Глава 2. Архитектурные облики доходных домов
ПО КЛАССИЧЕСКИМ ОБРАЗЦАМ

Должна уведомить читателей, что характеристики архитектурных стилей, изложенные в этой главе, предельно кратки. Я упоминаю лишь об основных признаках каждого их них, в объеме, достаточном для узнавания-определения при взгляде на облик здания.

Тема эта чрезвычайно любопытна. Заинтересовавшиеся должны, конечно, обратиться к книгам специалистов-архитекторов.

Когда строительство доходных домов только начиналось, в архитектуре господствовал классицизм. Внешне доходные дома эпохи классицизма, декорированные колоннами, пилястрами, наличниками и фронтонами, многоколонными портиками, ничем не отличались от особняков, казарм или официальных зданий. Например, фасад четырехэтажного дома Косиковского (на Б. Морской ул., 14), построенного в 1814-1817 годах по проекту В.П. Стасова, украшала многоколонная лоджия. Для доходных домов еще не появилось специальной архитектурной формы — между обликом здания и его функцией возникало расхождение.

Отличительная черта классицизма — симметричная система с подчеркнутым главенствующим центром — целесообразна для дворца или особняка, но она бессмысленна для доходного дома. В подобных домах не было главного, что следовало бы выделить положением в центре, декором или другими традиционными средствами, и не было второстепенного, подчиняющегося этому главному, а самое основное — отсутствовало единство внутренней структуры.

Дом № 14/15 по Б. Морской. Современное фото
Дом № 14/15 по Б. Морской. Современное фото

Н.В. Гоголь в известной статье «Об архитектуре нынешнего времени», опубликованной в 1834 году, резко критиковал архитекторов-классицистов за то, что они «дома старались делать как можно более похожими один на другого», а колонны «начали приставлять к зданию без всякой мысли и во всяком месте».

В 1830-е годы в строительстве доходных домов появляются новые тенденции: попытка соотнести экономичность и практичность. Фасады домов начали декорировать предельно просто, они стали невзрачны и скучны. Н.В. Кукольник в статье, опубликованной в 1840 году в «Художественной газете», писал: «Теперь видим целые улицы в четыре этажа. Неужели это не украсило Петербурга? Напротив. Глазам стало так скучно, так грустно в этом однообразном, каменном лабиринте...» Желание бороться с архитектурной скукой привело к появлению нового архитектурного стиля — историзма, или «ретроспективного стилизаторства».

РЕТРОСПЕКТИВНОЕ СТИЛИЗАТОРСТВО, ИЛИ ИСТОРИЗМ

Мощное идейно-художественное движение — романтизм, развернувшееся в 1820-1830-х годах, охватило все области духовной жизни, отразилось в религии, философии, политике. Особенно полно и ярко это движение воплотилось в литературе, музыке и живописи, составив целую «эпоху романтизма» в их истории.

Не мог не затронуть романтизм и архитектуру, на смену «спокойствию» и «благородной простоте» классицизма пришел новый стиль — романтизм, с мятежным духом противоречия.
«Архитектура, — утверждал Н.В. Гоголь, — должна быть как можно своенравнее: принимать суровую наружность, показывать веселое выражение, дышать древностью, блестеть новостью, обдавать ужасом, сверкать красотою, быть то мрачной, как день, охваченный грозою с громовыми облаками, то ясною, как утро в солнечном сиянии».

При возведении зданий архитекторы стали использовать мотивы и закономерности, известных в прошлом архитектурных стилей — готики, ренессанса, барокко и других. В позднейшем искусствоведении эти ретроспекции получали названия с приставкой «нео» (неоготики, необарокко, неогрек и т. п.) или, при негативном к ним отношении, — «псевдо» (псевдоготика и др.). Современники же называли такие постройки в «готическом вкусе», в «египетском вкусе», в «русском вкусе» и так далее, или на французский манер, прибавляя перед названием «а 1а».

В одних случаях такие постройки чуть ли не полностью повторяли исторические прототипы, в других же сходство ограничивалось лишь отдельными декоративными мотивами в духе того или иного стиля, а общая объемно-пространственная композиция здания была уже совершенно иной, отвечающей требованиям своего времени.

Отдельные здания ретроспективного стилизаторства появляются уже в 1810-1820-х годах. В 1830-х годах и особенно на рубеже 1840-х годов их число быстро увеличивается. Расширяется диапазон стилевых прототипов.

Египетский стиль

Единственный в Петербурге доходный дом в египетском стиле находится на Захарьевской ул., 23. Построен он был по проекту архитектора М.А. Сонгайло в 1911—1913 годах для Л.И. Нежинской. Входы на парадные лестницы охраняют огромные статуи египетских богов, держащих в скрещенных на груди руках ключ жизни — анх. Головы их венчают солнечные диски со священными кобрами — уреями. Над дверями — священные жуки-скарабеи с распростертыми крыльями, символизирующие солнце и защиту.

Египетский стиль. Доходный дом (Захарьевская ул, 23). Архитектор М.А. Сонгайло. Фото начала XX в.
Египетский стиль. Доходный дом (Захарьевская ул, 23). Архитектор М.А. Сонгайло. Фото начала XX в.

На стенах лестниц многочисленные изображения лотоса — символа плодородия и царской власти в Древнем Египте. Два нижних этажа украшены мощными колоннами, каждую из них венчают по три лика богини неба Хаттор. Эркеры украшены медальонами с профилем фараона в обрамлении уреев. Верхние этажи украшены барельефами сцен из загробной жизни, копирующими росписи погребальных камер египетских фараонов.

Такое оформление жилого дома несколько странно, но это еще раз доказывает, что «историзм» брал от предшествующих стилей лишь внешний декоративный облик, не интересуясь его внутренним символическим содержанием.

Среди жильцов этого необычного дома было много офицеров гвардейских полков. А в особенно роскошных апартаментах здания располагались посольства Бельгии и Румынии.

Неогрек. Помпейский стиль

В России в 30-е гг. XIX века во время упадка классицизма становятся модными неогреческий (неогрек) и помпейский стили, основанные на «цитировании» декоративных мотивов античной архитектуры — как греческих, так и римско-помпейских.

Самым важным для древних греков в архитектуре было возведение храмов и других общественных сооружений. Пожалуй, самой чистой стилизацией в неогреческом стиле стал павильон Бельведер, возведенный с 1853 по 1856 год на возвышенности в Луговом парке Петергофа по проекту А.И. Штакеншнейдера. Главный вход напоминает собой знаменитый восточный портик афинского Эрехтейона. Архитрав его поддерживается прекрасными кариатидами. Верхний этаж со всех сторон окружен величественной колоннадой из 28 ионических колонн серого гранита.

Деталь отделки в неогреческом стиле доходного дома на Каменноостровском проспекте, 65. Фото начала XX в.
Деталь отделки в неогреческом стиле доходного дома на Каменноостровском проспекте, 65. Фото начала XX в.

При оформлении фасадов доходных домов использовались лишь элементы: кариатиды в «греческом вкусе», колоннады, орнамент меандр.

В середине XIX века успешно продолжались раскопки Помпеи. Вот лишь одна из восторженных оценок русских путешественников середины XIX века: «Нельзя не восхищаться изящным вкусом помпеян, миниатюрною их роскошью, прелестью в убранстве, старавшимся сосредоточить около себя средства наслаждения жизнью. Арабески помпейские чрезвычайно хороши... Какое богатство, какая роскошь в вымыслах». Сохранившиеся образцы строений Римско-помпейской архитектуры — комфортные не чуждые помпезности виллы.

Русским архитекторам особенно импонировало то, что античные виллы строились в тесном единении с природой. Поэтому стиль этот широко применялся при возведении загородных резиденций, реже — городских небольших особняков, но практически не встречается в архитектуре доходных домов, кроме отдельных декоративных деталей.

Мавританский стиль

Для этого стиля характерно «цитирование» архитектурных форм и элементов декора древних строений арабского Востока (дворцов, мечетей, медресе и т. п.).

Первым в России доходным домом, спроектированным в мавританском стиле, стал «дом Мурузи» на углу Литейного пр., 24, и Пантелеймоновской ул. (ныне ул. Пестеля). В 1874-1877 годах по заказу князя Александра Дмитриевича Мурузи архитектор А.К. Серебряков при участии П.И. Шестова и Н.В. Султанова построил роскошный пятиэтажный доходный дом, выходящий на три улицы и площадь. Необычный для Петербурга мавританский стиль подчеркивал восточное происхождение князя, потомка древнего византийского рода, чей дед был господарем Молдавии и Валахии, а отец — значительным турецким дипломатом.

Дом поразил современников богато украшенными фасадами, пятью парадными лестницами, роскошью внутренней отделки, удобством квартир, имевших водопровод и редкое по тем временам водяное отопление. Но особенно потрясала воображение современников 26-комнатная квартира самого владельца дома, отделанная с поистине восточной роскошью, в ее парадном зале среди мраморных колонн бил даже фонтан. «Дом князя Мурузи можно причислить к первейшим палаццо Петербурга», — писал современник-журналист.

Мавританский стиль. Доходный дом князя АД. Мурузи (Литейный пр., 24). Арх. А.К. Серебряков. Современное фото
Мавританский стиль. Доходный дом князя АД. Мурузи (Литейный пр., 24). Арх. А.К. Серебряков. Современное фото

Всего три года пожил среди этой роскоши престарелый князь.

В больших квартирах второго и третьего этажей поселились видные адвокаты, профессора, генералы (сын A.С. Пушкина — генерал-майор А.А. Пушкин), сенаторы B.П. Безобразов, Д.Н. Любимов.

Четверть века в доме жила знаменитая литературная чета — поэт, прозаик, публицист Дмитрий Мережковский и его жена — поэтесса и литературный критик Зинаида Гиппиус. Позже к ним присоединился Д.В. Философов. Их квартира стала главным салоном петербургского символизма.

Уже в советское время в этом доме в «полутора комнатах» жил вместе с родителями Иосиф Бродский. «...Эти десять квадратных метров принадлежали мне, и то были лучшие десять метров, которые я когда-либо знал», написал он по-английски незадолго до своей смерти...

Неоготика

О виды готики!
Вы властно увлекали
Фантазию людей —
Как и мою — в полет...

Дж. Байрон. «Дон-Жуан»


Стиль неоготики появился в России в 1820-1830-х годах. Характерный для романтизма обостренный интерес к историческому прошлому наглядно выразился в появлении целой волны стилизаций в «готическом вкусе». В числе примеров неоготики можно назвать постройки А.А. Менеласа в Царском Селе (Шапель, Арсенал, Белая башня и др.) и Петергофе (Коттедж и капелла в Александрии, построенные им по проекту берлинского архитектора К. Шинкеля), церковь в Парголово, созданная архитектором А.П. Брюлловым в 1830-х годах, железнодорожный вокзал, конюшенный комплекс и здание почты в Новом Петергофе, возведенные по проекту архитектора Н.Л. Бенуа.

Неоготика. Доходный дом (Каменноостровский, 35/37). Арх. А.Е. Белогруд. Современное фото
Неоготика. Доходный дом (Каменноостровский, 35/37). Арх. А.Е. Белогруд. Современное фото

«Готическая архитектура вообще всем нравится, — писал современник, — она увлекает, удивляет, производит на душу сильные впечатления; вот и причина особенного пристрастия, которое питают к ней все люди, одаренные пылким и сильным воображением».

Стилизаторская неоготика охватила главным образом усадебное и дачное строительство. Теоретики архитектуры тогда считали, что при размещении построек в пригородах, в окружении природного ландшафта, «есть некоторые местоположения, настоятельно, кажется, требующие готических зданий, которые своими странными, смешными, гигантскими, но торжественными формами согласуются, в таком случае, с окружающими предметами».

Н.В. Гоголь в своей статье «Об архитектуре нынешнего времени» писал: «Вальтер Скотт первый отряхнул пыль с готической архитектуры и показал свету все ее достоинство... Вкус к готическому распространился быстро, везде и, проникнув во все, еще не сделавшись великим, он уже стал мелким: сельские домики, шкафы, ширмы, столы, стулья — все обратилось в готическое». Мода на готику стала стремительно распространяться в России, но этот стиль довольно редко использовался для доходных домов.

Интересен собственный доходный дом и особняк архитектора В.А. Шретера (наб. р. Мойки, 112, 114) с яркими признаками готической архитектуры. Семь «готических» треугольных эркеров оживляют фасад доходного дома. Пожалуй, самый крупный доходный дом в стиле неоготики находится на бывшей Архиерейской пл., ныне — пл. Льва Толстого (Каменноостровский пр., 35/37). Он возведен в 1913-1917 годах по проекту архитектора А.Е. Белогруда. Башни-эркеры, фланкирующие выходящий на площадь фасад, стрельчатые оконные и дверные проемы — все это ассоциируется со средневековой западноевропейской архитектурой.

Неоренессанс

Наиболее часто архитекторы доходных домов второй половины XIX века обращались как к прототипу к итальянскому ренессансу ХV-ХVІ веков. Это объясняется тем, что в эпоху Возрождения художественное оформление фасадов отличалось большим разнообразием при простоте и доступности выразительных деталей.

Внутри данного стиля выделяют несколько разновидностей. В ордерном неоренессансе использовались такие элементы ордера, как колонны, полуколонны и пилястры, охватывающие один этаж. Для доходных домов поэтажная система ордеров предельно упрощалась: вместо пилястр — простые лопатки. Это хорошо просматривается,например, на фасаде доходного дома по Миллионной ул., 1, подобное же оформление фасада выполнено на доме № 17 по набережной канала Грибоедова. Оба упомянутых доходных дома возвели в середине XIX века по проекту архитектора Н.П. Гребенки.

Ордерный неоренессанс. Доходный дом (Каменноостровский, 35). Арх. В.А. Щуко. Фото начала ХХ в.
Ордерный неоренессанс. Доходный дом (Каменноостровский, 35). Арх. В.А. Щуко. Фото начала ХХ в.

А спустя полвека интерес к итальянскому Возрождению ярко проявился у архитекторов-неоклассицистов, взявших за образец творения великого зодчего Андреа Палладио. Архитектор А.Е. Белогруд оформляет шестиэтажное здание на Большом пр., 77, Петроградской стороны полуколоннами большого ордера и декоративным аттиком, со статуями над каждой колонной. Также шестиэтажный доходный дом на Каменноостровском пр., 65, архитектор В.А. Щуко украсил мощными трехчетвертными колоннами композитного ордера, установив их на
высоком цокольном этаже. Оба доходных дома, построенных в 1910-х годах, повторяют палладианские фасады дворцов в Виченце, в частности незавершенные лоджии дель Капитанио.

Ордерный неоренессанс. Доходный дом Розенштейна (Большой пр. П. С., 77). Арх. А.Е. Белогруд. Проект. Начало XX в.
Ордерный неоренессанс. Доходный дом Розенштейна (Большой пр. П. С., 77). Арх. А.Е. Белогруд. Проект. Начало XX в.

Наиболее часто петербургские архитекторы обращались к безордерному ренессансу, где использовались лишь рустовка и ренессансные наличники. В отличие от итальянских палаццо, облицованных внушительными каменными блоками, петербургский руст выполнялся из обычной штукатурки.

Безордерный вариант неоренессанса хорошо иллюстрируют фасады доходных домов, возведенных в 1840-е годы на Исаакиевской пл., 7, и на Б. Конюшенной ул., 5, архитектором Д.Б. Гейденрейхом.

Интересен огромный, выходящий на три улицы — Фурштатскую, 27; Воскресенский (ныне — пр. Чернышевского), 17; Кирочную, 26, — доходный дом миллионера С.Т. Овсянникова. Построенный в 1860-е годы, он представляет довольно чистый образец применения романо-ренессансного стиля: с мощными арками, объединяющими третий и четвертый этажи, с прорезанным машикулями карнизом и крупной рустовкой-шубой.

Безордерный неоренессанс. Доходный дом С.Т. Овсянникова. (Фурштатская, 27). Современное фото
Безордерный неоренессанс. Доходный дом С.Т. Овсянникова. (Фурштатская, 27). Современное фото

Флорентийский неоренессанс. Доходный дом (Фурштатская, 10). Арх. К.К. Кольман. Современное фото
Флорентийский неоренессанс. Доходный дом (Фурштатская, 10). Арх. К.К. Кольман. Современное фото

Достаточно редко встречается «флорентийская» разновидность неоренессанса с использованием руста в качестве основного композиционного приема. Доходный дом архитектора А.К. Кольмана (Сергиевская ул., 55), возведенный с его особняком в начале 1860-х годов, оформлен глубокой рустовкой. За солидным фасадом скрывались солидные, в 15-20 комнат, «барские» квартиры. Его брат, архитектор К.К. Кольман, также декорировал рустовкой в стиле флорентийского ренессанса доходный дом, построенный для гр. В.П. Орлова-Давыдова на Фурштатской ул., 10.

Немного позже образцом для стилизаций берется нарядный венецианский ренессанс XVI века, напоминающий барокко по обилию лепнины, скульптур и колонн.

Спустя почти 30 лет появилась новая разновидность неоренессанса — французского с характерными мансардными высокими кровлями и угловыми рустами на фоне кирпичной кладки. Именно так оформил в конце 1890-х годов архитектор Л.Н. Бенуа доходный дом № 27/29 по Моховой ул., а архитекторы А.Ф. Бубырь и Л.А. Ильин в начале XX века — доходный дом кирхи Св. Анны на Фурштатской ул., 9.

Русский стиль

Русский стиль получил распространение в архитектуре в царствование императора Александра III — ярого приверженца всего русского. В отделке фасадов использовались декоративные приемы, заимствованные в средневековом московском зодчестве ХVІ-ХVІІ веков и в русском народном прикладном искусстве: из орнаментов оформления старинных книг и узоров крестьянских вышивок. Кокошники, шатровые кровли, бегунцы, полотенца, арочки, колонки с «дыньками», полихромные поливные изразцы и разного рода лепные детали и петушки украшают фасады.

Русский стиль. Доходный дом Н.Н. Зайцевой (Фурштатская, 20). Современное фото
Русский стиль. Доходный дом Н.Н. Зайцевой (Фурштатская, 20). Современное фото

Считается, что первым доходным домом, в чьей отделке использовали мотивы русского стиля (или, как его называли современники ,«петушиного» стиля), был дом Н.Н. Зайцевой на Фурштатской ул., 20, построенный архитектором И.С. Богомоловым в 1875-1876 годах. Чертежи дома опубликовали в журнале «Зодчий», и о нем там говорилось как о «единственном каменном доме, фасад которого скомпонован в русском стиле».

Спустя пять лет почти напротив него (Фурштатская ул., 11) возводится по проекту архитектора Н.Ф. Беккера также в русском стиле огромный, в пять этажей доходный дом для А.А. Зайцева.

Русский стиль. Доходный дом А.А. Зайцева (Фурштатская, 11). Современное фото
Русский стиль. Доходный дом А.А. Зайцева (Фурштатская, 11). Современное фото

Восторженную оценку В.В. Стасов дал тяжеловесному доходному дому архитектора Н.П. Васина, построенному около Александринского театра в 1878-1881 годах (пл. Островского, 5), как воплощению «национального направления», которое он настойчиво поддерживал.

Неопетровский стиль

Как видно из самого названия стиля, идеалом для подражания было выбрано петровское барокко, для него характерна всемерная экономия в оформлении, обусловленная личными пристрастиями Петра I и затянувшейся Северной войной. Расходы на чрезмерную декоративность в архитектурном убранстве не поощрялись, что привело к относительной простоте построек петровского времени. Здания украшались пилястрами или лопатками, но не колоннами. Окна имели более дешевую мелкую расстекловку. Нарядность зданию придавала окраска оштукатуренных фасадов в два контрастных цвета, обычно — в терракотовый с белым. Окна оформлялись простыми наличниками. Углы строения выделялись декоративной рустовкой. Здания венчали высокие кровли с переломом на манер голландских.

Первый доходный дом Петербурга в неопетровском стиле построен по проекту архитектора А.И. Дитриха в 1903-1905 годах на углу Потемкинской, 9, и Фурштатской, 62, улиц для врача С.С. Боткина, старшего сына известного доктора, профессора С.П. Боткина.

Петровское барокко. Доходный дом доктора С.С. Боткина (Фурштатская, 62). Современное фото
Петровское барокко. Доходный дом доктора С.С. Боткина (Фурштатская, 62). Современное фото

Сергей Сергеевич известен как большой знаток искусства, коллекционер рисунков и акварелей. Его увлечение разделяла и жена Александра, дочь П.М. Третьякова. В доме на Потемкинской улице у гостеприимных супругов располагался художественный салон «мирискусников», особенно часто бывали здесь ближайшие друзья хозяев В.А. Серов и А.Н. Бенуа.

Боткины, как почти все «мирискусники», преклонявшиеся перед Петром I, пожелали иметь дом в формах петровского барокко, он стал своего рода памятником Петру I к 200-летию Санкт-Петербурга.

Здание — П-образное в плане. Перед домом со стороны Потемкинской улицы — небольшой курдонер, отделенный от улицы легкой решеткой. Характерные для раннего барокко архитектурные детали, такие как высокая крыша с переломом, изящные мезонинные окна-люкарны, рустовка цокольного этажа — все это представлено в оформлении фасадов дома Боткиных. Центр фасада украшен огромным нарядным окном, но с характерной для петровского барокко мелкой расстекловкой. Многие интерьеры, по желанию владельцев, также оформлялись в стиле петровского барокко.

Центральная часть дома с левым флигелем, выходящим на Фурштатскую улицу, предназначалась для жизни семьи; правый флигель — собственно доходный дом с квартирами — для сдачи жильцам.

Необарокко

Идеалом для подражания в этом стиле избрано русское барокко середины XVIII века, иногда называемое по имени императрицы «елизаветинское» или по фамилии архитектора «растреллиевское». Со времен Петра I сохранилась окраска оштукатуренных фасадов в два контрастных цвета, но вместо терракотового в контрасте с белым предпочтение отдавалось бирюзовому, голубому, зеленому — тоже с белым. Главным же отличием было обилие колонн и богатое скульптурное и лепное убранство фасадов с многообразными по очертаниям наличниками. Венчалось здание сложной конфигурации кровлей, окаймлявшейся балюстрадами с фигурными балясинами, вычурной формы фронтонами, даже дымовым трубам придавали вид нарядных ваз.

Необарокко. Доходный дом Е.М. Бутурлиной (Чайковского, 10). Арх. Г.А. Боссе. Современное фото
Необарокко. Доходный дом Е.М. Бутурлиной (Чайковского, 10). Арх. Г.А. Боссе. Современное фото


Необарокко. Доходный дом (Моховая, 3). Арх. В.А. Шретер. Современное фото
Необарокко. Доходный дом (Моховая, 3). Арх. В.А. Шретер. Современное фото

Наиболее яркий необарочный доходный дом (ул. Сергиевская, ныне — ул. Чайковского, 10) возвел в 1857-1860 годах архитектор Г.А. Боссе для статс-дамы Е.М. Бутурлиной, супруги известного военного историка и директора Публичной библиотеки. Трехэтажное здание имеет центральный и два боковых ризалита, завершающиеся лучковыми фронтонами, что придает нарядность фасаду, создавая игру света и тени. Украшают фасад многочисленные скульптуры, колонны и пилястры. Как на императорском Зимнем дворце, даже на крыше находились статуи и фигурные нарядные вазы, к сожалению, не сохранившиеся. На уровне второго этажа вдоль всего фасада идет терраса, окаймленная нарядной ажурной решеткой. Над воротами в нарядном картуше находился герб владелицы, ныне утраченный.

Элементы барокко в оформлении фасадов. Доходный дом О.В. Серебряковой (Чайковского, 24). Современное фото
Элементы барокко в оформлении фасадов. Доходный дом О.В. Серебряковой (Чайковского, 24). Современное фото


Элементы барокко в оформлении фасадов. Доходный дом купцов Черепенниковых, 2). Современное фото
Элементы барокко в оформлении фасадов. Доходный дом купцов Черепенниковых, 2). Современное фото

И трудно поверить, что за столь роскошным барочным фасадом скрывается обычный доходный дом, в котором вместе с дворовым флигелем находилось 40 различных по качеству квартир. Скромные дворовые квартирки занимали обойщик, сапожник, стеклодув. А в лучших квартирах парадного второго этажа жили знаменитые люди. Квартиру № 25 в только что отстроенном доме занял ученый-этнограф, чьими материалами пользуются до сих пор, предприниматель и меценат князь В.Н. Тенишев. А квартиру напротив под № 24 некоторое время спустя снял В.О. Ковалевский с молодой женой, ставшей впоследствии известнейшим математиком. Он так описывал в письме к ней только что снятую квартиру: «Комнаты у нас страсть какие высокие и светлые до крайности». А саму Софью настолько очаровала квартира, что в письме к сестре она восторженно написала: «Квартира наша такая прелесть, что я просто была поражена».

Кстати, дом Бутурлиной стал образцом для еще одной из удачных стилизаций во вкусе Растрелли. Архитектор В.А. Шретер в середине 1870-х годов превратил классические фасады дома полковника Устинова на Моховой ул., 3, в необарочные. Но оба эти строения мало похожи на доходные дома, а скорее — на особняки.

Хочется привести примеры использования «третьего барокко» для оформления огромных пятиэтажных нарядных доходных домов. Архитектор Б.И. Гиршович в 1900 году построил такой дом для дочери городского головы В.В. Ратькова-Рожнова — О.В. Серебряковой на Сергиевской ул., 24, а спустя пять лет — для Ю.Б. Бака на Кирочной ул., 24.

По заказу купца 1-й гильдии А.В. Черепенникова арх. П.И. Гилев в 1902 году возводит огромный угловой дом на Фурштатской ул., 2/12; доходный дом К.И. Шрейбера на углу Захарьевской ул., 41, и построенный архитектором В.И. ван дер Гюхтом в 1907 году на Потемкинской ул., 3. Все эти доходные дома перегружены лепным барочным декором, он, как ковер, покрывает фасады.

Стиль Людовика XVI

С 1870-х годов любимым стилем для оформления доходных домов стал так называемый стиль Людовика XVI, в котором использованы мотивы раннего классицизма русской и французской архитектуры конца 1750-1770-х годов. Для раннего классицизма характерна нежная пастельная палитра в окраске зданий, сложные по конфигурации фасады с выступающими ризалитами и полуротон-дами и изящная, а не выпуклая, как в барокко, лепнина.

Безордерный вариант стиля Людовика XVI особенно часто использовался для доходных домов второй половины XIX века. Фасады украшались характерными для раннего классицизма декоративными деталями — наличниками, карнизами, тягами, рустованными лопатками. Повторяющиеся простые детали отделки (маскароны, гирлянды и др.) позволяли штамповать гипсовые отливки в стандартных формах.

Безордерный стиль Людовика XVI. Доходный дом (Большая Морская, 26). Арх. Р.А. Гедике. Современное фото
Безордерный стиль Людовика XVI. Доходный дом (Большая Морская, 26). Арх. Р.А. Гедике. Современное фото

Архитектор Н.И. де Рошефор в журнале «Зодчий» за 1873 год № 3-4 отмечал разнообразие гирлянд — «от строгого лаврового жгута до воздушной пены роз и жасминов, и является особенно кстати там, где необходимо прервать монотонность нескольких параллельных линий или нарушить впечатление часто скучной, но необходимой симметрии».

Архитектор Р.А. Гедике, считавшийся большим знатоком стиля Людовика XVI, часто оформлял возводимые здания в этом стиле. Например, в доходном доме А.С. Воронина на Б. Морской ул., 26, простенки между окнами-витринами на первом этаже декорированы рустом. Также в стиле Людовика XVI оформлен им фасад доходного дома Г.А. Черткова на Миллионной ул., 23. Современники оценили «этот легкий, скромный и грациозный стиль», придающий «свежесть и нежность композиции».

Использование ордера в виде колонн и пилястр, охватывающих два верхних этажа, для оформления фасадов доходных домов в стиле Людовика XVI встречалось довольно редко. Хотя такие дома выделяются особой импозантностью — как три дома подряд №№ 10, 12, 14 по Адмиралтейской набережной.

Казалось бы, утрата традиций ансамблевой застройки позднего классицизма, отход от единства стилевого решения должны были негативно сказаться на архитектурном облике столицы, когда на улицах Петербурга стали мирно соседствовать дома по внешнему виду совершенно различных эпох и народов. Однако подобное многостилье второй половины XIX века имело положительное значение. Когда улицы Петербурга постепенно стали застраиваться по красной линии сплошными рядами доходных домов, примерно одинаковых по высоте, то разные стили оформления фасадов помогали преодолевать общую монотонность.

ЭКЛЕКТИКА

Упоминавшиеся чистые стилизации, опирающиеся на какой-либо единый исторический архитектурный стиль, не могли стать образцом для массового строительства. Тем более что жизнь предъявляла к архитектуре все новые требования — впервые стали появляться многоэтажные доходные дома, не имевшие аналогов по размерам и формам в предшествующих периодах и, соответственно, архитектурных образцов. Архитекторы начали заимствовать из предыдущего не весь облик строений в целом, а лишь отдельные элементы из совершенно различных стилей, соединяя в единой постройке, казалось бы, несоединимое.

В «Художественной газете» за 1837 год была опубликована программная статья, где впервые прозвучало как термин «эклектическое прекрасное направление»: «Наш век эклектичен, во всем у него характеристическая черта — умный выбор. Все роды зодчества, все стили могут быть изящны и заключают каждый немалочисленные тому доказательства, все они пользуются своими средствами, перемешиваются и производят новые роды».

Архитектуру этого времени позже станут называть эклектикой, а зодчих — эклектиками (от греч. слова «эклегейн» — выбирать, избирать), поскольку новый стиль основывался на выборе и соединении приемлемых для современной архитектуры мотивов и приемов различных исторических стилей. Известный петербургский архитектор-педагог А.К. Красовский рекомендовал студентам «изучать все стили, конечно, не для рабского подражания всем им, но дабы постичь все то, что каждый стиль имеет вообще хорошего и применимого к современным потребностям».

При столь массовом возведении доходных домов во второй половине XIX века контроль за их видом не мог не превратиться в пустую формальность. Несмотря на то что проекты должны были в обязательном порядке рассматриваться в Городской управе, в отдельных случаях — в Техническо-строительном комитете Министерства внутренних дел, а фасады доходных домов на главных улицах, проспектах и площадях — высочайше утверждаться, постепенно архитектура доходных домов окончательно становится частным делом домовладельца.

Теперь домовладельцы могли заказывать фасады домов в зависимости от своего вкуса и капитала. Фасад дома становился рекламой своего владельца. Домовладельцы пытались перещеголять один другого в роскоши оформления фасадов. Появляется целая индустрия «дешевой роскоши». Особенно старались владельцы доходных домов, ведь пышный импозантный фасад гарантировал высокую цену сдаваемых внаем квартир.

Искусствовед В.В. Стасов язвительно писал об этом увлечении: «Это архитектура, копирующая со старых образцов, с книг и атласов, с фотографий и чертежей, архитектура ловких людей, навострившихся в классах и потом преравнодушно отпускающих товар на аршин и на фунт... Угодно — вот вам пять аршин греческого "классицизма", а нет — вот три с четвертью итальянского "ренессанса". Нет, не годится? Ну, так хорошо же: вот, извольте, остаточек первейшего сорта "рококо Луи Кенз", а не то — хорошенький ломтик "романского", шесть золотничков "готики", а то — вот целый пуд "русского"».

Эклектический стиль. Доходный дом князя А.Д. Чавчавадзе (Чайковского, 63). Современное фото
Эклектический стиль. Доходный дом князя А.Д. Чавчавадзе (Чайковского, 63). Современное фото

Представить, как выглядели такие эклектичные доходные дома, можно на примере творчества одного из архитекторов. Нарядный доходный дом на Сергиевской ул., 63, возведенный в 1880 году архитектором В.Ф. фон Геккером по заказу корнета гвардии кн. А.Д. Чавчавадзе, поражает обилием лепных украшений. Традиционно выделен центр: колоннами, эркером и фигурным фронтоном. Новшеством же является особенно нарядный декор верхних этажей. С появлением лифтов в последней четверти XIX века стала расти привлекательность квартир в верхних этажах, соответственно и цена, что и отразилось на оформлении фасадов. Последний, четвертый, этаж украшен парными кариатидами, над итальянскими окнами третьего этажа — ниши с бюстами. Облик дома чрезвычайно эклектичен, его нельзя отнести ни к одному из предшествующих стилей.

Известен этот дом своей причастностью к движению художников-передвижников — здесь четверть века, до своей смерти в 1898 году, в квартире № 8 жил Н.А. Ярошенко, известный как художник своими картинами «Всюду жизнь», «Кочегар», «Курсистка» и др. Именно в его квартире по субботам собирались единомышленники.

Спустя двенадцать лет по проекту этого же архитектора на параллельной Фурштатской улице построен для генеральской вдовы В.Ф. Духовской также четырехэтажный доходный дом (№ 25) с ярким эклектичным фасадом: здесь и каннелированные коринфские пилястры с парными масками, и эффектная рустовка, и элементы барокко.

А еще через шесть лет поблизости (Фурштатская ул., 15) для A.M. Сомова под руководством того же В.Ф. фон Геккера возводится нарядный эклектичный дом, украшенный коринфскими каннелированными полуколоннами, пилястрами, картушами с монограммой «S», бюстами в круглых нишах между окнами третьего этажа.

КИРПИЧНЫЙ СТИЛЬ

В противовес эклектичной пышности архитектура доходных домов в последней четверти XIX века стала стремиться к рациональным способам отделки фасадов. Что привело к распространению так называемого кирпичного стиля, при котором поверхность кирпичной кладки не штукатурилась. Это сильно удешевляло строительство, а также содержание домов. При влажном петербургском климате штукатурка — слишком недолговечный материал,
требовавший частых ремонтов.

Кирпичный стиль. Доходный дом (2-я линия В.О., д. 9). Современное фото
Кирпичный стиль. Доходный дом (2-я линия В.О., д. 9). Современное фото

Активным сторонником кирпичного стиля был архитектор И.С. Китнер. Так, в 1872 году в журнале «Зодчий» он высказывался о «громадном значении кирпичных построек как в практическом, так и в художественном отношениях. <...> Нет разумной причины не пользоваться преимуществами того материала, из которого возведено строение, и скрывать его под слоем штукатурки. Фасады из кирпича нисколько не уступают остальным в великолепии, если еще не превосходят их. Делая карнизы, наличники и прочие украшения
из терракоты или натурального камня, можно достичь такого богатства форм и цветов, которому вряд ли будет в состоянии противостоять архитектура так называемых штукатурных строений».

Кирпичный стиль. Фрагмент дома (2-я линия В.О., д. 9). Современное фото
Кирпичный стиль. Фрагмент дома (2-я линия В.О., д. 9). Современное фото

Особенно много в кирпичном стиле строилось производственных зданий. Большим энтузиастом этого стиля был архитектор В.А. Шретер, построивший множество доходных домов: для фабриканта А.И. Ниссена в начале 1870-х годов на набережной р. Фонтанки, 183; дом в готическом стиле Н.А. Мейера (на углу ул. Марата и Социалистической) во второй половине
1870-х годов; тогда же дом в мавританском вкусе Г.Ф. Вучиховского на пр. Римского-Корсакова, 33; а спустя пять лет — дом для своего отца в Зоологическом пер.; в 1890-е
годы — дом на пр. Вознесенского и свой собственный доходный дом на набережной р. Мойки, 112.

Многие архитекторы стали возводить здания в этом стиле. Например, в начале 1880-х годов архитектор К.Я. Маевский возводит доходный дом на углу Московского пр. и набережной р. Фонтанки, 16/110, и одновременно архитектор А.И. Аккерман — на канале Грибоедова, 132. В самом конце XIX века архитектор И.И. Иванов строит характерный кирпичный доходный дом на Английском пр., 39.

Получивший распространение первоначально как экономичный и рациональный, кирпичный стиль для доходных домов, в отличие от производственных помещений, постепенно становится все более нарядным. Фасады облицовываются высококачественным полихромным кирпичом, цветной керамической плиткой, живописными изразцами, придавая им нарядный, веселый вид.
А на смену кирпичному стилю уже зарождался новый стиль.

СЕВЕРНЫЙ МОДЕРН. ТВОРЕНИЯ Ф.И. ЛИДВАЛЯ

На стенах — звериные морды,
Русалки с улыбкой усталой, —
Как накипь на стенках реторты,
Где варево века вскипало.
Вглядеться в изогнутость линий,
В растительно-зыбкий орнамент —
Поля стилизованных лилий
Качнутся, заходят волнами.

B.C. Шефнер. «Петербургский модерн»


На рубеже XIX и XX веков в архитектуре сформировался новый стиль — модерн, что по-французски (moderne) означает «новейший» или «современный» (от латинского modo — недавно). В отличие от предшествующих ему стилизаторству и эклектике, модерн полностью отказывался следовать какой-либо архитектурной традиции. Для Петербурга характерен северный модерн, получивший распространение и в Скандинавии. Его отличают суровость и лаконичность архитектурного облика зданий, в облицовке которых широко использовался местный материал — гранит. Поэтичность, романтическую приподнятость зданиям придают изогнутость линий, растительные орнаменты, асимметрия, необычные формы оконных проемов. В скульптурном декоре характерны северные мотивы — изображения сов, зайцев, лисиц, медведей.

Одним из ярких представителей петербургского северного модерна был Ф.И. Лидваль. В течение 20 лет он проектировал и строил в Петербурге доходные дома в стиле модерн.

На рубеже XIX и XX веков, после возведения Троицкого моста, соединившего Петербургскую сторону с центром, Каменноостровский проспект стал важной парадной магистралью. И открывалась эта магистраль крупным комплексом доходных домов, построенным Ф.И. Лидвалем для своей матери (Каменноостровский пр., 1-3; М. Посадская ул., 5). В первой крупной самостоятельной постройке зодчего ярко проявились черты северного модерна, она стала своеобразной энциклопедией по применению технических и декоративных возможностей этого стиля.

Северный модерн. Доходный дом А.Ф. Циммермана (Каменноостровский, 61). Арх. Ф.И. Лидваль. Современное фото
Северный модерн. Доходный дом А.Ф. Циммермана (Каменноостровский, 61). Арх. Ф.И. Лидваль. Современное фото

В планировочном отношении архитектор показал преимущества открытых нарядных дворов, курдонеров, перед обычными закрытыми, а также пластичную красоту плавных перетекающих форм: декоративных элементов, оживляющих плоскость стен (многочисленных и разнообразных эркеров, балконов, террас), и крупных объемов корпусов в целом. Ф.И. Лидваль показал свойственное модерну сочетание разнообразных материалов: тесаного и грубоколотого камня, бархатистого многоцветия цементной штукатурки — гладкой, бороздчатой, зернистой; глянцево-блестящей керамической плитки. Особое внимание автор проекта уделил созданию комфортабельных, благоустроенных квартир. Здесь были и роскошные пятнадцатикомнатные «барские» квартиры, и квартиры для средних слоев в четыре—шесть комнат.

Северный модерн. Доходный дом при шведской церкви (Малая Конюшенная, 3). Арх. Ф.И. Лидваль. Современное фото
Северный модерн. Доходный дом при шведской церкви (Малая Конюшенная, 3). Арх. Ф.И. Лидваль. Современное фото

Вблизи дома матери, на М. Посадской ул., 15, 17, 19, Ф.И. Лидваль возвел три доходных дома в более лаконичной строгой манере.

Завершался Каменноостровский проспект нарядным, красочным, оптимистичным домом № 61, спроектированным для А.Ф. Циммермана. Ф.И. Лидваль завершил высокую с переломом кровлю этого здания декоративной башенкой (она сейчас не существует). Главные украшения дома — 18 разнообразных типов окон, использованных архитектором: прямоугольные, квадратные, овальные, с криволинейным завершением, они смотрят на просторы М. Невки.

Северный модерн. Доходный дом Н.А. Мельцера (Большая Конюшенная, 19). Арх. Ф.И. Лидваль. Фото начала ХХ в.
Северный модерн. Доходный дом Н.А. Мельцера (Большая Конюшенная, 19). Арх. Ф.И. Лидваль. Фото начала ХХ в.

Программным произведением модерна можно считать жилой дом (М. Конюшенная ул., 3) при шведской церкви Св. Екатерины, возведенной по проекту Ф.И. Лидваля. Центр фасада, выделенный светло-желтой глазурованной плиткой, подчеркнут плавно изогнутыми линиями лоджии, как бы перетекающей в два сложные эркера, завершающихся небольшими куполками. Характерно сочетание отделочных материалов различных фактур: гранит нижних этажей, зернистая штукатурка стен, гладкая плитка центра.

Комплекс доходных домов гр. М.П. Толстого (наб. р. Фонтанки, 52—54). Арх. Ф.И. Лидваль. Современное фото
Комплекс доходных домов гр. М.П. Толстого (наб. р. Фонтанки, 52—54). Арх. Ф.И. Лидваль. Современное фото

Также ярко представлен модерн в доходном доме Н.А. Мельцера, построенный Ф. Лидвалем на углу Б. Конюшенной ул., 19, и Волынского пер. Сейчас даже трудно себе представить насколько монументально выглядело это здание с мощным полукруглым эркером с двухъярусным шлемовидным куполом (часть завершения сейчас утрачена) в ту пору, поскольку не существовало тогда двух крупных соседних домов и гигантского Дома гвардейского экономического общества.

Для известного шведского промышленника Э.Л. Нобеля по проекту Ф.И. Лидваля возводится огромный доходный дом на Нюстадтской ул. (ныне — Лесной пр., 20). Асимметричный простой фасад пятиэтажного здания украшен в левой его части парадным входом с фигурками путти по бокам и башенкой с куполом над ним и в правой части — проездом, оформленным в виде ренессансной аркады, поддерживаемой пятью парами изящных гранитных колонн. В облицовке здания используются крупные гранитные русты на первом этаже и фактурная штукатурка
стен с декоративными элементами из красного отделочного кирпича.

Лучшим доходным домом, построенным Ф.И. Лидвалем, по праву считается сквозной жилой комплекс графа М.П. Толстого (наб. р. Фонтанки, 52-54; Троицкая ул., ныне — Рубинштейна, 15-17). Строгие фасады украшены тройными арками ренессансного типа, ведущими в анфиладу из трех парадных дворов. Сочетание различных материалов — красный кирпич нижних этажей, штукатурка стен, пилоны из тесаной путиловской плиты — придают зданию импозантный вид. Зодчему удалось избежать резкого различия в отделке лицевых и дворовых фасадов. Другая творческая находка Ф.И. Лидваля в этом проекте — создание первых в Петербурге комфортабельных однокомнатных квартир-студий в корпусе коридорного типа. В каждой комнате перегородки выделяли альков с умывальником и маленькую переднюю. Кухни и туалеты были
общими для блока из 12 квартир.

В.В. ШАУБ — «ПОЭТ ШТУКАТУРКИ»

Василий Васильевич Шауб строил по несколько зданий в год, всего им построено более 80 особняков, доходных домов, промышленных корпусов. Несмотря на необычайную продуктивность, В.В. Шауб проектировал не только само здание, но и его интерьеры: всю внутреннюю
отделку и даже встроенную мебель, что было характерно для стиля модерн. Кроме того, он с присущей немцам скрупулезностью осуществлял авторский надзор за строительством.

Другие архитекторы, проектировавшие в стиле модерн в начале XX века, увлекались применением натуральных камней и новых отделочных материалов, считая, что штукатурка отжила свой век. Но В.В. Шауба современники недаром называли «поэтом штукатурки». Благодаря использованию штукатурок разных цветов и фактуры его здания изысканны и элегантны, несмотря на использование недорогих материалов. В этом, наверное, заключалась одна из причин популярности В.В. Шауба и обилия поступающих к нему заказов.

Особенно много его построек на традиционно привлекательном для немецких архитекторов Васильевском острове: доходный дом (Средний пр., 16), комплекс огромных семиэтажных доходных домов (18-я линия, 21 и 23) и шестиэтажный дом (20-я линия, 7). Архитектор создает градообразующие угловые дома — на углу 16-й линии и Большого пр., 13/46; на углу Среднего пр. и 5-й линии д., 23/44; ул. Кропоткина, 19/8; на Малом пр. Петроградской стороны 85/11; ул. Яблочкова, 22/3; на Кронверкском пр., 79/2 (дом для крупного стекольного промышленника И.Е. Ритринга).

Но, пожалуй, самым известным из всех «шаубовских» зданий стал так называемый «утюг» — мрачного вида дом, как ледокол, своим острым углом рассекающий городской пейзаж в низовьях р. Фонтанки у Калинкина моста (наб. р. Фонтанки, 199/128). Многие художники рисовали этот уголок Петербурга с таким необычным домом. Очевидно, что он был дорог и самому автору — рядом он возводит еще более величественный дом, в нем архитектор поселился и жил до конца жизни.

Особенность творчества В.В. Шауба — создание ансамблей. Например, ансамбль величественных, увенчанных башнями и шпилями зданий на пересечении Каменноостровского проспекта и улицы Мира, создавший восьмигранную Австрийскую площадь (Каменноостровский пр., 13, 16, 20).

Комплекс доходных домов в стиле модерн на Австрийской площади (дома №13, 20).Арх. В.В. Шауб. Современное фото
Комплекс доходных домов в стиле модерн на Австрийской площади (дома №13, 20).Арх. В.В. Шауб. Современное фото

Для начала XX века с характерным для этого времени жестким соперничеством сторонников тех или иных стилевых направлений в архитектуре редки случаи, когда заслуги архитекторов признавались при их жизни. Но именно В.В. Шауба современники ценили очень высоко. Известный историк так написал о нем в 1902 году: «Господин Шауб принадлежит к той блестящей плеяде художников, которые, держа высоко знамя искусства, не умоляя его значения, сумели совместить в себе исключительный талант при обширном практическом понимании строительного дела. Его особняки и даже доходные дома останавливают на себе внимание всех понимающих и любящих искусство. В своих работах он всегда избегает всякого подражания и стремится найти совершенно новые формы, долженствующие вытекать из самой
сущности создаваемых им предметов». Эти же слова можно в полной мере отнести и ко всему стилю модерн.

Вкратце мы упомянули об архитектурном облике доходных домов Петербурга, чьи фасады оформлялись в зависимости от быстро меняющейся моды. Подробно останавливаться на анализе архитектурных стилей нет необходимости, поскольку этим занимаются специалисты-архитекторы,
и ими изданы многочисленные фундаментальные труды.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 22591