консервативных сил России, что ощущал и сам Александр I, и его либеральный протеже М.М. Сперанский, который, опираясь на свои предшествующие разработки и изучение условий Финляндии, пришел к выводу о необходимости искать пути политического устройства Финляндии на принципах автономии и сохранения здесь местных традиций.

Практически Сперанский руководил созданной комиссией финляндских дел. В инструкции этой комиссии, выработанный при активном участии Сперанского, уже проводились идеи, которые позднее легли в основу конституции Финляндии7. Комиссия разработала «План общего управления Финляндии», которой был положен в основу ее политического устройства. Он стал таким политическим феноменом начала XIX в. в России, как финское конституционное политическое устройство в рамках абсолютической империи с мощным консервативным помещичьим классом и почти нетронутым крепостничеством.

Великое княжество Финляндское имело особый статус, который начал оформляться в 1808-1809 гг. Александр I в декабре 1808 г. распорядился представлять все финляндские дела на его личное рассмотрение. Еще раньше, в феврале, было опубликовано воззвание к финскому народу, составленное главнокомандующим русской армией в Финляндии генералом Ф.Ф.Буксгев- деном и начальником его дипломатической канцелярии Ю.М.Спренгпортеном. В нем содержалось обещание созвать сейм и одновременно провозгласить присоединение Великого княжества Финляндского к Российской империи «наравне с остальными завоеванными провинциями». Спустя некоторое время царь объявил, что Финляндия «признается областью, российским оружием покоренной, и навсегда присоединяется в Российской империи», что было закреплено особым манифестом от 20 марта 1808 г. Александр I принял титул Великого князя Финляндского; по существу это отгораживало новое княжество от распространения на него русского права и вмешательства русских учреждений.

Основы автономии Великого княжества Финляндского были заложены решениями Боргоского сейма с участием депутатов от всех сословий финляндского общества, когда император (великий князь) обязался «нерушимо хранить и оберегать» финляндские законы8. Затем сейм принес присягу Александру I как императору всероссийскому и Великому князю Финляндскому и присягнул на верность служения стране. Такие же манифесты («удостоверения») издавались и последующими русскими государями при вступлении на престол. В основе финляндских законов лежали такие государственно-правовые документы, как «Форма правления» 1722 г. и «Акт соединения и безопасности» 1789 г., которыми регулировалось положение Великого княжества Финляндского в составе Швеции. Эти документы наделяли монарха большой властью, которая в то же время была ограничена сословиями. Так, великий князь, обладал единоличным правом созыва сейма, не мог без его согласия утверждать новые и изменять старые законы, вводить налоги и пересматривать привилегии сословий, то есть законодательная власть принадлежала великому князю совместно с сеймом. За великим князем закреплялись широкие полномочия в области экономического (хозяйственного) законодательства: он мог издавать без участия представителей сословий (т. е. без сейма) правительственные постановления, имеющие силу закона, они касались общественного хозяйства и государственного управления, доходов и налогов, поступивших от использования коронной собственности и таможни. При этом в случае, если было уже издано постановление сейма по конкретному вопросу, оно могло быть изменено или отменено не иначе, как с согласия сейма. Великий князь мог выступать с законодательной инициативой перед сеймом, утверждал или отклонял законы и бюджет Финляндии, обладал правом помилования и возведения в графское и рыцарское достоинство. Представление интересов страны во внешней политике и вопросы обороны являлись исключительной его компетенцией.

В июле 1809 г. Финляндия впервые за время своего пребывания в составе России получила право на создание правительства. В качестве такого органа был учрежден Правительственный Совет. С февраля 1816 г. он был преобразован в Императорский Финляндский сенат, членами его могли стать только местные уроженцы, назначавшиеся великим князем на три года. Полностью автономный во внутренних делах Сенат состоял из двух независимых друг от друга департаментов: экономического, ведавшего общегражданским управлением; юридического, составлявшего высшую судебную инстанцию и наблюдавшего за отправлением правосудия. При сенате состоял прокурор, обязанный следить за точным соблюдением должностными лицами законов. Правительственные решения, как правило, принимались на заседаниях экономического департамента, реже - на пленуме обоих департаментов.

Представитель верховной императорской власти - генерал-губернатор назначался царем и состоял по должности председателем Финляндского Сената. Однако, не обладая правом непосредственных докладов великому князю, он оказывал влияние на управление страной путем представления особого мнения по постановлениям Сената. Генерал-губернатор не мог приостанавливать уже принятые решения Сената, но именно он председательствовал на общих заседаниях (пленумах) обоих департаментов, когда рассматривались законопроекта, вносимые императором (великим князем) на сейм, а также законопроекты, представленные сеймом на утверждение императора. В вопросах поддержания общественного порядка генерал-губернатор руководил деятельностью губернаторов на местах независимо от Сената9.
В административно-территориальном отношении Финляндия в 1811 г. состояла из восьми губерний (и такое устройство сохранилось вплоть до декабря 1917 г.): Або-Бьернеборгской (с центром в г. Або); Вазаской (с центром в г. Ваза); Выборгской (с центром г. Выборг); Куописской; Нюландской; Санкт-Михельской (Сен-Михельская); Тавастгусской; Улеаборгской.
Сенат руководил деятельностью созданных между 1811-1816 гг. центральных правительственных учреждений Великого княжества: Коллегиума Медикума, Главной таможенной дирекции, Главного управления лоцманского и маячного ведомств, Почтовой дирекции, Управления по расчистке порогов и строительству каналов.

Юридический департамент выполнял роль Верховного суда Финляндии и состоял из девяти членов и вице-председателя Сената. При экономическом департаменте существовало девять экспедиций, соответствовавших по статусу министерствам, важнейшие из которых - финансовая, камерная, юстиции, полиции, гражданская и др. Начальники экспедиций (министры) назначались императором на трехлетний срок. Экономический департамент возглавлялся вице-председателем Сената - он фактических исполнял роль премьер- министра.
В Великом княжестве Финляндском царь обладал правами конституционного монарха. Основными органами власти в стране были сейм, «лантаг», сенат, а также генерал-губернатор и министр статс-секретарь. Сейм состоял из четырех сословных камер, заседавших раздельно, в нем были представлены: царство, дворянство, духовенство, бюргерство (горожане) и крестьяне. Хотя финляндский сейм должен был созываться каждые пять лет, со временем он стал собираться все реже и реже и в конце правления Александра I уже не созывался.
Александр I дал заверение Боргоскому сейму, что «кроме учреждения милиции и образования регулярных войск на собственные Его Величества средства... никакой другой способ рекрутской или же военной конскрипции не будет иметь места в Финляндии». В соответствии с этим заверением до 1867 г. Великое княжество Финляндское имело наемные войска, численность которых в иные годы достигала 4500 человек10.

В связи с фактической независимостью финляндской администрации в Петербурге стала действовать с 30 октября 1809 г. особая Комиссия по делам Финляндии для представления финляндских дел на имя императора; затем вскоре ее преобразовывают в Комитет по делам Финляндии. В 1824 г. генерал-губернатору Финляндии А.А.Закревскому предоставляется право докладывать императору непосредственно, что поставило его выше Финляндского Сената. 17 марта 1826 г. вместо Комитета был учрежден Статс-секретариат по делам Великого княжества Финляндского. 23 декабря 1834 г. Статс-секретариат был преобразован в ведомство министра статс-секретаря Великого княжества Финляндского, т. е. это учреждение достигло ранга имперского министерства. Статс-секретариат - это совершенно уникальное учреждение не только российской истории, но и вообще в практике международных отношений. Великое княжество Финляндское не имело своего внешнеполитического ведомства, так как ее внешняя политика была единой с Россией; чисто теоретически эта деятельность могла осуществляться лишь через Министерство иностранных дел России. Однако в практике отношений между княжеством и империей роль своеобразной внешнеполитической инстанции играл Статс-секретариат. Министр статс-секретарь мог докладывать о делах Финляндии непосредственно императору, минуя министра иностранных дел страны. В отличие от всех других царских министров его принимал сам император. Он имел доступ к председателю Совета министров России на доклад о делах своего ведомства. Все это, несомненно, ставило министра статс-секретаря в особое привилегированное положение, создавая образ некоего представителя Финляндии при российском дворе.

Поскольку российские власти сохранили политические, правовые, экономические и другие особенности Финляндии, то, естественно, и в области языка, культуры они придерживались сложившихся ранее местных традиций. Государственным языком Финляндии остался шведский, и именно на нем была первоначально узаконена переписка в пределах Финляндии, а также между государственными учреждениями Великого княжества Финляндского и Российской империей. Правда, в переписке генерал-губернатора и Статс-секретариата по делам Финляндии с императором в период 1809-1856 гг. употреблялся и французский язык, на котором принято было изъясняться в ту пору в среде русского дворянства. Предоставляя право высшим финляндским государственным учреждениям сноситься с высшими государственными учреждениями в Петербурге на французском языке, российское правительство уже тем самым на практике выделяло Финляндию среди прочих частей империи11.



1Подробнее см.: Осада и взятие Выборга русскими войсками и флотом в 1710 г. — М., 1953.
2Пушкарев С.Г. Обзор русской истории - М., 1991. С. 229.
3ПСЗ-1.
4Е.Е. (Э.К.Эншан). Россия и Финляндия // PC. Т. VII. 1988. Март. С. 678.
5Юссила О., Хентиля С., Невакиви Ю. Политическая история Финляндии 1809- 1955. - М., 1998. С. 16, 20-21.
6См. подробнее в коллективной российско-финляндской монографии: Россия и Финляндия: проблемы взаимовосприятия. XVII-XX в. / Отв. ред. А.Н.Сахаров, Т. Вихавайнен; ред.-состав. Л.П. Колодникова. - М.: ИРИ РАН, 2006. С. 124-147; Кяйвяряйнен И.И. Международные отношения на севере Европы в начале XIX в. и присоединение Финляндии и России в 1809 г. - Петрозаводск, 1982.
7Сахаров А.Н. Александр I. - М., 1998. С. 151-156.
8Е.Е. (Э.К. Энгман). Россия и Финляндия // PC. Т. VII. С. 127.
9Конституция Финляндии. - СПб., 1908; Финляндия. Сб. статей / Под ред. Д.Протопопова. - СПб., 1908. Дусаев Р.Н. Становление государственной автономии Великого княжества Финляндского 1808-1809 гг. - Свердловск, 1984.
10Тризна Л.С. Финляндия за 100 лет в составе России (1809-1909). - СПб., 1911.
11Игельстром А.В. Финляндия // Формы национального движения в современных государствах: Австро-Венгрия, Россия, Германия. - СПб., 1910. С. 630.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4096

X