Глава 3. Планировки
Мы с вами прошлись по улицам старого Петербурга, мимоходом взглянув на фасады доходных домов. Сейчас предлагаю заглянуть во дворы, разобраться с запутанными дворовыми флигелями, подняться на этажи, зайти в квартиры. Где-то путешествие наше будет воображаемым, в котором нам помогут письменные источники, ведь совсем не сохранились деревянные доходные дома. Из каменных доходных домов без капитального ремонта остались лишь самые поздние по постройке и самые фешенебельные — около 23 % домов Петербурга не прошли капитального ремонта. Причем с каждым годом их становится все меньше и меньше. Вот по этим домам, чудом сохранившим дух старопетербургских квартир, путешествие наше может быть вполне реальным.

Особенно хорошо сохраняется структура старых дворов. За редким исключением обычно даже вновь возводимые вместо разрушенных дворовых флигелей дома повторяют конфигурацию старых фундаментов. Поэтому мы можем соприкоснуться с чудными лабиринтами подлинных петербургских дворов. Проходными дворами можно легко пересекать целые кварталы. Дворы разные по величине и конфигурации: квадратные и прямоугольные, трапециевидные, шести- и восьмигранные, и даже овальные эпохи модерна. Приглашаю вас из лестничных окон заглянуть и в световые дворики, чья площадь иногда чуть больше 4 кв. м (1 кв. сажень).

ГОРОДСКИЕ ДВОРЫ

В последней трети XVIII века и в первой половине XIX века доходный дом возводился вдоль улицы в размере участка. Боковые стены делались глухими, то есть без окон, чтобы соседний дом можно было пристроить вплотную, как того требовала сплошная застройка улиц «единою фасадою». Эти глухие стены, возведенные из огнеупорного кирпича для предупреждения распространения пожара с одного здания на другое, назывались «брандмауэры» (от нем. brandmauer — пожарная стена). Окна парадных комнат выходили на улицу, а окна личных помещений смотрели во двор, окруженный по периметру хозяйственными постройками — сараями, конюшнями, дровяниками. Все они имели вход со двора, а к границам участка выходили тыльной стороной.

Во второй половине XIX века, особенно в центральных районах, из-за возрастающей плотности городской застройки стал быстро распространяться иной тип двора, где место хозяйственных построек заняли жилые флигеля. Часть необходимых сараев вытеснялась на середину двора, часть встраивалась в жилые корпуса в качестве подвального этажа (прачечные, ледники, погреба) или первого этажа (каретные сараи).

Дворовая планировка
Дворовая планировка

Если ширина участка была до 20 метров, то возводили только один боковой флигель, дом принимал на плане очертания буквы «Г» (рис. 1А); если позволяла длина участка, к боковому флигелю пристраивали флигель, параллельный уличному, и план дома становился похожим на букву «С» (рис. 1Б). Если ширина участка составляла более 20 метров, то двор заключался в замкнутое каре с двумя боковыми флигелями. Такая застройка называлась «периметральной» (рис. 1В) и являлась наиболее распространенной.

Крупные удлиненные участки позволяли возводить двусторонние поперечные дворовые флигеля, делавшие единое дворовое пространство на анфиладу дворов, соединенных проездными арками (рис. 1Г) (например, Гагаринская ул., 3). Иногда строение имело два уличных фасада, занимая внутриквартальное пространство между двумя параллельными улицами. Так образовывались знаменитые петербургские проходные дворы (например, наб. р. Мойки, 20, — Б. Конюшенная ул., 11; Кирочная ул., 14, — Фурштатская ул., 13).

Когда участок имел достаточно большую ширину, то внутри дворового пространства возводились тоже двусторонние крестовидные дворовые флигеля (рис. 1Д), создававшие несколько параллельных анфилад дворов, соединенных между собой проездными арками.

Значительно реже встречаются примеры планировки внутренних флигелей не по периметру, а в центре участка, образуя в плане два открытых двора: «Т»-образные (рис. 2А) и «Н»-образные (рис. 2Б). Такая планировка дворов позволяла размещать и в дворовых флигелях комнаты в два ряда, хотя из окон открывался вид на близкую глухую стену соседнего домовладения.

Курдонер — открытый в сторону улицы двор. Подобную планировку доходных домов начали интенсивно практиковать на рубеже XIX и XX веков. Домовладельцы, естественно, хотели получать максимальную прибыль, а именно курдонер давал возможность увеличить длину «парадного» фасада в два или в два с половиной раза и, соответственно, умножить количество дорогих квартир.

Плотность застройки в середине XIX века ограничивалась правительством. Так, по Строительному уставу 1857 года двор должен был иметь площадь не менее 30 кв. сажень (135 кв. м) с расстояниями между флигелями не менее 3 саженей (6,4 м), если противоположная стена была без окон; и 6 саженей (12,8 м), если окна выходили во двор с обеих сторон. Но эти нормы касались лишь одного двора домовладения, все другие дворы могли быть еще меньше — от 4 кв. саженей (18 кв. м), поскольку расстояние между многоэтажными каменными флигелями не допускалось менее 2 саженей (4,26 м). Именно такие дворы стали именоваться «дворами-колодцами».

Все дворы по тому же уставу должны сообщаться с улицей или с другими дворами проездами шириной не менее 4,5 аршин (более 3 м).

Курдонер на Каменноостровском проспекте, 73-75. Современное фото
Курдонер на Каменноостровском проспекте, 73-75. Современное фото

Световые дворики, в отличие от обычных дворов, не соединялись проездными арками, и попасть в них можно было только через дверь с черной лестницы (иногда — лишь через окно). Использовались они только для освещения — в них выходили окна хозяйственных помещений квартир (кухонь, коридоров, отхожих мест, чуланов). Чаще всего они располагались в углах домовладения, где сходились перпендикулярные флигеля. Площадь световых двориков, или световых колодцев, должна быть не менее 1 кв. сажени (то есть менее 5 кв. м).

Световой дворик. Современное фото
Световой дворик. Современное фото

ВНУТРИДОМОВАЯ И КВАРТИРНАЯ ПЛАНИРОВКИ

Дома галерейного типа

Сначала доходные дома попробовали строить с галереями, располагавшимися по периметру двора (тип дома, заимствованный из Европы). Например, дома 1 и 3 на Мучном переулке, построенные в конце XVIII века П.С. Садовниковым. С открытых галерей имелся вход в квартиру, а иногда и в каждую комнату (Мучной пер., 9).

Вот как описывает Д.В. Григорович в главе 3 «Петербургских шарманщиков» галерейную планировку: «Маленький двухэтажный деревянный дом, выкрашенный всегдашнею зелено-грязною краскою и возвышающийся в углу темного двора, служит им убежищем. Наружность такого рода строений облеплена обыкновенно галереей, на которую с трудом взбираешься по шаткой лестнице».

Из-за холодного климата галереи в Петербурге не прижились, несмотря на то что их даже пытались застеклять (наб. р. Фонтанки, 84). Преимущество галереи как своеобразного общего коридора не ценилось петербуржцами, привыкшими к анфиладам и не испытывавшими в проходных комнатах ни малейшего неудобства.

Анфиладная планировка

Уличный корпус всегда строился двусторонним, то есть его окна выходили на улицу и во двор. В каждой квартире было по две параллельных анфилады комнат. Вдоль уличного фасада шла парадная анфилада, во двор выходили окна также анфилад но расположенных жилых комнат. Комнаты двух анфилад сообщались и между собой. Такие двусторонние квартиры (рис. 1А) ценились, во-первых, из-за престижности уличного фасада, куда выходила половина окон квартиры, и, во-вторых, из-за возможности сквозного проветривания.

Вдоль внутриквартальных границ участков строились флигеля, имевшие один дворовый фасад. Стена флигеля, выходившая на соседний участок, была без окон. К ней вплотную пристраивался дворовый флигель соседнего домовладения.

Анфилада парадных комнат в квартире Ф.П. Толстого заканчивается зеркалом. Картина Ф.П. Толстого «Семейный портрет», 1830, ГРМ
Анфилада парадных комнат в квартире Ф.П. Толстого заканчивается зеркалом. Картина Ф.П. Толстого «Семейный портрет», 1830, ГРМ


Внутренняя планировка квартир
Внутренняя планировка квартир

Квартиры в дворовых флигелях, как правило, односторонние: все их окна выходили во двор. Комнаты в дворовых квартирах (рис. 2А) также располагались анфиладно: от парадной лестницы шли сначала почти квадратные парадные комнаты в два-три окна, за ними — продолговатые жилые комнаты в одно окно, заканчивалась анфилада кухней с хозяйственными помещениями у черной лестницы. Подобная конфигурация комнат объяснялась тем, что они должны были занимать всю ширину одностороннего дворового корпуса, а он мог быть уже 3 саженей.

Но бывали и двусторонние дворовые флигеля. Тогда в них, как и в уличных корпусах, делались двусторонние квартиры, которые чрезвычайно ценились.

После изучения планов различных типов квартир петербуржцев выяснилось, что во второй половине XIX века происходят принципиальные изменения в планировке квартир — переход от анфиладности к закрытости комнат. Ранее на протяжении столетий не возникало необходимости делить внутреннее помещение на разгороженные комнаты: человек не испытывал потребности в обособлении и уединении. Затем внутреннее помещение дома стали делить на комнаты, однако открытые и неизолированные. Покои старинных дворцов и квартир, как правило, проходные, соединяющиеся в анфилады, и ни в одной из комнат нет полного уединения. Разумеется, причина не в «неумении» архитекторов или строителей планировать помещения по-другому. Причина в другом — в особом самоощущении человека, постоянно остававшегося на виду и не терпевшего от этого никаких моральных неудобств.

Коридорная планировка

Только со второй половины XIX века в Петербурге постепенно начинают появляться обособленные закрывающиеся покои, комнаты. Сначала это супружеские спальни и кабинеты, затем и другие личные комнаты. Индивиды начинают сильнее испытывать потребность в уединении.

С 1860-х годов в квартирах планируются коридоры, причем первоначально анфиладность сохраняется, а коридоры играют вспомогательную роль — ими пользуется прислуга. Так зародились (по современной жилищной терминологии) смежно-изолированные комнаты. В уличных корпусах коридоры располагались между двух анфилад (рис. 1Б), а в дворовых — вдоль глухой стены квартиры (рис. 2Б).

Постепенно коридорами начинали пользоваться все шире, иногда не используя межкомнатные двери. В середине 1880-х годов стали строиться квартиры с изолированными комнатами. Определить долю фактически изолированных комнат можно, поскольку даже заделанные и оклеенные обоями некогда существовавшие межкомнатные двери все равно указываются в сохранившихся поэтажных планах.

От свободной планировки к секционной

Первоначально все комнаты в каменных домах строились в капитальных стенах, и границы между квартирами отсутствовали. В зависимости от желания и потребности арендатора варьировалось количество комнат, предоставлявшихся ему. Одно и то же помещение могло быть нанято как единая квартира, с двумя входами; в нем могли быть выделены две квартиры, вход в одну из них — с парадной, в другую (обычно с меньшим количеством комнат) — с черной лестницы; максимальное количество квартир — четыре, когда отдельно сдавались разделенные уличная и дворовая анфилады комнат. Размер квартиры, то есть количество в ней комнат, определялся потребностями нанимателя. Кухни могли располагаться в любом месте квартиры.

К середине XIX века в квартирах произошло разделение комнат по функциям. С появлением рукомойников и отхожих мест, соединенных трубой с выгребной ямой, возникла необходимость расположения хозяйственных помещений одного над другим. Начинает формироваться новая планировка квартир — секционная, то есть кухни поэтажно должны располагаться одна над другой, а не в любом месте квартиры, как это было раньше. По мере распространения водопроводных и канализационных систем требования секционности становились все более жесткими.

Одним из самых ранних примеров четкой секционной схемы из сохранившихся зданий является нарядный дом А. Мейера (ул. Марата, 66), построенный в 1876 году архитектором В. Шретером. Принцип секционной планировки является единственным до нашего времени, ничего нового в планировке квартир вот уже более 100 лет не изобреталось.

Малометражная планировка

В начале XX века впервые появились специальные дома с дешевыми квартирами для неимущих. Поскольку возводились они не на индивидуальные средства, а на средства страховых акционерных обществ, то для строительства покупались огромные участки, иногда целые кварталы, где дома располагались свободно, вместо обычной сплошной застройки. Из-за происходивших социальных перемен (необходимость женщине работать) делаются шаги к переходу от жилого дома к жилищно-бытовому комплексу, с магазином, амбулаторией, столовой, детской комнатой. Изменилась и планировка квартир. Поскольку появились общедомовое центральное отопление, канализация, то стал возможен отказ от черных лестниц. Квартиры стали ниже в полтора раза: 4 аршина вместо привычных 6 (то есть 2,8 м вместо 4,2 м). Средняя площадь комнаты — около 11 кв. м. Делаются совмещенные санузлы и в однокомнатных квартирах — кухонные ниши вместо кухонь. Для экономии площади квартиры оборудовались встроенной мебелью. Но подобные дома были единичны, массовым жильем они станут только спустя 60 лет — знакомые нам малометражные «хрущевки».

ПЕРЕПЛАНИРОВКА ПОД СДАЧУ ВНАЕМ

Мы рассмотрели здания, специально возводимые для доходных домов. Но во второй половине XIX века довольно интенсивно начали переделывать под сдачу внаем уже существующие дома. К концу XIX века особняки и другие дома индивидуального пользования в Петербурге составляли менее одного процента от общего количества.

Особняки, превращенные в доходные дома

Во второй половине XIX века особняки содержат в Северной столице немногие. Подавляющее большинство владельцев особняков переоборудуют их под отдельные квартиры для сдачи внаем. Естественно, возможность переделок зависела от особенностей планировки каждого особняка. Обычно за собой домовладелец сохранял парадный второй этаж, превратив его в отдельную квартиру. Парадные помещения (кабинет, спальня, запасные гостиные и комнаты для гостей) с окнами во двор после установки перегородок становились личными жилыми комнатами. У черной лестницы, которой пользовались в особняке слуги, приходилось выделять комплекс хозяйственных помещений: кухню, комнаты для прислуги, ватерклозет, чулан и т. п.

Под жилье квартирантов перепланировались хозяйственный первый этаж и третий этаж, где раньше располагались личные комнаты хозяев особняка, а также дворовые флигеля. Но чаще на месте небольших одноэтажных дворовых флигельков, в которых жили управляющий с семьей, слуги, приживалки и располагались хозяйственные помещения (баня, прачечная, каретный и дровяной сараи, погреб и др.), возводились огромные 4-5-этажные дворовые флигеля с квартирами, специально спланированными под жильцов. Также стала привычной надстройка самого особняка на один или, реже, на два этажа.

Переделка в доходные традиционных деревянных домов

К началу XIX века все деревянные городские дома стояли на красной линии улицы. Между домами тянулся сплошной забор с калиткой и воротами.

Планировка деревянных домов: трехкамерное жилище (рис. 1) и пятистенок (рис. 2)
Планировка деревянных домов: трехкамерное жилище (рис. 1) и пятистенок (рис. 2)

Планировка деревянных домов в Петербурге сохранилась традиционной. Одноэтажные и двухэтажные дома обычно строились трех типов. Первый тип — трехкамерное жилище, представлявшее собой две избы, соединенные сенями, вход в них был со двора. Передняя изба, имевшая окна на улицу, обычно предназначалась для жильцов, а заднюю занимали хозяева (рис. 1). Передняя изба делилась легкими (тесовыми) перегородками обычно на четыре помещения: «зало» и спальня вдоль окон, выходивших на улицу, кухня и прихожая — с боковыми окнами во двор. Комнаты, оклеенные шпалерами (обоями), отапливались печью голландкой, а кухня — русской печью. Задняя изба, по другую сторону сеней, где жили хозяева, в первой половине XIX века еще могла быть курной, то есть отапливаться «по-черному». Обычно жилое пространство хозяйской избы не делилось вовсе, иногда выделялся перегородкой (не до потолка) «бабий кут» (кухня). В сенях отгораживали чулан, сдаваемый одиноким беднякам. Чулан мог быть даже с окном, но не отапливался.

Второй тип планировки деревянного жилища — пятистенок, где пятая (капитальная) стена делила пространство избы обычно на чистую половину, располагавшуюся вдоль уличного фасада, и на хозяйственную. Вход в оба помещения устраивался из сеней, тянувшихся вдоль дворового фасада и имевших вход с улицы (рис. 2).

Пятистенки встречались значительно реже, и принадлежали они горожанам победнее.

Третий тип планировки шестистенок (или крестовик) имел две капитальные стены, делящие внутреннее пространство. Этот дом представлял собой составленные вместе четыре сруба с общими внутренними бревенчатыми стенами, длина каждой стены, составленной из двух бревен, достигала 12 саженей. Площадь таких домов бывала огромной — более 600 кв. м. Внутри каждого сруба помещения делились легкими перегородками, образуя до 16 комнат. Встречался подобный тип строения редко и только у очень богатых домовладельцев.

Внешне все три типа легко отличимы. Трехкамерник («две избы через сени») и пятистенок, оба выходили на улицу тремя окнами, но пятистенок имел выход с крылечком на улицу. Шестистенок мог иметь вход и с улицы, и со двора, но по фасаду — шесть окон. Пол первого этажа любого деревянного петербургского дома возвышался над землей не менее, чем на 1 аршин (0,7 м). Во всех описаниях входа в дом упоминается крыльцо. Крыши домов, как правило, делались двухскатными, хотя есть упоминания и о четырехскатных. Под крышей — чердак.

К середине XIX века с распространением сдачи жилья внаем индивидуальные деревянные дома превращаются в многоквартирные. Во-первых, за счет увеличения этажности — обычно надстраивался имеющий отдельный вход с улицы второй этаж, он и сдавался жильцам, а первый использовался владельцем для жилья и торгового (лавка, трактир) хозяйского помещения. Во-вторых, пристройкой срубов, связанных между собой лестничными клетками. В-третьих, разгораживанием помещений внутренними перегородками.

Интересно отметить, что, подражая городской традиции, в чистой половине пятистенка или в передней избе трехкамерника пространство делилось на анфиладно расположенные комнаты: двери вели непосредственно из комнаты в комнату, и все они оказывались проходными.

Деревянные дома традиционной планировки и перестроенные под сдачу во множестве сохранялись в окраинных районах и в предместьях до Великой Отечественной войны, когда основная масса их погибла, оказавшись на линии фронта или будучи разобранной на дрова.

Что сохранилось от внутренней планировки доходных домов до наших дней

Планировка квартир обычно сохраняется неплохо. Но очень осторожно надо относиться к деленным квартирам. Если квартира располагалась на втором или третьем этаже, где находились многокомнатные так называемые барские квартиры, то в ней обязательно было два входа: с черной и парадной лестниц. Если же сегодня вход в квартиру устроен с одной лестницы, то совершенно очевидно, что перепланировка произошла в послереволюционный период, о чем также свидетельствует наличие в квартире с парадным входом кухни, переоборудованной из жилой комнаты.

Деление квартир на других этажах часто происходило и до революции, о чем свидетельствуют данные переписей, обследований санитарных врачей и мемуарная литература. Так, квартиры подвальных этажей обычно делились на однокомнатную швейцарскую с выходом на парадную лестницу и многокомнатную квартиру с выходом на черную лестницу, которую артельно арендовали сезонные рабочие, или она использовалась под «угловых» жильцов. Квартиры верхних этажей обычно тоже дробились, на парадную лестницу выходила квартира с большим количеством комнат, а на черную — с меньшим.

Деревянный доходный дом (В.О., 5-я линия, д. 58). Современное фото
Деревянный доходный дом (В.О., 5-я линия, д. 58). Современное фото

Наиболее часто встречающиеся изменения планировки внутри квартир — заложенные двери между анфиладно расположенными комнатами, местоположение их обычно заметно, и деленные перегородками комнаты, о чем красноречиво говорит неполный рисунок потолочного плафона. Эти изменения тоже могли произойти как до, так и после революции.

С учетом вышеперечисленных особенностей вполне достоверно можно судить о планировке и размерах квартир доходных домов.

Итак, в планировке квартир произошли изменения. С повсеместным распространением водопровода проектирование многоэтажных домов стало исключительно секционным, то есть кухни стали располагаться одна над другой, а не в любом месте квартиры, как делалось раньше. Для квартир становится характерна коридорная структура. Анфиладная планировка продолжает сохраняться параллельно с коридорной только в парадных помещениях барских квартир. Если раньше любая комната имела капитальные стены, то к концу XIX века помещения как деревянных домов предместий с традиционной планировкой, так и многоэтажных каменных домов центра все чаще делят перегородками, образуя вместо одной несколько комнат. Вызвано это распространением сдачи жилья внаем. Во второй половине XIX века шло заметное уменьшение площади комнат, причем как личных, так и парадных.

Обычно специально построенный доходный дом возводился из камня, однако 3 % из построенных домов строились из дерева. Естественно, время, революция, война и другие катаклизмы уничтожали прежде всего деревянные доходные дома. Сейчас мне известен только один чудом сохранившийся дом подобной планировки на 5-й линии Васильевского острова, 58, да и то он расселен и законсервирован уже много лет в ожидании капитального ремонта (более вероятно, что его снесут...).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 20104